Из экономиста в дизайнеры. Алена Коваленко, создатель марки Mr.Pompon. Из экономиста в дизайнеры


Из экономиста в дизайнеры. Алена Коваленко, создатель марки Mr.Pompon - Ilovemyjob

Экономист по образованию, дважды мама, фотограф и дизайнер, создатель марки вязаных вещей ручной работы Mr.Pompon

10808221_792779944113179_846501499_n

Алена Коваленко о том, каково это — заниматься любимым делом.

Выбор профессии

В детстве я кем только не хотела быть. Помню, мечтала быть продавцом мороженного, а потом клоуном. Но это все еще до школы. Потом у меня не было конкретного желания кем-то стать, я закончила школу, пошла учиться на экономиста и не знала, чем на самом деле хочу заниматься.

Образование

У меня средне-специальное образование финансиста и высшее – экономиста. Закончила Всероссийский финансово-экономический институт. Но я и думать не хочу о том, чтоб работать по специальности. Даже сейчас думаю о своих детях и понимаю, что не хочу, чтобы они шли учиться ради диплома в ВУЗ, как было принято у нас в семьях.  Намного важнее знать, чего ты хочешь. Если хочешь учиться и знаешь, на кого – то, конечно, это правильно, а если нет, то какой смысл в такой учебе? Сейчас многие едут учиться за границу – мне кажется, это очень здорово: получить опыт жизни в другой стране, сменить окружение, да и знания получить хорошие.  Если бы я выбирала сегодня, куда идти учиться, то выбрала бы что-то, что связано с технологиями, интернетом. Но сегодня я не хочу возвращаться за парту, отсидела уже свое.

Первая работа

Я закончила школу, затем колледж, поступила на заочную форму обучения в Экономический институт и пошла на работу. Мой первый заработок был немного странным, это была обработка купонов от акций разных брендов. Нужно было быстро печатать, и я решила попробовать. Помню, мечтала, что потрачу первые заработанные деньги на конфеты. А когда получила деньги, вышла из офиса, а наше место работы располагалось в страшной промышленной зоне, было уже темно, и я иду и думаю: «Какие там конфеты!». Стало так жалко заработанного, что деньги я так и не потратила. Там я работала буквально месяц, потом нашла работу недалеко от дома, это было государственное предприятие, я сидела в отделе кадров и, как я говорю, мне платили за вредность. Устроили меня туда родственники, там я работала 3 года, пока училась. А потом вышла замуж и уехала в Киев.

10806912_792779987446508_710729514_n

Ключевые этапы

Когда я переехала в Киев, начала искать работу. Украинский я знала плохо, и это было довольно смешно. Искала работу менеджером по персоналу, но найти так и не удалось. А потом как-то на день рождения нам с мужем друзья подарили фотоаппарат. С этого момента на последующие 5 лет я стала фотографом, сейчас продолжаю, но не настолько активно.

Год назад я начала активно использовать Instagram, и мне на глаза попались девчонки, которые здорово вязали и реализовывали крутые идеи. Я лично вязала только в школе и даже не спицами, а крючком. И не то, чтобы я очень хотела вязать, но мне больше понравилась мысль, что можно организовать людей, которые любят вязать и воплощать свои идеи в жизнь, и предложить эти идеи людям. Параллельно мы с мужем как раз искали вещи для нашего сына. Наше разочарование от предложения на рынке было огромным: низкое качество, синтетика, ничего того, что мы бы хотели купить для ребенка. Тогда я связала сыну шапку, себе шапку, кто-то из знакомых увидел и себе попросил. И так все закрутилось, завертелось. Потом мы уже обросли и клиентами, и людьми, которые вяжут. Всех находили через социальные сети. Нашлись люди с большим опытом, но которые вязали еще по советскими моделям. Мне оставалось только направить их талант на воплощение моделей, которые я подбирала.

Помню свой первый выполненный заказ. Было сумасшедшее волнение, вдруг изделие растянется, порвется. Я до сих пор из-за каждой вещи переживаю, хочу, чтобы она понравилась. Я не просто так этим занимаюсь, я делаю это для души. А если заказ кому-то не понравился – я готова деньги отдать, лишь бы заказчик остался доволен.

Я не просто так этим занимаюсь, я делаю это для души.

Многие новые модели придумываю сама, где-то что-то вижу, вдохновляюсь, многое присылают клиенты. Когда прошла зима, мы делали планирование на лето, думали, что же придумать, и решили запустить игрушки. Я встретила дизайнера, которая их делает, мы договорились о партнерстве, стали их вязать, красиво снимать, сюжеты придумывать.  Думаем, может, книжку сказок напишем с этими героями.

В дальнейшем планирую реализовать себя еще в чем-то. Я вижу, что во мне еще есть потенциал. Например, я очень хорошо анализирую большие объемы информации, может, могла бы это как-то использовать.

Рабочий день

Мой рабочий день выглядит не очень интересно. День мамочки, которая параллельно пытается что-то еще успевать в профессиональном плане. У нас двое детей, поэтому времени не так уж много. Днем бытовые заботы. По ночам работаю: обрабатываю отснятые фотографии, планирую следующий сезон. Я давно работаю на фрилансе и уже достаточно организована для такого графика. Могу придумать план на день и придерживаться его. Могу не вставать из-за стола, пока не сделаю свою работу. Разрабатываю идею для выставки, коллекцию новых шапок, фотосессию для нее, придумываю, что можно запустить параллельно.

10751641_792779974113176_1477686367_n

Что нужно знать и уметь

Для карьеры фотографа нужно начинать с азов: от классики живописи и до классики фотографии. Теоретическая база нужна. Техническая – несложно. Если человеку не на что опереться, то он просто будет снимать всем известные клише, ничего нового он не скажет. А если есть правильный «background», который можно переработать и выдать что-то свое – это ценится. Хотя, если честно, я верю, что талант либо есть, либо нет. Можно быть фотографом 20 лет и не меняться, не расти, а бывает, приходит девочка 16-ти лет, которая снимает так, что просто «вау» и «супер». Но если есть основы и желание снимать – все будет круто, детей снимать или портреты – особых проблем не будет. А для искусства нужно или гением родиться, или впитать наследие классиков и выдавать новое. Недавно слышала отличную фразу – произошла инфляция контента. Его уже слишком много. Нужно что-то новое. Нужен вкус, нужно его выработать. Если его нет – нужно очень стараться, прикладывать много усилий, нужно вкалывать, много смотреть и читать.

Произошла инфляция контента. Его уже слишком много. Нужно что-то новое.

Если брать фэшн-фотографию – можно смотреть итальянские фэшн-журналы. Там все рафинированно и очень круто, там лучшие фотографы, стилисты, модели. Если тебе интересен репортаж – поднимать архивы, смотреть, как это снималось с начала века. Формировать свой взгляд и экспериментировать.

Привычки и личностные качества

Мне помогает усидчивость и привычка доводить дело до конца. Немного мешает то, что мне быстро надоедает монотонная работа, но я ее стараюсь перекладывать на других, и становится легче.

Вдохновение

Мое вдохновение – это вера в Бога, это моя семья, отношения с друзьями. Я верю, что в любом деле нужно на первое место ставить отношения с людьми. Еще меня вдохновляют люди, которые делают что-то свое, что-то новое, что-то, чего у нас еще нет. Есть у меня подружка, Ира Терех, она занимается архитектурой, делает мебель, дизайнерские штуки из бетона, из металла. Такого я у нас не видела, и такие примеры меня очень заряжают.

