Когда экономика сша рухнет


Ящик пандоры – Как и когда рухнет экономика США?

Андрей Паршев: следующий американский президент ощутит серьезные проблемы в сфере финансов

Сегодня на состояние российской экономики влияют два концептуальных фактора. Первый, внутренний, связан с неверным экономическим курсом нашей страны. Второй, внешний фактор, принято связывать с падением цен на нефть.

Немного утешает то, что мы не одни в проблемах. Мир реально жаждет перемен. При этом финансисты хотят сохранить статус-кво, спекулятивный «пузырь». И эти же финансисты ставят на Хиллари Клинтон как на нового президента в США. Остался месяц до выборов, и если паника будет нарастать, то Россия не отсидится в стороне. Предвыборная карта Клинтон — во всем виновата Россия. Априори. При этом диаграмма долгов Америки растет в геометрической прогрессии.

В тоже время главы Сбербанка и ВТБ, Греф и Костин, хвастаются рекордными прибылями. Причем в карманах обычных граждан, да и в бюджете России от этих миллиардов ничего не прибавляется. Более того, значительная часть прибылей этих банков «уходит» из страны внешним игрокам. Вообще-то банки в других странах за это серьезно наказывают. В России все наоборот — никто не препятствует выведению капитала за рубеж. При этом дыры в бюджете страны в сотни миллиардов рублей ни Грефа, ни Костина не смущают. Похоже на пир во время чумы.

О ситуации в России и Америке поговорили с известным публицистом, автором книги «Почему Россия не Америка» Андреем Паршевым.

«СП»: — Почему Вы считаете, что экономика США рухнет? В недавнем прошлом Вы говорили об этом.

— Заявлений о крахе экономики США я не делал. Но в 2002 году участвовал в коллективной работе, в которой принимали участие в качестве главных авторов такие известные экономисты, как Михаил Хазин, Михаил Делягин. Речь шла о том, что мировая система, построенная на долларе, испытывает трудности, и мы отвечали на вопрос, когда она завершит своё существование. Я вместе с Делягиным придерживался мнения, что запасы прочности у этой системы велики, и быстро она не разрушится. У США кроме сильнейших позиций в валютно-финансовой сфере есть много оборонительных редутов в виде мощной экономики, вооружённых сил, проводимых ими политических мероприятий по всему миру. С другой стороны в США растёт государственный долг, причем он не перед внешним миром, а внутренний. То есть государство не способно собирать достаточно налогов, чтобы оплатить своё существование. Как долго это продлится и в какой форме завершится — непонятно, но без потрясений не обойдётся. Поэтому можно считать, что в правлении следующего президента США будут происходить серьезные события в сфере экономики и финансов, которые отразятся на всём мире.

«СП»: — Что произойдёт, и когда?

— Я считаю, что произойдёт дефолт по платёжным обязательствам американского государства. В первую очередь — по государственным облигациям. В какой форме и когда — непонятно. В отличие от всех прочих стран, долг Соединённых Штатов номинирован в их собственной валюте. При возникновении острой необходимости американцы просто девальвируют свою валюту. И это их право как суверенного государства. В этом случае они могут очень легко расплатиться со всеми долгами и, естественно, получат много-много других проблем.

Это принципиально отличает США от других стран-должников, долги которых в иностранной валюте. С чужой валютой ничего не можешь сделать, потому что должен отдавать в той валюте, которую взял.

«СП»: — Страны-заложники?

— Да, это их проблемы, где они будут добывать деньги, чтобы расплатиться.

«СП»: — А если кредит в долларах и происходит девальвация, то это отлично?

— В общем, да. Но если брать баланс, то Россия не такой великий долларовый должник, как Соединённые Штаты. Соответственно, наши накопления в долларах тоже упадут — так что неизвестно, в плюсе мы окажемся или минусе.

Проблема в том, что экономические процессы — инерционные. И, кроме того, они зависят от субъективных факторов, от поведения участников рынка. Поэтому ошибиться со сроками прогнозов очень легко, краха империи доллара не произошло, но… сами посудите: в вышеупомянутой публикации («Крах империи доллара» за 2002 год — ред.)Хазин объяснял, почему золото недооценено, и агитировал переводить наши резервы из долларов в золото. Тогда золото стоило 200 долларов за унцию, сейчас приближается к 1500 долларов за унцию. А ведь это не только золото подорожало, это обесценился доллар, просто в сравнении с другими валютами это не очень заметно. И если бы Россия тогда свои резервы перевела в золото, то сейчас у нас была бы другая ситуация.

«СП»: — А почему доллар ожидает обвал?

— Американская экономика в значительной степени испытывает те же сложности, что и некоторые другие развитые страны. В процессе глобализации производство переместилось в другие регионы.

«СП»: — Штаты сейчас возвращают их на родину.

— Возвращаются они с большим скрипом. До сих пор существует явное или скрытое отрицательное сальдо торгового баланса между США и, например, Китаем.

Соединённые Штаты приобретают товары и платят долларами, насыщая ими весь мир и свою собственную страну. Если мы возьмём все платёжные средства во всем мире, то их недостаточно, чтобы заплатить весь государственный долг Соединённых Штатов. Ситуация непонятна.

«СП»: — Может, и платить по долгам не надо? Экономика выдержит? Одна Россия у нас платит всё время. Другие страны не платят. Госдолг и у Китая огромный.

— У Китая большие собственные валютно-финансовые ресурсы. Я подозреваю, что Китай может при необходимости обнулить все свои долги за год или два, то есть разменять свои резервы на долги. Во всяком случае, ситуация в экономике Китая гораздо лучше, чем у кого бы то ни было.

Правда, есть проблема — в случае разрушения мировой валютной системы, основанной на долларе, пострадают все. Пострадают Соединённые Штаты, пострадают страны, имеющие валютные резервы, номинированные в долларах.

Кстати, начиная с определённого момента, США закрыли информацию об объёме безналичных долларов, которые выпускаются. Эти сведения засекречены. Дело в том, что в бумажном виде — незначительная часть валюты.

«СП»: — Насколько огромен госдолг США?

— Цифра несусветная. И за последний год эта цифра выросла очень сильно. Наши либерально настроенные деятели обычно стараются обходить тему состояния американской экономики. Но тот же Кудрин высказался о беспрецедентной ситуации, связанной с ростом госдолга США за последний год.

«СП»: — У него, наверное, накопления в долларах? Переживает он.

— Я думаю, это не самое разумное вложение. Самое лучшее — это инвестиции в предприятия, которые всегда будут работать, типа сырьевых, и тому подобные вещи.

«СП»: — А промышленные не всегда будут работать?

— Предприятия, работающие на первоочередные нужды людей — достаточно устойчивые. Но другой вопрос, что и агропроизводственные холдинги иногда разоряются, если уступают конкурентам. Тем более при несовершенстве экономической политики в России. Во всяком случае, большие накопления держать в «бумажках», как полковникЗахарченко, не самый правильный способ сохранения больших денег. Видимо, это и не было задачей владельцев.

«СП»: — Видите ли вы опасность гражданской войны в России? К сожалению, вместо новой индустриализации власть не смогла уйти от сырьевой экономики. Нефтяные триллионы проедены, а часть за рубежом. Выпавшие доходы составляют порядка 300 млрд долларов. Чувствуется ли предреволюционная ситуация?

— Я не вижу условий для гражданской войны и для революции. Вполне возможны переделы собственности — национализация или приватизация, не более того.

Обеднение общества вполне понятно объясняется — Россия живёт на нефтегазовые доходы. Нефть подешевела, и, вне зависимости от отсутствия или наличия санкций, богаче жить не будешь. Проведя революцию, какую выгоду получит Россия? От революции нефть не подорожает. В этом проблема.

«СП»: — Эксперты говорят о смене экономического блока правительства и экономической политики в сторону реального производства, в сторону промышленного сегмента. Сегодня представители экономического блока менять ничего не собираются. Потому что — денег нет.

— Вы затронули трудный вопрос. Любое изменение политики в сторону собственного производства не приведёт к автоматическому немедленному обогащению нашей экономики. Как раз наоборот. Инвестиции в производство на первом этапе — это деньги, не дающие прибыль. И только через несколько лет от этих вложений может пойти отдача, а может и не пойти, если у продукции производства не найдётся потребителя.

«СП»: — Волков бояться — в лес не ходить. В тоже время разумное государство регулирует спрос и помогает в экспорте продукции. Как поступать грамотно?

— 20 лет назад я писал на эту тему. Как быстро пролетели 20 лет! Я приводил в пример африканское государство Гану, которое живёт за счёт экспорта какао-бобов. И когда мировая цена на какао-бобы упала в три раза, то ганская экономика также рухнула.

Поэтому странам, живущим за счет экспорта ресурсов, нужна диверсификация, в первую очередь, переработка собственного сырья. Кроме этого — некоторые инвестиции в собственное производство, хотя бы в продукты питания.

В истории России неоднократно были периоды, когда мы продавали какое-то сырье и на вырученные деньги покупали все необходимое. Таковой была политика приАлександре II, когда была поставлена серьёзнейшая задача строительства железнодорожных сетей. Идея была такая — Россия продаёт зерно и на выручку покупает паровозы и рельсы. Когда рухнули зерновые цены, страна оказалась в тяжёлой ситуации. Поэтому при Александре III была поставлена задача собственной индустриализации. Эту индустриализацию проводили лучшие умы того времени.

В те годы министром финансов, а тогда он являлся, по сути, премьер-министром, былИван Алексеевич Вышнеградский, довольно известный математик, промышленник и финансист. Среди главных экономических сотрудников был Дмитрий Иванович Менделеев. Эти люди способствовали принятию определённого экономического курса, который позволил отечественному капиталу, не боясь иностранной конкуренции, развивать собственное производство и добиться неплохих результатов, плоды которых собирали и при царствовании Николая II.

Николай II продолжал политику Александра III, но в чём-то отступил. Главная проблема всей этой политики в нашей стране — борьба между двумя направлениями. Одно из них — протекционистское, связано с защитой внутреннего рынка от иностранной конкуренции с целью его промышленного развития. Такие шаги предпринимались приАлексее Михайловиче, при Петре I, при Екатерине II, при Александре III.

«СП»: — И в советское время?

— В советское время это немного выбивается, потому что там политика была принудительно-протекционистская. И нельзя сказать, что в это время существовала рыночная экономика в полной мере.

«СП»: — А второе направление?

— Современная экономическая политика — это второе направление. Это так называемая либеральная политика. Название красивое, а на самом деле — это подчинение самым сильным в экономическом отношении державам. Когда-то такой страной была Англия, сейчас — Англия и США, которые устанавливают в России те экономические порядки, которые им выгодны.

Все страны становятся зависимыми и, самое главное, они не развивают собственную экономику, становятся сырьевыми придатками.

«СП»: — Как нам выйти из этой зависимости? При АлександреIII мы защитили свой рынок путем повышения ввозных пошлин?

— Совершенно верно. Причём ввозные пошлины были сделаны определённым образом. Существовал таможенный тариф, который имел сложные градации по видам товаров. И его разработка — это как раз то, чем должны заниматься экономисты. Один из разработчиков таможенного тарифа — Менделеев. Вышнеградский привлёк его первоначально для разработки тарифов для товаров химического производства, а потом на всё остальное.

