«Хозяева денег» отправили Россию на дно мировой экономики. Русские экономисты получившие мировое признание


Российская экономическая теория получила мировое признание

Соглашение о научном сотрудничестве между Институтом экономики РАН и Институтом проблем устойчивого экономического развития Кёнбукского национального университета (Южная Корея)

MIC 2018

19 июля 2018 г. в ИЭ РАН состоялась встреча с директором Института проблем устойчивого экономического развития Кёнбукского национального университета (Южная Корея, провинция Тэгу), профессором Хонгку Ким. От ИЭ РАН во встрече приняли участие директор Е.Б.Ленчук, научный руководитель, член-корреспондент РАН Р.С.Гринберг, руководитель Центра российской стратегии в Азии, профессор Г.Д. Толорая, зав. Отделом внешних связей Т.Ю.Литвиненко и сотрудник Центра эволюционной экономики П.В.Рожков. По итогам встречи подписано Соглашение о научном сотрудничестве.

20-я конференция Ассоциации гетеродоксной экономики

MIC 2018

5-7 июля 2018 г. заведующая сектором эволюции социально-экономических систем ИЭ РАН С.Г.Кирдина-Чэндлер приняла участие в работе 20-й юбилейной конференции Ассоциации гетеродоксной экономики (20th Anniversary Conference of the Association for Heterodox Economics) (Великобритания, г. Лестер) и выступила с докладом Meso level analysis from the perspective of Heterodox Economics (Анализ мезоуровня в гетеродоксной экономике).

Презентация доклада …

15-ая экспертная сессия Координационного клуба Вольного экономического общества России

MIC 2018

26 июня 2018 г. научный руководитель Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Р.С.Гринберг и научный руководитель направления «Институты современной экономики и инновационного развития», профессор, заслуженный деятель науки РФ А.Е.Городецкий приняли участие в работе 15-ой экспертной сессии Координационного клуба ВЭО России, посвященной вопросам комплексного развития транспортной инфраструктуры как основы стратегии пространственного развития РФ.

Подробнее

Научная конференция «Категория "власти–собственности" и ее значение для "экономики развития"»

MIC 2018

18 июня 2018 г. в ИЭ РАН состоялась научная конференция, посвященная проблемам теории «власти-собственности». Мероприятие было приурочено к 200-летию со дня рождения К. Маркса и 100-летию со дня смерти Г. В. Плеханова. С приветственным словом к участникам конференции обратился руководитель научного направления «Теоретическая экономика», заслуженный деятель науки РФ, профессор А.Я.Рубинштейн.

Подробнее

Программа …

Тезисы и презентации докладов…

inecon.org

Ведущие экономисты назвали три главных провала российского государства

Руслан Гринберг и Александр Рубинштейн: «Мы построили рыночную, но асоциальную и примитивную экономику»

01.12.2016 в 18:34, просмотров: 46843

Российские ученые-экономисты нечасто удостаиваются международных научных премий. Чаще они достаются теоретикам из западных стран, имеющим вековой опыт осмысления рыночной экономики. Однако не так давно тандем российских экономистов — члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга и руководителя научного направления «Теоретическая экономика» Института экономики РАН Александра Рубинштейна — получил премию Итальянского института политических, экономических и социальных исследований (EURISPES) за цикл работ по экономической теории современного государства. «МК» поговорил с лауреатами не только об их теоретических концепциях, но и о том, как они реализуются на практике.

Ведущие экономисты назвали три главных провала российского государства

фото: Алексей Меринов

— Высокую оценку европейского научного сообщества получила ваша концепция «Экономической социодинамики» и «Теории опекаемых благ». Можно ли перевести их суть с научного языка на общедоступный?

— Речь идет о наших исследованиях в области экономической теории современного государства. Результаты нашей работы попали буквально в резонанс с проблемами, которые стоят перед европейской наукой: экономисты, социологи, политологи, юристы заняты поисками современной модели государства. В этом смысле наша теория отвечает на ряд фундаментальных вопросов, относящихся к вечной теме взаимоотношений рынка и государства. И даже если уйти от стандартного сюжета об избыточном вмешательстве государства в экономику, а в нашей стране оно явно зашкаливает, то и в тех случаях, когда оно необходимо, возникает вопрос, насколько его действия являются оправданными. Наши европейские коллеги высоко оценили сформулированный в этой теории общий подход к экономическому анализу государства, которое, к сожалению, далеко не всегда способствует росту благосостояния людей.

— Александр Яковлевич, в чем состоит этот подход и как ваша теория объясняет неудачи государства?

— Не надо думать, что все дело в конкретных людях, находящихся у власти. Кроме стандартных «провалов рынка» (наличие монополии, экстерналий, информационной асимметрии), на устранение которых направлена госактивность, есть и другие обстоятельства, вызывающие потери благосостояния.

Как завещал Адам Смит, все должны действовать рационально, то есть стремиться к росту своего благосостояния. Современная теория нарушает этот принцип, люди ведут себя часто нерационально. В этом состоит «поведенческий провал».

Наш вклад в экономическую теорию государства связан с фиксацией «поведенческого» провала и совершенно новой трактовкой иррациональности. Поведение людей иррационально лишь с точки зрения другого участника экономических отношений — «патера», в данном случае государства, у которого могут быть свои представления о том, «как должно быть».

Такая трактовка нерациональности приводит к еще одному феномену, к возможности «патерналистского провала», причиной которого является ошибочность установок самого государства. Речь идет об отказе от традиционной парадигмы «благотворящего государства» в пользу гипотезы о его патерналистской активности, чреватой рисками потери благосостояния из-за ошибочности принимаемых решений. В качестве примера здесь можно привести реформирование нашей экономики в последние 25 лет, которое представляет собой череду патерналистских провалов.

— То есть в основу вашей теории легли реальные процессы, происходящие в России. Руслан Семенович, и насколько же «провально» оказалось наше государство?

— Есть такой макроэкономический показатель, как государственная квота, — это соотношение расходов государственного бюджета к ВВП. В успешных странах — лидерах по сформированному в ООН индексу человеческого развития — этот показатель составляет ныне 47–50% и выше, что однозначно указывает на действие в этих странах мощных перераспределительных процессов и во многом объясняет тот факт, что средний класс здесь составляет более двух третей населения. В России же показатель государственной квоты фиксируется на уровне 35–37%, что, казалось бы, должно свидетельствовать о нашем преимуществе с точки зрения реализации принципов экономической свободы. На самом деле все наоборот. Государство привыкло вмешиваться туда, куда не надо. Оно, по замечанию Дмитрия Медведева, «кошмарит» бизнес и не участвует там, где надо, то есть хронически недофинансирует здравоохранение, культуру, образование и науку. Под безобидным лозунгом «даешь структурные реформы» оно с маниакальным упорством стремится продолжить коммерциализацию всех этих сфер. В результате вольно или невольно в стране формируется порядок, противоречащий конституционной норме о России как социальном государстве и принципам социального рыночного хозяйства.

— Какие конкретные примеры «провалов государства» за весь период существования постсоветской России можно привести?

— Я назову самые, на мой взгляд, системные среди них — то есть те, что подрывают устойчивость последующего экономического развития на долгие годы вперед. В нашем случае обществу приходится расплачиваться за них и по сей день. Едва ли не самый шокирующий экономический провал государства за последние четверть века — деиндустриализация страны. Радикальное дерегулирование и стремительное открытие советской централизованной экономики привели к значительной примитивизации ее структуры и существенной зависимости хозяйственной динамики от экспорта топливно-сырьевых отраслей и избыточного импорта готовых изделий и продовольствия. Соответственно, по доле готовой продукции в общем объеме товарного экспорта РФ заметно уступает как развитым, так и многим развивающимся странам. По данным ВТО, на протяжении последних лет этот показатель по России составляет только 20%, тогда как у Канады — 45%, Великобритании — 69%, Китая — 94%, Мексики — 78%, Индии — 62%, Бразилии — 33%. В результате угроза вхождения страны в зону «технологического захолустья» остается актуальной.