В любом деле нужно на первое место ставить отношения с людьми.

В работе я всегда смотрю, что надевают люди. Мое вдохновение — Instagram, по тегам ищу интересные вещи неизвестных, но крутых дизайнеров. Я слежу за ними, они меня приводят к новым людям. Сегодня моя лента наполовину состоит из людей, которые создают необычные вещи. Еще в моей работе меня вдохновляют хорошие отзывы. Плохие – огорчают, но не тормозят, а заставляют меняться. Плохие отзывы тоже должны продвигать вперед.

Формула успеха

То дело, которое принесет успех, в первую очередь, должно вдохновлять. Моим делом серьезно никто не занимался в Украине – и это меня вдохновляло. Дело должно быть близко тебе. Например, строительством я бы не могла заниматься. У каждого есть свое хобби, из которого может вырасти что-то серьезное, ради чего потом можно будет бросить офисную работу. Также необходимо постоянно развиваться. Я, например, ходила на мастер-классы. Сначала немного удручает, когда видишь крутых фотографов и теряешь веру в свои силы. Потом это проходит, ты повышаешь свой уровень, становишься увереннее, появляются первые успехи и достижения. Если начинаешь что-то совсем новое, то, во-первых, нужно начать и заниматься этим, даже бесплатно. Продвигать свой продукт в социальных сетях, на выставках. Если вещь интересная, она станет интересна другим, если же это что-то избитое и никому не нужное, то время это тоже покажет. Но главное, чтобы тебе лично нравилось то, что ты делаешь.

2734 1

ilovemyjob.com.ua

как экономист спасла BIG от банкротства :: Статьи

Шила вспоминает историю с улыбкой. С тех пор она стала гендиректором BIG и одним из 12 партнеров бюро. Без опыта в архитектуре Сёгор сначала победила финансовые проблемы, потом наладила рабочие процессы и помогла Бьярке Ингельсу реализовать амбиции, а BIG стать одним из самых востребованных бюро в мире. Но обо всем по порядку.

Как спасти бюро: экстренные меры

В середине 2000-х BIG вышли на пик славы: Бьярке дали Золотого льва Биеннале, открылся VM House, достраивали комплекс Mountain Dwelling. Но одновременно с этим успехом бюро попало в глубокую бизнес-яму, которая только затягивала все дальше. Повезло, что вовремя успели пригласить профессионала, который взял на себя финансовые хлопоты и позволил сосредоточиться на архитектуре.

На место финансового директора команда пригласила Шила Маини Сёгор, тогда 33-летнего консультанта международной корпорации McKinsey & Co. Опытный взгляд показал: архитекторы были настолько неорганизованными, что довели компанию до кризиса на пустом месте. Первые шаги были очень простыми: вплоть до того, чтобы отправить счета и убедиться, что их оплатят клиенты. Когда удалось обезопасить будущее компании, стали думать, как не довести ее снова до кризиса, а начать развиваться.

В архитектуре работают общие законы бизнеса

Первым важным решением стал запуск отдела продаж. Чтобы термин звучал мягче и вписывался в творческую архитектурную атмосферу, Шила назвала его «командой по развитию бизнеса». Тогда в архитектурных бюро никто не открывал отделы продаж, даже сегодня это редкость. Хотя в мировой практике — стандартное решение. И опыт показал, что в архитектуре такой подход работает: удалось привлечь новых клиентов и никак не жертвовать идеологией бюро.

Будущий гендиректор пришла в бюро совсем без опыта в архитектуре, и в какой-то степени это наоборот помогло. Шила называет свою роль исключительно управленческой: «Я не оцениваю проекты и не контролирую их качество. Я работаю только с экономическими стандартами, сроками, ожиданиями клиентов». Чтобы успешно развивать бюро, ей абсолютно не нужно участвовать в творческом процессе команды.

Работать легче, если научиться ценить свой труд

Но что было действительно сложно, так это убедить самих архитекторов, что их труд — продукт высокого качества, за который надо получать соответствующие деньги. Архитекторы всегда так увлечены проектом, что готовы идти на сильные уступки, лишь бы им дали реализовать идею. И заказчики этим пользуются, вплоть до того, что бюро работают в убыток, а себя успокаивают призрачной перспективой.

С Шилой такое уже не пройдет. Она проведет переговоры без довлеющей жажды реализации и оценит реальные возможности клиента. Можно потратить два года на проект, а компанию-заказчик через месяц признают банкротом. На ранней стадии архитектор не заметит подвоха, а экономист сразу увидит риск.

Во главу всех решений ставят архитектуру

Чтобы не превратиться в финансовую корпорацию, партнеры договорились до очень простого и понятного тезиса: все участники собрались делать хорошую архитектуру, а не ворочать кучами денег. И уже в этих рамках Шила работает, чтобы привнести максимальную выгоду для бюро.

Выгода не всегда обязательно финансовая, потому что архитектура по умолчанию выше денег. Иногда приходится спасать проекты за свой счет, как было с Датским национальным морским музеем. Архитекторы работали над ним уже пять лет, когда стало известно о сокращении бюджета. Бюро отказалось пожертвовать архитектурой ради денег и само заплатило за хорошие материалы, чтобы довести проект до желаемого качества.

Принцип «от архитектуры» помогает и не скатиться в бизнес-рутину. На практике у BIG нет PowerPoint-презентаций, распечатанных инструкций в папках, плана по бренд-продвижению. Два раза в год партнеры встречаются с Бьярке Ингельсом и Шилой Сёгор, чтобы выяснить, насколько BIG близко к поставленным целям. Утверждают открытый план и синхронизируют процессы. И всегда помнят, что делают «хорошую архитектуру, за которую можно и нужно получать достойные деньги».

Как закрепить успех и развить его

Ответ: постоянно экспериментировать и пробовать новое

В 2008 году Бьярке закладывал квартиру, в теперь разрывается на три офиса бюро в Копенгагене, Нью-Йорке и Лондоне. Журнал Time включил датчанина в сотню самых влиятельных людей мира, Рем Колхас называет его тем, кто «избавил архитектуру от тоски», а Google позвал BIG проектировать свой новый офис.

Шила Сёгор отмечает, что успех компании не уникален. Главный секрет — бюро никогда не останавливается на достигнутом. Внутри команды запускаются десятки инициатив: большинство из них ничем не заканчиваются, но некоторые вырастают в целые направления и переносят бюро на новый уровень развития.

Одна из таких инициатив — BIG Ideas — развивает вместе с Hyperloop новую систему транспорта. А в феврале бюро объявило, что открывает инженерное подразделение. Как говорит Бьярке Ингельс, оно будет создавать «инновационную междисциплинарную архитектуру». И будут там работать не только архитекторы, но и социологи, экологи, инженеры и экономисты. И за этим — будущее архитектуры.