«СП»: — Менделеев был уникальным человеком!

— Да, он был энциклопедист. Кстати, сам Менделеев считал основной своей работой именно «Толковый тариф». В полном собрании сочинений Менделеева 25 томов, из них четыре — труды по экономике.

«СП»: — Может «подбросить» нашему премьер-министру эти книги?

— Думаете, он читает что-то более трёх страниц?

«СП»: — Может ему подбросить на айпаде в электронном виде?

— Не получится. Не все труды Менделеева, которые хранятся в архивах, опубликованы даже в печатном виде. Кстати сказать, в архивах того же Ленинградского университета, который закончил и наш премьер, и наш президент.

Важная сторона вопроса — принципиальное решение о переходе к протекционистской системе. Вместо этого Россию направили в противоположное русло. Мы вступили во Всемирную торговую организацию. Данная организация поддерживает либеральные экономические порядки во всём мире. Кстати, Россия стала членом ВТО одной из последних. Тогда я высказал глумливую версию, что со вступлением России обстоятельства изменятся, и мир перейдет в этап протекционизма. Сегодня Соединённые Штаты понимают, что проиграли конкурентную борьбу в области производства некоторым странам, Китаю в первую очередь. Поэтому они создают собственные экономические объединения, которые будут защищать их рынок от дешёвых товаров иностранного производства. Речь идет о Трансатлантическом и Транстихоокеанском альянсах. Причём оба они не включают Китай. Принципиально.

«СП»: — И Россию тоже.

— Здесь могут быть другие причины, связанные с экономическим блокированием, чтобы мы не были сильно богатыми. А с Китаем ситуация связана с его победой в области производства. Причём, это может коснуться не только Китая, но и более мелких игроков. Например, Кореи, Индонезии, Филиппин, Малайзии, которые тоже что-то могут делать. Причём довольно часто непонятно, кто главный бенефициар в этих странах. Может быть уже и китайцы.

«СП»: — Где взять средства на новую индустриализацию в России?

— Это самый главный момент. Если мы посмотрим информацию о движении капитала через наши границы, то увидим, что ежегодно из нашей страны вытекают десятки миллиардов. И это только легальные цифры. Причём мы не уверены, что эта цифра окончательно точная. Это в основном деньги от продажи сырья.

Единственный источник средств для новой индустриализации — это те средства, которые вывозят за рубеж. Их необходимо мобилизовать. Правительство должно создать для капиталистов, для тех, кто получает прибыли от сырьевого производства, среду, выгодную для размещения этих денег в России. В противном случае российский капитализм второй раз в истории потерпит жесточайший крах и станет историческим анекдотом. Это очень серьёзная задача. Удастся ли это сделать нынешнему составу правительства?

«СП»: — В новом бюджете социальные пособия не будут проиндексированы. Пенсионерам единоразово добавят пять тысяч рублей под Новый год. Ситуация при росте цен более чем критическая. В России 40 миллионов пенсионеров. По официальной статистике 20 млн человек живут ниже прожиточного минимума. Доколе?

— Какой бы ни была пенсионная система, надо понимать — если государство не зарабатывает, то и платить пенсии, естественно, не может. Это результат двадцатилетней деятельности в результате приватизации сырьевого комплекса. Знает ли наше руководство об этих делах? Да, знает. В 2014 году Андрей Белоусов, советник президента, говорил об исчерпании фондов применительно к 2016 году. Наши либеральные экономисты тогда возмутились. Но Белоусов, на мой взгляд, адекватно представляет себе, как работает наша экономика. Поскольку он советник президента, то и президент все представляет. Во всяком случае — догадывается. Но дело в том, что нельзя резко изменить то, что свершалось годами. Будем надеяться, что кое-что все же делается.

Источник: xn--80ajoghfjyj0a.xn--p1ai

pandoraopen.ru

Как и когда рухнет экономика США? — Рамблер/новости

Сегодня на состояние российской экономики влияют два концептуальных фактора. Первый, внутренний, связан с неверным экономическим курсом нашей страны. Второй, внешний фактор, принято связывать с падением цен на нефть.

Немного утешает то, что мы не одни в проблемах. Мир реально жаждет перемен. При этом финансисты хотят сохранить статус-кво, спекулятивный «пузырь». И эти же финансисты ставят на Хиллари Клинтон как на нового президента в США. Остался месяц до выборов, и если паника будет нарастать, то Россия не отсидится в стороне. Предвыборная карта Клинтон — во всем виновата Россия. Априори. При этом диаграмма долгов Америки растет в геометрической прогрессии.

В тоже время главы Сбербанка и ВТБ, Греф и Костин, хвастаются рекордными прибылями. Причем в карманах обычных граждан, да и в бюджете России от этих миллиардов ничего не прибавляется. Более того, значительная часть прибылей этих банков «уходит» из страны внешним игрокам. Вообще-то банки в других странах за это серьезно наказывают. В России все наоборот — никто не препятствует выведению капитала за рубеж. При этом дыры в бюджете страны в сотни миллиардов рублей ни Грефа, ни Костина не смущают. Похоже на пир во время чумы.

О ситуации в России и Америке поговорили с известным публицистом, автором книги «Почему Россия не Америка» Андреем Паршевым.

«СП»: — Почему Вы считаете, что экономика США рухнет? В недавнем прошлом Вы говорили об этом.

— Заявлений о крахе экономики США я не делал. Но в 2002 году участвовал в коллективной работе, в которой принимали участие в качестве главных авторов такие известные экономисты, как Михаил Хазин, Михаил Делягин. Речь шла о том, что мировая система, построенная на долларе, испытывает трудности, и мы отвечали на вопрос, когда она завершит своё существование. Я вместе с Делягиным придерживался мнения, что запасы прочности у этой системы велики, и быстро она не разрушится. У США кроме сильнейших позиций в валютно-финансовой сфере есть много оборонительных редутов в виде мощной экономики, вооружённых сил, проводимых ими политических мероприятий по всему миру. С другой стороны в США растёт государственный долг, причем он не перед внешним миром, а внутренний. То есть государство не способно собирать достаточно налогов, чтобы оплатить своё существование. Как долго это продлится и в какой форме завершится — непонятно, но без потрясений не обойдётся. Поэтому можно считать, что в правлении следующего президента США будут происходить серьезные события в сфере экономики и финансов, которые отразятся на всём мире.

— Я считаю, что произойдёт дефолт по платёжным обязательствам американского государства. В первую очередь — по государственным облигациям. В какой форме и когда — непонятно. В отличие от всех прочих стран, долг Соединённых Штатов номинирован в их собственной валюте. При возникновении острой необходимости американцы просто девальвируют свою валюту. И это их право как суверенного государства. В этом случае они могут очень легко расплатиться со всеми долгами и, естественно, получат много-много других проблем.

Это принципиально отличает США от других стран-должников, долги которых в иностранной валюте. С чужой валютой ничего не можешь сделать, потому что должен отдавать в той валюте, которую взял.

— Да, это их проблемы, где они будут добывать деньги, чтобы расплатиться.

«СП»: — А если кредит в долларах и происходит девальвация, то это отлично?

— В общем, да. Но если брать баланс, то Россия не такой великий долларовый должник, как Соединённые Штаты. Соответственно, наши накопления в долларах тоже упадут — так что неизвестно, в плюсе мы окажемся или минусе.

Проблема в том, что экономические процессы — инерционные. И, кроме того, они зависят от субъективных факторов, от поведения участников рынка. Поэтому ошибиться со сроками прогнозов очень легко, краха империи доллара не произошло, но… сами посудите: в вышеупомянутой публикации («Крах империи доллара» за 2002 год — ред.) Хазин объяснял, почему золото недооценено, и агитировал переводить наши резервы из долларов в золото. Тогда золото стоило 200 долларов за унцию, сейчас приближается к 1500 долларов за унцию. А ведь это не только золото подорожало, это обесценился доллар, просто в сравнении с другими валютами это не очень заметно. И если бы Россия тогда свои резервы перевела в золото, то сейчас у нас была бы другая ситуация.

— Американская экономика в значительной степени испытывает те же сложности, что и некоторые другие развитые страны. В процессе глобализации производство переместилось в другие регионы.

— Возвращаются они с большим скрипом. До сих пор существует явное или скрытое отрицательное сальдо торгового баланса между США и, например, Китаем.

Соединённые Штаты приобретают товары и платят долларами, насыщая ими весь мир и свою собственную страну. Если мы возьмём все платёжные средства во всем мире, то их недостаточно, чтобы заплатить весь государственный долг Соединённых Штатов. Ситуация непонятна.

«СП»: — Может, и платить по долгам не надо? Экономика выдержит? Одна Россия у нас платит всё время. Другие страны не платят. Госдолг и у Китая огромный.

— У Китая большие собственные валютно-финансовые ресурсы. Я подозреваю, что Китай может при необходимости обнулить все свои долги за год или два, то есть разменять свои резервы на долги. Во всяком случае, ситуация в экономике Китая гораздо лучше, чем у кого бы то ни было.

Правда, есть проблема — в случае разрушения мировой валютной системы, основанной на долларе, пострадают все. Пострадают Соединённые Штаты, пострадают страны, имеющие валютные резервы, номинированные в долларах.

Кстати, начиная с определённого момента, США закрыли информацию об объёме безналичных долларов, которые выпускаются. Эти сведения засекречены. Дело в том, что в бумажном виде — незначительная часть валюты.

— Цифра несусветная. И за последний год эта цифра выросла очень сильно. Наши либерально настроенные деятели обычно стараются обходить тему состояния американской экономики. Но тот же Кудрин высказался о беспрецедентной ситуации, связанной с ростом госдолга США за последний год.

«СП»: — У него, наверное, накопления в долларах? Переживает он.

— Я думаю, это не самое разумное вложение. Самое лучшее — это инвестиции в предприятия, которые всегда будут работать, типа сырьевых, и тому подобные вещи.

— Предприятия, работающие на первоочередные нужды людей — достаточно устойчивые. Но другой вопрос, что и агропроизводственные холдинги иногда разоряются, если уступают конкурентам. Тем более при несовершенстве экономической политики в России. Во всяком случае, большие накопления держать в «бумажках», как полковник Захарченко, не самый правильный способ сохранения больших денег. Видимо, это и не было задачей владельцев.

«СП»: — Видите ли вы опасность гражданской войны в России? К сожалению, вместо новой индустриализации власть не смогла уйти от сырьевой экономики. Нефтяные триллионы проедены, а часть за рубежом. Выпавшие доходы составляют порядка 300 млрд долларов. Чувствуется ли предреволюционная ситуация?

— Я не вижу условий для гражданской войны и для революции. Вполне возможны переделы собственности — национализация или приватизация, не более того.

Обеднение общества вполне понятно объясняется — Россия живёт на нефтегазовые доходы. Нефть подешевела, и, вне зависимости от отсутствия или наличия санкций, богаче жить не будешь. Проведя революцию, какую выгоду получит Россия? От революции нефть не подорожает. В этом проблема.

«СП»: — Эксперты говорят о смене экономического блока правительства и экономической политики в сторону реального производства, в сторону промышленного сегмента. Сегодня представители экономического блока менять ничего не собираются. Потому что — денег нет.