Другой провал — отечественный способ приватизации госсобственности. Фатальная ошибка в том, что состоялась передача в частную собственность предприятий ТЭК и проданы они были по скандально низким ценам. Результат — усугубление бюджетных проблем и неприятие обществом итогов приватизации.

Явный провал — несостоятельность госполитики регулирования доходов населения и формирования среднего класса. Чрезмерное равенство личных доходов россиян при социализме обернулось их явно избыточным неравенством в условиях системной трансформации. При этом средний класс даже в лучшие времена не превышал 20% от населения страны, а в последние три года уменьшился до 15–17%. В странах с высоким уровнем жизни, например в Норвегии, средний класс составляет 80% населения. В результате мы столкнулись лишь с расширением зоны бедности и консервацией экономического застоя вследствие сокращения потребительского спроса.

— Александр Яковлевич, а что мешает воплотить теории в жизнь и оздоровить экономику, уменьшить или вовсе устранить «патерналистские провалы», приводящие к потерям благосостояния и ухудшению жизни?

— У нас в стране, к сожалению, не умеют договариваться, нам чужды понятия компромисса и консенсуса. Поэтому главная проблема — это отсутствие реального уважительного диалога между людьми с разным мировоззрением. Организовывать этот самый диалог и участвовать в полемике должна власть, но бессмысленно вести диалог с подданными, а не c гражданами. Отсюда вытекает насущная необходимость в ускорении становления гражданского общества, которое в силу разных причин социокультурного характера формируется в России слишком медленно. Но даже в нашей нынешней ситуации остро необходима демократизация самой процедуры принятия политических решений, в том числе и в области экономической политики. Словом, создание демократических механизмов, ограничивающих произвол власти, включение в процедуры принятия решений гражданского общества — это одна из самых актуальных научных задач, имеющая большое практическое значение. Главное здесь — постоянно учитывать базовый принцип демократии: «люди, которых затрагивают те или иные политические решения, должны иметь возможность участвовать в процессе их принятия».

Исходя из этого принципа, в нашей теории предложены конкретные рекомендации, относящиеся, в частности, к процессу распределения бюджетных средств. Речь идет о целесообразности института «вето» в качестве обеспечения прав парламентского меньшинства в условиях конституционного большинства партии власти. При наличии этого института, скорее всего, не были приняты законы, недружественные по отношению к образованию, науке, культуре и здравоохранению. Положительную роль здесь может также сыграть институт «нулевого чтения», охватывающий, скажем, не более 90% расходов бюджета, и предоставляющий оппозиционным партиям инклюзивное право в последующих чтениях дополнять эти расходы (не более 10%) в соответствии с их программами. Наконец, мы предлагаем использовать институт индивидуальных бюджетных назначений, обеспечивающий участие граждан в управлении бюджетными расходами — предоставление возможности каждому налогоплательщику, исходя из его собственных предпочтений, распределять небольшую часть уплачиваемого им подоходного налога на финансирование проектов в области науки, культуры, образования и социальной сферы.

— Трудно поверить, что все эти рекомендации будут реализованы на практике…

— Вы знаете, в них нет ничего несбыточного. Во многих странах уже действуют близкие по содержанию механизмы, обеспечивающие улучшение принимаемых решений. Это цивилизационный тренд, что доказывает признание результатов наших исследований европейским научным сообществом.

— Экономику России часто называют переходной. Когда завершится этот переход к экономике рыночной?

— Перефразируя слова известной советской песни о революции, скажу так: «Нет у трансформации начала, нет у трансформации конца». Россия, похоже, всегда находится в переходном состоянии. А если серьезно, я считаю, что мы уже построили рыночную экономику, но она асоциальная, плутократическая и примитивная. К тому же такая экономика характеризуется скандальным расслоением в обществе. Но все это не отменяет того факта, что она все-таки рыночная.

www.mk.ru

Теоретические разработки экономистов России

⇐ ПредыдущаяСтр 18 из 105Следующая ⇒

Развитие экономических воззрений в России проходило в тесной связи с общим движением науки в других странах. Труды и разработки российских ученых во многом оригинальны; многие положения, обоснования, выводы имеют не только национальную, но и более широкую значимость.

Одной из особенностей экономической мысли в России является органическая связь теоретического анализа с актуальными проблемами развития производительных сил, реформирования социально-экономических отношений. Это отличает и самобытную «Книгу о скудости и богатстве» Ивана Тихоновича Посошкова (1652—1726), и программу революционных преобразований Павла Ивановича Пестеля (1793—1826), и теорию политической экономии трудящихся Николая Гавриловича Чернышевского (1828—1889), и труды буржуазных-либералов Ивана Васильевича Вернадского (1821—1884), Александра Ивановича Чупрова (1842— 1908), и работы теоретиков социального направления — Николая Ивановича Зибера (1844—1888), Михаила Ивановича Туган-Барановского (1865-1919).

На протяжении длительного времени в центре внимания российских экономистов оставался крестьянский вопрос, проблема аграрных преобразований. Дискуссии шли о перспективах общинного землевладения, повышении эффективности сельскохозяйственного труда, путях вовлечения села в систему рыночных отношений. Эти проблемы находили свое отражение в неоднозначных подходах Михаила Михайловича Сперанского (1772—1839) и Александра Николаевича Радищева (1749—1802), в работах приверженцев западных методов преобразований и поклонников самобытного пути — славянофилов, в спорах сторонников и противников аграрной реформы Петра Аркадьевича Столыпина (1862-1911).

В выдвижении и обосновании оригинальных идей активно участвовали нетолько профессиональные экономисты, но и представители других сфер знания, публицисты, практики. К. примеру, Сергей Юльевич Витте (1849—1915) был нетолько министром финансов, но и автором теоретических трудов. Он инициатор и проводник нововведений в экономической политике, перевода рубля на «золотую» основу, введения винной монополии. О неизбежной необходимости решительных перемен в промышленности и сельском хозяйстве, в других областях экономической жизни и управления писал в «Заветных мыслях» Дмитрий Иванович Менделеев (1834—1907). Не были профессионалами в экономике известные эволюционные деятели, например энциклопедист и исследователь общественных отношений в деревне, первый российский марксист Георгий Валентинович Плеханов (1856—1918).

Экономические взгляды Плеханова формировались в ходе постоянных дискуссий с оппонентами. Он был одним из основных критиков народничества, ревизионистских взглядов Бернштейна. «Апрельские тезисы» Ленина Плеханов характеризовал как переход автора на позиции анархистов, игнорировавших реальные условия, действительный уровень экономического развития страны. Важную роль в формировании российской экономической Мысли играли представители исторической школы, в том числе авторы исследований и работ по истории экономических учений — Владимир Владимирович Святловский (1869—1927), А.И. Чупров. В России в меньшей степени, чем где-либо, экономическая .наука была чисто теоретической отраслью знаний, академической наукой. Экономические проблемы оставались предметом широкого обсуждения среди представителей различных слоев общества, дискутировались в печати, ведомственных кругах, государственном аппарате.

Одно из главных достижений российской экономической науки — разработка математических методов, используемых в экономических исследованиях.

Владимира Карповича Дмитриева (1868—1913) считают одним из наиболее ярких представителей математической школы в политической экономии. Он оставил сравнительно мало публикаций, но они отличаются богатством творческих идей, новизной и значимостью разработок. Впервые в литературе Дмитриев предложил способ определения полных затрат труда на производство продукции. Проблема заключалась в том, чтобы попытаться исчислить всю совокупность затрат, т.е. не только текущего, но и прошлого труда, производителей как конечной, так и промежуточной продукции с тем, чтобы в итоге получить суммарный показатель всех издержек.

Другой экономист-математик — Евгений Евгеньевич Слуцкий (1880—1948) вскоре после завершения университетского образования (он учился в Киеве и Мюнхене) подготовил работу «К теории сбалансированного бюджета потребителя». Выводы, к которым он пришел, состоят в том, что категория полезности формируется под влиянием изменения цен и доходов, т.е. реальных, объективно действующих факторов. Именно эти факторы обусловливают систему предпочтений потребителей. В результате работы Слуцкого полезность получает объективную оценку, причем речь идет о предпочтениях и полезности не одного, а совокупности потребителей, как это реально происходит на рынке.