***

В подготовке статьи использованы материалы трех интервью Шилы Маини Сёгор:

 

archspeech.com

Ольга Пустынцева. Из экономиста-международника в дизайнеры интерьеров

Ольга Пустынцева. Из экономиста-международника в дизайнеры интерьеров

Ольга Пустынцева. Из экономиста-международника в дизайнеры интерьеров

 

 

EDS старается поддерживать контакты со всеми своими выпускниками, внимательно следит за их профессиональными подвигами и не упускает возможности встретиться на кофейных посиделках. На этот раз наш творческий тандем в лице фотографа и журналиста отправился повидаться с Ольгой Пустынцевой, которая несколько лет тому назад окончила Европейскую Школу Дизайна и уже успела проложить себе довольно успешный путь дизайнера интерьера. Встреча вылилась в весьма обширное интервью, которое будет полезно прочесть как практикующим дизайнерам, так и всем, кто интересуется спецификой этой сферы деятельности. Местом встречи стал салон свадебных и вечерних платьев "Мадонна", дизайн которого разработала наша героиня.

 

EDS: Оля, расскажите, с чего начался Ваш профессиональный путь дизайнера?

 

Оля: Декорированием и проектированием интерьеров я занялась не сразу. Изначально окончила факультет международной экономики, и длительное время работала по специальности. Дела шли неплохо, но моей активной и творческой натуре чего-то не хватало, поэтому я решила разобраться в своих внутренних порывах и пришла к выводу, что мое истинное призвание — это дизайн, а если точнее, то интерьерный дизайн. Я всегда вспоминаю слова Конфуция, которые звучат примерно так: "Выберите работу, которую вы любите, и вам не придется работать ни дня". Вот я и сделала свой выбор. Сейчас я работаю как частный предприниматель, а в ближайшие пару лет планирую открыть собственную студию дизайна.

 

   

EDS: Чем для Вас, как дизайнера, стала полезна Европейская Школа Дизайна?

 

Оля: В EDS я получила необходимую теоретическую базу и наработала практический опыт ведения дел. Основы инженерного проектирования, черчение, рисование, правила и особенности работы с отделочными материалами, светодизайн, колористика и многое другое — все это мы подробно рассматривали на занятиях. Плюс к этому, все без исключения преподаватели — это практикующие специалисты (архитекторы, дизайнеры интерьеров, декораторы), поэтому мы одновременно  получали новые знания и в то же время консультации и советы из первых рук. Кроме этого, я успешно освоила графические программы для дизайнеров и архитекторов, без которых просто никуда: ArchiCAD, 3D Max, Artlantis.

EDS: Как организовываете свою работу с заказчиком?

 

Оля: В работе я предпочитаю принцип карт-бланш, причем не только в декорировании, но и в разработке проекта. Свобода действий дает возможность раскрыть весь творческий потенциал и полностью насладиться процессом. Хотя, конечно, бывают случаи, когда заказчик хочет непосредственно принимать участие в разработке проекта, навязывает свое видение и хочет быть главным. В этом деле важно хоть немного разбираться в человеческой психологии, поэтому в подобных ситуациях я стараюсь предложить несколько вариантов решения вопроса, рассмотреть предложенные заказчиком варианты и найти компромисс.

 

EDS: Если интерьерный дизайн в Украине еще находит свое воплощение в реальной жизни, то предметный увяз в небытии. Все стараются использовать готовые изделия, в основном иностранных производителей. Если взять Ваш пример, в перспективе не собираетесь заняться проектированием предметов интерьера?

 

Оля: Заниматься предметным дизайном весьма увлекательно, но для этого нужны значительные капиталовложения, оригинальный дизайн, высокое качество работы, новые технологии, правильное позиционирование на рынке, разработанная ценовая политика и множество других факторов. Создавать предметы мебели в единичном экземпляре не вижу смысла. Во-первых, это дорого, а во-вторых, занимает много времени. Конечно, мне импонируют предметы и вещи, которые создают Филипп Старк или Карим Рашид. Каждый разработанный ими предмет имеет коммерческий успех и вместе с тем они определяют современные тренды в предметном и интерьерном дизайне.

 

   

 

EDS: Недавно Вы закончили реализацию проекта для салона свадебных и вечерних платьев "Мадонна". Расскажите немного о том, каким получился интерьер. Как сработались с заказчицей?

 

Оля: Реализацию этого проекта я осуществила в плотном диалоге с заказчицей, так что интерьер стал плодом совместного творчества. Проект нужно было сделать за весьма сжатые сроки — на разработку и реализацию проекта выделялось всего два с половиной месяца. Из-за часовых ограничений дизайн-проект создавался параллельно со строительными работами. Одним из самых важных условий для такого типа заведений было создать хорошее освещение — светодизайн. За основу была взята зональная подсветка, для которой использовались прожектора, led-подсветка, люстра.

Расскажу немного о планировке. Общая площадь помещения составляет 140 м2. Основные объемы — это два торговых зала (первый зал — вечерние, а второй — свадебные платья), которые хоть и разделены, все же сохраняют свою целостность. Здесь также есть подсобное помещение, кабинет, санузел. Примерочных кабин всего три, но они весьма просторные. Из примерочной девушка попадает на подиум, где может полюбоваться собой в большом зеркале и продефилировать перед сидящими на диванах наблюдателями.

В целом интерьер салона несколько похож на платье от Sherri Hill: безукоризненно сшито, идеально "сидит" и с первого взгляда не бросается в глаза. В этом и заключается подлинная эстетика!

Для меня это был своеобразный творческий эксперимент, доказавший способность в равной степени успешно работать как с жилым, так и с общественным пространством.

 

EDS: Что посоветуете начинающим дизайнерам, в запасах которых есть только теоретические знания?

 

Оля: Дизайнеру необходимо постоянно расширять кругозор, посещать выставки, следить за мировыми тенденциями в дизайне, изучать инновационные материалы, путешествовать. Важно уметь налаживать отношения с клиентами, поставщиками и строителями. А перед тем, как приступить к проекту, стоит помнить, что работа дизайнера предполагает материальную ответственность перед заказчиком и высокую себестоимость "ошибок".

 

 

eds.co.ua

ОЛЬГА ПУСТЫНЦЕВА - EDS

EDS: Оля, расскажите, с чего начался Ваш профессиональный путь дизайнера?

Оля: Декорированием и проектированием интерьеров я занялась не сразу. Изначально окончила факультет международной экономики и длительное время работала по специальности. Дела шли неплохо, но моей активной и творческой натуре чего-то не хватало, поэтому я решила разобраться в своих внутренних порывах и пришла к выводу, что мое истинное призвание — это дизайн, а если точнее, то интерьерный дизайн. Я всегда вспоминаю слова Конфуция, которые звучат примерно так: "Выберите работу, которую вы любите, и вам не придется работать ни дня". Вот я и сделала свой выбор. Сейчас я работаю как частный предприниматель, а в ближайшие пару лет планирую открыть собственную студию дизайна.

EDS: Чем для Вас, как дизайнера, стала полезна Европейская Школа Дизайна?

Оля: В EDS я получила необходимую теоретическую базу и наработала практический опыт ведения дел. Основы инженерного проектирования, черчение, рисование, правила и особенности работы с отделочными материалами, светодизайн, колористика и многое другое — все это мы подробно рассматривали на занятиях. Плюс к этому, все без исключения преподаватели — это практикующие специалисты (архитекторы, дизайнеры интерьеров, декораторы), поэтому мы одновременно получали новые знания и в то же время консультации и советы из первых рук. Кроме этого, я успешно освоила графические программы для дизайнеров и архитекторов, без которых просто никуда: ArchiCAD, 3D Max, Artlantis.

EDS: Как организовываете свою работу с заказчиком?