— Вы затронули трудный вопрос. Любое изменение политики в сторону собственного производства не приведёт к автоматическому немедленному обогащению нашей экономики. Как раз наоборот. Инвестиции в производство на первом этапе — это деньги, не дающие прибыль. И только через несколько лет от этих вложений может пойти отдача, а может и не пойти, если у продукции производства не найдётся потребителя.

«СП»: — Волков бояться — в лес не ходить. В тоже время разумное государство регулирует спрос и помогает в экспорте продукции. Как поступать грамотно?

— 20 лет назад я писал на эту тему. Как быстро пролетели 20 лет! Я приводил в пример африканское государство Гану, которое живёт за счёт экспорта какао-бобов. И когда мировая цена на какао-бобы упала в три раза, то ганская экономика также рухнула.

Поэтому странам, живущим за счет экспорта ресурсов, нужна диверсификация, в первую очередь, переработка собственного сырья. Кроме этого — некоторые инвестиции в собственное производство, хотя бы в продукты питания.

В истории России неоднократно были периоды, когда мы продавали какое-то сырье и на вырученные деньги покупали все необходимое. Таковой была политика при Александре II, когда была поставлена серьёзнейшая задача строительства железнодорожных сетей. Идея была такая — Россия продаёт зерно и на выручку покупает паровозы и рельсы. Когда рухнули зерновые цены, страна оказалась в тяжёлой ситуации. Поэтому при Александре III была поставлена задача собственной индустриализации. Эту индустриализацию проводили лучшие умы того времени.

В те годы министром финансов, а тогда он являлся, по сути, премьер-министром, был Иван Алексеевич Вышнеградский, довольно известный математик, промышленник и финансист. Среди главных экономических сотрудников был Дмитрий Иванович Менделеев. Эти люди способствовали принятию определённого экономического курса, который позволил отечественному капиталу, не боясь иностранной конкуренции, развивать собственное производство и добиться неплохих результатов, плоды которых собирали и при царствовании Николая II.

Николай II продолжал политику Александра III, но в чём-то отступил. Главная проблема всей этой политики в нашей стране — борьба между двумя направлениями. Одно из них — протекционистское, связано с защитой внутреннего рынка от иностранной конкуренции с целью его промышленного развития. Такие шаги предпринимались при Алексее Михайловиче, при Петре I, при Екатерине II, при Александре III.

— В советское время это немного выбивается, потому что там политика была принудительно-протекционистская. И нельзя сказать, что в это время существовала рыночная экономика в полной мере.

— Современная экономическая политика — это второе направление. Это так называемая либеральная политика. Название красивое, а на самом деле — это подчинение самым сильным в экономическом отношении державам. Когда-то такой страной была Англия, сейчас — Англия и США, которые устанавливают в России те экономические порядки, которые им выгодны.

Все страны становятся зависимыми и, самое главное, они не развивают собственную экономику, становятся сырьевыми придатками.

«СП»: — Как нам выйти из этой зависимости? При Александре III мы защитили свой рынок путем повышения ввозных пошлин?

— Совершенно верно. Причём ввозные пошлины были сделаны определённым образом. Существовал таможенный тариф, который имел сложные градации по видам товаров. И его разработка — это как раз то, чем должны заниматься экономисты. Один из разработчиков таможенного тарифа — Менделеев. Вышнеградский привлёк его первоначально для разработки тарифов для товаров химического производства, а потом на всё остальное.

— Да, он был энциклопедист. Кстати, сам Менделеев считал основной своей работой именно «Толковый тариф». В полном собрании сочинений Менделеева 25 томов, из них четыре — труды по экономике.

«СП»: — Может «подбросить» нашему премьер-министру эти книги?

«СП»: — Может ему подбросить на айпаде в электронном виде?

— Не получится. Не все труды Менделеева, которые хранятся в архивах, опубликованы даже в печатном виде. Кстати сказать, в архивах того же Ленинградского университета, который закончил и наш премьер, и наш президент.

Важная сторона вопроса — принципиальное решение о переходе к протекционистской системе. Вместо этого Россию направили в противоположное русло. Мы вступили во Всемирную торговую организацию. Данная организация поддерживает либеральные экономические порядки во всём мире. Кстати, Россия стала членом ВТО одной из последних. Тогда я высказал глумливую версию, что со вступлением России обстоятельства изменятся, и мир перейдет в этап протекционизма. Сегодня Соединённые Штаты понимают, что проиграли конкурентную борьбу в области производства некоторым странам, Китаю в первую очередь. Поэтому они создают собственные экономические объединения, которые будут защищать их рынок от дешёвых товаров иностранного производства. Речь идет о Трансатлантическом и Транстихоокеанском альянсах. Причём оба они не включают Китай. Принципиально.

— Здесь могут быть другие причины, связанные с экономическим блокированием, чтобы мы не были сильно богатыми. А с Китаем ситуация связана с его победой в области производства. Причём, это может коснуться не только Китая, но и более мелких игроков. Например, Кореи, Индонезии, Филиппин, Малайзии, которые тоже что-то могут делать. Причём довольно часто непонятно, кто главный бенефициар в этих странах. Может быть уже и китайцы.

«СП»: — Где взять средства на новую индустриализацию в России?

— Это самый главный момент. Если мы посмотрим информацию о движении капитала через наши границы, то увидим, что ежегодно из нашей страны вытекают десятки миллиардов. И это только легальные цифры. Причём мы не уверены, что эта цифра окончательно точная. Это в основном деньги от продажи сырья.

Единственный источник средств для новой индустриализации — это те средства, которые вывозят за рубеж. Их необходимо мобилизовать. Правительство должно создать для капиталистов, для тех, кто получает прибыли от сырьевого производства, среду, выгодную для размещения этих денег в России. В противном случае российский капитализм второй раз в истории потерпит жесточайший крах и станет историческим анекдотом. Это очень серьёзная задача. Удастся ли это сделать нынешнему составу правительства?

«СП»: — В новом бюджете социальные пособия не будут проиндексированы. Пенсионерам единоразово добавят пять тысяч рублей под Новый год. Ситуация при росте цен более чем критическая. В России 40 миллионов пенсионеров. По официальной статистике 20 млн человек живут ниже прожиточного минимума. Доколе?

— Какой бы ни была пенсионная система, надо понимать — если государство не зарабатывает, то и платить пенсии, естественно, не может. Это результат двадцатилетней деятельности в результате приватизации сырьевого комплекса. Знает ли наше руководство об этих делах? Да, знает. В 2014 году Андрей Белоусов, советник президента, говорил об исчерпании фондов применительно к 2016 году. Наши либеральные экономисты тогда возмутились. Но Белоусов, на мой взгляд, адекватно представляет себе, как работает наша экономика. Поскольку он советник президента, то и президент все представляет. Во всяком случае — догадывается. Но дело в том, что нельзя резко изменить то, что свершалось годами. Будем надеяться, что кое-что все же делается.

news.rambler.ru

Как и когда рухнет экономика США?

Сегодня на состояние российской экономики влияют два концептуальных фактора. Первый, внутренний, связан с неверным экономическим курсом нашей страны. Второй, внешний фактор, принято связывать с падением цен на нефть.

Немного утешает то, что мы не одни в проблемах. Мир реально жаждет перемен. При этом финансисты хотят сохранить статус-кво, спекулятивный «пузырь». И эти же финансисты ставят на Хиллари Клинтон как на нового президента в США. Остался месяц до выборов, и если паника будет нарастать, то Россия не отсидится в стороне. Предвыборная карта Клинтон — во всем виновата Россия. Априори. При этом диаграмма долгов Америки растет в геометрической прогрессии.

В тоже время главы Сбербанка и ВТБ, Греф и Костин, хвастаются рекордными прибылями. Причем в карманах обычных граждан, да и в бюджете России от этих миллиардов ничего не прибавляется. Более того, значительная часть прибылей этих банков «уходит» из страны внешним игрокам. Вообще-то банки в других странах за это серьезно наказывают. В России все наоборот — никто не препятствует выведению капитала за рубеж. При этом дыры в бюджете страны в сотни миллиардов рублей ни Грефа, ни Костина не смущают. Похоже на пир во время чумы.

О ситуации в России и Америке поговорили с известным публицистом, автором книги «Почему Россия не Америка» Андреем Паршевым.

«СП»: — Почему Вы считаете, что экономика США рухнет? В недавнем прошлом Вы говорили об этом.

— Заявлений о крахе экономики США я не делал. Но в 2002 году участвовал в коллективной работе, в которой принимали участие в качестве главных авторов такие известные экономисты, как Михаил Хазин, Михаил Делягин. Речь шла о том, что мировая система, построенная на долларе, испытывает трудности, и мы отвечали на вопрос, когда она завершит своё существование. Я вместе с Делягиным придерживался мнения, что запасы прочности у этой системы велики, и быстро она не разрушится. У США кроме сильнейших позиций в валютно-финансовой сфере есть много оборонительных редутов в виде мощной экономики, вооружённых сил, проводимых ими политических мероприятий по всему миру. С другой стороны в США растёт государственный долг, причем он не перед внешним миром, а внутренний. То есть государство не способно собирать достаточно налогов, чтобы оплатить своё существование. Как долго это продлится и в какой форме завершится — непонятно, но без потрясений не обойдётся. Поэтому можно считать, что в правлении следующего президента США будут происходить серьезные события в сфере экономики и финансов, которые отразятся на всём мире.

«СП»: — Что произойдёт, и когда?

— Я считаю, что произойдёт дефолт по платёжным обязательствам американского государства. В первую очередь — по государственным облигациям. В какой форме и когда — непонятно. В отличие от всех прочих стран, долг Соединённых Штатов номинирован в их собственной валюте. При возникновении острой необходимости американцы просто девальвируют свою валюту. И это их право как суверенного государства. В этом случае они могут очень легко расплатиться со всеми долгами и, естественно, получат много-много других проблем.

Это принципиально отличает США от других стран-должников, долги которых в иностранной валюте. С чужой валютой ничего не можешь сделать, потому что должен отдавать в той валюте, которую взял.

«СП»: — Страны-заложники?

— Да, это их проблемы, где они будут добывать деньги, чтобы расплатиться.

«СП»: — А если кредит в долларах и происходит девальвация, то это отлично?

— В общем, да. Но если брать баланс, то Россия не такой великий долларовый должник, как Соединённые Штаты. Соответственно, наши накопления в долларах тоже упадут — так что неизвестно, в плюсе мы окажемся или минусе.

Проблема в том, что экономические процессы — инерционные. И, кроме того, они зависят от субъективных факторов, от поведения участников рынка. Поэтому ошибиться со сроками прогнозов очень легко, краха империи доллара не произошло, но… сами посудите: в вышеупомянутой публикации(«Крах империи доллара» за 2002 год — ред.) Хазин объяснял, почему золото недооценено, и агитировал переводить наши резервы из долларов в золото. Тогда золото стоило 200 долларов за унцию, сейчас приближается к 1500 долларов за унцию. А ведь это не только золото подорожало, это обесценился доллар, просто в сравнении с другими валютами это не очень заметно. И если бы Россия тогда свои резервы перевела в золото, то сейчас у нас была бы другая ситуация.