В дальнейшем положение, впервые выдвинутое и обоснованное Слуцким, разрабатывалось и детализировалось другими экономистами. Была предложена и соответствующая терминология: так называемый анализ «эффекта дохода» и «эффекта замещения», вошедший практически во все учебники.

Одним из наиболее значительных достижений в области экономико-математических исследований было открытие Леонидом Витальевичем Канторовичем (1912—1986) метода линейного программирования, т.е. решения линейных уравнений (уравнений первой степени) посредством составления программ и применения методов их последовательного решения.

Разработка метода линейного программирования началась с решения практической задачи. По просьбе работников фанерного треста Канторович занялся поиском такого способа распределения ресурсов, который обеспечивал наиболее высокую производительность оборудования. На предприятии нужно было найти оптимальный вариант выпуска фанеры при наличии пяти станков и восьми видов сырья.

Канторович предложил математический метод выбора оптимального варианта. По сути дела, ученый открыл новый раздел математики, получивший распространение в экономической практике, способствовавший развитию электронно-вычислительной техники. За разработку метода линейного программирования Л. В. Канторович был удостоен Нобелевской премии в области экономики (1975). Премия присуждена ему совместно с американским экономистом Т.Ч. Купмансом, который несколько позже, независимо от Канторовича, предложил сходную методологию.

При активном участии Канторовича и его ближайших коллег и друзей — Виктора Валентиновича Новожилова (1892—1970) и Василия Сергеевича Немчинова (1894—1964) — во второй половине 50-х — начале 60-х гг. формируется отечественная экономико-математическая школа. Все трое продолжали разработку методов линейного программирования, строили экономические модели, перейдя затем к разработке системы моделей, получивших название СОФЭ (системы оптимального функционирования экономики).

В других областях экономической науки одним из наиболее популярных, признанных в стране и за рубежом российских экономистов конца ХIХ — начала ХХ в. был Михаил Иванович Туган-Барановский. В его творческом наследии — исследования кардинальных проблем рынка, особенностей формирования совокупного спроса и совокупного предложения, анализ причин и специфики экономических кризисов, создание системы индикаторов в интересах прогнозирования, выявление путей становления капиталистических отношений. Ряд крупных работ посвящены критике взглядов народников, не понимавших неизбежности складывания новых, капиталистических отношений в деревне. При анализе кризисов и циклов Туган-Барановский обосновал функциональные зависимости и связи, представляющие собой своего рода аналоги категорий, получивших впоследствии название мультипликатора и акселератора.

Рассматривая проблему соотношения «личности и общества», ученый утверждал, что развитие каждой отдельной личности должно быть общественной целью. Не может считаться общественным благом принижение личности, низведение трудящегося человека до простого винта или колеса огромного государственного механизма, до «простого подчиненного орудия общественного целого».

Александра Васильевича Чаянова (1888—1937) по праву называют энциклопедически образованным, необычайно разносторонним, глубоким и смелым, талантливейшим экономистом. Он был не только выдающимся ученым, но и поэтом, фантастом, историком, краеведом. Учение Чаянова — его концепция семейно-трудового хозяйства, теория сельскохозяйственной кооперации, методология исследования аграрных отношений — не потеряло своей актуальности и сегодня. Сквозная, ведущая тема в работах Чаянова — исследование условий развития деревни на переломных рубежах (в период столыпинской реформы. Первой мировой войны, «военного коммунизма», нэпа, «великого перелома»).

В начале 20-х гг. Чаянов обосновал необходимость перехода от создания в сельском хозяйстве общественного сектора, грозившего упадком и развалом, к сохранению крестьянских хозяйств.

В разработке и практической реализации финансовой и денежной политики самое активное участие принимал Леонид Наумович Юровский (1884—1938) — один из талантливейших и продуктивных теоретиков рыночной экономики. Исключительная ясность и четкость изложения являются отличительной чертой Юровского как теоретика и публициста-популяризатора. Вместе с другими специалистами и руководителями финансового хозяйства Л.Н. Юровский сыграл ключевую роль в проведении денежной реформы в 1922—1924 гг. Он является одним из авторов и организаторов выпуска знаменитого «золотого червонца». Опыт денежной реформы, проведенной «красными финансистами» в период, когда иностранные валюты никак не могли обрести прочную основу, не случайно внимательно изучали зарубежные специалисты; с ним небезынтересно познакомиться и сегодня.

Развитие теории конъюнктуры, концепции больших циклов неразрывно связано с именем Николая Дмитриевича Кондратьева (1892-1938).

Согласно разработанной им концепции длинных волн (названных длинными волнами Кондратьева) развитие экономики не сводится к среднесрочным и коротким циклам. В ряде докладов и монографических работ Кондратьев убедительно показал, что существует и более продолжительный, так называемый большой цикл, охватывающий период от 45 до 60 лет. Ученый пришел к выводу о наличии долгосрочного механизма, обусловливающего периодическое обновление хозяйственной системы, которая, образно говоря, раз в полвека «меняет кожу». Обновляются технологическая база, производственный аппарат, перестраивается хозяйственный механизм, изменяется организационная структура.

В своих работах Н. Кондратьев рассмотрел и прокомментировал три большие волны и выявил ряд специфических закономерностей общественной динамики. Так, он считал, что понижательные волны больших циклов сопровождаются длительными депрессиями сельского хозяйства; фазы больших циклов влияют существенным образом на глубину и продолжительность среднесрочных торгово-промышленных циклов. Кондратьев, по существу, предсказал наступление глубокого экономического кризиса 30-х гг.

С российскими корнями так или иначе связано творчество ряда выдающихся экономистов-теоретиков, получивших мировую известность. Один из выдающихся современных экономистов, разработчик системы межотраслевых балансов «затраты— выпуск», используемых в практике моделирования национальных и мировой экономик, Василий Леонтьев родился в Петербурге (1906—1999), учился в Ленинградском университете. Детально разработанная и обогащенная им идея шахматного баланса впервые была выдвинута и исследована российскими теоретиками. Американский ученый Саймон Кузнец, признанный разработчик системы национальных счетов — теоретической и статистической основы теории макроанализа, родился в Пинске, учился в Харькове. Количественное определение экономических величин и проблема экономического роста — квинтэссенция его научных исследований. Проблему экономического роста с позиций марксистской политической экономии исследовал родившийся в нашей стране и эмигрировавший в США профессор Станфордского университета Поль Баран (1910—1964).

Заканчивая раздел, назовем имена некоторых известных экономистов, активно участвовавших в разработке практически значимых, актуальных (по крайней мере для своего времени) проблем.

Евгений Самойлович Варга (1879—1964), будучи руководителем коллектива Института мирового хозяйства и мировой политики, длительное время возглавлял школу советских экономистов-международников. Он безусловный авторитет, автор многих работ, в том числе соавтор и руководитель фундаментальной работы по истории экономических кризисов.

Николай Алексеевич Вознесенский (1903—1950), будучи непосредственно перед началом и в годы Великой Отечественной войны председателем Госплана СССР, сочетал эту работу с творческой деятельностью. Его книга «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» содержит обширный фактический материал, полезный для понимания процессов развития экономики, подчиненной потребностям войны. Первичный статистический материал к этой работе до сих пор не обнародован.

Александр Иванович Анчишкин (1933—1987) — экономист, руководитель коллектива ученых — разработчиков Комплексной программы научно-технического прогресса. Анчишкин стоял у истоков теории интенсификации экономического роста. Эта идея получила признание, но не была реализована. Трагедия состояла в том, что ответа на вопрос, каким путем перевести экономику на рельсы интенсивного роста, практически не было найдено.

Подлинная картина централизованно управляемого хозяйства еще ждет своего аналитика. От эксперимента социалистического хозяйствования не следует ни отворачиваться, ни пытаться рисовать его какими-либо однотонными красками.

Экономические идеи, выводы, концепции представителей отечественной науки имеют не только национальное значение. Историю экономической науки нельзя понять и проследить без вклада российской школы, российских представителей. По сути, речь следует вести не просто о приоритете наиболее актуальных и значимых исследований, а в более широком плане — о взаимодействии и взаимообогащении отечественной и западной экономической науки.