Оля: В работе я предпочитаю принцип карт-бланш, причем не только в декорировании, но и в разработке проекта. Свобода действий дает возможность раскрыть весь творческий потенциал и полностью насладиться процессом. Хотя, конечно, бывают случаи, когда заказчик хочет непосредственно принимать участие в разработке проекта, навязывает свое видение и хочет быть главным. В этом деле важно хоть немного разбираться в человеческой психологии, поэтому в подобных ситуациях я стараюсь предложить несколько вариантов решения вопроса, рассмотреть предложенные заказчиком варианты и найти компромисс.

EDS: Если интерьерный дизайн в Украине еще находит свое воплощение в реальной жизни, то предметный увяз в небытии. Все стараются использовать готовые изделия, в основном иностранных производителей. Если взять Ваш пример, в перспективе не собираетесь заняться проектированием предметов интерьера?

Оля: Заниматься предметным дизайном весьма увлекательно, но для этого нужны значительные капиталовложения, оригинальный дизайн, высокое качество работы, новые технологии, правильное позиционирование на рынке, разработанная ценовая политика и множество других факторов. Создавать предметы мебели в единичном экземпляре не вижу смысла. Во-первых, это дорого, а во-вторых, занимает много времени. Конечно, мне импонируют предметы и вещи, которые создают Филипп Старк или Карим Рашид. Каждый разработанный ими предмет имеет коммерческий успех и вместе с тем они определяют современные тренды в предметном и интерьерном дизайне.

EDS: Недавно Вы закончили реализацию проекта для салона свадебных и вечерних платьев "Мадонна". Расскажите немного о том, каким получился интерьер. Как сработались с заказчицей?

Оля: Реализацию этого проекта я осуществила в плотном диалоге с заказчицей, так что интерьер стал плодом совместного творчества. Проект нужно было сделать за весьма сжатые сроки — на разработку и реализацию проекта выделялось всего два с половиной месяца. Из-за часовых ограничений дизайн-проект создавался параллельно со строительными работами. Одним из самых важных условий для такого типа заведений было создать хорошее освещение — светодизайн. За основу была взята зональная подсветка, для которой использовались прожектора, led-подсветка, люстра.Расскажу немного о планировке. Общая площадь помещения составляет 140 м2. Основные объемы — это два торговых зала (первый зал — вечерние, а второй — свадебные платья), которые хоть и разделены, все же сохраняют свою целостность. Здесь также есть подсобное помещение, кабинет, санузел. Примерочных кабин всего три, но они весьма просторные. Из примерочной девушка попадает на подиум, где может полюбоваться собой в большом зеркале и продефилировать перед сидящими на диванах наблюдателями.В целом интерьер салона несколько похож на платье от Sherri Hill: безукоризненно сшито, идеально "сидит" и с первого взгляда не бросается в глаза. В этом и заключается подлинная эстетика!Для меня это был своеобразный творческий эксперимент, доказавший способность в равной степени успешно работать как с жилым, так и с общественным пространством.

EDS: Что посоветуете начинающим дизайнерам, в запасах которых есть только теоретические знания?

Оля: Дизайнеру необходимо постоянно расширять кругозор, посещать выставки, следить за мировыми тенденциями в дизайне, изучать инновационные материалы, путешествовать. Важно уметь налаживать отношения с клиентами, поставщиками и строителями. А перед тем, как приступить к проекту, стоит помнить, что работа дизайнера предполагает материальную ответственность перед заказчиком и высокую себестоимость "ошибок".

eds.ua

Как появился бренд «Crystal Design»?

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Бренд свадебных платьев Crystal Design вырос из небольшого магазинчика свадебных аксессуаров. Его еще 10 лет назад открыла бабушка основателя бренда Артура Шрамко, но она даже подумать не могла, что маленький нишевый бутик положит начало серьезному предприятию, где сегодня трудится почти 200 человек, и что свадебные платья, созданные внуком и его женой, будут продаваться по всему миру. О том, каким был путь от небольшого магазинчика к серьезному бизнесу и о том, что сегодня на пике свадебной моды, нам рассказала Илона Шрамко, которая вместе с мужем придумывает модели платьев для современных невест.

Как и почему вы начали заниматься именно свадебными платьями?

— Мы с Артуром познакомились еще в школе, а в 2008-м, а после окончания института, поженились. У меня никогда не стоял вопрос, чем заниматься. Хоть я и окончила экономфак, свадебная индустрия как-то сама вошла в мою жизнь. У бабушки Артура сначала был небольшой магазин свадебных аксессуаров, и это повлияло на всю семью. Свадьбы стали у них семейным делом. Сначала мама Артура, окончившая консерваторию, стала шить платья в своем небольшом ателье, а потом и я, выйдя замуж, влилась в семью и продолжила развивать дело. Поначалу мы просто помогали родителям, потом начали сами шить платья, но не штучно под заказ, а коллекциями в единой концепции. И уже в 2009-м открыли свой первый салон.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Сложно было остановиться на одном платье для своей собственной свадьбы, имея такой выбор?

— Да, у меня на свадьбу было 2 платья: фасона «принцесса» — для торжественной части, вечером я переоделась в более лаконичную модель с силуэтом «русалки». Аксессуары тоже подбирали очень тщательно.

С какими сложностями вы столкнулись, постигая новое дело, на самом старте?

— Вот сейчас вспоминаю, и мне кажется, что сложностей не было вовсе.  Как любой девушке, мне это направление было близко.  К тому же свадебное платье — это не так сложно, как кажется. Я была так увлечена, так горела этим делом, что мне все было нипочем.  Тогда еще не так сильно были развиты соцсети, и мы одними из первых начали вести свои страницы во Вконтакте, потом появился Инстаграм, и я везде вела наши аккаунты.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Илона Шрамко, Crystal Design

«Мелкие сложности есть всегда, но они преодолимы».

Главная трудность только одна, она актуальна до сих пор — найти хороших поставщиков тканей. Нельзя из некачественных материалов сделать качественное платье, чтобы оно сидело так, как нужно. А поставщики не всегда поставляют ткань одинаково хорошего качества. Иногда ждем нужные материалы по несколько месяцев. Думаю, это головная боль всех производителей и дизайнеров.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

В чем особенность ваших платьев? Что их отличает от других брендов?

— Практически каждое платье у нас в коллекции сделано из своего вида кружева.  Модели наших брендов никогда не повторяют друг друга, они очень индивидуальны, у нас не фабричный подход к изделию. Мы не закупаем 5 видов одного кружева километрами, чтобы сделать всю коллекцию из него. Если нам нужно сделать платье, мы видим какое-то определенное кружево, мы используем либо вышивку, либо какую-то другую ткань. Стараемся, чтобы в наших коллекциях любая невеста нашла подходящее для себя: у нас есть и легкие платья, и пышные «принцессы», и «русалки», и кружевные, и не кружевные — любое. Огромный модельный ряд.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Как происходит процесс рождения новой коллекции? Чьими работами вы вдохновляетесь?

— Мы всегда смотрим, что происходит на рынке, часто отслеживаем коллекции известных дизайнеров. Например, мне очень нравится Elie Saab, Zuhair Murad. Мы вдохновляемся ими больше по вышивке и обработке. Но если какие-то фишки или идеи других дизайнеров, которые нам нравятся, и мы пытаемся и их внедрить. Конечно, сами тоже постоянно что-то придумываем! Это такой непрерывный творческий процесс. Хотя не все воспринимается «на ура» нашим рынком. Например, лично мне очень нравится Моник Люлье.  Но мы не можем делать какие-то слишком экстравагантные наряды, у нас по-прежнему предпочитают консервативный классический стиль, без излишней вычурности. Нашим невестам нравятся белые пышные платья, силуэт «принцесса».

