Экономист Игорь Николаев предсказал весенний курс доллара. Игорь николаев экономист последнее интервью


Игорь Николаев. Экономика после выборов: реванша не будет

Что будет с экономикой? Все упадет? Может, напротив, все будет расти? Или будем болтаться «около нуля»?

Конечно, на перспективы нашего кратко— или среднесрочного развития будет влиять много факторов: цены на нефть, санкции и антисанкции, структурные реформы (если таковые будут) и др.

Но я бы выделил один фактор, который стал особенно очевидным после последнего президентского Послания: Россия — в гонке вооружений, новая «холодная» война стала реальностью.

Официальная версия, почему Россия оказалась в новой гонке вооружений, известна: нас в нее втянули. Однако есть и совсем не афишируемая причина того, почему сегодня столь беспрецедентно выросла геополитическая напряженность.

Причина простая: Россия жаждет реванша, потому что СССР, как фактически признали обе стороны, проиграл «холодную» войну с Западом. Этот фактор явно недооценивался в  геополитических прогнозах.

Да, для кого-то этот исторический факт оказался невыносимо тяжелым. Напрасно, кстати.

Теперь уже, конечно, поздно говорить об этом. Но хотелось бы напомнить российским властям, что ту, первую «холодную войну», проиграла не страна и не люди. Проиграла сама система с ее командно-плановой экономикой, оказавшейся неспособной выдержать бремя растущих военных расходов.

Но в таком случае реванша все равно не получится. Зря стараемся, потому что реванш, может, и состоялся бы (гипотетически), если бы мы вновь вернулись к социализму, и эта система доказала бы свою большую жизнеспособность и эффективность.

Если реванш не будет засчитан, надо ли стремиться к этому? Безусловно, делать так крайне безответственно. Однако, к сожалению, именно этот фактор — стремление к реваншу — стал доминирующим.

Но, с надеждой скажет кто-нибудь, сегодня-то экономика другая… Это так, сегодня экономика уже рыночная, хотя и кривоватая и косоватая какая-то. Однако эта экономика структурно не реформированная, она неэффективная и, к тому же, отягощенная санкциями и антисанкциями. Экономика оказалась заложницей необоснованных претензий на реванш в новой «холодной» войне. Такая экономика не выдержит. Это нам и придется наблюдать после выборов, трудности будут нарастать.

Эйфория, если она у кого-то появилась после таких результатов выборов, пройдет.

Игорь Николаев, экономист

www.rosbalt.ru

экономист Игорь Николаев Видео

Игорь Николаев: «Бюджет на 2018-2020 годы – капкан для избирателей»

7 мес. назад

Россиянам опять придется "держаться", потому что после выборов уровень жизни резко упадет. Директор Инстит...

Игорь Николаев: еще не поздно купить валюту

7 мес. назад

Экономист Игорь Николаев (15.11.17). Директор Института стратегического анализа ФБК...

«Старый новый кабмин: что изменится в экономике»

1 мес. назад

Гость программы Альтернатива экономист - Игорь Николаев. Тема: «Старый новый кабмин: что изменится в эконом...

Игорь Николаев: Доллар по 70 не удивит!

2 г. назад

Директор Института стратегического анализа компании ФБК экономист Игорь Николаев о ситуации в отечествен...

Круглый стол «Выборы прошли — что дальше? Какое будущее ожидает Россию в следующую каденцию Путина?»

3 мес. назад

Во вторник, 27 марта, в 12:00 в московском пресс-центре ИА «Росбалт» состоится заседание политклуба «Росбалта»,...

Экономист Игорь Николаев: Этот кризис надолго

2 г. назад

Экономист Игорь Николаев: Этот кризис надолго (03.08.16). Директор Института стратегиче...

"Что спасет российскую экономику: цены на нефть, реформы или...?"

7 мес. назад

По последним данным Росстата, падение реальных денежных доходов россиян ускорилось вчетверо по сравнению...

Самый точный прогноз от экономиста

2 г. назад

Как проверить уровень экономиста? Посмотреть, что он говорил раньше и оценить - сбылись его прогнозы или...

Игорь Николаев: «Будет еще хуже»

2 г. назад

Спад ВВП в России в 2009 году может составить 15%. В январе он составил 8,8% по сравнению с данными за январь 2008...

На дне? Перспективы развития российской экономики. Честный диалог

2 г. назад

В новом выпуске "Честного диалога" выступил в качестве эксперта экономист, профессор НИУ Высшей школы эконо...