 

 

Выводы

1. Экономическая теория не претендует на абсолютно точное отражение процессов, протекающих в реальной действительности. Перед ней постоянно возникают новые, неотложные проблемы, решить которые нелегко или невозможно. Поэтому подлинно научная теория находится в непрерывном поиске, развитии. Нередко уточнения и изменения касаются не только деталей, отдельных гипотез, положений, но и основополагающих, фундаментальных концепций и выводов. Прежние представления и идеи не отвергаются, обычно сохраняется их рациональная основа, освобожденная от всего, что не соответствует действительности.

2, Экономика и экономические процессы представляют собой сочетание объективных условий и субъективных устремлений. Экономическая теория призвана изучать обе эти стороны; она не вправе игнорировать субъективный фактор — интересы, психологию, ожидания участников экономических процессов. Без учета субъективного фактора нельзя понять регулирующую роль государства, цели и специфику предпринимательской деятельности, механизм функционирования рынка, основы маркетинга, позитивные стороны различных экономических концепций.

3. Меняется сам предмет экономической науки. Изучаемые ею экономические отношения реализуются в формах управления, в экономической политике. Эти и другие вопросы, очевидно, должны находиться в центре внимания экономической науки, в том числе общей экономической теории. В современных условиях происходит как бы расширение предмета за границы материального производства, теория под определенным углом зрения изучает экономику социальной сферы, экономику образования, проблемы экологии. Меняется и приоритетность, значимость отдельных проблем.

4. Современный подход к познанию экономической действительности предполагает творческое взаимодействие и взаимообогащение различных теорий. Формирование собственной позиции, самостоятельной оценки происходящего, обоснование и реализация нестандартных, но эффективных решений — вот что должно послужить целью и практическим результатом знакомства с экономическими теориями и фундаментальными выводами экономической науки.

 

Термины и понятия

Направления и школы экономических теорий

Классическая теория

Предельная полезность

Неоклассическое направление

Кейнсианство

Мультипликатор

Акселератор

Совокупный спрос

Монетаризм

Стагфляция

Институционализм

Неолиберализм

Марксизм — экономическая концепция

Экономические взгляды российских ученых

Экономико-математическая школа в России

Линейное программирование

Большие циклы Н. Кондратьева

 

 

Вопросы для самопроверки

1. Что имел в виду А. Смит, когда писал в «Богатстве народов» о «невидимой руке»? Из приводимых ниже выберите наиболее правильный ответ:

а) «невидимая рука» рыночных законов ведет к тому, что каждый член общества, преследуя собственные цели, способствует росту богатства нации;

б) фирмы и поставщики ресурсов, добиваясь собственной выгоды, как бы направляемые «невидимой рукой», вынуждены рисковать и, не зная реалий конкурентной игры, терпят банкротство;

в) «невидимая рука» рыночной конкуренции помогает производителям определить спрос потребителей и направить ресурсы на выпуск той продукции и в таком количестве, которые соответствуют потребностям общества.

2. Какое из приводимых здесь определений предмета экономической науки принадлежит А. Смиту, Д. Рикардо, А. Маршаллу:

а) экономическая наука изучает побудительные мотивы поведения человека в хозяйственной сфере его жизни, проблемы и закономерности экономического выбора. Ее задача — выработка руководства к поведению в практической жизни. Ее лучше обозначить термином «экономике» (экономическая наука), а не более узким «политическая экономия»;

б) главная задача политической экономии каждой страны состоит в увеличении богатства и могущества. Каждый из видов торговли не только выгоден, но и необходим, и неизбежен, когда он порождается естественным ходом вещей;

в) продукт земли — все, что получается путем соединенного приложения труда, машин и капитала, — делится между тремя классами общества. Определить законы, которые управляют этим распределением, — главная задача политической экономии?

3. Насколько справедлив важнейший принцип количественной теории денег: «цены товаров определяются количеством денежных средств»?

4. Каковы отличительные особенности институционалистского направления в экономической науке? Чем обусловлена тесная связь институционализма с американской общественно-экономической системой?

5. Почему кейнсианскую теорию занятости называют теорией эффективного спроса?

6. Кейнс утверждал, что накопление сбережений не является безусловным благом. Как он аргументировал этот вывод?

7. Какая связь, по мнению монетаристов, существует между денежной массой и уровнем цен? В чем состоит «денежное правило» М. Фридмена?

8. Что такое «большой цикл Кондратьева»?

9. Как называется экономико-математический метод, открытый Л.В. Канторовичем?

 

 

Раздел II

МИКРОЭКОНОМИКА

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Читайте также:

lektsia.com

«Хозяева денег» отправили Россию на дно мировой экономики

Интервью, данное Председателем РЭОШ В.Ю. Катасоновым сайту «Колокол России».

Конец 2014 года ознаменовался для России самой серьезной рецессией за последние 20 лет. К декабрю рубль стал в два раза дешевле доллара по сравнению с январем, резко упала его покупательная способность, взлетели вверх ставки по кредитам. Сегодня состоянию нашей валюты более всего соответствует характеристика «стабильно тяжелое». «Колокол России» обсудил реальные масштабы экономического кризиса, диссонанс внешней и внутренней политики нашей страны с доктором экономических наук, председателем Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, автором более 40 книг о мировой финансовой системе Валентином Юрьевичем Катасоновым.

 

Колокол России: Валентин Юрьевич, в ваших лекциях и статьях красной нитью проходит идея о том, что мы живем в так называемую постденежную эпоху. Справедливо ли утверждать, что деньги сегодня являются лишь политическим инструментом, они перестали быть реальным эквивалентом товаров и услуг?

Валентин Катасонов: Скажем так, деньги перестали эффективно выполнять свои две базисные функции - меру стоимости и средство обмена/обращения. После того, как они стали еще и средством накопления, их первичное назначение во многом нивелировалось. Это можно сравнить с современным телефонным аппаратом - смартфоном. Изначальная функция телефона - средство голосовой связи, но сейчас она задвинута на второй план кучей других опций, которые из второстепенных для многих уже стали основными. Мы получаем такую многоплановую игрушку и большое количество вариантов, как использовать ее в своих интересах. С деньгами происходит примерно то же самое.

КР: Есть ли у России хоть какой-то шанс состояться экономически, играя по правилам «хозяев денег» (это определение является заглавием одной из книг Валентина Катасонова - прим. ред.)? Реально ли нам завоевать свое место под солнцем среди акционеров ФРС США, крупнейших банков и транснациональных корпораций (ТНК)?

ВК: Это бесполезное занятие. Недавно в одной из бесед с коллегой я вспоминал работу Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», где совершенно трезво утверждалось, что Россия уже опоздала в клуб империалистических государств.

Дальнейшее развитие России по пути капитализма приведет лишь к тому, что мы прочно обоснуемся на периферии этой мировой системы - на условиях колонии или вассала для империалистических метрополий.

Сейчас попасть в этот элитный клуб так называемого «золотого миллиарда» невозможно - там идет своя грызня. Показателен пример Аргентины и Греции, которые совсем недавно в нем числились, а ныне официально переведены в разряд развивающихся экономик.

КР: Ну, а Россия, кажется, из развивающихся никогда выше и не прыгала... Каково же наше место в существующей финансовой иерархии?

ВК: Иногда я сравниваю эту систему со структурой большого морского судна: там есть верхняя палуба, средняя палуба, нижняя палуба и трюм. Так вот, Россия сейчас находится в трюме, на самом дне мировой экономики.

КР: Еще до значительного падения цен на нефть экономику России начало лихорадить. Стабильно снижается производство в аграрном и реальном секторе, медленно вымирает малый и средний бизнес. При этом российские банки жалуются, что почти 50% рублевой денежной массы изъято из экономики в госрезервы. Соответственно, банкиры вынуждены поднимать ставки по всем кредитам. Статистические показатели - вопиющие, вот только непонятно, где искать корень наших проблем?