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

А сколько сейчас человек работает над коллекцией?

— Обычно коллекция шьется порядка полугода. Но вообще, многое зависит от вдохновения.  Фасоны платьев мы придумываем сами, а воплощает идеи в жизнь наша команда закройщиков и швей, еще есть менеджеры, закупщики. У нас подобрался отличный коллектив — все, кто начинал с нами, работают до сих пор. Мы, без преувеличений, большая семья — у нас работает почти 200 человек. При этом мы постоянно друг друга поддерживаем.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Илона Шрамко, Crystal Design

«Главное — атмосфера в коллективе»

У нас главное — атмосфера в коллективе. Это очень важно для нас. И, несмотря на то, что мы постоянно автоматизируем бизнес-процессы, стараемся внедрять технологические решения, которые, казалось бы, обычно приводят к сокращению персонала, команда растет. Бизнес растет, наша семья расширяется.

Раньше у нас были свои салоны, но мы поняли, что сложно одновременно работать и в ритейле, делать качественный сервис высокого уровня, и на производстве. Нужно было сфокусироваться на чем-то одном, поэтому мы оставили только производство.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Самое удивительное при этом, что ваши платья продаются по всему миру! Как вам удалось этого достигнуть?

— Мне кажется, сейчас, в эру интернета, это все не так сложно, как кажется. Нужно просто любить свое дело и постоянно работать. Если про меня лично говорить, то я живу работой. Просыпаюсь утром и первые же мыли у меня о работе! Работаем иногда до 8-9 часов, но если это пошив коллекции, то мы уходим с работы в 9-10 часов вечера. Впрочем, есть и более свободные дни. Что касается, ретейлеров, то некоторые сам находили нас, кому-то мы писали сами. Сейчас наши платья продаются в салонах в США, Европе, Канаде, Австралии, СНГ. Мы отправляем им каталог, а они присылают заказы.

А есть ли какая-то региональная специфика? В какой стране что больше предпочитают?

— Обычно в США и Канаде заказывают размеры побольше, еще они не чураются экспериментов, и им нравятся необычные модели. Впрочем, все наши невесты — это девушки со вкусом, которые внимательно относятся к деталям, но при этом не готовы тратить целое состояние на платье от именитого дизайнера.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

В свадебной одежде тоже есть мода. Что сейчас в тренде?

— В этом сезоне в моде будет рукав пуфом, поэтому мы стараемся ввести в коллекцию хотя бы одно-два платья были с такой интересной деталью. Большой запрос на свадебные платья не белого цвета. У нас в коллекции тоже можно найти как светлые оттенки, так и совершенно «несвадебные» цвета. Но здесь каждая решает для себя. Свадебное платье — вещь индивидуальная. Кому-то нравятся простые силуэты, кому-то идут пышные модели с множеством сложных деталей.

Из экономиста в фешн-дизайнера: история бренда

Илона Шрамко, Crystal Design

«Главный совет невестам: спросите себя, насколько я чувствую себя красивой в этом платье, комфортно ли мне в нем».

А фасон — это очень индивидуально. Есть мнение, что, например, что русалка только для стройных, а пышное — только для высоких. Но у нас есть невесты, заказавшие «русалку» размера XL, и девушка пишет, что была самой счастливой и ей все понравилось! Главное — настрой, отношение к празднику и восприятие себя в конкретном платье.

Подпишись нановые заметки

Как в кино: наряд, церемония и атмосфера, которые хочется повторить Вишлист: где найти и как пользоваться?

blog.marytrufel.ru

Система образования: дизайнеры о своих первых профессиях

Дизайн интерьеров — это взрослая профессия. Чтобы стать дизайнером, нужно обладать большим объемом знаний и уметь делать выводы. Вот почему в дизайне интерьеров почти нет вчерашних школьников, а вместо них — успешные молодые люди с одним, а то и двумя высшими образованиями. Мы поговорили с некоторыми из них, узнали, чем они занимались раньше и как первая профессия сказывается на их работе теперь.

Виктория Киорсак, дизайнер интерьеровВиктория Киорсак Дизайнер интерьеров, по первому образованию переводчик, занимается психологией

Я переводчик, начинала трудовую деятельность с руководителя отдела внешнеэкономических связей на заводе, производящем огромные траки. Мы сотрудничали с MAN, Kenwotrh, Scania и Renault, и человек со знанием языков был чуть ли не самым ключевым на производстве. Им была я. Кроме стандартных функций руководителя отдела мне приходилось переводить техническую документацию для инженеров и таможенные документы для логистов и делать многое другое. Тогда мне было изумительно мало лет, и все это было страшно увлекательно. Помимо языковой практики я получила опыт работы в логистике и таможне, огромный опыт переговоров. Когда у тебя на переговорах сидят представители мировых машиностроительных концернов, руководство твоей компании и инвесторы из Европы, и ты единственная, кто их связывает, а тебе 20 лет и ты блондинка, это, в общем, подстегивает совершенствоваться.

Знание языков в итоге привело меня в ИТ, и до 28 лет я счастливо руководила продажам и маркетингом в одной из московский ИТ-компаний. До тех пор, пока не выбрала для себя дизайн интерьеров. Психологическое образование находилось все это время в латентной форме, и апгрейд всем своим знаниям в этой области я начала осуществлять значительно позднее. Возникла потребность разобрать ряд вопросов после рождения ребенка, и я начала поиски новых технологий в этой области, получила дополнительные сертификаты по всем интересующим меня направлениям и начала активно практиковать. Практику я не бросаю до сих пор, она мне очень нравится, так что каждый новый учебный год я возвращаюсь к обучению.

проект Виктории Киорсак

Языки очень развивают мозг, а в работе дизайнера скорость построения нейронных связей и пластичность, конечно, важны. Бизнес-администрирование помогает управлять проектами и людьми. Чтобы быть успешным в этой крайне непростой сфере, нужна сплоченная команда профессионалов, а чтобы быть успешным в международных проектах, эти профессионалы должны еще и владеть языками романо-германской группы, по возможности несколькими сразу.

У нас принято, что дизайнеры интерьеров это такие талантливые одиночки, а я пытаюсь на своем опыте показать, что дизайн это бизнес.

Психология помогает мне в стрессовых ситуациях и понимании, где нужно и можно договориться с людьми, а где стоит просто поставить точку. Работа дизайнера интерьеров это мультиэкспертная задача. Это общение с зарубежными поставщиками и производителями, управление проектами, коммуникации со СМИ, разработка стратегии продаж и многое-многое другое. Так что я просто счастлива, что пришла в профессию именно с таким языковым, бизнесовым и весьма крепким психологическим бэкграундом.

 

Ольга Шаповалова, дизайнер интерьеровОльга Шаповалова Дизайнер интерьеров, по первому образованию экономист, имеет степень MBA

Я окончила Байкальский государственный университет экономики и права по специальности «Экономист», уже во время учебы начала работать в филиале крупного государственного предприятия в Иркутске, а через год после окончания университета получила приглашение перевестись в центральный филиал в Москву. Я и так планировала уезжать из Иркутска, так что все сложилось благополучно: я переехала и стала жить в Москве. Параллельно я получило степень MBA в Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации. В какой-то момент работа превратилась в рутину, и я поняла, что пора что-то менять. В то же время я занималась обустройством своей московской квартиры и с удивлением обнаружила, что мне это очень нравится. Я решила получить образование в сфере дизайна, остановилась на школе «Детали» и уже к окончанию курса вела два собственных проекта.

