Экономист Дмитрий Валовой: Государству нужно придержать рынок, иначе он развалит страну. Валовой дмитрий васильевич экономист википедия


Экономист Дмитрий Валовой: Государству нужно придержать рынок, иначе он развалит страну

 Экономист Дмитрий Валовой: Государству нужно придержать рынок, иначе он развалит страну

Фото: youtube.com

А КОРОЛЬ-ТО ГОЛЫЙ!

- Дмитрий Васильевич, и мировая экономика, и российская сейчас находятся в шатком положении. Неужто все так запущено?

- Не без этого. Ситуация усугубляется тем, что речь идет не о единичном случае, а о своего рода эпидемии. Мы с вами стали свидетелями не обычного кризиса, а краха мирового экономического порядка. И «лечить» его прежними методами все равно что кормить смертельно больного хроника обезболивающими таблетками.

Все предлагаемые рецепты базируются на извращенном понимании рынка и фальшивом ВВП. Поэтому я и веду речь о радикальных методах: социально-экономические потрясения будут продолжаться, пока не будет создана новая финансово-экономическая система.

- В январе в Давосе кто-то говорил про неправильный ВВП…

- Да, нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц. Проблема актуальная, но не новая. Если коротко, то суть в следующем. Существует два подхода к измерению ВВП - классический и неолиберальный.

Первый подразумевал, что богатство создается производительным трудом и определяется только в реальной экономике. Но по мере перерождения капитализма началось бегство капитала за большей прибылью из реальных секторов в сферу обращения - разного рода спекуляций и махинаций. Что, естественно, приводило к падению темпов роста экономики. Это дело надо было замаскировать. Тогда и появился фальшивый, ныне господствующий неолиберальный подход к измерению ВВП, по которому все виды труда являются производительными, и чем выше доход, тем «производительнее» труд.

В итоге финансовые спекулянты, мошенники и аферисты не только обрели легитимность, но и стали «цветом нации». Ведь их доходы и «вклад» в ВВП поистине масштабны. Вы только вдумайтесь: сегодня только 5% рыночных операций отражают реальное движение товаров и услуг, а 95% - это спекуляции (в лидерах тут спекуляция валютой), мошенничество и аферы.

Справка «СВ»

Дмитрий Валовой родился 30 мая 1927 года. Участник Великой Отечественной войны. Пятнадцать лет был первым заместителем главного редактора «Экономической газеты».

Профессор Академии труда и социальных отношений. Кавалер четырех орденов и пятнадцати медалей. Доктор экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ.

Опубликовал десятки книг. Около тридцати работ представлено в библиотеке Конгресса США.

- Прямо как в известной сказке про невидимое платье короля?

- Вот-вот. Хотя он давно уже голый. Судите сами. В 1940 году ВВП США составлял 100 миллиардов долларов, в 2006 году - 13 триллионов, а в 2016-м - 18 триллионов. Рост соответственно в 130 и 180 раз. При этом ежегодный прирост ВВП с 1940 по 2006 годы в среднем составлял 200, а за последние десять кризисных лет - 500 миллиардов долларов. Получается, что в кризис экономика США росла в 2,5 раза быстрее, чем прежде (при этом федеральный долг реально увеличивался еще быстрее - по триллиону долларов в год - и уже превзошел годовой объем ВВП, а общий долг США уже в этом или следующем году может превзойти объем мирового ВВП).

Но это по фальшивой схеме. В реальной экономике США создается лишь 20% ВВП. Следовательно, федеральный госдолг США уже превысил четыре реальных годовых ВВП. Наш «король» - это государство-паразит и потенциальный банкрот, который живет за счет эмиссионного дохода от доллара и баснословного накручивания долгов.

Вообще рыночный авантюризм привел к тотальной продажности всего и вся. Это позволило современным рыночным рабовладельцам-олигархам сколотить такие состояния, о каких прежние рабовладельцы и мечтать не могли. В итоге сегодня из оборота выводятся и омертвляются сотни триллионов долларов капитала, что тормозит развитие экономики и увеличивает безработицу. И тем не менее миллионы голодных и бездомных, но «свободных» рабов млеют перед свободным рынком.

НАЗАД, К ГОСПЛАНУ

- Как не млеть, если нам уже какое десятилетие внушают, что плановая экономика - это зло?

- Ну так внушают-то те же самые неолибералы, адепты фальшивого ВВП! Вопреки их многочисленным теориям и заявлениям о негативном влиянии государства на экономику, в развитых странах такое вмешательство неуклонно расширяется и углубляется.

Евросоюз по регулированию экономики в ряде позиций затмил даже плановую советскую систему. Вплоть до того, что там рационы для сельскохозяйственных животных устанавливаются Брюсселем для всей еврозоны! Япония разрабатывает двенадцать тысяч общегосударственных плановых балансов. А это на минуточку в тридцать раз больше, чем их было в Госплане СССР. Государство ради самосохранения вынуждено создавать возможности для выживания народа, и если бы оно не придерживало рынок, тот развалил бы экономику уже давно.

У нас выталкивание государства из экономики и приватизация всего и вся нанесли России урон, в разы превышающий ущерб от нашествия Наполеона и Гитлера вместе взятых. Я считаю, нам необходим «мюнхенский разворот» во внутренней политике. Надо четко обозначить пороки, от которых следует избавиться.

Наивно полагать, что люди, которые по западным рекомендациям завели экономику в тупик, смогут содействовать выходу из него. Знаете, что сказал экс-замминистра финансов США Пол Грей Робертс? Цитирую дословно: «Если Россия хочет выжить, Путин обязан защитить ее от западных экономических институтов и обученных на Западе неолибералов».

 Экономист Дмитрий Валовой: Государству нужно придержать рынок, иначе он развалит страну

МНЕНИЕ

В Беларуси - реальная экономика. Надо брать пример

- Вы говорили про пороки, от которых надо избавиться: учет фальшивого ВВП, спекуляции на рынке… Что еще?

- Помните, как Запад ополчился против Путина из-за предложения о переходе на взаиморасчеты в национальной валюте в рамках Союзного государства, Евразийского экономического союза, БРИКС и ШОС? Потому что возникла угроза главному каналу доходов США.

Нужна новая валютная система, так как нынешняя работает на Запад. И все упомянутые выше союзы могли бы стать как бы тренировочными полигонами для выработки новой финансовой системы, ее авангардом. В этих же рамках вполне можно переходить к новым методам измерения социально-экономической динамики.

- Вы имеете в виду систему на основе рубля?

- Здесь нельзя делать какую-то реальную валюту, чтобы она, как доллар, ходила мерой. Нужен некий измеритель - валюта, которая не должна быть в обращении. Как переводной рубль в странах СЭВ. Или евро в первые годы его существования, когда он еще был условной денежной единицей и не вводился в обращение. Потому что как только евро ввели в обращение, его моментально стали накапливать, спекулировать.