ВК: Все довольно просто - за денежную массу и ее перемещения отвечает денежная власть. В нашем случае - Министерство финансов и Центральный банк. Безусловно, они являются частью той системы, которую я условно называю колониальной администрацией.

Метрополии сильная колония ни к чему, ей нужно: а) ослабить Россию; б) превратить ее в удобный объект для управления; в) продолжать ее доить. Вот наши денежные власти и решают эти задачи, причем весьма эффективно.

Почему 50% рублевой массы изымается из оборота вопреки здравому смыслу? Да потому, что Центробанку очень помогает Минфин, который концентрирует так «излишки денег» на казначейских счетах и в различного рода резервных фондах.

КР: Вы неоднократно говорили о том, что в декабре 2014 года у нас было достаточно валютных резервов и положительное сальдо платежного баланса. То есть рубль вообще должен был идти в гору, а его обвал очень напоминал спланированную диверсию. Вы указывали на грубейшее нарушение статьи 75 Конституции РФ, за которое Эльвиру Набиуллину и ее команду следовало бы привлечь к ответственности. Но вместо этого мы видим лишь мировое признание со стороны банкиров и оценку «отлично» работы Набиуллиной от президента Владимира Путина...  

ВК: Да, по моему мнению, это была спланированная и очень непростая в плане осуществления для «хозяев денег» диверсия. Именно поэтому «подвиг»Набиуллиной затем вызвал бурный восторг у представителей нашей метрополии. В декабре у России не было никаких предпосылок для того, чтобы ронять рубль. И ранее, кстати, сам Центробанк выступал с заявлениями, что обвала рубля быть не может, потому что у России положительное сальдо платежного баланса и достаточные золотовалютные резервы. Согласно любому учебнику экономики, курс рубля должен был в таких условиях расти, а не падать. К сожалению, ни профессора, ни авторы учебников даже не пытались объяснить этот феномен. Они по-прежнему твердят, что сальдо платежного баланса прямым образом влияет на рост или падение валюты. Произошедшее в декабре им, судя по всему, абсолютно не интересно.

КР: Значит, получается, что финансовая элита РФ под руководством ЦБ последовательно продолжает демонтаж всей национальной экономики?

ВК: Безусловно, я рассматриваю происходящее как целенаправленные действия нашей колониальной администрации. К моему большому сожалению, словаВладимира Путина на октябрьском форуме «Россия зовет!» обнуляют все очки, которые он набирал последние полтора года - я имею в виду присоединение Крыма, борьбу с международным терроризмом в Сирии и т.д. На форуме Путин выступил как рафинированный экономический либерал, озвучив такие вещи, о которых сегодня стесняются говорить даже руководители министерств и отдельных органов исполнительной власти.

Во-первых, президент упомянул о необходимости привлечения иностранного капитала, хотя мы все прекрасно видим, что против России сейчас ведется финансовая война. Приглашать иностранный капитал в такой ситуации - значит, фактически позволять противнику зайти с тыла. В нашей истории уже были случаи, когда в страну в больших объемах попадал иностранный капитал - ничем хорошим это не заканчивалось. Во-вторых, он сказал о будущем расчленении единой корпорации РЖД, то есть фактически предложил проделать с российскими железными дорогами то же самое, что мы ранее сделали с единой энергосетью Советского Союза, превратив ее в РАО ЕЭС. Последствия «реформы» Чубайса у всех нас перед глазами.

Наконец, очень странным мне показалось заявление президента о том, что мы не будем вводить запрет на трансграничное движение капитала. Исходя из официальных данных, которые я почерпнул на сайте ЦБ,

за последние 10 лет до 2014 года включительно чистый отток капитала из России вместе с выводом инвестиционных доходов составил 1 триллион долларов. Это примерно 100 миллиардов долларов в год. В прошлом году эта цифра составила 151 миллиард долларов, в нынешнем, полагаю, она точно не уменьшится. Фактически из экономики России выдавливают кровь.

Между прочим, еще в 2012 году, когда в МВФ проводился разбор полетов, связанный с финансовым кризисом, стало понятно, что многие страны просто не переживут его вторую волну. И тогда руководство МВФ дало понять - если отдельным государствам будет совсем уж плохо, можно вводить ограничения на движение капитала. Специалисты прекрасно об этом знают. А мы здесь оказались святее Папы Римского - продолжаем гнуть ту линию, которую МВФ навязывает странам третьего мира. А это уже реальный признак колониальной страны, которая по определению не может иметь своего экономического курса.

КР: Кстати, отдельные экономисты очень хвалили Набиуллину за «ноу-хау» в виде отказа от регулируемого валютного курса в пользу свободного. Вскоре после этой, с позволения сказать, инновации и случился декабрьский обвал...

ВК: Да, финансовый управляющий страны, конечно, может заявить о том, что нацвалюта отпускается в свободное плавание. Но чем он в таком случае управляет и что регулирует, если в стране имеет место свободный вход и выход капитала?! Тогда у России просто теряются все рычаги для управления своим платежным балансом и начинается проходной двор - рай для спекулянтов. Мне приходится говорить очевидные вещи, потому что для многих финансистов во власти они вдруг перестали быть очевидными.

Иногда мне кажется, что мы сегодня находимся в некоем дурдоме, обсуждая, какие плюсы и минусы у плавающего валютного курса. Представьте себе, что у человека постоянно скачет артериальное давление - разве он сможет при этом эффективно работать? Плавающий валютный курс в экономике - это то же самое, он автоматически ставит крест на всех среднесрочных и долгосрочных решениях. Можно заниматься только валютными спекуляциями - а экономика страны при этом медленно умирает.

КР: Валентин Юрьевич, все-таки каково ваше мнение: первое лицо страны искренне считает, что деятельность Центробанка благотворно сказывается на нашей экономике? И могут ли в принципе банкиры с Уолл Стрит, которые, судя по всему, считают Набиуллину своим близким союзником, желать добра России? В окружении Владимира Путина есть и представитель патриотических сил - советник президента РФ Сергей Глазьев, который смело озвучивает консервативные взгляды на российскую экономику. Каково его влияние в команде президента?

ВК: К сожалению, наши рекомендации и тревожные сигналы, в том числе и через канал Глазьева, не доходят до президента. Похоже, что Сергей Юрьевич выполняет роль громоотвода для патриотически настроенных экономистов. Самое тревожное, что время сейчас работает против нас. Экономика страны продолжает ослабевать - это видно даже из официальных статистических данных. И если начнется вторая волна финансового кризиса (а она, скорее всего, нахлынет не из России - эпицентрами могут быть Америка, Европа или Китай), то получится, что глубина нашего падения будет еще глубже, чем в стране-эпицентре.

КР: Все это невесело, хотя в таком случае у многих, в том числе и у меня, никак не складывается весь геополитический «паззл». Почему при показательной суверенности внешней политики (Крым, Украина, Сирия и т.д.) Россия оказывается колониальной в отношении своей внутренней экономики? Если мы так крепко застряли на крючке у ФРС и находимся под внешним управлением, почему нам было позволено присоединить Крым, почему нам позволяется защищать Башара Асада в войне со спонсируемыми Западом террористами? При этом внутри страны мы продолжаем падать все ниже... Что мешает нашему президенту принять необходимые меры для суверенизации экономики?

ВК: Мне тоже трудно понять такой курс - налицо явная асимметрия, диссонанс внешней и внутренней экономической политики. В публичных выступлениях я даже пару раз использовал такой жесткий термин - «политическая шизофрения». Некоторые патриоты на меня сразу ополчились - мол, зачем ты обижаешь президента? Я им ответил - никого не обижаю, просто, как врач от экономики, я вынужден «осматривать больного», ставить свой диагноз. Объяснить, почему такое происходит, может только человек, имеющий постоянный «доступ к телу» первого лица. Но не вызывает сомнений, что окружение Владимира Путина в большинстве своем либеральное. Из экономистов, насколько мне известно, с ним наиболее плотно общаются Набиуллина, Греф и Кудрин.

Остается гадать, то ли это выбор самого президента, то ли имеет место некая операция по его изоляции от экономической политики. Но во втором случае возникает резонный вопрос, почему тот же прием не используется для купирования активной внешней политики Путина? Это же очень просто сделать... В общем, меня тоже очень волнует эта «вилка». Главное, что позиция президента как либерала в экономике за последние годы не претерпела больших изменений.