Как экономисту мне было максимально важно, чтобы те деньги, которые я вложила в свое дизайн-образование, обязательно окупились. Конечно, время обучения было прекрасным и, если говорить об образовании, «Детали» – это моя лучшая инвестиция в себя, но помимо этого я считаю, что деньги должны работать. Мне удалось вернуть вложенные средства уже к концу обучения. Экономическое образование помогает мне и сейчас, ведь дизайн и декор это не только работа с цветами и фактурами, но и рабочие чертежи, техническая документация и прочее. Благодаря первому образованию я могу систематизировать и оптимизировать эту часть работы. А это ведь очень важно, потому что без понимания «что, когда и восколько», какими бы прекрасными ни были материалы, хорошего дизайна не получится.

проект Ольги Шаповаловой

 

Надя Зотова, дизайнер интерьеровНадя Зотова Дизайнер интерьеров с полноценным медицинским образованием – шесть лет университета и ординатура

Я выросла в семье врачей, причем в четвертом поколении, поэтому выбор профессии для меня был практически предопределен. Я поступила в медицинский университет и стала понемногу задумываться о том, какую специализацию выбрать, чтобы пройти ординатуру. Я ходила с одной кафедры на другую, пыталась примерить на себя разные специальности, но не чувствовала, что хочу практиковать, и думала выбрать научную деятельность или какую-то административную работу.

Ни художников, ни дизайнеров в моей семье никогда не было, но, сколько я себя помню, мы постоянно были в состоянии переезда, ремонта, и я активно участвовала в этих процессах: выбирала вещи и цвет стен. Пока я училась в университете, я оформила квартиру сначала себе, потом родителям, затем друзьям. Специального образования у меня, конечно, не было, но процесс невероятно увлекал.

Я приезжала из университета, складывала халат, брала плитку и ехала на стройку.

Окончив ординатуру, я поняла, что не хочу работать по профессии, и мне нужно что-то другое. Я поступила на двухгодичный курс «Дизайн интерьера» в Британской школе дизайна. Поскольку у меня уже был практически опыт проектирования интерьеров, с самого начала обучения я уже активно работала, вела свои собственные проекты. Несмотря на то, что путь в медицину для сейчас окончательно закрыт, я нисколько не жалею об этой части моей жизни. Во-первых, после медицинского образования учиться на дизайнера было очень легко, а во-вторых, там я научилась логике и аналитическому мышлению, которые активно применяю теперь в своей работе. Это отличная база, без которой, обладая только художественным образованием, мне было бы куда сложнее. В дизайне логические процессы устроены точно так же, как и в медицине: если ты чего-то не знаешь, тебе нужно предположить, что это могло бы быть, рассчитать шаги, как к этому прийти.

Проект дизайн-студии Нади Зотовой Enjoy Home

 

Игорь Куркин, дизайнер интерьеровИгорь Куркин Дизайнер интерьеров, по первой специальности экономист автотранспорта

Мое первое и единственное высшее образование – МАДИ, где я учился на кафедре «Экономика автомобильного транспорта». Там же я окончил факультет международных экономических отношений и получил две специальности: экономист-международник и экономист автотранспорта. Стать экономистом я никогда не мечтал, но с детства хотел учиться в МАрхИ. К сожалению, возможности такой тогда не было: чтобы сдать экзамены, нужно было нужно было оплачивать репетиторов и заниматься рисунком, но вместо этого уже в 15 лет я начал работать. В итоге, я даже не пошел сдавать экзамены в МАрхИ, а отдал документы в тот вуз, куда было проще поступить. Несмотря на то, что МАДИ я окончил с красным дипломом, по специальности я не работал ни дня. Уже на первом курсе у меня был свой бизнес (крупная торговая сеть по продаже женской одежды), и я успел поработать в туристической сфере: разрабатывал маршруты для российских туристов по Юго-Восточной Азии и Центральной и Латинской Америкам – ими, кстати, до сих пор активно пользуются.

Ну, а дальше появилась возможность, и я купил сначала одну квартиру, потом вторую и начал обустраивать их под себя. Сначала подтянулись друзья, а потом и друзья друзей. Друзьям я всегда помогал бесплатно, но когда просить совета стали незнакомые люди, я решил, что пора начать этим зарабатывать. Попросить об оплате в первый раз было сложно, но, к счастью, заказчик сам предложил заплатить, причем достаточно ощутимую сумму. Только тогда я понял, что могу сделать любимое дело своей профессией. Профессионального образования у меня до сих пор нет, и когда я чувствую, что мне не хватает каких-то знаний, то занимаюсь самообразованием: смотрю лекции, читаю периодику и книги, хожу на выставки и путешествую. Знания по экономике мне так и не пригодились, но я считаю, вуз (не важно, что непрофильный) дал мне главное: умение работать с источниками и быстро находить любую информацию самому, а все, что касается вкуса, это, по-моему, скорее врожденные вещи, чем приобретенные.

Проект Игоря Куркина

 

Юлия Корица, дизайнер интерьеровЮлия Корица Дизайнер интерьеров, по первой специальности востоковед-тюрколог

По первой профессии я востоковед-тюрколог. Закончила ИСАА при МГУ по специальности востоковедение, историческое отделение, тюркология. Словом, часть моей жизни была посвящена изучению турецкого языка и культуры, я писала работу по османской миниатюрной живописи. На тот момент это было первое исследование этой темы: до этого наши искусствоведы в основном занимались персидской, индийской миниатюрой. В то время это не было востребовано, и в науку я не углубилась. Работала переводчиком турецкого – тогда они были на вес золота, потом в турбизнесе. Тяга к творчеству не давала покоя: я окончила курсы редакторов при Литинституте и стала работать копирайтером. Потом случайно увидела интерьерный журнал, и все – потеряла сон.

Турецкие мотивы в новом проекте Юлии Корицы

Турецкие мотивы в новом проекте Юлии Корицы.

Двери в новый мир открыла передо мной школа «Детали». Конечно, восточная философия и искусство это для меня по-прежнему неиссякаемый источник вдохновения. Так что несмотря на то, что сферу деятельности я поменяла, мои знания никуда не делись и помогают мне и теперь. Это выражается и в выбранных мной предметах интерьера, и прочих восточных мотивах, но особенно – в цветовой палитре.

 

Анна Бобровская, дизайнер интерьеровАнна Бобровская Дизайнер интерьеров, по первой специальности историк

Я из творческой семьи: отец – музыкант, альтист, профессор Московской Консерватории; мама – балерина Большого театра; тетя – музыковед, писатель, большую часть жизни посвятила изучению родословной нашей семьи (именно благодаря ей я узнала что один из моих прадедов – Константин Семенович Бобровский, русский архитектор, ученик мастерской Л. Н. Бенуа). В детстве я окончила музыкальную школу по классу фортепиано, но в отличие от своего брата-скрипача, выбравшего профессию музыканта, я уже тогда чувствовала, что у меня другое призвание. Я поступила на историко-филологический факультет РПИ, где изучала (помимо пяти языков) мировую литературу, философию, историю религий, психологию, языковую картину мира, мировую историю и историю России.