Переводной рубль был необратимой валютой, но каждая страна устанавливала себе свой курс сама. Нравится ей - она везде совершает расчеты через него. Если с какой-то страной ей выгоднее торговать напрямую с помощью национальных денег - не вопрос. То есть никакого посягательства на суверенитеты.

Не хотел бы расхваливать советский опыт, так как он у многих аллергию вызывает. Но вот та же Беларусь сохранила много позитивного от СССР. У них реальная экономика, нет такого засилья фальшивого, мало спекуляций. Почему бы не взять это на вооружение? Или, скажем, сельское хозяйство, которое там сохранили? У нас с ним паршиво - треть посевных площадей заросло бурьяном. Гайдар говорил, что фермеры накормят. А мелкое хозяйство - оно не товарное, оно натуральное, фермеры еле-еле себя обеспечивают. Чем крупнее хозяйство, тем оно высокорентабельнее.

 Экономист Дмитрий Валовой: Государству нужно придержать рынок, иначе он развалит страну

ИНТЕГРАЦИЯ

Единым фронтом на мировом рынке Какие плюсы дает объединение для наших стран в рамках Союзного государства и ЕАЭС.

- Как смотрите на Евразийский экономический союз? Ведь это же как раз некое возвращение структуры СССР?

- С большим оптимизмом и надеждой, так как это очень удачная форма. Я бы сказал, высшая форма интеграции, так как это уже международная структура, которая имеет прочные контакты с мировыми экономическими организациями. И в потенциале она может стать очень удачным плацдармом для наведения порядка на рыночных площадках. Именно отсюда должно пойти становление нового экономического порядка и новой финансово-экономической системы.

Что касается аналогий с СССР, то они не совсем уместны. Все-таки при Советах все директивы в республики спускались сверху, из Москвы, а тут все строится на демократической основе. В этом и новшество, и преимущество, и актуальность стратегии этого союза.

 Экономист Дмитрий Валовой: Государству нужно придержать рынок, иначе он развалит страну

- Какие плюсы дает объединение для наших стран? И можно ли в рамках Союзного государства и ЕАЭС, с одной стороны, сохранить национальные особенности экономики, а с другой, использовать эффект синергии?

- Что касается плюсов, любая интеграция, тем более действенная, всегда взаимовыгодна. Особенно, если она развивается постепенно. У нас ведь огромное преимущество перед тем же Евросоюзом именно в том, что объединение идет поступательно, аккуратно. Вот создали Союзное государство и дальше набираем темпы - постепенно и очень продуманно.

Еще один очевидный плюс в том, что наши страны могут выступать единым фронтом на мировом рынке. Ведь выходить туда группой выгоднее, это ясно. И тут еще надо учесть, что в рамках ЕАЭС идет международное разделение труда, формируется некая специализация на уровне отдельных государств.

Зачем все производить в рамках каждой страны, если одна страна сильна в создании одних продуктов, а другая - в создании других? Проще и выгоднее каждому делать свое большими тиражами - на всех. Например, Беларусь снабжала весь соцлагерь своими автокарами, а хорошие легковушки были в Чехословакии, и чехи делали их большим тиражом для всего СЭВа. Так что тут вам налицо и национальная специфика, которая сохраняется именно благодаря специализации, и взаимовыгодное сотрудничество.

www.souzveche.ru

Дмитрий Валовой. Рынок и ВВП гробят экономику — КПРФ Москва

Публикуем материал размещённый на сайте газеты «Правда».

Имя Дмитрия Васильевича Валового — участника Великой Отечественной войны, кавалера четырёх орденов и пятнадцати медалей, доктора экономических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ, хорошо известно не только в кругах учёных-экономистов. Четырнадцать лет он был первым заместителем главного редактора еженедельника ЦК КПСС «Экономическая газета», а в 1976—1992 годах — заместителем и первым заместителем главного редактора газеты «Правда». Яркий публицист, он прославился вдумчивыми и глубокими статьями о проблемах советской экономики, о бездарном реформаторстве периода М.С. Горбачёва и Б.Н. Ельцина, о нынешнем «безвременье».

МНЕ ДОВЕЛОСЬ быть участником советских реформ — от Хрущёва до Ельцина. Ещё в 1970-е годы я опубликовал вывод: «Если в управлении экономикой не сделаем серьёзных изменений, то в середине 1990-х годов народное хозяйство Советского Союза развалится. До 2000 года не дотянем!» В ЦК вывод назвали «плодом больного воображения». Когда М.С. Горбачёва избрали генсеком 4 марта 1985 года, я вручил ему Записку (она опубликована в моей книге «Деловая история», «Алгоритм», 2015) о порочности хозяйственной системы и предложил конструктивные меры по её изменению.

Целый год Михаил Сергеевич направо и налево громил затратную систему, олицетворением которой был «воздушный вал». Но затем ему подбросили идею «Ускорения…» на базе вала и на XXVII съезде КПСС проштамповали XII пятилетку по самым худшим расточительным образцам. Тогда я опубликовал статью «Измерение ускорения» («Правда», 7.06.1986), в которой показал теоретическую несостоятельность и практическую опасность «Ускорения» — политического курса Горбачёва. Уже на третий день (10.06.1986) Горбачёв организовал на Политбюро ЦК вне повестки дня критику моей статьи.

Интервью о горбачёвских реформах в журнале «Огонёк» я назвал «Абсурд в квадрате». Это интервью я использовал в качестве предисловия к книге «Экономика абсурдов и парадоксов» (Политиздат, 1991). Но всё познаётся в сравнении. Тогда использование «воздушного вала» «метром» для экономики мне казалось безумием. Теперь, на фоне того, что вытворяют ныне гайдаровские наследники с нашей экономикой, советские пороки кажутся детской шалостью.

С января 1992 года Егор Гайдар начал «шоковую терапию». Пока он был у власти, я опубликовал в «Правде» три критические статьи: «Гайдаровская «бомба» для экономики» (12.02.1992), «Прыжок в «чёрный» рынок, или Ядерный удар по экономике» (23.05.1992) и «Егор, ты не прав! или Головокружение от …неуспехов» (25.11.1992). К сожалению, мои выводы о разгроме производства и о небывалом ещё в мировой истории ограблении народа с лихвой подтвердились.

После реставрации капитализма в России вместо «воздушного вала» измерителем экономики по образу и подобию Запада стал валовой внутренний продукт (ВВП). Сущность этого показателя на Западе в процессе вульгаризации экономической науки была извращена коренным образом. Дело в том, что по мере перерождения производительного капитализма в спекулятивный началось бегство капитала за более высокой прибылью из реальной экономики в сферу обращения. Это вело к падению темпов роста экономики. Как его замаскировать? Тогда неолибералы отвергли вывод классиков политэкономии о том, что источником и мерой богатства является производительный труд, то есть труд, создающий товары и услуги, и реализовали идею неоклассика Д.Б. Кларка о том, что любой труд является производительным и чем выше доход, тем «производительнее» труд.