КР: Чем нам может грозить продолжение такого курса при худшем сценарии? Какова вообще ваша оценка остроты социально-экономической ситуации в стране?

ВК: За экономическим кризисом обычно следует социальный, а далее может произойти социально-политический взрыв. Сложно прогнозировать, как общество отреагирует на все эти негативные процессы. Пока народ у нас в основном спит. Я думаю, что надо просыпаться самим и будить окружающих. Между прочим, некоторые европейские страны, например Германия и Греция, в этом плане нас опережают. В Берлине недавно прошла массовая демонстрация - более 150 тысяч человек выступали против Трансатлантического партнерства - новой доктрины взаимодействия США и Европы. Это очень серьезный показатель - люди понимают, что скрывается за вывеской глобальной экономики.

КР: В этом году из уст президента «Роснефти» Игоря Сечина часто можно было услышать фразу, что сильный рубль, дескать, для его отрасли только помеха. Получается, углеводородная энергетика, целиком ориентированная на нефтедоллары, в открытую заявляет, что ее устраивает текущий расклад?

ВК: Давайте посмотрим на картину в более широком контексте. Сечин говорил о том, что рубль у нас занижен по отношению именно к доллару. То есть сейчас все чиновники, которые проводят линию на снижение курса своей национальной единицы, по сути, работают на хозяев печатного станка. А эти хозяева заинтересованы, прежде всего, в поддержании высокого курса доллара. Чем выше доллар по отношению к другим валютам, тем дешевле они могут скупать товары и активы во всем мире.

А если, несмотря на заниженный рубль, правительству все-таки удавалось простимулировать какую-то отдельную отрасль, в нашем случае - углеводородную энергетику, то это было возможно только за счет падения других отраслей. Здесь работает простой закон сохранения энергии. Соответственно, продолжается падение в частном секторе, доходах и уровне жизни населения. А Сечин в это время призывает стимулировать экспорт нефти за счет нашего народа! И Дядя Сэм радостно потирает руки, продолжая наблюдать, какая страна сильнее понизит курс национальной денежной единицы ради защиты своего экспорта и тем самым укрепит доллар.

КР: Вы заявляли о том, что разработали конкретную программу чрезвычайных мер по оздоровлению экономии РФ, которую можно было бы реализовать буквально в течение года. Расскажите о ее составляющих поподробнее.

ВК: Перечисляю пункты по степени значимости.

На первом месте - деофшоризация экономики, на втором - запрет на трансграничное движение капитала, третье - выход из ВТО, четвертое - изменение статуса ЦБ, превращение его в орган госуправления, лишение его независимости от правительства, наконец, пятое - изменение денежной эмиссии.

То есть Центробанк в результате должен перестать быть валютным обменником. Он получит возможность выпускать рубли под инвестпроекты реальной экономики. К дополнительным тезисам можно добавить введение госконтроля над ценами и развитие импортозамещения. В последнем нам уже активно помогают западные соседи, организовавшие санкции.

По поводу деофшоризации объясню отдельно, почему сейчас этот пункт стоит так остро. Некоторые сводят ее пагубное влияние лишь к тому, что бюджет РФ недополучает какие-то деньги, частные прибыли уводятся в офшоры и т.д. На самом деле все это второстепенно. Куда важнее то, что за пределы России выводятся активы. Фактически все наши ресурсы, железные дороги, заводы находятся на территории России, но юридически за рубежом создаются компании-клоны, на которые также записано все это имущество. И есть опасность, что при подаче исков в международные суды имущество таких фирм в России может быть оштрафовано/арестовано. Еще один момент - все эти офшорные структуры и счета принадлежат чиновникам и бизнесменам, которые по паспортам являются гражданами РФ. Это и есть офшорная аристократия, по сути, являющаяся «пятой колонной», работающей на наших противников.

Что касается ВТО, сейчас сам замысел этой структуры обесценивается, потому что США создают отдельные крупные блоки, действующие по собственным правилам - Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнерства. Вскоре из ВТО туда перекочует вся коммерческая деятельность. Некоторые по наивности думают, что речь здесь идет только о торговом партнерстве. По факту же основная цель - создание новой экономической модели - полностью в интересах банков и ТНК. По сути, по своему юридическому статусу они окажутся над государствами.

КР: Известно, что вы поддерживаете тех консерваторов, которые призывают использовать для оздоровления экономики эффективные элементы сталинской модели. Разве методы госплана не устарели морально?

ВК: Лично я говорю не столько об инструментах, сколько о целях, которые ставил перед собой Сталин. Основная цель тогда была всем предельно понятна - построение экономически независимого государства. Экономический суверенитет предполагает, что нам необходим полный набор самодостаточных отраслей. Соответственно, появилось обобщающее понятие - «народно-хозяйственный комплекс». Затем возникла концепция межотраслевого баланса, на основе которой создавался план натуральных показателей экономики, который должен был четко выполняться безо всяких корректировок. После Сталина, кстати, корректировки в плане стали допускаться. А госплан в качестве метода средне- и долгосрочного стратегического планирования, очевидно, никогда не устареет. Вслед за СССР он помог выбраться из экономической ямы США и Китаю.

КР: С кознями недремлющих врагов и оружием против них вроде бы разобрались. Напоследок хотелось бы задать вам своеобразный вопрос-размышление. А что если текущий системный кризис в экономике России носит не столько внешний, привнесенный, сколько внутренний характер. Возможно, его причины стоит поискать в том, что с 90-х годов и поныне наша власть продолжает делает ставку на нефтегазовую трубу, отказывается модернизировать промышленность, развивать реальный сектор. То есть причина вовсе не во внешнем колониальном управлении, а в плохих менеджерах внутри России...

ВК: В 90-е годы у нас появился лозунг - «интегрируемся в мировую экономику». Мы интегрировались, и что произошло позитивного для населения России? Никакой модернизации не случилось, а то, что у нас еще работает в реальном секторе - преимущественно наследие советской эпохи. Российской экономики сейчас фактически уже нет - есть российский сегмент как часть всемирной финансовой системы. Предпосылки для этого создавались как внутри, так и вне страны. Но сейчас это второстепенно. Думаю, что, если мы действительно хотим поднимать экономику, надо начинать с суверенной внутренней и внешней политики.

Беседу вел Иван Ваганов

 

 

Источник

ruskline.ru

Мировое признание. Финансисты, которые изменили мир

Мировое признание

Леонтьев продолжал работать над усовершенствованием своей методики, которая оказалась универсальной. Исследователь установил, что и в плановой, и в переходной, и в развитой экономике конкурентного типа методология «затраты – выпуск» показывает блестящие результаты. Выводы ученого подтверждались положительным опытом многих стран, которые использовали методологию в государственных программах социально-экономического развития. Большое значение разработки Леонтьева имели в развитии экономики Франции, Нидерландов, Норвегии. В Италии был специально принят закон, позволявший иностранцам получать сведения о национальной экономике и участвовать в ее развитии. В Японии Леонтьева считают отцом «японского экономического чуда». С конца 1950-х годов исследования на основе межотраслевых связей стали быстро развиваться и в странах с плановой экономикой.

Логика исследовательского поиска вывела ученого к очередному открытию. Применяя новую методику, Леонтьев доказал, что для США выгоднее экспортировать труд и импортировать капитал. Внешнеторговые преимущества, известные еще со времен Давида Рикардо (см. очерк 04. Давид Рикардо), демонстрировали относительный характер. Это открытие получило название «парадокса Леонтьева» и подтолкнуло ученого к более углубленному анализу мировой торговли.

В 1958 году по приглашению академика Василия Немчинова[257] Леонтьев впервые более чем за 30 лет приехал в СССР, где образовалась группа ученых – энтузиастов межотраслевого баланса. Леонтьев прочитал лекцию в Институте мировой экономики и международных отношений АН СССР. На основании впечатлений от этой поездки Леонтьев написал статью «Спад и подъем советской экономической науки»[258], которая вошла в его книгу «Экономические эссе: теории и рассуждения»[259] (1966).