«СП»: — А почему доллар ожидает обвал?

— Американская экономика в значительной степени испытывает те же сложности, что и некоторые другие развитые страны. В процессе глобализации производство переместилось в другие регионы.

«СП»: — Штаты сейчас возвращают их на родину.

— Возвращаются они с большим скрипом. До сих пор существует явное или скрытое отрицательное сальдо торгового баланса между США и, например, Китаем.

Соединённые Штаты приобретают товары и платят долларами, насыщая ими весь мир и свою собственную страну. Если мы возьмём все платёжные средства во всем мире, то их недостаточно, чтобы заплатить весь государственный долг Соединённых Штатов. Ситуация непонятна.

Фото: предоставлено автором

«СП»: — Может, и платить по долгам не надо? Экономика выдержит? Одна Россия у нас платит всё время. Другие страны не платят. Госдолг и у Китая огромный.

— У Китая большие собственные валютно-финансовые ресурсы. Я подозреваю, что Китай может при необходимости обнулить все свои долги за год или два, то есть разменять свои резервы на долги. Во всяком случае, ситуация в экономике Китая гораздо лучше, чем у кого бы то ни было.

Правда, есть проблема — в случае разрушения мировой валютной системы, основанной на долларе, пострадают все. Пострадают Соединённые Штаты, пострадают страны, имеющие валютные резервы, номинированные в долларах.

Кстати, начиная с определённого момента, США закрыли информацию об объёме безналичных долларов, которые выпускаются. Эти сведения засекречены. Дело в том, что в бумажном виде — незначительная часть валюты.

«СП»: — Насколько огромен госдолг США?

— Цифра несусветная. И за последний год эта цифра выросла очень сильно. Наши либерально настроенные деятели обычно стараются обходить тему состояния американской экономики. Но тот же Кудрин высказался о беспрецедентной ситуации, связанной с ростом госдолга США за последний год.

«СП»: — У него, наверное, накопления в долларах? Переживает он.

— Я думаю, это не самое разумное вложение. Самое лучшее — это инвестиции в предприятия, которые всегда будут работать, типа сырьевых, и тому подобные вещи.

«СП»: — А промышленные не всегда будут работать?

— Предприятия, работающие на первоочередные нужды людей — достаточно устойчивые. Но другой вопрос, что и агропроизводственные холдинги иногда разоряются, если уступают конкурентам. Тем более при несовершенстве экономической политики в России. Во всяком случае, большие накопления держать в «бумажках», как полковник Захарченко, не самый правильный способ сохранения больших денег. Видимо, это и не было задачей владельцев.

«СП»: — Видите ли вы опасность гражданской войны в России? К сожалению, вместо новой индустриализации власть не смогла уйти от сырьевой экономики. Нефтяные триллионы проедены, а часть за рубежом. Выпавшие доходы составляют порядка 300 млрд долларов. Чувствуется ли предреволюционная ситуация?

— Я не вижу условий для гражданской войны и для революции. Вполне возможны переделы собственности — национализация или приватизация, не более того.

Обеднение общества вполне понятно объясняется — Россия живёт на нефтегазовые доходы. Нефть подешевела, и, вне зависимости от отсутствия или наличия санкций, богаче жить не будешь. Проведя революцию, какую выгоду получит Россия? От революции нефть не подорожает. В этом проблема.

 

«СП»: — Эксперты говорят о смене экономического блока правительства и экономической политики в сторону реального производства, в сторону промышленного сегмента. Сегодня представители экономического блока менять ничего не собираются. Потому что — денег нет.

— Вы затронули трудный вопрос. Любое изменение политики в сторону собственного производства не приведёт к автоматическому немедленному обогащению нашей экономики. Как раз наоборот. Инвестиции в производство на первом этапе — это деньги, не дающие прибыль. И только через несколько лет от этих вложений может пойти отдача, а может и не пойти, если у продукции производства не найдётся потребителя.

«СП»: — Волков бояться — в лес не ходить. В тоже время разумное государство регулирует спрос и помогает в экспорте продукции. Как поступать грамотно?

— 20 лет назад я писал на эту тему. Как быстро пролетели 20 лет! Я приводил в пример африканское государство Гану, которое живёт за счёт экспорта какао-бобов. И когда мировая цена на какао-бобы упала в три раза, то ганская экономика также рухнула.

Поэтому странам, живущим за счет экспорта ресурсов, нужна диверсификация, в первую очередь, переработка собственного сырья. Кроме этого — некоторые инвестиции в собственное производство, хотя бы в продукты питания.

В истории России неоднократно были периоды, когда мы продавали какое-то сырье и на вырученные деньги покупали все необходимое. Таковой была политика при Александре II, когда была поставлена серьёзнейшая задача строительства железнодорожных сетей. Идея была такая — Россия продаёт зерно и на выручку покупает паровозы и рельсы. Когда рухнули зерновые цены, страна оказалась в тяжёлой ситуации. Поэтому при Александре IIIбыла поставлена задача собственной индустриализации. Эту индустриализацию проводили лучшие умы того времени.

Фото: предоставлено автором

В те годы министром финансов, а тогда он являлся, по сути, премьер-министром, был Иван Алексеевич Вышнеградский, довольно известный математик, промышленник и финансист. Среди главных экономических сотрудников был Дмитрий Иванович Менделеев. Эти люди способствовали принятию определённого экономического курса, который позволил отечественному капиталу, не боясь иностранной конкуренции, развивать собственное производство и добиться неплохих результатов, плоды которых собирали и при царствовании Николая II.

Николай II продолжал политику Александра III, но в чём-то отступил. Главная проблема всей этой политики в нашей стране — борьба между двумя направлениями. Одно из них — протекционистское, связано с защитой внутреннего рынка от иностранной конкуренции с целью его промышленного развития. Такие шаги предпринимались при Алексее Михайловиче, приПетре I, при Екатерине II, при Александре III.

«СП»: — И в советское время?

— В советское время это немного выбивается, потому что там политика была принудительно-протекционистская. И нельзя сказать, что в это время существовала рыночная экономика в полной мере.

«СП»: — А второе направление?

— Современная экономическая политика — это второе направление. Это так называемая либеральная политика. Название красивое, а на самом деле — это подчинение самым сильным в экономическом отношении державам. Когда-то такой страной была Англия, сейчас — Англия и США, которые устанавливают в России те экономические порядки, которые им выгодны.

Все страны становятся зависимыми и, самое главное, они не развивают собственную экономику, становятся сырьевыми придатками.

«СП»: — Как нам выйти из этой зависимости? При Александре IIIмы защитили свой рынок путем повышения ввозных пошлин?

— Совершенно верно. Причём ввозные пошлины были сделаны определённым образом. Существовал таможенный тариф, который имел сложные градации по видам товаров. И его разработка — это как раз то, чем должны заниматься экономисты. Один из разработчиков таможенного тарифа — Менделеев. Вышнеградский привлёк его первоначально для разработки тарифов для товаров химического производства, а потом на всё остальное.

«СП»: — Менделеев был уникальным человеком!

— Да, он был энциклопедист. Кстати, сам Менделеев считал основной своей работой именно «Толковый тариф». В полном собрании сочинений Менделеева 25 томов, из них четыре — труды по экономике.

«СП»: — Может «подбросить» нашему премьер-министру эти книги?

— Думаете, он читает что-то более трёх страниц?

«СП»: — Может ему подбросить на айпаде в электронном виде?

— Не получится. Не все труды Менделеева, которые хранятся в архивах, опубликованы даже в печатном виде. Кстати сказать, в архивах того же Ленинградского университета, который закончил и наш премьер, и наш президент.

Важная сторона вопроса — принципиальное решение о переходе к протекционистской системе. Вместо этого Россию направили в противоположное русло. Мы вступили во Всемирную торговую организацию. Данная организация поддерживает либеральные экономические порядки во всём мире. Кстати, Россия стала членом ВТО одной из последних. Тогда я высказал глумливую версию, что со вступлением России обстоятельства изменятся, и мир перейдет в этап протекционизма. Сегодня Соединённые Штаты понимают, что проиграли конкурентную борьбу в области производства некоторым странам, Китаю в первую очередь. Поэтому они создают собственные экономические объединения, которые будут защищать их рынок от дешёвых товаров иностранного производства. Речь идет о Трансатлантическом и Транстихоокеанском альянсах. Причём оба они не включают Китай. Принципиально.

«СП»: — И Россию тоже.

— Здесь могут быть другие причины, связанные с экономическим блокированием, чтобы мы не были сильно богатыми. А с Китаем ситуация связана с его победой в области производства. Причём, это может коснуться не только Китая, но и более мелких игроков. Например, Кореи, Индонезии, Филиппин, Малайзии, которые тоже что-то могут делать. Причём довольно часто непонятно, кто главный бенефициар в этих странах. Может быть уже и китайцы.

«СП»: — Где взять средства на новую индустриализацию в России?

— Это самый главный момент. Если мы посмотрим информацию о движении капитала через наши границы, то увидим, что ежегодно из нашей страны вытекают десятки миллиардов. И это только легальные цифры. Причём мы не уверены, что эта цифра окончательно точная. Это в основном деньги от продажи сырья.

Единственный источник средств для новой индустриализации — это те средства, которые вывозят за рубеж. Их необходимо мобилизовать. Правительство должно создать для капиталистов, для тех, кто получает прибыли от сырьевого производства, среду, выгодную для размещения этих денег в России. В противном случае российский капитализм второй раз в истории потерпит жесточайший крах и станет историческим анекдотом. Это очень серьёзная задача. Удастся ли это сделать нынешнему составу правительства?

«СП»: — В новом бюджете социальные пособия не будут проиндексированы. Пенсионерам единоразово добавят пять тысяч рублей под Новый год. Ситуация при росте цен более чем критическая. В России 40 миллионов пенсионеров. По официальной статистике 20 млн человек живут ниже прожиточного минимума. Доколе?

— Какой бы ни была пенсионная система, надо понимать — если государство не зарабатывает, то и платить пенсии, естественно, не может. Это результат двадцатилетней деятельности в результате приватизации сырьевого комплекса. Знает ли наше руководство об этих делах? Да, знает. В 2014 годуАндрей Белоусов, советник президента, говорил об исчерпании фондов применительно к 2016 году. Наши либеральные экономисты тогда возмутились. Но Белоусов, на мой взгляд, адекватно представляет себе, как работает наша экономика. Поскольку он советник президента, то и президент все представляет. Во всяком случае — догадывается. Но дело в том, что нельзя резко изменить то, что свершалось годами. Будем надеяться, что кое-что все же делается.

maxpark.com

Что будет, если рухнет экономика США

США, 28 января – Новости. США перешли черту, за которой экономический крах. Для тех, кто превозносит Америку и мыслит штампами вроде «Запад – Бог», это звучит как глупость и ересь. Для тех, кто ненавидит Америку, это лишь повод сказать что-то вроде: «Ага, пусть и им, наконец-то, достанется страданий, как у нас».

Мы предлагаем посмотреть на ситуацию иначе: Россия, Украина, Китай, Европа - весь мир давно зависит от судьбы американской экономики, и нужно трезво смотреть на перспективы финансового краха США – через вопрос, как это коснется нас.