В итоге рыночные аферисты и мошенники стали не только легитимными, но и «цветом нации», так как их «вклад» в создание ВВП значительно больше, чем предпринимателей. Адаму Смиту не могло и в кошмарном сне присниться, что его «последователи» будут «создавать» ВВП не только путём финансовых операций, но и в сфере госуправления и армии, в судах и полиции, в школах и больницах, в кабаках и детских садах, в храмах и ритуальных заведениях. Поэтому уже почти половина мирового ВВП — фальшивая. Аферы и мошенничества маскируют изъятие из реальной экономики ежегодно десятков триллионов долларов.

Чтобы представить грандиозность такого мошенничества, напомню, что сумма ежедневных сделок на рынках составляет около трети годового мирового оборота торговли. Маркс цитирует в «Капитале» профсоюзного лидера Англии Т. Даннинга, который писал, что «при 300 процентах прибыли нет такого преступления, на которое капитал не рискнул бы пойти хотя бы под страхом виселицы». А теперь авантюристы на рыночных аферах мгновенно сколачивают миллиардные состояния на «законном» основании.

Накручивание фальшивого ВВП в нашей стране продолжается. За пять «стабилизационных» лет, с 2011 по 2015 год, его объём увеличился с 60 до 80 триллионов рублей, то есть вырос на 25%. В реальной экономике создано 44% ВВП, а в сферах, где никакой стоимости не создаётся, — 56%. Среди них лидирует финансовая деятельность и операции-махинации с недвижимым имуществом — 20%. На втором месте — торговля, рестораны и развлекательные шоу — 14%. Третье место занимают налоги на продукты — 11%. А удельный вес сельского хозяйства в структуре ВВП, где создаются эти продукты, всего лишь 4%. И вот на такой разухабистой «клюкве» «кудринцы» и «столыпинцы» предлагают «стратегии» развития экономики.

На государственном уровне на порочность ВВП обратил внимание в свою бытность президентом Франции Николя Саркози. Тогда он обратился к лауреатам Нобелевской премии Джозефу Стиглицу, Амартии Сену и известному французскому экономисту Жан-Полю Фитусси с просьбой предложить более достоверный измеритель экономики. Была создана Международная комиссия по измерению эффективности экономики и социального прогресса. Она опубликовала доклад «Неверно оценивая нашу жизнь. Почему ВВП не имеет смысла?». В 2016 году Джозеф Стиглиц критиковал непригодность ВВП на Давосском форуме.

Другим теоретически несостоятельным, а практически опасным пороком неолиберализма является «выталкивание» государства из экономики. Сегодня мир одурачен рынком, который обожествлён и превращён в «священную корову». Малейшая критика в его адрес решительно пресекается. Не пощадили даже папу римского Франциска, который в своих «Экономических тезисах» осудил «тиранию свободного рынка, баснословное обогащение и беспросветную нищету». В ответ последовала мощная атака обвинений понтифика в «отступлении от католицизма и распространении идей марксизма».

Предводители былого производительного капитализма Г. Форд, С. Морозов, Д. Карнеги и др. решительно осуждали рыночные спекуляции и махинации. Карнеги утверждал, что «игра капиталиста на рынке превращает его в авантюриста». Но сегодня менее 5% рыночных операций отражают реальное движение товаров и услуг, а 95% — это сделки афер и спекуляций. В результате авантюристы уже вывели из реальной экономики и омертвили в дворцах, яхтах, золотых унитазах, бриллиантовых бюстгальтерах и других предметах роскоши или прячут в офшорных зонах капиталы на сумму, кратно превышающую объём мировых инвестиций.

Все помыслы рыночных авантюристов направлены на выталкивание государства из экономики, приватизацию всего и вся, предоставление рынку полной свободы. Изображается это преимуществом рыночного регулирования по сравнению с государством. Я не раз писал и снова повторяю: рынок ничего не регулировал, не регулирует и не может регулировать. Эти функции ему в корыстных целях приписали в результате искажения положения Адама Смита о «невидимой руке рынка». Экономику регулировали и регулируют люди. И только люди! Партнёрами государства в её регулировании ныне являются бизнес-структуры: концерны, фирмы и ряд международных организаций типа МОТ, МВФ и т.п. Каждый из них преследует свои интересы.

Вопреки «теориям» о неэффективности государства в экономике сегодня государства, особенно развитые, неуклонно расширяют и углубляют регулирование экономики. И делают это они не от хорошей жизни. Частные бизнес-структуры съедают жирные куски, а всё низкорентабельное, а тем более убыточное не хотят производить. В погоне частников за более высокой прибылью таких «отбросов» становится всё больше и больше. Но многие «отбросы» являются крайне необходимыми для выживания населения. Кто их может произвести, кроме государства? Поэтому последствия нынешней приватизации, которая по всем параметрам затмила даже ваучеризацию, будут активно содействовать ускорению развала российской экономики.

От редакции: Вообще реставрация рыночно-капиталистической системы непременно обернулась бы трагедией. Известно, что в современных условиях, когда производство носит весьма затратный характер, когда на первое место выходит удовлетворение потребностей людей труда, о каком доминирования свободного рынка и частной собственности на средства производства может идти речь?! В то время, когда в мире так или иначе происходит огосударствление и централизация экономики, пособники глобалистов во всех странах открыто игнорируют законы общественного развития! Что касается российской ситуации, то надо учесть, что незаконно проведённая приватизация не только угробила реальный сектор экономики, не только ввергла народ в нищету, но и стимулировала взрыв организованной преступности и коррупции. Ведь «откат» чиновникам был ключевым условием допуска определённых коммерсантов к растащиловке общенародной собственности. Что касается господства спекулятивного сектора, то это тоже не случайно. Введение свободного рынка образца XIX века, отказ от защиты отечественного производителя от зарубежной конкуренции тоже привели к катастрофе. А западный капиталисты, скупив ключевые отрасли экономики, свернули производственную деятельность и пустились во всевозможные спекулятивные операции.

Сделало ли выводы нынешнее руководство из произошедшего? Конечно нет! Ставка Кремля и правительства на продолжение приватизации государственной собственности, продолжение ориентации на ВТО, сохранение России в составе данной структуры (даже в условиях международной санкции) болезненно сказывается на состоянии социально-экономической обстановки.

msk.kprf.ru

Крах мировой финансовой системы растянется на несколько поколений

Доктора экономических наук, профессора Академии труда и социальных отношений Дмитрия Валового нередко называют русским Нострадамусом. Еще в 70-е годы он предсказал крушение в 90-е советской хозяйственной системы. Ошибся немного - крах начался чуть раньше. В современной мировой экономике Дмитрий Валовой видит ту же беду, которая погубила и советское хозяйство - рост экономики становится все более «бумажным» или, по нынешним понятиям, виртуальным. Реальный рост подменяется «мыльными пузырями» на финансовом, фондовом и прочих рынках. Приводим выдержки из недавней книги российского экономиста - «Деловая история».