Лекция Игоря Николаева — «А есть ли деньги?»

1 г. назад

Знаменитое «Денег нет», услышанное россиянами в 2016 году, делает актуальным и сегодня вполне естественный...

Почему рост экономики России - призрачный

6 мес. назад

[Выпуск от 13.12.2017] На связи: Игорь Николаев — директор Института стратегического анализа ФБК В студии: Саша...

Игорь Николаев: «Аппарат с нездоровой мотивацией»

2 г. назад

Несмотря на сокращение доходов бюджета, расходы на госаппарат продолжают расти. В кризис у чиновников сраб...

Игорь Николаев в эфире РБК ТВ

1 г. назад

В эфире канала «РБК-ТВ» директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев прокомментировал...

75 рублей за доллар. Прогноз экономиста Игоря Николаева. "Главная тема с Александром Жестковым"

3 г. назад

Прогнозы Игоря Николаева отличаются точностью и основательностью. И сбываются чаще, чем у других.

Никто не наберется смелости сказать, что надо решать проблему с санкциями

1 г. назад

Экономист Игорь Николаев: «Никто не наберется смелости сказать, что надо решать проблему с санкциями»....

Игорь Николаев: Зависимость нашего федерального бюджета от нефтегазовых доходов стала рекордной

4 г. назад

Государственная Дума 14 ноября рассматривает во втором чтении проект федерального бюджета на 2015 год. Однако...

лекция экономиста Игоря Николаева

4 г. назад

http://www.yabloko.ru/regnews/Moscow/2014/12/04_3 в конференц-зале партии «ЯБЛОКО» прошла лекция известного экономиста, директор...

Экономика России: время перемен

2 г. назад

Сегодня для экономики России важно иметь точные ориентиры для эффективного развития. Эксперты разных экон...

Ситуация в России мало отличается от греческой. Игорь Николаев, Часть 1

3 г. назад

Вторая часть: http://www.youtube.com/watch?v=9707rI4WCfw Беседа президента фонда "Честный Город" Владимира Кочеткова с докторо...

kahn-russia.ru

«Жить стало и легче, и тяжелее». Известный экономист — о том, почему российская экономика продолжает падать

Создается впечатление, что руководители финансово-экономического блока правительства весьма удовлетворены тем, что происходит с экономикой страны. Во всяком случае, министр экономического развития Алексей Улюкаев на днях с воодушевлением говорил о том, что спад ВВП по итогам первого полугодия будет менее 1%, промышленность и вовсе показывает рост, а отток капитала по сравнению с первым полугодием прошлого года снизился в пять раз. Однако директор Центра стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук Игорь Николаев пояснил в интервью «Новой газете», почему для эйфории нет оснований.

— Спад ВВП по итогам первого полугодия, как сообщил министр экономического развития, будет менее 1% против 3,4% годом ранее. Его риторика такова: Россия прошла пик спада, самое худшее позади. Действительно, худшее позади?

— Речь о замедлении спада, не более того. Так что не надо иллюзий: экономика продолжает падать, просто этот процесс идет с тех низких уровней, которые были достигнуты в прошлом году. А чтобы ответить на вопрос, позади ли все самое худшее, надо получить ответ на другой: устранены ли причины нынешнего кризиса? На самом деле таких причин немного. Основных — всего три: структурные диспропорции, санкции Запада и низкие цены на нефть. Все, что ниже 50 долларов за баррель, для нас мало, невыгодно. При таких ценах мы в 2016 году возьмем из Резервного фонда больше 2 трлн рублей (сейчас в нем менее 2,5 трлн). Международные санкции тоже пока сохраняются. И структурные проблемы в экономике не решены. Мы разве слезли с сырьевой иглы? У нас выросла доля малых предприятий? Или у нас бюджетные приоритеты как-то изменились? Да, темпы спада могут замедлиться, и это сейчас происходит, поскольку экономика в определенной степени адаптировалась к текущим обстоятельствам. Но разворот к росту возможен лишь при условии, что все названные структурные проблемы будут реально решаться.

— Какие основные риски сейчас стоят перед российской экономикой?

— Помимо тех, что я назвал выше, я бы выделил следующий: сейчас мировая экономика вступает в очередной циклический кризис. Такие кризисы происходят с периодичностью от семи до двенадцати лет. Последний был в 2008—2009 годах, и сейчас уже видны предвестники, катализаторы очередного кризиса. Речь идет и о замедлении китайской экономики, и о Brexit. Для нас все это — дополнительный риск. В 2015 году, когда ВВП России упал на 3,7%, мировая экономика росла. А теперь к нашему, отечественному спаду добавляется замедление темпов роста глобального ВВП.