На третьем курсе я обратила внимание на рекламу школы дизайна МХПИ А. Егорова. Это была чуть ли не первая школа интерьерного дизайна в Москве. Я поступила на старшее вечернее отделение и стала учиться в двух вузах параллельно. В 2001 я окончила РПИ с дипломом по специальности «История России», а в 2002 получила диплом с отличием по специальности «Художник-дизайнер интерьера». Параллельно с этим я окончила курсы компьютерного проектирования при МАРХИ.

Все это в совокупности создало определенный способ моего восприятия мира, пространства и информации. Так, в филологии меня безумно увлекало изучение структуры речи, фонетика и этимология слов, поэтому в своей работе я уделяю большое внимание названию коллекции. Одна из самых увлекательных наук – языковая картина мира. Наш язык это отражение нашего личного восприятия мира. Я часто слежу за тем, как человек говорит, каков его словарный запас, как он строит предложение. В этот момент во мне говорит филолог. Гуманитарное образование дает свободу и широту мировосприятия, что очень важно в профессии дизайнера.

Человек, который обладает знаниями по истории, имеет определенное преимущество в поиске образа интерьера.

Филология – это тоже в определенном смысле архитектура, со своей сложной тканью и фактурой. Филолог получает глубокую подготовку в области иностранных языков, философии, психологии. Универсализм филологической профессии позволяет воплощать себя в самых разных областях гуманитарной деятельности. Филология и музыка мне очень помогают в работе. Ведь любой интерьер начинается с мысли, задумки, идеи. Дизайн это не картинка, не внешность, за высоким дизайном стоит высокая смысловая система.

Проект Игоря Куркина Проект Игоря Куркина

Проект Анны Бобровской

 

Другие первые профессии дизайнеров:

Елена Андреева, по первой специальности инженер-строитель путей сообщения МИИТ, по второму – переводчик широкого профиля, английский язык, МГЛУ,

Анна Саркисьянц, по первому образованию филолог немецкого языка и литературы,

Анна Васильева, первая специальность – «Экономика и управление на автотранспортных предприятиях», МАДИ,

Татьяна Купцова, по первому образованию врач-гигиенист и эпидемиолог,

Александр Дубровский, по первому образованию психолог,

Элина Туктамишева, по первому образованию юрист.

design-mate.ru

Дизайнер Эмилия Вишневская — о том, как с нуля поднять бизнес в России и почему ей пришлось учиться на экономиста

Эмилия Вишневская рассказала 7sisters о любви к прекрасному, секретах ведения бизнеса и особенностях развития отечественного дизайна и легкой промышленности.

Эмилия, как давно в Вас проснулась тяга к созиданию, и помните ли вы, когда она переросла в осознанную мысль о занятии производством нижнего белья?

Сколько себя помню, я всегда старалась внести в любое пространство, в которое попадала, некоторую долю эстетики, причем, независимый характер давал о себе знать еще в детстве, и я всегда старалась обойтись собственными силами, а не дожидаться помощи из вне. Мои мама и бабушка смогли передать мне тонкий вкус и чувство прекрасного, которые меня всегда так восхищали в них – с того времени потребность в красоте живет во мне постоянно.

Желание заниматься созданием красивой одежды возникло у меня в возрасте 20 лет, после этого я еще какое-то время искала себя, пыталась определить ту нишу, в которую смогу погрузиться без остатка, и такая ниша для меня окончательно открылась в 2011 году. Из всего многообразия материалов и тканей меня всегда особенно тянуло к кружеву, казалось, что именно оно, как ничто другое способно раскрыть нежность и чувственность женской красоты – можно сказать, что еще до того, как сама идея родилась на свет, меня подсознательно влекло к этой нише.

Почти сразу же после принятия ключевого решения о создании бренда нижнего белья мне поступило предложение, от которого было невозможно отказаться – выступить со своей коллекцией нижнего белья на Неделе моды в Москве. Я поняла, что это мой шанс проверить свои силы в действии – если показ получит положительные отзывы, значит я на верном пути. После этого в течение месяца была проделана колоссальная работа по поиску материалов и исполнителей, созданию коллекции на основе моих эскизов, разработка сценария показа, который в корне отличался от классических показов, и многое другое. Мои труды оказались не напрасны – зарубежные критики и приглашенные дизайнеры оценили коллекцию по достоинству, после чего началась основная работа по построению собственного бренда.

От чего Вы отталкивались при создании своего бренда, какую мысль закладывали в качестве основной?

Мне хотелось подчеркнуть уникальность женской фигуры, создать такое белье, облачаясь в которое любая женщина может почувствовать себя совершенством. В линейках, предлагаемых массмаркетами, крайне сложно найти модель нижнего белья, которая способна идеально сесть по фигуре, а если при этом еще и фигура не совсем стандартная, то все попытки найти для себя комфортное нижнее белье сводятся к нулю.

Нижнее белье – этот тот самый секретный инструмент, благодаря которому женщина может задать тон своему настроению и почувствовать глубину своей привлекательности. Как только каждая их нас начинает ощущать собственную неповторимость, ее образ моментально преображается – распрямляются плечи, походка становится мягче, движения – грациознее, а в глазах читается та самая загадка, перед которой не могут устоять мужчины.

Я считаю, что не нужно загонять себя в навязываемые кем-либо рамки – каждая женщина уникальна и должна подчеркивать свои особенные черты, ценить свою индивидуальность. Создание незабываемого образа, способного раскрыть внутренние грани женской притягательности – это и есть основная идея нижнего белья EMIVI.

Легко ли было осуществлять свою мечту?

Нет, легко не было, я в принципе считаю, что в жизни все рано или поздно приходит в равновесие, и, если когда-то к тебе легко приходит успех, без вложения каких-либо серьезных усилий, в самый неподходящий момент он от тебя навсегда уйдет, так же быстро, как когда-то возник.

Я работала, как говорится, на длинное плечо, понимая, что все мои финансовые, физические и эмоциональные вложения окупятся через довольно длительный промежуток времени, поэтому не настраивала себя на быструю победу. Кроме того, изначально для меня было первостепенно создание качественного продукта, а не скорейшая монетизация бизнеса, я до сих пор придерживаюсь той политики, что нельзя разгонять производственные процессы до максимальной скорости – это лишает их гибкости, которая является неоспоримым козырем любого малого бизнеса.

Были свои сложности и в подборе квалифицированных специалистов, умеющих обращаться с кружевом, и в поисках финансирования – для того, чтобы грамотно воспользоваться заемными средствами банка мне понадобилось получить второе экономическое образование по специальности «Финансы и кредит». Довольно долгий период занял процесс подбора поставщиков и подписание договоренностей на выгодных условиях – так как наше производство не рассчитано на большие объемы, а материалы мы выбирали только качественные и дорогостоящие. С каждой новой решенной задачей я становилась все уверенней в собственных силах, приобретая бесценный опыт, сегодня я понимаю, что любую задачу можно осилить, если грамотно подойти к ее решению.

Подойдет ли Ваш путь развития бизнеса для других начинающих дизайнеров?

Думаю, что это хороший вариант для тех, кто уверен в своих силах и готов идти до конца в достижении поставленных целей, я открыто делюсь своим опытом на мероприятиях, посвященных развитию малого предпринимательства в отрасли моды и дизайна, в том числе выступаю спикером в Сколково, поэтому, имея определенный набор факторов и знаний можно добиться больших успехов.