К концу 1960-х годов Леонтьев доработал систему экономического анализа. Ему удалось избавиться от многих упрощений, принятых для сокращения вычислительных операций, серьезно усложнить «статическую» модель, превратив ее в «динамическую», а также добавить показатель требуемого капитала к конечному спросу и величине продаж.

«Истинное продвижение вперед может быть достигнуто только путем итеративного процесса, в котором улучшение теоретических формул поднимает новые эмпирические вопросы, а ответы на эти вопросы в свою очередь ведут к новым теоретическим выводам»

Знаком наивысшего признания стало присуждение Леонтьеву в 1973 году Нобелевской премии «за развитие метода «затраты – выпуск» и за его применение к важным экономическим проблемам».

Помимо граждан США Леонтьева и Кузнеца, нобелевским лауреатом по экономике также стал советский ученый Леонид Канторович (1975).

Леонтьев, обладавший преподавательским дарованием, воспитал несколько поколений исследователей-экономистов. В Гарвардском университете, где он много лет читал курс экономической теории и вел проблемные семинары, среди его студентов были будущие нобелевские лауреаты Пол Самуэльсон и Роберт Солоу[260]. В течение 11 лет он был председателем общества молодых ученых, которое выделяло стипендии для многообещающих студентов и аспирантов. Его школу в Гарвардской лаборатории прошли такие известные специалисты, как Уолтер Айзард[261], Холлис Ченери[262], Джеймс Дьюзенберри[263], Энн Картер[264], Карен Поленске[265], Питер Петри[266], Фэй Дьючин и многие другие.

В 1975 году в возрасте 70 лет ученый переехал в Нью-Йорк для организации Института экономического анализа (открыт в 1976 году) при Нью-Йорском университете, в котором возглавил работу по проблемам мировой экономики. В то же время он стал официальным консультантом ООН по проблемам анализа и прогноза развития мировой экономики на основе метода межотраслевого баланса.

Под руководством Василия Леонтьева и под эгидой ООН была проведена грандиозная работа по сбору и обработке статистических сведений по всему миру. Результаты были опубликованы в 1977 году в монографии «Будущее мировой экономики»[267], переведенной на 11 языков, в том числе и на русский. Именно в этом труде Леонтьев впервые исследовал влияние социальных и хозяйственных факторов не только непосредственно на экономику, но и на окружающую среду.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Либералы продолжают толкать экономику России в пропасть

набиуллина цб

В минувшую среду президент России Владимир Путин высказал одобрение деятельности главы Банка России Эльвиры Набиуллиной и повторно представил в Госдуму ее кандидатуру – для назначения на должность председателя ЦБ РФ с 24 июня 2017 года. В случае одобрения депутатами, она будет занимать пост главы регулятора еще 5 лет.

«Что бы в это сложное время Центральный банк ни делал, какие бы шаги он ни предпринимал, это всегда вызывает реакцию и экспертных кругов, и реакцию общественности, и мнение всегда расходится по поводу того, что и как делает Центральный банк», – отметил Путин в минувшую среду.

Несмотря на противоречивые мнения экспертов, президент четко озвучил свою позицию. По его мнению, под руководством Набиуллиной Центробанк сделал очень многое для стабилизации экономики. Глава государства выразил уверенность, что регулятор и дальше «будет действовать также независимо».

Вслед за одобрением президента федеральные СМИ начали публиковать дифирамбы либеральных экспертов – крупных банкиров и экономистов – в адрес Набиуллиной.

Так, экс-руководитель Банка России, глава наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин охарактеризовал нынешнюю команду главы ЦБ как «очень квалифицированную».

«С приходом Набиуллиной ЦБ изменил подходы в денежно-кредитной политике. Она стала более последовательной. Принято решение о плавающем курсе, поставлена цель по инфляции. Чистка банковского сектора не завершена, с полной уверенностью сказать, что обеспечена низкая инфляция, и она управляема тоже пока нельзя. Вот надо дать возможность эту работу довести до конца. Для рынка это позитивно, потому что уже привыкли, и это означает, что не нужно ожидать новых изменений», – цитирует РИА Новости экс-замминистра финансов, члена совета директоров Бинбанка Олега Вьюгина.

Порадовался новому кредиту доверия Набиуллиной и председатель совета Центра стратегических разработок, экс-глава Минфина РФ Алексей Кудрин.

«Центральный банк – в надежных женских руках», – лаконично заметил Кудрин в своем микроблоге в Twitter.

***

Все эти оценки либеральных спецов совсем не новы. В конце 2015 года британский журнал Euromoney признал Эльвиру Набиуллину лучшим руководителем Центробанка в мире. Тогда западные финансисты впервые отметили ее вклад в борьбу с «макроэкономическим штормом» в российской экономике на глобальном уровне, и с тех пор комплименты Запада в адрес Сахипзадовны отпускаются регулярно.

Казалось бы, как раз на этом месте нашей верховной власти следовало бы крепко задуматься и прислушаться к альтернативному мнению. «Если тебя хвалит враг – подумай, какую глупость ты совершил», – некогда сказал известный немецкий социал-демократ Август Бебель… Конструктивная и аргументированная критика в адрес Набиулинной из патриотического лагеря звучит уже давно, но по практическому эффекту она пока больше всего напоминает сотрясание воздуха.

В декабре 2014 года, когда произошел эпический крах рубля по отношению к доллару, по мнению многих экспертов, у России было достаточно валютных резервов и положительное сальдо платежного баланса. Рубль вообще должен был идти в гору, считают вменяемые экономисты. Однако произошел его обвал, больше напоминающий спланированную диверсию. Это явилось грубейшим нарушением ч. 2 ст. 75 Конституции РФ, которая гласит: «Защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция ЦБ РФ, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Но в итоге вместо привлечения Набиулинной и ее команды к ответственности она получает мировое признание со стороны западных финансистов и оценку «отлично» от российской власти…

Между тем, реалии «успешной деятельности» Сахипзадовны давно критикуются экспертами, не равнодушными к финансовому благополучию России.

«По итогам 2015 года в рейтинге мировых валют по волатильности российский рубль занял последнее место в мире. Фактически это означает, что руководство ЦБ является наихудшим в мире. Почему же тогда Эльвире Набиуллиной дали медальку, назвав лучшим руководителем ЦБ?

Ответ понятен: потому что она блестяще выполнила ту задачу, которую перед ней поставил МВФ – не просто девальвировать российскую валюту, а девальвировать ее так, чтобы максимально ускорить отток капитала из рубля в доллар. Эту задачу Набиуллина решила блестяще: мы потеряли около 200 млрд. долларов за год. Иностранных инвестиций у нас было значительно меньше… Вопрос: зачем нужна такая высокая волатильность?

Дело в том, что она позволяет зарабатывать валютным спекулянтам. Крупные банки, которые связаны неформальными связями с чиновниками ЦБ и которые знают, в какой момент ЦБ будет менять курс и совершать валютные интервенции на бирже, могут заработать очень много. При этом, чем сильнее отклонение от среднего значения, тем больше заработок. То есть с точки зрения рядового обывателя, средний курс какой был, такой и остался, а с точки зрения экономики страны – имеет место очевидный проигрыш», – разобрал по полочкам деятельность Набиуллиной экономист Михаил Хазин.

Профессор экономики Валентин Катасонов высказался еще жестче, заявив, что главу ЦБ надо судить за диверсию.

«Да, по моему мнению, это была спланированная и очень непростая в плане осуществления диверсия «хозяев денег». Именно поэтому «подвиг» Набиуллиной вызвал бурный восторг у представителей нашей метрополии. В декабре 2014 г. у России не было никаких предпосылок для того, чтобы ронять рубль. И ранее, кстати, сам Центробанк выступал с заявлениями, что обвала рубля быть не может, потому что у России положительное сальдо платежного баланса и достаточные золотовалютные резервы. Согласно любому учебнику экономики, курс рубля должен был в таких условиях расти, а не падать. К сожалению, ни профессора, ни авторы учебников даже не пытались объяснить этот феномен. Они по-прежнему твердят, что сальдо платежного баланса прямым образом влияет на рост или падение валюты. Произошедшее в декабре им, судя по всему, абсолютно не интересно», – отмечал Катасонов.