Еще один риск — политика Федеральной резервной системы США. Повышение ключевой ставки американским центробанком хотя и откладывается, но оно неминуемо. А это чревато усилением доллара, соответственно, ослаблением рубля, и как следствие — инфляцией и дальнейшим дестимулированием экономической активности.

— Упомянутое вами быстрое исчерпание Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, очевидно, тоже в числе рисков. Насколько хватит этих резервов?  

— При нынешних ценах на нефть Резервный фонд совершенно точно будет израсходован в 2017 году. Чтобы этого не допустить и дотянуть до выборов 2018 года, принято решение о замораживании номинальных расходов федерального бюджета. Но этот шаг ничего не даст. И в ситуации международных санкций, когда страна отрезана от внешних источников финансирования, буквально через год-два придется резко сокращать расходы, которые и без того сокращены.

Как развиваются структурные кризисы? Сначала происходит достаточно заметный экономический спад, затем следует замедление его темпов, сопровождающееся постепенным накоплением негатива, которое приводит к новому спаду. Это лестница, ведущая вниз. Собственно говоря, в начале 1990-х годов была именно такая траектория. В 1992-м — резкий спад, в 1993-м — замедление темпов спада, в 1994-м — снова ускорение падения. В соответствии с этой логикой, думаю, через год-два мы можем получить ускорение падения.    

— Можно ли считать, что экономика уже приспособилась к нынешней цене барреля и санкционным ограничениям?

— Какая-то адаптация, безусловно, произошла. Но при этом денег в стране стало меньше. И когда будет полностью потрачена «заначка» Резервного фонда и ФНБ, потребуется новая адаптация. Адаптация, чтобы было понятно, вовсе не обязательно выражается в экономическом росте. Можно приспособиться к состоянию рецессии и не очень активного спада. Но это не развитие и тем более не догоняющее развитие. Это постепенное затухание.

— И все же давайте о хорошем. Один из положительных моментов первого полугодия — резкое, в пять раз, снижение оттока капитала: из страны в 2016 году утекло всего 10,5 млрд долларов. О чем говорят эти цифры — степень доверия инвесторов к России повысилась?

— Так можно будет утверждать, если у нас инвестиции в основной капитал уйдут в плюс. Пока же их динамика отрицательная — вот главный показатель с точки зрения инвестиционной привлекательности. Что касается резкого снижения оттока капитала, то он не может быть большим постоянно. Это же не бездонная бочка, способная ежегодно и безболезненно выплескивать по 100 млрд долларов. Все, что могло утечь из страны, уже утекло.

— Видите ли вы какие-то точки роста в российской экономике, которые могут привести ее к устойчивому развитию?

— Если мы берем отрасли, виды экономической деятельности, то, конечно, есть сферы, которые развиваются нормально. Это химическая промышленность, фармацевтическая промышленность, сельское хозяйство, для которых девальвация рубля сыграла положительную роль.

Но  проблема в том, что отдельные отрасли с их достижениями не способны изменить общую картину. Структурные реформы абсолютно необходимы, хотя и недостаточны. Достаточными они станут в том случае, если международные санкции будут отменены. Надо отдавать себе отчет в том, что в условиях санкционной войны экономика нормально развиваться не будет. Не зря Иран, где сейчас наблюдается бурный экономический рост, так долго добивался снятия санкций.

— Инфляция за полгода в стране снизилась в два раза к прошлогоднему уровню. Стало ли людям легче жить в 2016 году по сравнению с 2015-м?

— Я бы сказал, что и легче, и тяжелее одновременно. С одной стороны, действительно, инфляция замедлилась (по итогам первого полугодия — менее 3,5% против 8,5% годом ранее), население адаптировалось к создавшимся условиям. Плюс, что очень важно, рубль не так стремительно и сильно падает, как в прошлом году. Кстати, еще в 2008—2009 годах было замечено: для россиян кризис ассоциируется в первую очередь с тем, что происходит с рублем. Если национальная валюта слабеет, значит, кризис есть. Не слабеет, значит, нет кризиса. Хотя при этом может падать производство, могут замораживать зарплату…

Теперь о том, почему стало хуже. Прежде всего потому, что люди проедают свои заначки, у них попросту не остается свободных средств. Почему у нас так резко сокращается сейчас оборот розничной торговли — около 6% за полгода? Потому что потребительская активность падает. Любой кризис переносится легче, когда есть накопления, а этим подавляющее большинство нашего населения похвастаться не может.