ГДЕ СПРЯТАН КВАДРИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ?

Одни убеждают, что кризис преодолен, а другие на конкретных данных показывают, что кризис продолжается. На этом фоне сенсационно прозвучало заявление председателя Банка Англии Мервина Кинга: «При нынешнем кризисе будет жить несколько поколений».

По существу, он прав. Но с одной принципиальной поправкой. Нынче происходит не обычный кризис, а крах мировой финансовой системы. Если не будет создан новый экономический порядок, то этот крах будет продолжаться несколько поколений и может привести к смене нашей цивилизации...

В 1526 году в «Трактате о чеканке монет» Коперник писал: «Как ни многочисленны бедствия, в результате которых королевства, княжества и республики идут к упадку, самыми сильными являются четыре: раздоры, смертность, неурожайность, обесценение монеты. Первые три так очевидны, что их все осознают. Четвертое, то есть обесценение монеты, познается только немногими и лишь глубоко рассуждающими, потому что оно поражает и разрушает государство не сразу и бурно, а медленно и скрыто».

Прошу обратить внимание на то, что эту опасность Коперник предвидел за два века до появления бумажных купюр, что создало гораздо более благоприятные условия для их обесценения...

И вот количество денег уже вышло далеко за пределы квадриллиона долларов, а мировой объем валового внутреннего продукта (ВВП отражает размер экономики. - Ред.) составляет при этом всего лишь 65 триллионов. Именно отсюда «растут ноги» мощных волнообразных мыльных пузырей, послуживших толчком современного финансового кризиса. Его новое качество заключается в том, что деньги уже превратились в цветные бумажки...

«СВЕРХОБОГАЩЕНИЕ ВМЕСТО ЭКОНОМИКИ»

Неолиберальные экономисты изобрели методы накручивания «воздушного» ВВП в сферах, далеких от производства. Даже кретин может понять, что в больницах, школах, церквях и ритуальных заведениях ВВП не создается. Однако неолибералы «создают» его везде и всюду, включая полицию, рестораны и развлекательные шоу. Такое нечеловеческое измерение экономики является результатом замены экономики хрематистикой (по Аристотелю «наука об обогащении, накопление денег как сверхзадача и поклонение прибыли». - Ред.). В США хрематистика уже давно господствует. Там только четверть ВВП создается в реальной экономике. В развитых капиталистических странах в среднем половина липового ВВП...

«ПЛАВАЮЩИЙ КУРС ВАЛЮТ - ЭТО АФЕРА»

Либеральная модель измерения ВВП - это «научная» афера. Она позволяет в разы увеличивать «иллюзорное богатство» развитых государств. Их благополучие строится на ограблении «неразвитых» стран многими способами. Основным из них является плавающий курс, который представляет собой спекуляции, мошенничество и аферы в одном безразмерном флаконе. Поэтому США и их союзники с резервными валютами будут защищать нынешнюю мировую финансовую систему до последнего патрона.

Экономист Дмитрий Валовой

Экономист Дмитрий Валовой

Сегодня «теория» роста темпов экономики негласно господствует в мире. Многие лидеры козыряют даже не процентами, а десятыми долями процента. Идея ускорения витает над планетой. А нужны ли эти липовые темпы? Разве калорийность питания, продолжительность жизни, обеспеченность жильем, потребление на душу населения важнейших видов товаров и услуг характеризуют качество жизни не лучше, чем ВВП?!

Грандиозность варварского расточительства покажу на доступных всем конкретных примерах. Восемь лет назад я купил электробритву с приложением к ней режущих ножей. Через четыре года я заменил ножи. Прошло восемь лет, я выбросил старую электробритву и купил новую, но уже без запасных ножей и в два с половиной раза дороже. Через 3 - 4 года эту бритву придется выбрасывать, вместо того чтобы заменить ножи, которые не прилагаются и отдельно уже не продаются...

И еще присмотритесь, сколько нам ради обогащения навязывают ненужных и даже вредных вещей. Из этого вывод: мы можем удовлетворять наши потребности на должном уровне при сокращении материальных и трудовых ресурсов в три раза!

«ВЫБОР США: ДЕФОЛТ ИЛИ ВОЙНА...»

Кандидат на пост президента США, известный американский экономист Линдон Ларуп заявил: «В последние годы мы в США, скупая половину мира за бумажки, производим и зарабатываем меньше, чем потребляем. Мы живем как банкроты. Мы печатаем деньги в гиперинфляционных размерах».

Федеральный долг США официально составляет 118% ВВП. Но в реальной экономике создается лишь четверть товаров и услуг. Это означает, что федеральный долг уже превысил четыре реальных годовых ВВП, а долги Штатов, местных органов и домохозяйств - в пять раз больше. Шанса на покрытие долгов даже теоретически не существует. Страна держится на плаву за счет эмиссионного дохода, пока доллар является резервной валютой.

Поэтому ларчик агрессивности США открывается просто: дефолт или война? Альфой и омегой внешней политики США является сохранение и упрочение нынешнего мирового экономического «порядка».

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

Почему рост стал опасным?

- Дмитрий Васильевич! Весь мир внимательно следит за динамикой роста ВВП в надежде преодоления кризиса. А вы объявляете, что он фальшивый и опасный. Как так?

- Классики политэкономии доказали, что источником и мерой измерения богатства является производительный труд, то есть труд, создающий товары и услуги. Адам Смит утверждал: «Если богач нанимает производственных рабочих, он богатеет, нанимая слуг - беднеет». Развивая эту мысль, Смит отмечал: «Государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников. К ним должны быть отнесены и некоторые из самых легкомысленных профессий (священники, юристы, врачи, писатели, актеры, музыканты, оперные певцы, танцовщики и пр.)».