За время правления президента США Барака Обамы госдолг страны увеличился на 70%, перевалив фантастические $18 трлн. Когда темнокожий, для многих загадочный чиновник «взошел на престол» США в 2009 году, госдолг сверхдержавы составлял $10,6 трлн. Экономисты подчеркивали уже тогда: такую сумму невозможно безболезненно вернуть, даже за столетие, даже теоретически. Забавно, что одной из претензий Обамы к Джорджу Бушу-мл. было то, что при нем госдолг США увеличился на $4 трлн. Позже сенатор Джон Бейнер заявит, что нынешнее поколение американцев, по сути, живет за счет будущих поколений, они сегодня «гуляют», обкрадывая собственных детей и внуков.

Может, вам это покажется странным, но основная проблема – вовсе не огромные траты на всевозможные войны, которые США ведут в разных частях мира. Львиная доля расходов американского государства – социальные программы. Страна тратит деньги, чтобы «подкармливать» население во избежание социальных потрясений. Как это происходит? Правительство как бы берет в долг у своего Центробанка (ФРС США), взамен печатая облигации, а тот «печатает» под них деньги. Дальше облигации частично попадают на фондовый рынок, где их выкупают инвесторы – в т.ч. и государства. Например, ЦБ РФ вкладывает свои резервы в американские бумаги…

По прогнозам, в ближайшее десятилетие траты Америки только лишь на погашение процентов по долгам вырастут более чем в три раза — с $230 млрд до $800 млрд. И это – важный момент – не погашение долгов, а лишь проценты, да и то по нынешним беспрецедентно низким ставкам.

При этом никто не может повлиять на Америку – ведь их экономические «фокусы» это, вроде, их внутреннее дело. Правда, США принуждают остальной мир играть по их правилам – что проявляется и в политике. (См. «Америка ввергла в 70-е и Россию, и себя») Но политическая мощь всегда зависит от экономики.

Не будем фантазировать о том, что случится, если многочисленные держатели гособлигаций США начнут от них избавляться. Достаточно разобраться с вопросом о ставках, т.е. о доступности и «дешевизне» денег для Америки. Американцы часто сравнивают будущее страны с нынешним состоянием города Детройта, бывшего центра автопрома США, который в 2013 году объявлен банкротом, где сейчас 4 из 10 фонарей на улицах не работают, около 80 тыс. зданий заброшены, город завален мусором, полиция и «скорая» не приезжают по часу, дикий уровень преступности и все это – на фоне самого высокого в стране налога на недвижимость, мол, деньги-то с жителей на жизнь города собирать нужно…

Известный российский экономист, Президент компании экспертного консультирования «Неокон», действительный государственный советник Михаил Хазин в интервью «Свободной Прессе» разъяснил суть дела и дал понять: финансовые фокусы Вашингтона отразятся на каждом из нас. Причем все выглядит мрачнее, чем об этом говорят с высоких трибун.

«СП»: - Михаил Леонидович, многие эксперты, включая американских, говорят, что с такими показателями, особенно по государственному долгу, другая страна давно должна бы погрузиться в жесточайший кризис, но законы экономики Америку словно не касаются. С другой стороны, давно идут разговоры о том, что Америка, ее экономика разваливается, но эти разговоры идут давно, а, как говорится, «пациент жив и на лице румянец». Что же происходит в США?

- Никто не сказал, что они должны были уже развалиться. Более того, никто не сказал, что они вообще должны были развалиться. Дело в том, что у каждого кризиса имеется свой внутренний механизм. И он, соответственно, развивается со своими особенностями и со своей скоростью.

«СП»: - В чем специфика кризиса США?

- У них дикий разрыв между доходами и расходами домохозяйств. Люди тратят сильно больше, чем получают.

«СП»: - Получается, они живут взаймы?

- Да, но до тех пор, пока у них был механизм, который обеспечивает гражданам возможности делать дополнительные расходы, не имея дополнительных доходов, проблем никаких не было. Сам по себе долг не играет никакой роли, важно другое – можно ли его обслуживать. У страны, которая печатает мировую резервную валюту – у нее нет проблемы с обслуживанием долга.

«СП»: - Можно напечатать и себе, и гражданам, грубо говоря?

- Конечно. Их проблема в другом. В том, чтобы обеспечить более-менее человеческую работу. Дать людям возможность заработать – чтобы они могли зарабатывать то, что они тратят. Но если люди постоянно тратят больше, чем зарабатывают, то в этом случае экономическая система рушится.

«СП»: - Так вы и говорите, что они зарабатывают меньше, чем тратят, и эту разницу покрывают кредитами, разве нет?

- Вот проблема как раз в том, что в 2008 году стала рушиться система, которая обеспечивала получение гражданами дополнительных доходов. А в 2014 году она рухнула окончательно.

«СП»: - О какой системе вы говорите?

- Посмотрите. Когда вы даете гражданам денег, точнее, возможность, чтобы они деньги в кредит брали. Это можно было делать до тех пор, пока можно было рефинансировать долг за счет новых, более дешевых кредитов. И вот когда стало ясно, что нормально рефинансировать уже не получается, то на этом все рухнуло. Какое-то время ситуацию поддерживал бюджет государственный, но стало понятно, что и это больше не работает. Ну и соответственно эмиссия и закончилась, вот и началось все…

«СП»: - Объясните, пожалуйста, более приземленно. Что значит «бюджет поддерживал» – они создавали бюджетные рабочие места или что-то еще?

- Механизмы поддержания спроса – разные. Это создание рабочих мест, это бюджетные инвестиционные программы. У них много таких вариантов. Это бюджетные кредиты, типа образовательных. Но все это вместе – создает избыточный спрос. Суть сводится к этому: грубо говоря, государство печатает деньги и через банковскую систему раздает их гражданам, как в виде кредитов, так и в виде различных заработков, когда люди имеют возможность получить дополнительные деньги и потратить их. Вот в рамках этого избыточного спроса существовала американская экономика. Теперь этой возможности у них нет.

«СП»: - Какова сейчас роль госдолга и долга домохозяйств?

- Они стимулируют спрос за счет роста долга. Продолжают. Но раньше долг рефинансировался, а теперь его больше рефинансировать невозможно. И долг накоплен огромный. Долг граждан – 120% от их годового дохода. Механизм рефинансирования действовал потому, что из года в год снижалась ставка процента в США. Грубо говоря, у вас был долг 100 тысяч под 4%, а вы перекредитовались под 3%, и еще взяли. А потом ставка еще снизилась, и вы уже рефинансируете кредит, взяв 180 тысяч под 2%. Вы эти деньги тратите, ваш долг растет, и ваши платежи по процентам только падают. Сейчас ставка опустилась фактически до нуля, и дальше уже эта система не работает, потому что ну не раздавать же деньги по ставке ниже нуля.

«СП»: - Я встречал много мнений о том, что, мол, «почти бесплатные» кредиты развращают в буквальном смысле, люди и компании начинают тратить необдуманно, не заботясь о перспективе возврата, потому что ведь можно еще денег взять под 0%. Это инфляцию разгоняет, правда, она «вылезает» не столько на ценниках в магазинах, сколько в виде раздутых котировок на акции и цен на недвижимость. Но именно из-за этого все чаще говорят, что по всем законам экономики и логики пришло время потихоньку поднимать ставку.

- В том-то и дело, что они не могут этого сделать! Они не могут поднимать ставку! Это невозможно.

«СП»: - Почему?

- Ну сами посмотрите. Долг граждан – 120% от их годового дохода, и он обслуживается по нынешней ставке, которая – ноль. Ну, реальная ставка там, конечно, где-то в районе 3-4%. (Дело в том, что Центральный банк «раздает» деньги взаймы «почти под 0%» – коммерческим банкам, а те добавляют свою «наценку» на кредиты частным лицам. – прим. «СП»). И вот если вы сейчас возьмете и поднимите учетную ставку хотя бы на 3 процентных пункта, то – что это означает для граждан?

«СП»: - Процентные платежи по кредитам взлетят раза в два. Кроме того, нельзя будет перекредитоваться по «халявной» ставке.

- Об этом и речь. Граждане будут платить в 2 раза больше. У них нет таких денег, это невозможно. Им столько лет давали деньги под низкий процент, и еще снижали ставку, у них нет резерва. Кроме того – обратите внимание – мы говорим о долгах домохозяйств, т.е. граждан. А долги властей, федерального правительства, тоже зависят от этой ставки. Америка платит огромные деньги за средства, взятые взаймы через гособлигации, и это под очень низкий, почти нулевой процент. Какие их бюджет ждут потрясения, если эти платежи по процентам увеличатся вдвое, втрое?

«СП»: - Все это довольно экзотично звучит для нас, в России, нам неведомы такие проценты, как 2-3.

- А для них это привычное дело. Экономика привыкла к доступным, дешевым деньгам, которые они сами себе печатают.

«СП»: - Итак, если я вас верно понимаю, снижать ставку дальше некуда, поднимать – значит ввергнуть экономику в долговые кризисы и банкротства граждан и компаний, и резкий рост расходов бюджета. Каков выход?

- Единственный выход – это снижать расходы. Граждане США должны снижать расходы. Причем зарабатывать должны намного больше, а тратить – намного меньше. Намного.

«СП»: - Для многих соотечественников это прозвучит как бальзам на душу – американцы вдруг начнут меньше тратить, скромнее жить…

- Вы можете смеяться, но в этой ситуации не до смеха. Если граждане снижают расходы, значит они перестают тратить деньги на товары и услуги в США. Это равносильно падению ВВП США… Основной вопрос – где точка равновесия между доходами и расходами домохозяйств, вот и все. Она находится, по нашим расчетам, ниже нынешнего объема расходов где-то на 7,5 трлн долларов. Это соответствует падению ВВП США чуть больше, чем на 50%.

«СП»: - Это значит сжатие экономики США вдвое. При том, что США – главный нетто-импортер, ключевой источник спроса в мире. Это звучит зловеще. Мы ведь с ними связаны, спрос на российские товары сильно «завязан» на конечный спрос – американский. Чем это обернется для нас?

- Для остального мира это означает аналогичный спад, но только масштаб будет чуть-чуть меньше. Ну, грубо говоря, в США будет 55-60% спад, в Европе около 50%, а в целом по миру где-то 35%.

«СП»: - Я слышал, что во время Второй мировой войны в нашей стране, тогда СССР, спад ВВП был процентов на 30. Это с учетом всех потрясений, уничтожения производственных мощностей и т.д. А цифра, которую вы озвучиваете для Америки – 50% – это нечто очень похожее на какую-то катастрофу.

- Так это и есть катастрофа! Ну, есть некоторая разница. У нас во время Великой отечественной был спад 35%. У Соединенных Штатов тоже был подобный спад в 30-е годы – во время Великой Депрессии. Но тогда структура экономики не менялась. В этот раз структура экономики будет меняться. Принципиально меняться. Скажем, относительная доля промышленности будет сильно расти, относительная доля финансового сектора – сильно падать.

«СП»: - Похоже, доля промышленности будет расти за счет того, что доля финансового сектора сожмется на порядки, да?

- Картина будет следующая. Люди, которые работают в промышленности – для них это будет кризис такого масштаба, как у нас в 90-е годы. А в финансовом секторе, там, грубо говоря, из 10 человек, у которых средняя зарплата сильно выше, чем в среднем по стране, из 10 человек останется работать в системе один, при этом его зарплата резко уменьшится.