Кроме того, к концу года реальные доходы населения упадут еще процентов на 10. С учетом того, насколько жесткий у нас федеральный бюджет в плане индексации пенсий и недоиндексации для неработающих пенсионеров, в отношении доходов людей пока просматривается ухудшение динамики.

— Ваш прогноз на конец 2016 года: какими будут динамика ВВП, уровень инфляции, дефицит бюджета, курс рубля и стоимость барреля?

— Мы свой прогноз в отношении ВВП, данный еще в преддверии этого года,  не меняем: ожидаем по итогам 2016-го усиления спада экономики до минус 2%. Инфляция будет около 8%. Дефицит федерального бюджета — 4,3—4,5%. Баррель нефти будет стоить где-то 40 долларов. Рубль ослабнет достаточно сильно, курс составит 80 рублей за доллар.

www.novayagazeta.ru

Дотянуть до 2018-го

Российская валюта продолжает падение: 21 января ее курс по отношению к доллару опускался ниже 85 рублей, но потом "откатился" до 84, обновив исторические минимумы. Эти события происходят на фоне падения мировых цен на нефть: в ходе сегодняшних торгов фьючерсы маркерного сорта Brent, который используется для расчета цены российской нефти Urals, торговались на уровне ниже 28 долларов за баррель. Западно-техасская нефть WTI за минувший день потеряла в цене более 6 процентов, что привело к падению фондового рынка США и возникновению опасений о возможной рецессии.

РБК сообщает о подсчетах аналитиков ​Bank of America Merrill Lynch: при падении цены на нефть до 25 долларов за баррель для бездефицитного исполнения российского бюджета на 2016 год доллар должен стоить 210 рублей, а для исполнения бюджета с дефицитом 3 процента, который президент России Владимир Путин в декабре назвал максимальным, доллар должен стоить 140 рублей.

Игорь Николаев Игорь Николаев

Экономист Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа компании ФБК, прогнозирует дальнейшее снижение курса рубля:

– Сформировался долгосрочный устойчивый тренд на ослабление рубля, и если бы проблема была только в ценах на нефть! Это – ключевая причина, но не единственная. Даже если цены на нефть перестанут падать (а они перестанут падать когда-то, и похоже, что в обозримом будущем) – это не означает, что рубль развернется вверх. Помимо цен на нефть, на устойчивость российского рубля влияет и макроэкономика. Не может быть слабой экономики при сильной или укрепляющейся национальной валюте. Мы не учитываем какие-то кратковременные колебания, нужно, чтобы в целом одно соответствовало другому: сильная, укрепляющаяся валюта – это сильная экономика.

У нас макроэкономика слабая. Санкции – другая важная причина низкого курса рубля. 2016 год уж точно, по всей видимости, России придется пережить с санкциями. Политика Федеральной резервной системы США – тоже влияет. Чем крепче доллар после того, как с декабря минувшего года ФРС стала поднимать базовые ставки по кредитам – и еще неоднократно обещает поднять ставки в текущем году, тем сильнее доллар будет укрепляться, а другие валюты, в том числе и рубль, тем сильнее будут ослабевать. Общая тенденция такая: рубль и дальше будет ослабевать, будут периоды то сильного падения, как мы сейчас наблюдаем, то некоторой стабилизации, могут быть кратковременные периоды укрепления. Но тенденция – это ослабление национальной валюты.

– Прогноз Bank of America Merrill Lynch, 140 рублей за доллар, – вы считаете, это реалистично в недалекой перспективе?

Основные риски у нас уходят за горизонт 2016 года, то есть на 2017-18 годы

– Нет, не считаю. Я, конечно, с уважением отношусь к оценкам всех серьезных аналитиков, но, по-моему, все-таки недоучитывается, что даже при нынешнем ослаблении рубля резервный фонд в рублевом эквиваленте существенно прирос, потому что резервный фонд номинирован в долларах. Он даже в рублевом выражении прирастает – несмотря на то что тратятся деньги на балансирование бюджета, и прирастает серьезно, пока во всяком случае. Поэтому я не верю, что только при 140 рублях за доллар можно сбалансировать бюджет с 3-процентным дефицитом. Тем не менее, резервные фонды будут оскудевать. Даже несмотря на то, что девальвация рубля имеет такое значение.