Но по мере перерождения капитализма началось бегство капитала из реальной экономики в сферу спекуляций, махинаций и «легкомысленных профессий». Чтобы замаскировать падение темпов от сокращения производства товаров и производительных услуг, неоклассик-либерал Джон Бейтс Кларк предложил считать все виды труда производительными. В итоге финансовые игроки - спекулянты и мошенники - стали не только легитимными, но и лидерами «производства» ВВП, который по своей сущности сродни «новой одежде» для короля андерсеновских мошенников. О масштабах рыночных авантюр свидетельствуют такие данные: ежедневная сумма сделок на рынках составляет примерно треть ежегодного оборота мировой торговли. Но только три-четыре процента их отражают реальное движение товаров и услуг. Все остальное - спекуляции и мошенничество.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Сергей ХЕСТАНОВ, доцент факультета финансов и банковского дела Российской академии народного хозяйства и госслужбы:

«Индекс счастья» не точнее ВВП

- Экономисты давно пытаются найти какие-то более объективные и точные показатели, позволяющие сравнивать экономическую ситуацию в разных странах. И «индекс счастья» предлагался, и «генеральный индикатор прогресса». Не первое десятилетие идут споры по поводу того, считать ли сферу развлечений, финансвых услуг и т. п. «частью экономики». Но пока ничего лучшего, чем стоимость всех произведенных в стране товаров и услуг (то есть ВВП), в качестве критерия для анализа дел в экономике и принятия решений не придумали. С другой стороны, я не согласен с тем, что нынешний рост - сугубо «воздушный». Да бросьте! Как ни веди подсчеты, а «реальный сектор» всегда выступает своего рода «мейнстримом», без которого все остальное не будет развиваться. Именно по этой причине в кризис темпы роста ВВП как раз и снижаются.

www.kp.ru

Дмитрий Валовой

В 2002 учебник «Политэкономия»1 получил премию Правитель­ства Российской Федерации в области образования. После вручения премий в Белом доме на приеме мы с Н.Н. Гриценко обратились к министру образования РФ В.М. Филиппову с просьбой о реабилита­ции политэкономии как общетеоретической экономической науки. Введенная вместо нее дисциплина «Экономическая теория», – говорили мы, – не только не отвечает содержанию политэконо­мии, но противоречит элементарной логике». Владимир Михай­лович ответил:

– Входите с официальным предложением, и я поручу внима­тельно его рассмотреть.

Было решено подобное предложение сделать от группы из­вестных ученых. Проект обращения в Минобразования РФ мы разослали ряду известных ученых. Многие из них внесли свои дополнения, и после окончательной редакции оно было опубли­ковано в газете «Экономика и жизнь» № 48 за 2002 год. Ректор Академии труда и социальных отношений, руководитель автор­ского коллектива упомянутого выше учебника «Политэконо­мия» Н.Н. Гриценко 21 ноября официально направил Обраще­ние ученых министру образования В.М. Филиппову. Министр поручил Департаменту образовательных программ и стандар­тов профессионального образования рассмотреть этот вопрос в установленном порядке. Департамент направил его на заключение в Научно-методический совет по экономике Минобразования РФ, который возглавляет проректор МГУ А.В. Сидорович.

13 марта 2003 года состоялось заседание этого Совета. Ниже публикуются выдержки из моего доклада.

  Уважаемые коллеги! Вам известно, что «астрономия» происхо­дит от двух греческих слов: astro – звезда и nomos – закон. Если бы Министерство промышленности, науки и технологий России назвали астрономию «небесная звезда», то астрономы вполне ре­зонно бы возмутились.

Во-первых, о какой звезде конкретно идет речь? Ведь звезд много и все они разные. Во-вторых, общетеоретическая астро­номическая наука – астрономия – изучает общие законы разви­тия не только звезд, но и всех небесных тел Вселенной, включая планеты.

Слава Богу, в астрономии все спокойно. А вот в нашей с вами эко­номической науке чиновники упомянутого Министерства нечто подобное сотворили. Общетеоретическую экономическую науку – политэкономию – назвали «экономическая теория». Если в зале присутствует кто-либо из авторов этого названия, то желатель­но услышать: какую теорию они имели в виду? Ведь существуют десятки теорий о причинах кризисов и инфляции, а еще больше их – о конкуренции и предпринимательстве. Кроме сотен общих теорий существует много теорий отраслевых и специальных эко­номических наук. Теория статистики – это тоже экономическая теория. Но главный порок нового названия в том, что оно извра­щает политэкономию, которая изучает не только теории, но и определяет механизм реализации их на практике с целью повы­шения эффективности общественного производства как на мик­роуровне, так и на макроуровне. Разве об этом не свидетельствует образовательный Госстандарт?

Поэтому название «экономическая теория» не имеет ничего общего с содержанием общетеоретической экономической науки. В 1615 году Антуан Монкретьен ввел в научный оборот понятие «политэкономия». В переводе с греческого «politeio»означает обще­ственное устройство. Таким образом появилась наука, предметом которой стали изучение и реализация законов (правил) ведения общественного (национального) хозяйства. Поэтому попытки не­которых чиновников увязать ликвидацию политэкономии с деи­деологизацией науки теоретически несостоятельны, а практиче­ски разорительны.

В 2015 году будет отмечаться 400-летие политэкономии. В процессе развития этой науки были определены экономиче­ские законы, которые выдержали многовековое испытание прак­тикой и временем. Даже в первой политэкономической системе меркантилистов есть экономические правила (законы), которые и ныне актуальны. Жизнь убедительно свидетельствует, что иг­норирование экономических законов ведет к неэффективности экономики, а в конечном счете к ее краху. Это особенно наглядно проявилось на примере советской экономики. В 20-е годы, когда создавалась социалистическая система хозяйствования, в СССР восторжествовала точка зрения, отрицавшая политэкономию. Ее сторонники утверждали: «производственные отношения при социализме настолько прозрачны и ясны, что в теоретическом исследовании не нуждаются». В 60-е годы в СССР политэко­номия была реабилитирована, но поезд уже далеко ушел. И мы не смогли изменить затратную систему управления экономи­кой, которая явилась объективным фактором развала советской экономики.

Можно ли было научно предвидеть такой исход? Конечно, можно. Во время одного из визитов в Польшу друзья посове­товали мне встретиться с интересным священником. Теперь его знает весь мир как Папу Римского Иоанна Павла II. В ту пору Кароль Войтыла еще не был даже кардиналом. Беседа с ним была чрезвычайно интересная. Он открыл для меня Ко­перника как гениального экономиста своего времени. Размыш­ляя о причинах распада империй и государств, Коперник пи­сал: «Как ни многочисленны бедствия, в результате которых империи, королевства, княжества и республики идут к упадку, самыми сильными являются четыре: раздоры, смертность, не­урожайность, обесценение монеты. Первые три так очевидны, что их все сознают, четвертое же, то есть обесценение монеты, познается только немногими и лишь глубоко рассуждающими, потому что оно поражает и разрушает государства не сразу и бурно, а медленно и скрыто».

Особо хочу обратить ваше внимание на то, что опасность обесценения денег Коперник «увидел» за два века до появле­ния бумажных денег. Именно Коперник «навел меня на мысль о том, что неуклонное обесценение советского рубля не мо­жет не привести к краху плановую экономику. Ведь в Совет­ском Союзе планы в рублях выполнялись и перевыполнялись, а по номенклатуре срывались. Поэтому обесценение денег при­обрело необратимый характер. Неуклонно рос дефицит на все и вся; создавалась и обострялась «плановая» анархия производст­ва. Опираясь на положения Коперника, еще в 70-е годы я назвал Госплан СССР «перевернутой пирамидой» и предсказал: «Если не изменим систему управления экономикой, то в середине 90-х годов наша экономика развалится, до 2000 года не дотянем!» В ЦК КПСС мой вывод назвали плодом больного воображения, но «благодаря» горбачевскому ускорению мое предсказание осу­ществилось досрочно.