«СП»: - Ну вот, а вы в начале интервью говорили, что они не развалятся. А так выходит, что и они развалятся, и весь мир, и мы вместе с ними. Только сила удара у нас будет чуть менее шокирующей, чем у них.

- Нас ждут очень интересные времена. Правда, на государственных уровнях эта тема запрещена к обсуждению, табуирована. Все как будто делают вид, что если не замечать надвигающуюся катастрофу, то она и не наступит. Правда, неофициально об этом говорят все больше. Будут большие трудности, и конкретные события предсказать невозможно, но сценарий виден уже сейчас.

Источник:  http://svpressa.ru

Читайте также:

www.news-usa.ru

Экономика и бизнес Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Сегодня на состояние российской экономики влияют два концептуальных фактора. Первый, внутренний, связан с неверным экономическим курсом нашей страны. Второй, внешний фактор, принято связывать с падением цен на нефть.

Немного утешает то, что мы не одни в проблемах. Мир реально жаждет перемен. При этом финансисты хотят сохранить статус-кво, спекулятивный «пузырь». И эти же финансисты ставят на Хиллари Клинтон как на нового президента в США. Остался месяц до выборов, и если паника будет нарастать, то Россия не отсидится в стороне. Предвыборная карта Клинтон — во всем виновата Россия. Априори. При этом диаграмма долгов Америки растет в геометрической прогрессии.

В тоже время главы Сбербанка и ВТБ, Греф и Костин, хвастаются рекордными прибылями. Причем в карманах обычных граждан, да и в бюджете России от этих миллиардов ничего не прибавляется. Более того, значительная часть прибылей этих банков «уходит» из страны внешним игрокам. Вообще-то банки в других странах за это серьезно наказывают. В России все наоборот — никто не препятствует выведению капитала за рубеж. При этом дыры в бюджете страны в сотни миллиардов рублей ни Грефа, ни Костина не смущают. Похоже на пир во время чумы.

О ситуации в России и Америке поговорили с известным публицистом, автором книги «Почему Россия не Америка» Андреем Паршевым.

«СП»: — Почему Вы считаете, что экономика США рухнет? В недавнем прошлом Вы говорили об этом.

— Заявлений о крахе экономики США я не делал. Но в 2002 году участвовал в коллективной работе, в которой принимали участие в качестве главных авторов такие известные экономисты, как Михаил Хазин, Михаил Делягин. Речь шла о том, что мировая система, построенная на долларе, испытывает трудности, и мы отвечали на вопрос, когда она завершит своё существование. Я вместе с Делягиным придерживался мнения, что запасы прочности у этой системы велики, и быстро она не разрушится. У США кроме сильнейших позиций в валютно-финансовой сфере есть много оборонительных редутов в виде мощной экономики, вооружённых сил, проводимых ими политических мероприятий по всему миру. С другой стороны в США растёт государственный долг, причем он не перед внешним миром, а внутренний. То есть государство не способно собирать достаточно налогов, чтобы оплатить своё существование. Как долго это продлится и в какой форме завершится — непонятно, но без потрясений не обойдётся. Поэтому можно считать, что в правлении следующего президента США будут происходить серьезные события в сфере экономики и финансов, которые отразятся на всём мире.

«СП»: — Что произойдёт, и когда?

— Я считаю, что произойдёт дефолт по платёжным обязательствам американского государства. В первую очередь — по государственным облигациям. В какой форме и когда — непонятно. В отличие от всех прочих стран, долг Соединённых Штатов номинирован в их собственной валюте. При возникновении острой необходимости американцы просто девальвируют свою валюту. И это их право как суверенного государства. В этом случае они могут очень легко расплатиться со всеми долгами и, естественно, получат много-много других проблем.

Это принципиально отличает США от других стран-должников, долги которых в иностранной валюте. С чужой валютой ничего не можешь сделать, потому что должен отдавать в той валюте, которую взял.

«СП»: — Страны-заложники?

— Да, это их проблемы, где они будут добывать деньги, чтобы расплатиться.

«СП»: — А если кредит в долларах и происходит девальвация, то это отлично?

— В общем, да. Но если брать баланс, то Россия не такой великий долларовый должник, как Соединённые Штаты. Соответственно, наши накопления в долларах тоже упадут — так что неизвестно, в плюсе мы окажемся или минусе.

Проблема в том, что экономические процессы — инерционные. И, кроме того, они зависят от субъективных факторов, от поведения участников рынка. Поэтому ошибиться со сроками прогнозов очень легко, краха империи доллара не произошло, но… сами посудите: в вышеупомянутой публикации(«Крах империи доллара» за 2002 год — ред.) Хазин объяснял, почему золото недооценено, и агитировал переводить наши резервы из долларов в золото. Тогда золото стоило 200 долларов за унцию, сейчас приближается к 1500 долларов за унцию. А ведь это не только золото подорожало, это обесценился доллар, просто в сравнении с другими валютами это не очень заметно. И если бы Россия тогда свои резервы перевела в золото, то сейчас у нас была бы другая ситуация.

«СП»: — А почему доллар ожидает обвал?

— Американская экономика в значительной степени испытывает те же сложности, что и некоторые другие развитые страны. В процессе глобализации производство переместилось в другие регионы.

«СП»: — Штаты сейчас возвращают их на родину.

— Возвращаются они с большим скрипом. До сих пор существует явное или скрытое отрицательное сальдо торгового баланса между США и, например, Китаем.

Соединённые Штаты приобретают товары и платят долларами, насыщая ими весь мир и свою собственную страну. Если мы возьмём все платёжные средства во всем мире, то их недостаточно, чтобы заплатить весь государственный долг Соединённых Штатов. Ситуация непонятна.

Фото: предоставлено автором

«СП»: — Может, и платить по долгам не надо? Экономика выдержит? Одна Россия у нас платит всё время. Другие страны не платят. Госдолг и у Китая огромный.

— У Китая большие собственные валютно-финансовые ресурсы. Я подозреваю, что Китай может при необходимости обнулить все свои долги за год или два, то есть разменять свои резервы на долги. Во всяком случае, ситуация в экономике Китая гораздо лучше, чем у кого бы то ни было.

Правда, есть проблема — в случае разрушения мировой валютной системы, основанной на долларе, пострадают все. Пострадают Соединённые Штаты, пострадают страны, имеющие валютные резервы, номинированные в долларах.

Кстати, начиная с определённого момента, США закрыли информацию об объёме безналичных долларов, которые выпускаются. Эти сведения засекречены. Дело в том, что в бумажном виде — незначительная часть валюты.

«СП»: — Насколько огромен госдолг США?

— Цифра несусветная. И за последний год эта цифра выросла очень сильно. Наши либерально настроенные деятели обычно стараются обходить тему состояния американской экономики. Но тот же Кудрин высказался о беспрецедентной ситуации, связанной с ростом госдолга США за последний год.

«СП»: — У него, наверное, накопления в долларах? Переживает он.

— Я думаю, это не самое разумное вложение. Самое лучшее — это инвестиции в предприятия, которые всегда будут работать, типа сырьевых, и тому подобные вещи.

«СП»: — А промышленные не всегда будут работать?

— Предприятия, работающие на первоочередные нужды людей — достаточно устойчивые. Но другой вопрос, что и агропроизводственные холдинги иногда разоряются, если уступают конкурентам. Тем более при несовершенстве экономической политики в России. Во всяком случае, большие накопления держать в «бумажках», как полковник Захарченко, не самый правильный способ сохранения больших денег. Видимо, это и не было задачей владельцев.

«СП»: — Видите ли вы опасность гражданской войны в России? К сожалению, вместо новой индустриализации власть не смогла уйти от сырьевой экономики. Нефтяные триллионы проедены, а часть за рубежом. Выпавшие доходы составляют порядка 300 млрд долларов. Чувствуется ли предреволюционная ситуация?

— Я не вижу условий для гражданской войны и для революции. Вполне возможны переделы собственности — национализация или приватизация, не более того.

Обеднение общества вполне понятно объясняется — Россия живёт на нефтегазовые доходы. Нефть подешевела, и, вне зависимости от отсутствия или наличия санкций, богаче жить не будешь. Проведя революцию, какую выгоду получит Россия? От революции нефть не подорожает. В этом проблема.

 

«СП»: — Эксперты говорят о смене экономического блока правительства и экономической политики в сторону реального производства, в сторону промышленного сегмента. Сегодня представители экономического блока менять ничего не собираются. Потому что — денег нет.

— Вы затронули трудный вопрос. Любое изменение политики в сторону собственного производства не приведёт к автоматическому немедленному обогащению нашей экономики. Как раз наоборот. Инвестиции в производство на первом этапе — это деньги, не дающие прибыль. И только через несколько лет от этих вложений может пойти отдача, а может и не пойти, если у продукции производства не найдётся потребителя.

«СП»: — Волков бояться — в лес не ходить. В тоже время разумное государство регулирует спрос и помогает в экспорте продукции. Как поступать грамотно?

— 20 лет назад я писал на эту тему. Как быстро пролетели 20 лет! Я приводил в пример африканское государство Гану, которое живёт за счёт экспорта какао-бобов. И когда мировая цена на какао-бобы упала в три раза, то ганская экономика также рухнула.

Поэтому странам, живущим за счет экспорта ресурсов, нужна диверсификация, в первую очередь, переработка собственного сырья. Кроме этого — некоторые инвестиции в собственное производство, хотя бы в продукты питания.

В истории России неоднократно были периоды, когда мы продавали какое-то сырье и на вырученные деньги покупали все необходимое. Таковой была политика при Александре II, когда была поставлена серьёзнейшая задача строительства железнодорожных сетей. Идея была такая — Россия продаёт зерно и на выручку покупает паровозы и рельсы. Когда рухнули зерновые цены, страна оказалась в тяжёлой ситуации. Поэтому при Александре IIIбыла поставлена задача собственной индустриализации. Эту индустриализацию проводили лучшие умы того времени.

Фото: предоставлено автором

В те годы министром финансов, а тогда он являлся, по сути, премьер-министром, был Иван Алексеевич Вышнеградский, довольно известный математик, промышленник и финансист. Среди главных экономических сотрудников был Дмитрий Иванович Менделеев. Эти люди способствовали принятию определённого экономического курса, который позволил отечественному капиталу, не боясь иностранной конкуренции, развивать собственное производство и добиться неплохих результатов, плоды которых собирали и при царствовании Николая II.

Николай II продолжал политику Александра III, но в чём-то отступил. Главная проблема всей этой политики в нашей стране — борьба между двумя направлениями. Одно из них — протекционистское, связано с защитой внутреннего рынка от иностранной конкуренции с целью его промышленного развития. Такие шаги предпринимались при Алексее Михайловиче, приПетре I, при Екатерине II, при Александре III.

«СП»: — И в советское время?

— В советское время это немного выбивается, потому что там политика была принудительно-протекционистская. И нельзя сказать, что в это время существовала рыночная экономика в полной мере.

«СП»: — А второе направление?