– Многие аналитики и критики Кремля говорят, что скоро эти фонды истают и тогда у властей не останется никаких способов справляться с экономической ситуацией, противостоять кризису. С вашей точки зрения, какова динамика исчезновения этих фондов?

– Если смотреть в долларовом выражении, то, безусловно, они тают, и существенно. Причем – по оценке не только критиков, а по оценке министра финансов – мы можем исчерпать Резервный фонд уже в 2016 году. Это означает, что основные риски у нас уходят за горизонт 2016 года, то есть на 2017-18 годы. Но у нас же еще есть Фонд национального благосостояния, который пока на такие текущие нужды балансировки бюджета не тратится. И не просто так прозвучало предложение об объединении Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, который тратится пока на реализацию инвестпроектов. Минфин заявляет, что технически это невозможно – но, знаете, все возможно, когда денег не хватает, вот законодатели и примут необходимые изменения. Вот с учетом еще и ФНБ деньги будут и в 2017 году. Однако наличие даже сейчас трат из фондов не означает, что мы успешно противостоим кризису. Мне трудно назвать успешным противостояние, при котором экономика, как это было в минувшем году, упала почти на 4 процента. Я думаю, всеми правдами и неправдами резервы фондов растянут до 2018 года, до следующих выборов, чтобы там что-то осталось. Но ситуация в экономике такова, что чем меньше денег в фондах, тем жизнь будет становиться сложнее.

– А существует какая-то арифметика, с какой скоростью утекают деньги из фондов, сколько денег там сейчас?

– Это не постоянное "утекание", потому что на это дело влияет динамика курсов валют; влияет и то, как эти деньги используются для бюджетных нужд. "В таком-то месяце такого-то года все утечет" – такого нет. Есть дополнительные доходы, как недавно выяснилось, нераспределенные остатки – оказывается, что многие министерства и ведомства не потратили миллиарды рублей в прошлом году. И если это осталось, то можно зачесть в бюджет текущего года. То есть много всяких вещей влияет на то, как тратятся деньги из резервных фондов, это не простая арифметика.

– Мы слышим слово "секвестр", уже несколько подзабытое. Кто будет в первую очередь страдать от этого кризиса?

Я бы не сказал, что это уже совсем плавное сползание. Все-таки почти 4 процента – падение по ВВП, это не очень-то плавное

– Приоритеты известны. Силовой блок будут трогать в самую последнюю очередь. А с учетом того, что реальные доходы населения в прошлом году – впервые с начала века – уже снизились примерно на 5 процентов, люди страдают. Так как это секвестр бюджета, бюджетники страдают – им не индексируют зарплаты, сокращают тех работников, зарплаты которых зависят от государства. А что такое не-индексация зарплат? Вот в условиях, когда инфляция, как в прошлом году, официально составила 12,9 процента, а ты не индексируешь зарплаты – это значит, что реальные зарплаты упали на те же 12,9 процента за год. Это существенно. Будет обделенным даже силовой блок. Они пострадают в меньшей степени, потому что остаются приоритетом, но когда денег не хватает – и это уже показал прошлый год, приходится сокращать все. Конечно, режутся в первую очередь инвестиционные расходы. За исключением таких вещей (хотя и там есть какие-то подвижки), как те же деньги на проведение футбольного чемпионата, инвестиционные расходы страдают в первую очередь. В последнюю очередь – социальные расходы и оборонные расходы. Но оборонные расходы все-таки в самую последнюю очередь.

– Экономическая ситуация в России – такая постепенно сползающая вниз кривая. А могут происходить события, которые приведут к какому-то существенному обвалу?

– Я бы не сказал, что это уже совсем плавное сползание. Все-таки почти 4 процента – падение по ВВП, это не очень-то плавное. Мы от какого-никакого экономического роста переходим к падению. Напомню, 2014 год – это все-таки был плюс 0,6 процента по ВВП, 2015 год – минус 3,9. Это уже не плавное. Когда говорят: это же не обвал, это не 10-12 процентов. В таком тоне сейчас высказываются экономические чиновники: цены на нефть ниже, но у нас же не обвал, у нас даже, может быть, будет не такое падение экономики, как в 2015 году, а меньше. Но здесь не надо забывать, что это, конечно, не обвал, но когда падение продолжается, было 3,9 в 2015 году, а будет еще какой-то минус (по нашей оценке, 3 процента в текущем году), то это будет уже падение от более низкой базы.