Можно ли было научно предвидеть разрушительный характер «шоковой терапии»? Можно и должно! Через месяц после ее начала я опубликовал в «Правде» статью «Гайдаровская «бомба» для эко­номики». В ней один к одному предсказано то, что мы с вами име­ем сегодня. Разве двукратный, а по многим видам потребитель­ских товаров и услуг десяти-тридцатикратный спад производства и обнищание большинства населения не свидетельствуют о не­пригодности западных «ценностей» экономической науки для российских условий?

О причинах краха советской экономики и неизбежности пе­чальных последствий реставрации капитализма я подробно рас­сказал в своей новой документальной повести «Ослепленные властью». На конкретном материале я показал, что отрицание по­литэкономии в период формирования социалистической систе­мы хозяйствования привело к игнорированию азов марксистско­го экономического учения. Мы управляли экономикой по «дог­ме Смита», а капиталистическая практика развивалась по Мар­ксу, что и дало капитализму в прошлом веке «второе дыхание». Третьего «дыхания» не бывает. Поэтому трудно не согласиться с Дж. Соросом, который в своей новой книге «Кризис мирового ка­питализма», раскрывает причины краха этой системы.

В процессе ликвидации социализма мы повторно наступили на те же грабли, то есть снова ликвидировали политэкономию. Это привело к тому, что ряд фундаментальных положений полит­экономии исчез из образовательного госстандарта. Но потеряв­ши голову, о волосах не плачут. Если «голова» появится на сво­ем месте, то на ней вырастут еще более красивые современные «волосы».

Во время беседы с Гэлбрейтом он напомнил мне слова Дж. Милля о том, что «величайшие ошибки в политэкономии про­исходят от непонимания яснейших истин». В качестве примера он назвал путаницу, которая царит вокруг предмета политэкономии. В своих трудах Гэлбрейт предлагает «вернуться к старому опре­делению политэкономии и наполнить его новым содержанием». То, что политэкономия нуждается в совершенствовании, сомне­ний не вызывает. Вопрос: в каком направлении? Прежде всего она должна обобщить современную практику и определять более эффективные пути развития производства. Но мы не только не устранили пороки советской системы управления экономикой, а еще больше усугубили их. Наши рыночные реформы Дж. Гэл­брейт назвал «психическим отклонением клинического характе­ра ... близким к умопомешательству».

Многоуважаемые члены Ученого совета!

В заключение позвольте мне провести аналогию происходя­щего в этом зале события с тем, что произошло в 1925 году на заседании Ученого совета Коммунистической академии. Тогда на Совете состоялось обсуждение доклада И. Скворцова-Степа­нова на тему «Что такое политическая экономия?» Докладчик, в частности, сказал:

«В последнее время мы переживаем любопытную полосу ослепления известной предвзятостью. Начиная с элементарных кружков политграмоты и кончая университетами, у нас уже около четырех лет повторяют, как прочно установленную, стоящую выше всех сомнений истину, будто политэкономия есть наука только о законах капиталистического общества. Подобная невыразимая методологическая нелепость не бьет в глаза ни авторам, ни читателям. Эта предвзятость делает и авторов, и читателей слепыми к подобной чепухе».

Чтобы извлечь необходимый урок из истории и ограничить наше блуждание, по словам Д.И. Менделеева, «в океане мыслей и в лесу фактов», прошу Ученый совет поддержать нашу инициати­ву и рекомендовать Министерству образования вернуть с нового учебного года политэкономию на свое законное место.

Если такое решение по каким-либо причинам отодвигается, то давайте хотя бы приведем название научного предмета в со­ответствие с русским языком: «Экономические теории». Ведь абсурд получается. Экономических учений много, а теорий во сто крат больше. И все они втискиваются в «прокрустово ложе», которое называется «экономическая теория». К сожа­лению, «подобная невыразимая методологическая нелепость» не бьет в глаза ни авторам, ни читателям, делает их слепыми к подобной чепухе.

К сожалению, А.В. Сидорович провел Совет по типу круглого стола, на котором абстрактно обсуждалась проблема, затронутая в обращении ученых. Никакого постановления Совет не толь­ко не принимал, но даже не обсуждал. Поэтому участники этой встречи были удивлены публикацией фиктивного постановления Научно-методического совета о целесообразности сохранения «экономической теории». Об этой неблаговидной истории я рас­сказал в брошюре «Блеск и нищета политэкономии». В ней пока­зано, что ликвидация политэкономии открыла широкий простор для вульгаризации экономической науки и усиления господства хрематистики.

Очередная попытка реабилитации политэкономии была сде­лана в декабре 2005 года. Редакция еженедельника «Экономика и жизнь» совместно с Вольным экономическим обществом и Ака­демией труда и социальных отношений провела круглый стол на тему «О восстановлении политэкономии в государственных образовательных стандартах (ГОС)». В нём приняли участие за­ведующие кафедрами экономической теории ряда ведущих рос­сийских вузов, известные ученые. Мой доклад на круглом столе «Политэкономия: быть или не быть?» опубликован в первом номере журнала «Труд и социальные отношения» за 2006 год и в еженедельнике «Вузовские вести» № 2 за 2006 год.

Лев Николаевич Толстой советовал: «Не смотри на учёность как на корону, чтобы ею красоваться, ни как на корову, что­бы кормиться ею». Учёные, воспевающие замену экономики хрематистикой и вселенскую продажность, рассматривают науку и как корону, и как корову! Они обласканы власть и деньги имущими; являются обладателями самых высоких государственных и международных учёных званий и премий. На издание, тиражирование и пропаганду их работ выделяются неограниченные средства.

В современной России ласточкой подобных «научных» творений являются ясино-явлинские «500 дней», породив­шие плеяду гайдаровцев, сидоровичей, камаевых и пр. В ито­ге вместо социального государства по Конституции мы по­строили образцово-показательное буржуазное государство. По темпам роста числа долларовых миллиардеров мы вышли на первое место на планете, а по их количеству прочно заня­ли второе место в мире после Соединённых Штатов Америки. В сфере экономики рыночники-хрематистики устроили, по сло­вам Сакса, «катастрофу, которой не было еще в истории».

Роль учёных-экономистов в преодолении затянувшегося кри­зиса в России нельзя недооценивать. Без реабилитации обще­теоретической науки политэкономии и реализации объектив­ных экономических законов на практике мировая экономика, по моему убеждению, до конца света будет блуждать в океане маржиналистских мыслей и в лесу неоклассических формул и фактов.

valovoi.livejournal.com

Валовая, Татьяна Дмитриевна Википедия

Валова́я Татья́на Дми́триевна (род. 11 апреля 1958) — российский государственный деятель и экономист, международный чиновник.