— Современная экономическая политика — это второе направление. Это так называемая либеральная политика. Название красивое, а на самом деле — это подчинение самым сильным в экономическом отношении державам. Когда-то такой страной была Англия, сейчас — Англия и США, которые устанавливают в России те экономические порядки, которые им выгодны.

Все страны становятся зависимыми и, самое главное, они не развивают собственную экономику, становятся сырьевыми придатками.

«СП»: — Как нам выйти из этой зависимости? При Александре IIIмы защитили свой рынок путем повышения ввозных пошлин?

— Совершенно верно. Причём ввозные пошлины были сделаны определённым образом. Существовал таможенный тариф, который имел сложные градации по видам товаров. И его разработка — это как раз то, чем должны заниматься экономисты. Один из разработчиков таможенного тарифа — Менделеев. Вышнеградский привлёк его первоначально для разработки тарифов для товаров химического производства, а потом на всё остальное.

«СП»: — Менделеев был уникальным человеком!

— Да, он был энциклопедист. Кстати, сам Менделеев считал основной своей работой именно «Толковый тариф». В полном собрании сочинений Менделеева 25 томов, из них четыре — труды по экономике.

«СП»: — Может «подбросить» нашему премьер-министру эти книги?

— Думаете, он читает что-то более трёх страниц?

«СП»: — Может ему подбросить на айпаде в электронном виде?

— Не получится. Не все труды Менделеева, которые хранятся в архивах, опубликованы даже в печатном виде. Кстати сказать, в архивах того же Ленинградского университета, который закончил и наш премьер, и наш президент.

Важная сторона вопроса — принципиальное решение о переходе к протекционистской системе. Вместо этого Россию направили в противоположное русло. Мы вступили во Всемирную торговую организацию. Данная организация поддерживает либеральные экономические порядки во всём мире. Кстати, Россия стала членом ВТО одной из последних. Тогда я высказал глумливую версию, что со вступлением России обстоятельства изменятся, и мир перейдет в этап протекционизма. Сегодня Соединённые Штаты понимают, что проиграли конкурентную борьбу в области производства некоторым странам, Китаю в первую очередь. Поэтому они создают собственные экономические объединения, которые будут защищать их рынок от дешёвых товаров иностранного производства. Речь идет о Трансатлантическом и Транстихоокеанском альянсах. Причём оба они не включают Китай. Принципиально.

«СП»: — И Россию тоже.

— Здесь могут быть другие причины, связанные с экономическим блокированием, чтобы мы не были сильно богатыми. А с Китаем ситуация связана с его победой в области производства. Причём, это может коснуться не только Китая, но и более мелких игроков. Например, Кореи, Индонезии, Филиппин, Малайзии, которые тоже что-то могут делать. Причём довольно часто непонятно, кто главный бенефициар в этих странах. Может быть уже и китайцы.

«СП»: — Где взять средства на новую индустриализацию в России?

— Это самый главный момент. Если мы посмотрим информацию о движении капитала через наши границы, то увидим, что ежегодно из нашей страны вытекают десятки миллиардов. И это только легальные цифры. Причём мы не уверены, что эта цифра окончательно точная. Это в основном деньги от продажи сырья.

Единственный источник средств для новой индустриализации — это те средства, которые вывозят за рубеж. Их необходимо мобилизовать. Правительство должно создать для капиталистов, для тех, кто получает прибыли от сырьевого производства, среду, выгодную для размещения этих денег в России. В противном случае российский капитализм второй раз в истории потерпит жесточайший крах и станет историческим анекдотом. Это очень серьёзная задача. Удастся ли это сделать нынешнему составу правительства?

«СП»: — В новом бюджете социальные пособия не будут проиндексированы. Пенсионерам единоразово добавят пять тысяч рублей под Новый год. Ситуация при росте цен более чем критическая. В России 40 миллионов пенсионеров. По официальной статистике 20 млн человек живут ниже прожиточного минимума. Доколе?

— Какой бы ни была пенсионная система, надо понимать — если государство не зарабатывает, то и платить пенсии, естественно, не может. Это результат двадцатилетней деятельности в результате приватизации сырьевого комплекса. Знает ли наше руководство об этих делах? Да, знает. В 2014 годуАндрей Белоусов, советник президента, говорил об исчерпании фондов применительно к 2016 году. Наши либеральные экономисты тогда возмутились. Но Белоусов, на мой взгляд, адекватно представляет себе, как работает наша экономика. Поскольку он советник президента, то и президент все представляет. Во всяком случае — догадывается. Но дело в том, что нельзя резко изменить то, что свершалось годами. Будем надеяться, что кое-что все же делается.

newsland.com

Почему экономика США всё никак не рухнет

Крах экономики США и доллара  предсказывают вот уже 10 лет подряд. Особенно много таких пророчеств мне пришлось слышать где-то с  2008 года.

Я лично никогда не верил в падение экономики США--просто потому что в олигархия США это очень умные люди, которые выстраивали свою империю сотню лет и не для того чтобы она так просто и в одночасье рухнула.

 

Вопреки пророчествам слабеть стала экономика России и в последнее время Китая.  Слабеют экономики тех стран которым пророчили стать новыми мировыми гегемонами и полюсами мира.

Дело в том что насчет экономики США есть немало мифов--её сила кроется не только в долларе.

Сильная сторона это экспорт и не нефти с долларами--а реального товара

Это структура экспорта США в 2009 год и видно что основной экспорт это не сырье--а реальный производимый товар

Это уже 2009 год.

....

Экспорт США в 2012 году составил 1851 млрд. дол. США. США является одним из крупнейших мировых экспортеров - в последние годы на долю страны приходилось около 13% общемирового экспорта. 

Основными партнерами США по экспорту являются Канада (сюда уходит 19,0% американского экспорта), Мексика (13,3%), Китай (7%). 

США активно производят на экспоррт продукцию аграрного сектора (соя, фрукты, кукуруза), потребительские товары (автомобили, медикаменты), технику (самолеты, компьютеры, телекомуникационное оборудование, транзисторы), промышленную продукцию... 

В процентном соотношении на первом месте находится экспорт техники (49% от общего экспорта США). На втором месте - промышленная продукция (26,8%). На третьем - потребительские товары (15%). Продукция сельского хозяйства занимает 9,2% экспорта страны. 

Касательно отдельных товаров, то больше всего в 2012 году США экспортировали мазута (на 60,2 млрд. дол.), нефтепродуктов (57 млрд. дол.), продукции фармацевтики (47,9 млрд. дол.), промышленных машин (46,1 млрд. дол.), гражданской авицации (45,3 млрд. дол.), полупроводников (42,1 млрд. дол.) и телекоммуникационного оборудования (38,3 млрд. дол.).

На этом графике экспорт золота из США, да американцы крупнейший экспортер золота и делают это доброволно, оно видимо им не нужно

...

Вот общие цифры

Объем экспорта США, млрд. долларов США
год значение
1998 663.0
1999 695.8
2000 776.0
2001 731.0
2002 723.0
2003 687.0
2004 714.5
2005 795.0
2006 927.5
2007 1024.0
2008 1291.0
2009 1069.0
2010 1289.0
2011 1497.0
2012 1561.0
2013 1592.0
2014 1610.0

 

Ответ на вопрос  почему экономика США все никак не рухнет отмечу следующее

1. Мировая валюта с мощной фин.системой разумеется

2. Мощная производственная база и не сырьевой экспорт

3. Экономика США устойчива к внешним факторам и не зависит от внешних колебаний

Ответ довольно прост--вопреки всем мифам США это промышленная держава, это её второе оружие вместе с долларом

maxpark.com

Как и когда рухнет экономика США? - Концептуал.рф

Концептуал СМИ Андрей Паршев: следующий американский президент ощутит серьезные проблемы в сфере финансов

Сегодня на состояние российской экономики влияют два концептуальных фактора. Первый, внутренний, связан с неверным экономическим курсом нашей страны. Второй, внешний фактор, принято связывать с падением цен на нефть.

Немного утешает то, что мы не одни в проблемах. Мир реально жаждет перемен. При этом финансисты хотят сохранить статус-кво, спекулятивный «пузырь». И эти же финансисты ставят на Хиллари Клинтон как на нового президента в США. Остался месяц до выборов, и если паника будет нарастать, то Россия не отсидится в стороне. Предвыборная карта Клинтон — во всем виновата Россия. Априори. При этом диаграмма долгов Америки растет в геометрической прогрессии.

В тоже время главы Сбербанка и ВТБ, Греф и Костин, хвастаются рекордными прибылями. Причем в карманах обычных граждан, да и в бюджете России от этих миллиардов ничего не прибавляется. Более того, значительная часть прибылей этих банков «уходит» из страны внешним игрокам. Вообще-то банки в других странах за это серьезно наказывают. В России все наоборот — никто не препятствует выведению капитала за рубеж. При этом дыры в бюджете страны в сотни миллиардов рублей ни Грефа, ни Костина не смущают. Похоже на пир во время чумы.

О ситуации в России и Америке поговорили с известным публицистом, автором книги «Почему Россия не Америка» Андреем Паршевым.

«СП»: — Почему Вы считаете, что экономика США рухнет? В недавнем прошлом Вы говорили об этом.

— Заявлений о крахе экономики США я не делал. Но в 2002 году участвовал в коллективной работе, в которой принимали участие в качестве главных авторов такие известные экономисты, как Михаил Хазин, Михаил Делягин. Речь шла о том, что мировая система, построенная на долларе, испытывает трудности, и мы отвечали на вопрос, когда она завершит своё существование. Я вместе с Делягиным придерживался мнения, что запасы прочности у этой системы велики, и быстро она не разрушится. У США кроме сильнейших позиций в валютно-финансовой сфере есть много оборонительных редутов в виде мощной экономики, вооружённых сил, проводимых ими политических мероприятий по всему миру. С другой стороны в США растёт государственный долг, причем он не перед внешним миром, а внутренний. То есть государство не способно собирать достаточно налогов, чтобы оплатить своё существование. Как долго это продлится и в какой форме завершится — непонятно, но без потрясений не обойдётся. Поэтому можно считать, что в правлении следующего президента США будут происходить серьезные события в сфере экономики и финансов, которые отразятся на всём мире.

«СП»: — Что произойдёт, и когда?

— Я считаю, что произойдёт дефолт по платёжным обязательствам американского государства. В первую очередь — по государственным облигациям. В какой форме и когда — непонятно. В отличие от всех прочих стран, долг Соединённых Штатов номинирован в их собственной валюте. При возникновении острой необходимости американцы просто девальвируют свою валюту. И это их право как суверенного государства. В этом случае они могут очень легко расплатиться со всеми долгами и, естественно, получат много-много других проблем.

Это принципиально отличает США от других стран-должников, долги которых в иностранной валюте. С чужой валютой ничего не можешь сделать, потому что должен отдавать в той валюте, которую взял.

«СП»: — Страны-заложники?

— Да, это их проблемы, где они будут добывать деньги, чтобы расплатиться.

«СП»: — А если кредит в долларах и происходит девальвация, то это отлично?

— В общем, да. Но если брать баланс, то Россия не такой великий долларовый должник, как Соединённые Штаты. Соответственно, наши накопления в долларах тоже упадут — так что неизвестно, в плюсе мы окажемся или минусе.