Может ли накопиться критическая масса таких проблем? Ну конечно, может. Но это будет зависеть еще и от того, что будет делаться или не делаться в сфере экономической политики

Экономика и так подсела, а здесь снижение еще больше происходит, и если за два года посчитать, уже будет минус 7 процентов. Вот это обвал или не обвал? Кратковременного обвала не происходит, но происходит устойчивое движение вниз. И самое неприятное, что реальные доходы падают. Чтобы обвалилось все буквально за год – нет, я не думаю, что такое будет. Есть определенная привычка, и это плохо, на самом деле, что это кризис, и есть понимание, как бы этого ни хотелось властям, – это всерьез и надолго. С учетом этого и выстраивается стратегия бизнеса, да и у населения. Переход населения к сберегательному поведению как раз был вызван тем, что люди тоже понимают: быстро все не закончится. Адаптация к кризису произошла, и это тоже страхует от того, что случится неожиданный обвал. Но и фактически гарантирует то, что движение вниз продолжится. Поэтому мой прогноз – без обвалов, но достаточно сильное и ощутимое движение вниз.

– Говоря об обвале, я имел в виду спираль, когда население переходит на сберегательную модель, понижаются траты, страдает средний и малый бизнес, факторы накладываются один на другой, и градиент этого движения становится больше и больше. Не может произойти так, что падение бизнеса, падение доходов приведет к тому, что случится социальный взрыв, придется вкладывать больше денег в экономику и ситуация резко ухудшится?

Вопрос в том, насколько так называемые системные либералы остались приверженцами либеральных взглядов

– Такой вариант тоже возможен, но я думаю, что пока он не столь вероятен. По причинам, о которых я говорил раньше, – определенная адаптация все-таки произошла. В некоторых отраслях, которые смогли использовать преимущества от ослабевания национальной валюты (фармацевтическая промышленность, химическая промышленность), мы даже наблюдаем какой-то рост... Но если там рост, там есть какие-то деньги – к этим отраслям будут тяготеть и другие отрасли и подотрасли, что-то такое будет происходить. На мой взгляд, это обеспечивает некоторое необвальное движение. Может ли накопиться критическая масса таких проблем? Ну конечно, может. Но это будет зависеть еще и от того, что будет делаться или не делаться в сфере экономической политики – или от слов о необходимости структурных реформ мы переходим к эффективным, масштабным, системным действиям, или по-прежнему в большей степени произносим слова об этом. То есть вариант с накоплением критической массы не исключается, но в любом случае это дело – не ближайшей пары лет.

– А вы считаете, что у кого-нибудь в правительстве, в органах власти, среди принимающих подобные решения есть воля и понимание ситуации? Я вижу, что есть полярные мнения. Кто-то, как академик Сергей Глазьев, считает возможным двигаться в сторону государственного планирования, кто-то говорит, что системные либералы в правительстве никаким влиянием уже не обладают. Какова вероятность, что реформы могут начаться?

– Я думаю, что вероятность не очень большая. Она меньше 50 процентов. Вопрос в том, насколько так называемые системные либералы остались приверженцами либеральных взглядов. Я не уверен, что и у них есть полное понимание ситуации. Во-вторых, если там понимание есть, то уж точно чего нет – так это политической воли и решимости честно и откровенно это говорить первому лицу. Скорее промолчат и не скажут всю правду. Поэтому и процент того, что реформы могут начаться, не такой большой. И поэтому, к сожалению, растет вероятность реализации тех предложений, которые еще совсем недавно казались немыслимыми, – по введению валютных ограничений, по эмиссии, по директивному управлению экономикой. Это мы слышали, в том числе от некоторых академиков. Вероятность этого, к сожалению, растет, хотя пока она тоже меньше 50 процентов, но ведь важна динамика, – говорит в интервью Радио Свобода московский экономист Игорь Николаев.

Нефть только за минувший день подешевела на 6 с половиной процентов – такое небывалое и почти безостановочное падение с начала года привело к тому, что не только в России, но и на Нью-Йоркской бирже рыночные индексы в среду упали – до уровня двухлетней давности. Все что вызвало на Уолл-стрит первые тревоги по поводу возможности новой рецессии в экономике.