В 1980-е — 1990-е годы находилась на дипломатической работе, позднее занимала руководящие должности в Аппарате Правительства Российской Федерации. С февраля 2012 года — член Коллегии (Министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии.

Имеет классный чин Действительного государственного советника Российской Федерации I класса. Доктор экономических наук, автор ряда книг и публикаций, посвящённых экономической и исторической проблематике.

Биография

Родилась 11 апреля 1958 года в семье советского экономиста Дмитрия Васильевича Валового[1], впоследствии занимавшего должности заместителя главного редактора еженедельника «Экономическая газета», первого заместителя главного редактора газеты «Правда» и члена Комитета народного контроля СССР, лауреата Государственной премии Российской Федерации. Мать, Генриетта Евгеньевна, также экономист, была дочерью генерал-лейтенанта Е. П. Лапшина, занимавшего различные руководящие посты в структурах НКВД и МГБ СССР[2].

В 1980 году окончила факультет международных экономических отношений Московского финансового института, в 1983 году — аспирантуру того же института, получив учёную степень кандидата экономических наук[3].

В 1983 — 1989 годах работала в редакции «Экономической газеты». Занимала должности от корреспондента до заместителя редактора отдела мировой экономики[3].

В 1989 — 1994 годах — на дипломатической службе. Работала в Постоянном представительстве СССР, далее — Постоянном представительстве Российской Федерации при Европейском союзе в должности третьего, затем — второго секретаря. Занималась вопросами финансово-экономического сотрудничества[3].

В 1994 году, защитив в Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации докторскую диссертацию по проблематике финансовой системы Евросоюза, получила учёную степень доктора экономических наук[3].

В 1995 — 1997 годах на работе в Администрации Президента Российской Федерации в должности консультанта, затем — советника. Отвечала за вопросы взаимодействия с уставными органами Содружества Независимых Государств[3].

В 1998 — 1999 годах — начальник Управления валютно-финансовой политики Министерства Российской Федерации по делам СНГ[3].

В 1999 году перешла на работу в Аппарат Правительства Российской Федерации. Изначально занимала должность заместителя директора Департамента международного сотрудничества, а с октября 2001 года — директора того же департамента. В должности директором департамента являлась соруководителем экспертной группы №21 по доработке «Стратегии 2020»[3].

В октябре 2007 года Указом Президента Российской Федерации ей был присвоен высший классный чин — Действительного государственного советника 1 класса[4].

1 февраля 2012 года решением Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств утверждена членом Коллегии (Министром) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии[3].

Профессиональная деятельность

В Коллегии ЕЭК отвечает за проведение интеграционной политики в рамках ЕАЭС, координацию макроэкономических стратегий стран — участниц объединения, а также за формирование и распространение официальной статистической информации Союза. В период функционирования ЕЭК в качестве руководящей структуры Единого экономического пространства в 2012—2014 годах координировала процессы формирования ВЕЭС и подключения к этой структуре новых членов — Киргизии и Армении[5][6][7][8][9][10].

Отвечает за международные связи ВЕЭС, в частности, за установление связей с другими международными организациями и заключение соглашений о создании зон свободной торговли между Союзом и третьими странами[11][12][13][14]. Регулярно совершает зарубежные поездки для проведения соответствующих переговоров, а также для участия в различных международных конференциях, политологических и экономических семинарах. Выступает с официальными комментариями по текущим и перспективным моментам деятельности ЕЭК и развития ЕАЭС[12][13][6][15][16][17].

Награды

В 2008 году за большой вклад в развитие экономического сотрудничества с зарубежными странами награждена орденом Дружбы[18]. В 2015 году — медалью «За вклад в создание Евразийского экономического союза» I степени. Кроме того, поощрялась благодарностями и почётными грамотами Президента и Правительства Российской Федерации[3].

Публикации

Т. Д. Валовой написано более 170 научных и публицистических работ, посвящённых вопросам международных валютно-кредитных отношений, европейской и евразийской экономической интеграции, многостороннего сотрудничества в рамках СНГ. Она также является автором монографии «Европейская валютная система» (М., 1987), книг «Валютный курс и его колебания» (М., 1995), «Искушение Европы: Исторические профили» (М., 1998) и соавтором книги «Концептуальные основы формирования в СНГ платежного союза и перехода к валютному союзу» (М., 1998)[3].

Примечания

Литература

  • Валовой Дмитрий Васильевич. Деловая история. — М.: Алгоритм, 2015. — ISBN 978-5-906798-38-1.

Ссылки

wikiredia.ru

Татьяна Дмитриевна Валовая Википедия

Валова́я Татья́на Дми́триевна (род. 11 апреля 1958) — российский государственный деятель и экономист, международный чиновник.

В 1980-е — 1990-е годы находилась на дипломатической работе, позднее занимала руководящие должности в Аппарате Правительства Российской Федерации. С февраля 2012 года — член Коллегии (Министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии.

Имеет классный чин Действительного государственного советника Российской Федерации I класса. Доктор экономических наук, автор ряда книг и публикаций, посвящённых экономической и исторической проблематике.

Биография

Родилась 11 апреля 1958 года в семье советского экономиста Дмитрия Васильевича Валового[1], впоследствии занимавшего должности заместителя главного редактора еженедельника «Экономическая газета», первого заместителя главного редактора газеты «Правда» и члена Комитета народного контроля СССР, лауреата Государственной премии Российской Федерации. Мать, Генриетта Евгеньевна, также экономист, была дочерью генерал-лейтенанта Е. П. Лапшина, занимавшего различные руководящие посты в структурах НКВД и МГБ СССР[2].

В 1980 году окончила факультет международных экономических отношений Московского финансового института, в 1983 году — аспирантуру того же института, получив учёную степень кандидата экономических наук[3].

В 1983 — 1989 годах работала в редакции «Экономической газеты». Занимала должности от корреспондента до заместителя редактора отдела мировой экономики[3].

В 1989 — 1994 годах — на дипломатической службе. Работала в Постоянном представительстве СССР, далее — Постоянном представительстве Российской Федерации при Европейском союзе в должности третьего, затем — второго секретаря. Занималась вопросами финансово-экономического сотрудничества[3].

В 1994 году, защитив в Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации докторскую диссертацию по проблематике финансовой системы Евросоюза, получила учёную степень доктора экономических наук[3].

В 1995 — 1997 годах на работе в Администрации Президента Российской Федерации в должности консультанта, затем — советника. Отвечала за вопросы взаимодействия с уставными органами Содружества Независимых Государств[3].

В 1998 — 1999 годах — начальник Управления валютно-финансовой политики Министерства Российской Федерации по делам СНГ[3].

В 1999 году перешла на работу в Аппарат Правительства Российской Федерации. Изначально занимала должность заместителя директора Департамента международного сотрудничества, а с октября 2001 года — директора того же департамента. В должности директором департамента являлась соруководителем экспертной группы №21 по доработке «Стратегии 2020»[3].