***

На самом деле Эльвира Набиуллина, как типичный адепт либероидно-гайдаровского курса, всегда говорила откровенно: «укрепление реального курса рубля – это ловушка, которой следует опасаться». Сейчас, когда курс рубля у нас формально плавающий и никто на него влияет, она продолжает предлагать новые меры против его повышения – в частности, т.н. новое фискальное правило.

«Мы от плавающего курса не собираемся отказываться, но тем не менее понимаем, что во многом конкурентоспособность диверсифицированной экономики зависит от реального курса. Мое мнение, что должно быть фискальное правило, которое в том числе позволит сдерживать укрепление реального курса рубля.

После периода бюджетной адаптации, которая займет некоторое время, как говорит министр финансов, после этого времени должно быть введено новое бюджетное правило», – заявила в начале 2017 года глава ЦБ.

Таким образом, Набиуллина обеими руками поддержала идею Минфина о новом бюджетном правиле, которое планируется ввести с 2019 г. Его использование предполагает законодательное закрепление нормы, при которой правительство будет скупать валюту на бирже в том случае, если нефть будет стоить дороже 40 долларов за баррель. За счет этого будет сдерживаться укрепление рубля и пополняться Резервный фонд.

Мы имеем дело с парадоксальной ситуацией – топ-менеджмент нефтегазовых корпораций-экспортеров кровно не заинтересован в усилении национальной валюты. Его кредо – выкачивать из страны природные ресурсы и получать за это миллиардные прибыли в долларах. Половина госбюджета также завязана на нефтедолларах, и никто не собирается эту ситуацию менять. Либерально-экономический блок правительства работает в связке с ЦБ и вместо развития реального сектора, так же нацелен на высасывание из страны всех соков.

Экономисты-профессионалы, воюющие с Набиулинной, намеренно низводятся в публичном поле до уровня фриков. Хотя среди них есть и академики РАН – например, Сергей Глазьев, также являющийся советником президента России.

15 сентября 2015 г. межведомственная комиссия Совета безопасности РФ по безопасности в экономической и социальной сфере в закрытом режиме заслушала доклад Глазьева по вопросу «О дополнительных мерах по нейтрализации угроз экономической безопасности РФ в условиях международных санкций».

В этом докладе Глазьев прямо обвинил ЦБ в обслуживании иностранных интересов. В частности, экономист поставил в вину Центробанку приверженность зарубежным, а не внутренним кредитам – при том, что санкции отключили часть финансовой системы России от иностранного кредитования, а стало быть, займы для нас стали значительно дороже. Также Глазьев обвинил ЦБ в оттоке капитала из страны и препятствованию создания внутренних источников кредитования. В принципе, аргументов, которые перечисляет Глазьев, вполне достаточно для осознания – вследствие деятельности Набиуллиной страна просто потеряла финансовый суверенитет.

А вот что думает Валентин Катасонов о плавающем валютном курсе и покровительстве Набиуллиной спекулянтам:

«Финансовый управляющий страны, конечно, может заявить о том, что нацвалюта отпускается в свободное плавание. Но чем он в таком случае управляет и что регулирует, если в стране имеет место свободный вход и выход капитала?! Тогда у России просто теряются все рычаги для управления своим платежным балансом и начинается проходной двор – рай для спекулянтов. Мне приходится говорить очевидные вещи, потому что для многих финансистов во власти они вдруг перестали быть очевидными.

Иногда мне кажется, что мы сегодня находимся в неком дурдоме, обсуждая, какие плюсы и минусы у плавающего валютного курса. Представьте себе, что у человека постоянно скачет артериальное давление – разве он сможет при этом эффективно работать? Плавающий валютный курс в экономике – это то же самое, он автоматически ставит крест на всех среднесрочных и долгосрочных решениях. Можно заниматься только валютными спекуляциями – а экономика страны при этом медленно умирает…»

***

У Набиуллиной в ответ на критику припасены свои отговорки. По ее словам, денежно-кредитная политика Центробанка не влияет негативно на экономический рост, а напротив, имеет целью повысить инвестиционную привлекательность страны.

Это еще одна шаблонная мантра экономистов-либералов – молитва на иностранных инвесторов. Однако никто из этих господ не задается вопросом – почему, если иностранцы были заинтересованы в сильной, экономически развитой, передовой России, с растущим, высокообразованным, богатым и счастливым населением, – они сделали всё, для того чтобы ничего этого не было?! Тот же Алексей Кудрин 11 лет был главой Минфина и много лет вице-премьером правительства. Как и Набиуллина, он неоднократно признавался «международным деловым сообществом» лучшим министром финансов. Он тусовался и в Давосе, и в Бильдербергском клубе. А наше с вами счастье-то где? За что всех этих ребят и девчат награждают, если жизнь рядовых россиян далека от стандартов не только «золотого миллиарда», но даже несоизмерима с советскими?!

Сергей Глазьев дал исчерпывающий ответ на этот вопрос в конце 2016 года:

«Экономическая политика не бывает нейтральной – она всегда выражает чьи-то интересы. И если бы она велась с целью повышения благосостояния людей, подъема экономики – мы с вами сразу же бы это почувствовали.

На сегодня у нас есть объективная возможность производить в полтора раза больше, чем мы производим, и жить в два раза лучше, чем мы живем – таковы ресурсы России. Но наша экономика работает с очень низким коэффициентом полезного действия, и на фоне бурного технологического прогресса других стран, можно сказать, вообще не развивается.

За что хвалят Набиуллину на Западе, совершенно понятно. Западному капиталу российская экономика нужна лишь как источник сырья, источник доходов. В условиях, когда жизненно важно расширять внутренние источники кредита, наши власти делают прямо противоположное – поднимают процентные ставки, отпускают рубль в свободное плавание, то есть, по сути, отдают наше внутреннее пространство в руки иностранного капитала. Ведь когда нет внутреннего источника кредита, экономика целиком подсаживается на зависимость от внешних ресурсов. И западные спекулянты делают с нашей экономикой что хотят, включая манипуляции с курсом рубля.

Все, что сегодня в российской экономике растет и ширится, зависит полностью от иностранных кредитов и иностранных рынков сбыта. Конечно же, западные капиталисты очень довольны – ведь все управление развитием российской макроэкономики сейчас находится в их руках». – резюмировал Глазьев.

Вот такая совсем безрадостная картина у нас складывается. И ведь совершенно очевидно, что хозяин макроэкономики отдельно взятого государства может «танцевать» данную страну, как ему вздумается. То есть прямым образом влиять на развитие (или уничтожение) промышленности, образования, науки, медицины, всей социальной сферы, навязывать законы в интересах западного капитала, даже проводить собственную линию во внешней политике такого государства. Он волен лепить из такой страны все, что его душе угодно. Суверенитет государства-экономического импотента становится номинальным и выражается разве что в наличии государственных границ, гимна, флага и т.д. А в реальности оно превращается в огромную дочернюю компанию, исполняющую заказ «хозяев денег».

«Президент как будто не слышит экономистов-патриотов, предупреждающих его о грозящей опасности. Как Николай II не слышал предупреждений государственников-патриотов, которые были оттеснены от двора либералами, окружавшими в конце монархии царя. Аналогии вполне уместны. Но с той разницей, что царь был слабым правителем, а Путин является сильным государем. И есть надежда на его прозрение. Как это случилось с Крымом. Но тогда Россия и он были поставлены в экстремальную ситуацию, в которой нужно было быстро принимать неординарное судьбоносное решение.

С сожалением приходится констатировать, что до прозрения нашему президенту пока далеко. Экономика продолжает катиться по наклонной, но лидер России по-прежнему верит либеральным мантрам Сахипзадовны, выражает ей полную поддержку и дает карт-бланш на продолжение банкета. Такими темпами до «экстремальной ситуации, в которой нужно быстро принимать неординарное судьбоносное решение», в самом деле, недалеко.

agitpro.su