Дальнейшее удешевление нефти может повлечь падение на фондовых биржах

В среду в заголовках многих комментариев замелькал вывод о том, что американские инвесторы в действительности расплачиваются за удешевление нефти. Феномен, который, как считается, должен был способствовать экономическому росту в США и других западных странах, вдруг выступил в роли негативного фактора. Парадоксально, но Соединенные Штаты, точнее, финансовые рынки, отчасти, как и Россия, выглядят сейчас жертвой дешевой нефти. Почему? Вот что говорит профессор экономики сотрудник Гуверовского института в Калифорнии Михаил Бернштам:

– Нефть и рынки взаимосвязаны. По имеющимся расчетам, падение нефти с 80 до 40 долларов за баррель, которое уже произошло, стоит приблизительно 18 процентов падения индекса S&P-500. Дальнейшее удешевление нефти может повлечь падение на фондовых биржах. Нефтяная промышленность составляет примерно 20 процентов этого индекса. Поэтому падение цены нефти, доходов этих предприятий, их собственных акций отражается на общем индексе.

– А все-таки как можно внятно объяснить гигантское безостановочное обрушение цен нефти?

Выход Ирана на мировой рынок прибавит на рынках приблизительно миллион баррелей в день

– Тут много интересных причин. В принципе, цена нефти мировая зависит от изменения спроса и предложения примерно на один-два миллиона баррелей в день. Сейчас предложение составляет приблизительно 96 миллионов баррелей в день, а мировой спрос упал до 94 с половиной миллионов баррелей. Такая ситуация, по-видимому, сохранится в 2016 году. Второй фактор – замедление спроса из-за замедления экономического роста в Китае, других активно потребляющих нефть странах, а также в Западной Европе. Не надо забывать третий фактор – Иран. Снятие санкций, выход Ирана на мировой рынок прибавит на рынках приблизительно миллион баррелей в день. Четвертый фактор – Саудовская Аравия поставила задачу сделать так, чтобы американские предприятия по добыче сланцевой нефти вышли из рынка, чтобы они либо обанкротились, либо сократили производство. Саудовцы этого добились. С рынка начала уходить сланцевая нефть, и часть предприятий в этой индустрии оказалась в сложном финансовом положении.

– В комментариях аналитиков по следам худшего в истории американских фондовых бирж падения рыночных индексов в первые три недели года, зазвучало слово рецессия. Дескать, это отражение того, что американская экономика привыкла к финансовому допингу и не может без него теперь функционировать. Насколько, по-вашему, вероятна рецессия?

Если в России рост нулевой по ее собственным причинам, то падение экономики превысит три процента в год

– Есть знаменитая шутка великого американского экономиста Пола Самуэльсона. Она звучит так: финансовые рынки предсказали падением акций девять из четырех рецессий. Но нужно учитывать, что по многим важным показателям стоимость акций значительно завышена. Например, индекс соотношения стоимости акций к доходности предприятий в долгосрочной перспективе составляет примерно 15 с половиной, то есть в 15 с половиной раз цены акций превышают ежегодные доходы предприятий. Но сейчас это соотношение равно 19 с половиной. Иными словами, цены акций резко завышены. Они могут остаться в таком состоянии еще какое-то время. Бывали затяжные периоды, когда этот индекс был завышен, бывали периоды, когда он был занижен, но ясно, что акциям есть куда падать. Скажем, на 10 процентов или больше. Не исключено, что вернутся к пику. Например, инвестиционный банк Goldman Sachs предсказывает подъем акций на американских рынках к концу 2016 года на 10-11 процентов по отношению к концу 2015 года.

– В среду российский рубль рекордно подешевел по отношению к доллару. Что сулит России удешевление нефти?

– Можно посмотреть на расчеты. Исходя из имеющихся данных, можно сделать вывод, что падение цен нефти с 80 до 40 долларов за баррель отражаются на экономическом росте следующим образом: для Соединенных Штатов, которые являются импортером нефти, это добавляет полпроцента роста ВВП. Для таких стран, как Саудовская Аравия или Россия, которые сильно зависят от экспорта нефти, это обойдется потерей в 3 с половиной процента роста ВВП. Если в России рост нулевой по ее собственным причинам, то падение экономики превысит три процента в год, что можно и предполагать в 2016 году, – полагает американский экономист Михаил Бернштам.

www.svoboda.org

Экономист Игорь Николаев предсказал весенний курс доллара

«Кризис затянется на 4-5 лет»

19.01.2016 в 18:21, просмотров: 139429

К марту доллар будет стоить 80 рублей. Это прогнозирует самый точный в прогнозах экономист, профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев, который побывал в гостях в нашей редакции. По его словам, очередную коррекцию курса мы увидим уже весной. Но, в отличие от прошлого года, нацвалюта не укрепится.