В октябре 2007 года Указом Президента Российской Федерации ей был присвоен высший классный чин — Действительного государственного советника 1 класса[4].

1 февраля 2012 года решением Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств утверждена членом Коллегии (Министром) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии[3].

Профессиональная деятельность

В Коллегии ЕЭК отвечает за проведение интеграционной политики в рамках ЕАЭС, координацию макроэкономических стратегий стран — участниц объединения, а также за формирование и распространение официальной статистической информации Союза. В период функционирования ЕЭК в качестве руководящей структуры Единого экономического пространства в 2012—2014 годах координировала процессы формирования ВЕЭС и подключения к этой структуре новых членов — Киргизии и Армении[5][6][7][8][9][10].

Отвечает за международные связи ВЕЭС, в частности, за установление связей с другими международными организациями и заключение соглашений о создании зон свободной торговли между Союзом и третьими странами[11][12][13][14]. Регулярно совершает зарубежные поездки для проведения соответствующих переговоров, а также для участия в различных международных конференциях, политологических и экономических семинарах. Выступает с официальными комментариями по текущим и перспективным моментам деятельности ЕЭК и развития ЕАЭС[12][13][6][15][16][17].

Награды

В 2008 году за большой вклад в развитие экономического сотрудничества с зарубежными странами награждена орденом Дружбы[18]. В 2015 году — медалью «За вклад в создание Евразийского экономического союза» I степени. Кроме того, поощрялась благодарностями и почётными грамотами Президента и Правительства Российской Федерации[3].

Публикации

Т. Д. Валовой написано более 170 научных и публицистических работ, посвящённых вопросам международных валютно-кредитных отношений, европейской и евразийской экономической интеграции, многостороннего сотрудничества в рамках СНГ. Она также является автором монографии «Европейская валютная система» (М., 1987), книг «Валютный курс и его колебания» (М., 1995), «Искушение Европы: Исторические профили» (М., 1998) и соавтором книги «Концептуальные основы формирования в СНГ платежного союза и перехода к валютному союзу» (М., 1998)[3].

Примечания

Литература

  • Валовой Дмитрий Васильевич. Деловая история. — М.: Алгоритм, 2015. — ISBN 978-5-906798-38-1.

Ссылки

wikiredia.ru

Валовая Википедия

Валова́я Татья́на Дми́триевна (род. 11 апреля 1958) — российский государственный деятель и экономист, международный чиновник.

В 1980-е — 1990-е годы находилась на дипломатической работе, позднее занимала руководящие должности в Аппарате Правительства Российской Федерации. С февраля 2012 года — член Коллегии (Министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии.

Имеет классный чин Действительного государственного советника Российской Федерации I класса. Доктор экономических наук, автор ряда книг и публикаций, посвящённых экономической и исторической проблематике.

Биография

Родилась 11 апреля 1958 года в семье советского экономиста Дмитрия Васильевича Валового[1], впоследствии занимавшего должности заместителя главного редактора еженедельника «Экономическая газета», первого заместителя главного редактора газеты «Правда» и члена Комитета народного контроля СССР, лауреата Государственной премии Российской Федерации. Мать, Генриетта Евгеньевна, также экономист, была дочерью генерал-лейтенанта Е. П. Лапшина, занимавшего различные руководящие посты в структурах НКВД и МГБ СССР[2].

В 1980 году окончила факультет международных экономических отношений Московского финансового института, в 1983 году — аспирантуру того же института, получив учёную степень кандидата экономических наук[3].

В 1983 — 1989 годах работала в редакции «Экономической газеты». Занимала должности от корреспондента до заместителя редактора отдела мировой экономики[3].

В 1989 — 1994 годах — на дипломатической службе. Работала в Постоянном представительстве СССР, далее — Постоянном представительстве Российской Федерации при Европейском союзе в должности третьего, затем — второго секретаря. Занималась вопросами финансово-экономического сотрудничества[3].

В 1994 году, защитив в Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации докторскую диссертацию по проблематике финансовой системы Евросоюза, получила учёную степень доктора экономических наук[3].

В 1995 — 1997 годах на работе в Администрации Президента Российской Федерации в должности консультанта, затем — советника. Отвечала за вопросы взаимодействия с уставными органами Содружества Независимых Государств[3].

В 1998 — 1999 годах — начальник Управления валютно-финансовой политики Министерства Российской Федерации по делам СНГ[3].

В 1999 году перешла на работу в Аппарат Правительства Российской Федерации. Изначально занимала должность заместителя директора Департамента международного сотрудничества, а с октября 2001 года — директора того же департамента. В должности директором департамента являлась соруководителем экспертной группы №21 по доработке «Стратегии 2020»[3].

В октябре 2007 года Указом Президента Российской Федерации ей был присвоен высший классный чин — Действительного государственного советника 1 класса[4].

1 февраля 2012 года решением Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств утверждена членом Коллегии (Министром) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии[3].

Профессиональная деятельность

В Коллегии ЕЭК отвечает за проведение интеграционной политики в рамках ЕАЭС, координацию макроэкономических стратегий стран — участниц объединения, а также за формирование и распространение официальной статистической информации Союза. В период функционирования ЕЭК в качестве руководящей структуры Единого экономического пространства в 2012—2014 годах координировала процессы формирования ВЕЭС и подключения к этой структуре новых членов — Киргизии и Армении[5][6][7][8][9][10].

Отвечает за международные связи ВЕЭС, в частности, за установление связей с другими международными организациями и заключение соглашений о создании зон свободной торговли между Союзом и третьими странами[11][12][13][14]. Регулярно совершает зарубежные поездки для проведения соответствующих переговоров, а также для участия в различных международных конференциях, политологических и экономических семинарах. Выступает с официальными комментариями по текущим и перспективным моментам деятельности ЕЭК и развития ЕАЭС[12][13][6][15][16][17].

Награды

В 2008 году за большой вклад в развитие экономического сотрудничества с зарубежными странами награждена орденом Дружбы[18]. В 2015 году — медалью «За вклад в создание Евразийского экономического союза» I степени. Кроме того, поощрялась благодарностями и почётными грамотами Президента и Правительства Российской Федерации[3].

Публикации

Т. Д. Валовой написано более 170 научных и публицистических работ, посвящённых вопросам международных валютно-кредитных отношений, европейской и евразийской экономической интеграции, многостороннего сотрудничества в рамках СНГ. Она также является автором монографии «Европейская валютная система» (М., 1987), книг «Валютный курс и его колебания» (М., 1995), «Искушение Европы: Исторические профили» (М., 1998) и соавтором книги «Концептуальные основы формирования в СНГ платежного союза и перехода к валютному союзу» (М., 1998)[3].

Примечания

Литература

  • Валовой Дмитрий Васильевич. Деловая история. — М.: Алгоритм, 2015. — ISBN 978-5-906798-38-1.

Ссылки

wikiredia.ru


Смотрите также