Однако, сразу должна признаться, что это не самый быстрый и легкий путь для того, чтобы стать основателем своей марки. Пройдя его самостоятельно, я понимаю, что не каждый даже очень талантливый дизайнер справится с таким огромным массивом работы, не только творческой, но и чисто предпринимательской. Пока в нашей стране не будет четко выстроенной системы поддержки начинающих дизайнеров, мы не сможем вывести данную отрасль из упадочного состояния.

Как Вы считаете, почему в нашей стране, которая всегда славилась талантливыми людьми в самых различных областях, сложилась такая ситуация?

Вы абсолютно правы, креативный капитал в области моды и дизайна в России огромен, он долгие годы пребывал в состоянии анабиоза по исторически сложившимся обстоятельствам, но вот на протяжении последних десяти-пятнадцати лет он постепенно просыпается и уже начинает требовать какого-то выхода.

Чтобы разобраться в проблеме, нужно знать ее истоки: двадцатый век для России был очень сложным – сначала две мировые войны, каждая из которых поглотила неимоверные людские ресурсы, затем в послевоенную эпоху текстильная и швейная промышленность серьезно возродились, стали выпускаться хорошие качественные ткани, но только шили из них не стильную и разнообразную одежду, а типовые платья, костюмы и униформу. В тот период человеческая индивидуальность всячески подавлялась в угоду коллективизации, очень многие талантливые люди просто не имели выхода своим возможностям, кто мог, уезжал за границу в поисках лучшей жизни. А в начале девяностых с распадом СССР прекратилось и производство тканей, были выведены из строя, я затем и практически до основания разрушены имеющиеся текстильные фабрики. Как видите, на протяжении почти целого столетия никто даже не задавался целью развития индустрии моды и дизайна в нашей стране, а уж о том, чтобы сотрудничать с зарубежными компаньонами, обмениваться опытом работы и образцами тканей, и говорить не стоит.

Если сравнивать с тем, как развивалась текстильная промышленность в Италии, где со стороны государства путем сокращения налогового бремени стимулировалось производство тканей и пошив одежды, то становится очевиден невероятный разрыв и понимание того, насколько наше производство отстало от западного. А ведь во всех развитых странах мода и дизайн, наряду с достижениями кинематографа, ученых, художников и музыкантов, являются визитной карточкой страны и инструментом создания позитивного ее образа в глазах мирового сообщества.

Каким способом, на ваш взгляд, можно исправить сложившуюся ситуацию?

Исправить ситуацию можно только при правильной политике государства: разработкой системы грантов, введением щадящей налоговой политики, строительством центров и мастерских для развития дизайна. Нашим молодым дизайнерам, только выпустившимся из стен технологических университетов, сегодня просто негде набираться опыта на практике для закрепления теоретической базы, полученной в вузе. Кроме того, им необходима консультационная поддержка по таким вопросам, как налоги, экономика и менеджмент предприятия, юридические аспекты, методы продвижения своих товаров и многое другое.

Эффективность системы, при которой с начинающих дизайнеров снимается часть рутины для достижения больших результатов в развитии бренда, проверена мной на базе собственного фэшн-кластера EMIVI. Принцип работы кластера заключается в создании единого творческого пространства, в рамках которого параллельно развивается порядка двадцати молодых творческих брендов разной направленности. Участники кластера вносят арендную плату за занимаемую площадь, но в дополнение к квадратным метрам получают юридическую и бухгалтерскую помощь, а также поддержку в продвижении своих услуг. Если грамотно подобрать бренды, то вместо конкуренции между участниками можно получить гармоничное партнерство, кроме того, в такой среде намного проще устраивать мероприятия с целью продвижения проекта в целом и каждого его участника в отдельности.

Именно такие проекты в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века стало организовывать правительство Америки для развития индустрии моды и дизайна, и, судя по таким именам, как Ralph Lauren, Tommy Hilfiger, Donna Karan, Michael Kors и многие другим, данная политика принесла своей стране великолепные плоды. Сейчас эти компании имеют огромные обороты, открывают каждый год сотни магазинов по всему миру и исправно платят налоги в казну государства – это ли не принцип бумеранга?

В нашей стране уже несколько лет среди правящей верхушки идут разговоры о создании таких многофункциональных центров для молодых дизайнеров, где в одних стенах будут располагаться и производственные помещения, и шоу-румы, и помещения для показов и выставок – это правильное направление, а то, насколько интенсивно будет развиваться российская индустрия моды и дизайна, зависит от объема вложений и грамотного подхода в организации процесса.

Ваши коллекции нижнего белья и купальников продаются не только в России, но и за рубежом, сильно ли чувствуется разница между покупателями из разных стран?

Да, разница серьезно ощутима – в странах с развитой индустрией дизайна, таких как, как Франция, Англия, Япония, Америка и других, молодые бренды воспринимаются покупателями с большим интересом, там знают цену красивым качественным вещам, а ручной труд особенно дорого ценится. Конечно, менталитет везде разный, в каждой культуре свои предпочтения, к примеру, японки обожают кружево и ажурный трикотаж и носят его повсеместно, а немки предпочитают менее женственные и более практичные модели – но в любой стране мира женщины всегда будут хотеть носить комфортное и красивое белье.

В этом году мы планируем выйти на американский рынок, активно ведем переговоры с партнерами и надеемся на самый благоприятный исход. На сегодняшний момент у нас большое количество покупателей из США, сейчас они заказывают белье на нашем сайте или на сайтах партнеров – Lamoda и Aizel, и уже давно интересуются открытием нашего представительства за океаном.

Сколько времени занимает работа и как Вы восстанавливаете свои силы после такого напряженного графика?

Сейчас я отдаю бизнесу примерно две трети всего своего времени – это текущие дела в кластере, работа над новыми коллекциями, встречи с партнерами и прочее. На данный момент у меня сложился хороший высокопрофессиональный коллектив, и я могу часть своих обязанностей делегировать помощникам, поэтому удается выкраивать время на близких людей и отдых.

Отдыхать люблю по-разному – если к концу дня чувствую сильное эмоциональное напряжение, иду снимать стресс на беговой дорожке или в бассейн, также хорошо расслабляет массаж. За новыми впечатлениями обычно идем с бабушкой в театр, а, чтобы отвлечься от дневных забот и суеты люблю оставаться дома в полной тишине с хорошей книжкой.

Особой моей страстью являются путешествия, как говорила Анна Ахматова, «Нет ничего более полезного для нервов, чем побывать там, где никогда не был». В поездках я могу абстрагироваться от всех проблем, прислушаться к себе, понять, чего хочу и наметить свои дальнейшие действия. Я стараюсь путешествовать одна и посещать места, где присутствует местный колорит и нет толп туристов, чтобы свободно погружаться в атмосферу незнакомых мест.

Вы являетесь прекрасным примером для всех начинающих дизайнеров, что можете пожелать каждому, кто стремится добиться таких же высот в дизайне одежды?

В первую очередь важно побороть внутренние сомнения – только видя вашу веру с собственные силы, в них поверят другие. Путь производства всегда сложный, чем бы вы не занимались, а значит нужно научиться не пасовать перед трудностями и со временем выработать к ним настоящий иммунитет. Ваша конечная цель всегда должна быть выше всех текущих проблем и как путеводная звезда вести за собой к достижению заветной мечты.

hatyna.com


Смотрите также