Проблема в том, что экономические процессы — инерционные. И, кроме того, они зависят от субъективных факторов, от поведения участников рынка. Поэтому ошибиться со сроками прогнозов очень легко, краха империи доллара не произошло, но… сами посудите: в вышеупомянутой публикации («Крах империи доллара» за 2002 год — ред.)Хазин объяснял, почему золото недооценено, и агитировал переводить наши резервы из долларов в золото. Тогда золото стоило 200 долларов за унцию, сейчас приближается к 1500 долларов за унцию. А ведь это не только золото подорожало, это обесценился доллар, просто в сравнении с другими валютами это не очень заметно. И если бы Россия тогда свои резервы перевела в золото, то сейчас у нас была бы другая ситуация.

«СП»: — А почему доллар ожидает обвал?

— Американская экономика в значительной степени испытывает те же сложности, что и некоторые другие развитые страны. В процессе глобализации производство переместилось в другие регионы.

«СП»: — Штаты сейчас возвращают их на родину.

— Возвращаются они с большим скрипом. До сих пор существует явное или скрытое отрицательное сальдо торгового баланса между США и, например, Китаем.

Соединённые Штаты приобретают товары и платят долларами, насыщая ими весь мир и свою собственную страну. Если мы возьмём все платёжные средства во всем мире, то их недостаточно, чтобы заплатить весь государственный долг Соединённых Штатов. Ситуация непонятна.

«СП»: — Может, и платить по долгам не надо? Экономика выдержит? Одна Россия у нас платит всё время. Другие страны не платят. Госдолг и у Китая огромный.

— У Китая большие собственные валютно-финансовые ресурсы. Я подозреваю, что Китай может при необходимости обнулить все свои долги за год или два, то есть разменять свои резервы на долги. Во всяком случае, ситуация в экономике Китая гораздо лучше, чем у кого бы то ни было.

Правда, есть проблема — в случае разрушения мировой валютной системы, основанной на долларе, пострадают все. Пострадают Соединённые Штаты, пострадают страны, имеющие валютные резервы, номинированные в долларах.

Кстати, начиная с определённого момента, США закрыли информацию об объёме безналичных долларов, которые выпускаются. Эти сведения засекречены. Дело в том, что в бумажном виде — незначительная часть валюты.

«СП»: — Насколько огромен госдолг США?

— Цифра несусветная. И за последний год эта цифра выросла очень сильно. Наши либерально настроенные деятели обычно стараются обходить тему состояния американской экономики. Но тот же Кудрин высказался о беспрецедентной ситуации, связанной с ростом госдолга США за последний год.

«СП»: — У него, наверное, накопления в долларах? Переживает он.

— Я думаю, это не самое разумное вложение. Самое лучшее — это инвестиции в предприятия, которые всегда будут работать, типа сырьевых, и тому подобные вещи.

«СП»: — А промышленные не всегда будут работать?

— Предприятия, работающие на первоочередные нужды людей — достаточно устойчивые. Но другой вопрос, что и агропроизводственные холдинги иногда разоряются, если уступают конкурентам. Тем более при несовершенстве экономической политики в России. Во всяком случае, большие накопления держать в «бумажках», как полковникЗахарченко, не самый правильный способ сохранения больших денег. Видимо, это и не было задачей владельцев.

«СП»: — Видите ли вы опасность гражданской войны в России? К сожалению, вместо новой индустриализации власть не смогла уйти от сырьевой экономики. Нефтяные триллионы проедены, а часть за рубежом. Выпавшие доходы составляют порядка 300 млрд долларов. Чувствуется ли предреволюционная ситуация?

— Я не вижу условий для гражданской войны и для революции. Вполне возможны переделы собственности — национализация или приватизация, не более того.

Обеднение общества вполне понятно объясняется — Россия живёт на нефтегазовые доходы. Нефть подешевела, и, вне зависимости от отсутствия или наличия санкций, богаче жить не будешь. Проведя революцию, какую выгоду получит Россия? От революции нефть не подорожает. В этом проблема.

«СП»: — Эксперты говорят о смене экономического блока правительства и экономической политики в сторону реального производства, в сторону промышленного сегмента. Сегодня представители экономического блока менять ничего не собираются. Потому что — денег нет.

— Вы затронули трудный вопрос. Любое изменение политики в сторону собственного производства не приведёт к автоматическому немедленному обогащению нашей экономики. Как раз наоборот. Инвестиции в производство на первом этапе — это деньги, не дающие прибыль. И только через несколько лет от этих вложений может пойти отдача, а может и не пойти, если у продукции производства не найдётся потребителя.

«СП»: — Волков бояться — в лес не ходить. В тоже время разумное государство регулирует спрос и помогает в экспорте продукции. Как поступать грамотно?

— 20 лет назад я писал на эту тему. Как быстро пролетели 20 лет! Я приводил в пример африканское государство Гану, которое живёт за счёт экспорта какао-бобов. И когда мировая цена на какао-бобы упала в три раза, то ганская экономика также рухнула.

Поэтому странам, живущим за счет экспорта ресурсов, нужна диверсификация, в первую очередь, переработка собственного сырья. Кроме этого — некоторые инвестиции в собственное производство, хотя бы в продукты питания.

В истории России неоднократно были периоды, когда мы продавали какое-то сырье и на вырученные деньги покупали все необходимое. Таковой была политика приАлександре II, когда была поставлена серьёзнейшая задача строительства железнодорожных сетей. Идея была такая — Россия продаёт зерно и на выручку покупает паровозы и рельсы. Когда рухнули зерновые цены, страна оказалась в тяжёлой ситуации. Поэтому при Александре III была поставлена задача собственной индустриализации. Эту индустриализацию проводили лучшие умы того времени.

В те годы министром финансов, а тогда он являлся, по сути, премьер-министром, былИван Алексеевич Вышнеградский, довольно известный математик, промышленник и финансист. Среди главных экономических сотрудников был Дмитрий Иванович Менделеев. Эти люди способствовали принятию определённого экономического курса, который позволил отечественному капиталу, не боясь иностранной конкуренции, развивать собственное производство и добиться неплохих результатов, плоды которых собирали и при царствовании Николая II.

Николай II продолжал политику Александра III, но в чём-то отступил. Главная проблема всей этой политики в нашей стране — борьба между двумя направлениями. Одно из них — протекционистское, связано с защитой внутреннего рынка от иностранной конкуренции с целью его промышленного развития. Такие шаги предпринимались приАлексее Михайловиче, при Петре I, при Екатерине II, при Александре III.

«СП»: — И в советское время?

— В советское время это немного выбивается, потому что там политика была принудительно-протекционистская. И нельзя сказать, что в это время существовала рыночная экономика в полной мере.

«СП»: — А второе направление?

— Современная экономическая политика — это второе направление. Это так называемая либеральная политика. Название красивое, а на самом деле — это подчинение самым сильным в экономическом отношении державам. Когда-то такой страной была Англия, сейчас — Англия и США, которые устанавливают в России те экономические порядки, которые им выгодны.

Все страны становятся зависимыми и, самое главное, они не развивают собственную экономику, становятся сырьевыми придатками.

«СП»: — Как нам выйти из этой зависимости? При АлександреIII мы защитили свой рынок путем повышения ввозных пошлин?

— Совершенно верно. Причём ввозные пошлины были сделаны определённым образом. Существовал таможенный тариф, который имел сложные градации по видам товаров. И его разработка — это как раз то, чем должны заниматься экономисты. Один из разработчиков таможенного тарифа — Менделеев. Вышнеградский привлёк его первоначально для разработки тарифов для товаров химического производства, а потом на всё остальное.

«СП»: — Менделеев был уникальным человеком!

— Да, он был энциклопедист. Кстати, сам Менделеев считал основной своей работой именно «Толковый тариф». В полном собрании сочинений Менделеева 25 томов, из них четыре — труды по экономике.

«СП»: — Может «подбросить» нашему премьер-министру эти книги?

— Думаете, он читает что-то более трёх страниц?

«СП»: — Может ему подбросить на айпаде в электронном виде?

— Не получится. Не все труды Менделеева, которые хранятся в архивах, опубликованы даже в печатном виде. Кстати сказать, в архивах того же Ленинградского университета, который закончил и наш премьер, и наш президент.

Важная сторона вопроса — принципиальное решение о переходе к протекционистской системе. Вместо этого Россию направили в противоположное русло. Мы вступили во Всемирную торговую организацию. Данная организация поддерживает либеральные экономические порядки во всём мире. Кстати, Россия стала членом ВТО одной из последних. Тогда я высказал глумливую версию, что со вступлением России обстоятельства изменятся, и мир перейдет в этап протекционизма. Сегодня Соединённые Штаты понимают, что проиграли конкурентную борьбу в области производства некоторым странам, Китаю в первую очередь. Поэтому они создают собственные экономические объединения, которые будут защищать их рынок от дешёвых товаров иностранного производства. Речь идет о Трансатлантическом и Транстихоокеанском альянсах. Причём оба они не включают Китай. Принципиально.

«СП»: — И Россию тоже.

— Здесь могут быть другие причины, связанные с экономическим блокированием, чтобы мы не были сильно богатыми. А с Китаем ситуация связана с его победой в области производства. Причём, это может коснуться не только Китая, но и более мелких игроков. Например, Кореи, Индонезии, Филиппин, Малайзии, которые тоже что-то могут делать. Причём довольно часто непонятно, кто главный бенефициар в этих странах. Может быть уже и китайцы.

«СП»: — Где взять средства на новую индустриализацию в России?

— Это самый главный момент. Если мы посмотрим информацию о движении капитала через наши границы, то увидим, что ежегодно из нашей страны вытекают десятки миллиардов. И это только легальные цифры. Причём мы не уверены, что эта цифра окончательно точная. Это в основном деньги от продажи сырья.

Единственный источник средств для новой индустриализации — это те средства, которые вывозят за рубеж. Их необходимо мобилизовать. Правительство должно создать для капиталистов, для тех, кто получает прибыли от сырьевого производства, среду, выгодную для размещения этих денег в России. В противном случае российский капитализм второй раз в истории потерпит жесточайший крах и станет историческим анекдотом. Это очень серьёзная задача. Удастся ли это сделать нынешнему составу правительства?

«СП»: — В новом бюджете социальные пособия не будут проиндексированы. Пенсионерам единоразово добавят пять тысяч рублей под Новый год. Ситуация при росте цен более чем критическая. В России 40 миллионов пенсионеров. По официальной статистике 20 млн человек живут ниже прожиточного минимума. Доколе?

— Какой бы ни была пенсионная система, надо понимать — если государство не зарабатывает, то и платить пенсии, естественно, не может. Это результат двадцатилетней деятельности в результате приватизации сырьевого комплекса. Знает ли наше руководство об этих делах? Да, знает. В 2014 году Андрей Белоусов, советник президента, говорил об исчерпании фондов применительно к 2016 году. Наши либеральные экономисты тогда возмутились. Но Белоусов, на мой взгляд, адекватно представляет себе, как работает наша экономика. Поскольку он советник президента, то и президент все представляет. Во всяком случае — догадывается. Но дело в том, что нельзя резко изменить то, что свершалось годами. Будем надеяться, что кое-что все же делается.

xn--80ajoghfjyj0a.xn--p1ai


Смотрите также