Экономист Игорь Николаев предсказал весенний курс доллара

фото: Геннадий Черкасов

Игорь Николаев

Тенденция ослабления национальной валюты будет сохраняться на протяжении всего 2016 года, уверен Игорь Николаев. Как поясняет эксперт, дело в том, что нынешний кризис имеет структурный характер. «Накопилась масса диспропорций, несоответствий, которые быстро исправить невозможно. Кроме того этот кризис отягощен внешними шоками — санкции, падение цен на нефть. Все это говорит о том, что быстро вернуться к уровню жизни 2009-2013 г.г. не получится. По крайней мере в ближайшем будущем (1-2 года)», — уверен профессор.

Сейчас все зависит от расторопности наших властей. «Необходимо немедленно переходить к структурным реформам. Чтобы слезть с нефтяной иглы и развить инновационную экономику нужна максимальная либерализации хозяйственной деятельности и ослабление налогового бремени. Это позволит решить и другую структурную проблему — увеличить долю малого бизнеса в экономике», — полагает Николаев.

Следует также разобраться с бюджетными перекосами, когда неоправданная доля расходов приходится например на спортивные проекты и силовой блок. «Кроме того, нужно решить вопрос санкциями. Дело в том, что в кризис мы вошли бы и без них, а вот выйти из него с санкциями не получится», — продолжает Николаев. По его словам ярким тому подтверждением является опыт Ирана. Эксперт уверен: правительству необходимо начать реально оценивать сложившуюся экономическую ситуацию.

Напомню, выступая на Гайдаровском форуме премьер Дмитрий Медведев заявил, что «мы и близко не наблюдаем того, что творилось в экономике в 1998 году».

Действительно сравним нынешнюю ситуацию с 1998 годом. Она лучше или хуже? «Кризис 1998 года отличается от нынешнего по своей природе, причинам. Тогда государство заигралось с пирамидой ГКО (государственные краткосрочные облигации — «МК»), был кризис госдолга, рубль обвалился, инфляция подскочила и в результате экономика упала. Все было плохо, но достаточно короткий период, потому что со II квартала 1999 года экономика стала расти — прирост ВВП в годовом выражении составил 3,2%», — отмечает Николаев. По его словам, в 1998 году самое тяжелое было позади, а сейчас только впереди.

«Тогда необходимые структурные реформы были проведены — приватизация, либерализация хозяйственной деятельности. Это уже показал 1997 год, когда ВВП вырос на 1,4%, а промпроизводство на 1%. То есть когда в 1998 году произошел дефолт, реформы уже имели место. Другими словами экономика была «беременна ростом». Но пирамида ГКО, мировой финансовый кризис, юго-восточная Азия, чехарда с отставками правительства привели к событиям августа 1998 года. Сейчас же правительство к структурным реформам даже не приступило», — поясняет профессор.

Необходимо также отметить, что 18 лет назад супер цикл низких цен на нефть заканчивался, а сейчас все только начинается. Поэтому, по словам Николаева, если учитывать перспективу, то нынешняя ситуация отнюдь не лучше 1998 года. Этот кризис затянется не менее чем на 4-5 лет.

www.mk.ru

Игорь Николаев. Трудно говорить об экономике после такого Послания

Потому что Послание, прежде всего, не об экономике, это было «ядерное» Послание. Но заставим себя, надо.

Как признал президент, Россия давно уже находится в гонке вооружений. Ну, так это же и есть главный ответ на вопрос, почему в 2014-2015-2016—2017 годах реальные располагаемые денежные доходы населения упали суммарно примерно на 11%. Начали 2018-й год мы тоже с падения этого важного показателя (почти на 7%), вот только Росстат умудрился все вывести в 0% путем статистических ухищрений (не учли разовую денежную выплату пенсионерам в 5000 рублей в январе 2018 года).

Если кто-то скажет, что это кризис и санкции виноваты, то давайте не будем забывать, что в 2017 году был зафиксирован рост ВВП на 1,5% по сравнению с 2016 годом, а доходы людей все равно падали. Что это за экономический рост, при котором люди живут все хуже и хуже?

Теперь об экономических задачах Послания. Остановлюсь только на одной, но зато, по-моему, самой амбициозной: к середине следующего десятилетия мы должны увеличить ВВП на душу населения в 1,5 раза, то есть на 50%. Значит, среднегодовые темпы роста ВВП должны составить за предстоящие 8 лет 5,2%, потому что численность населения вряд ли сильно изменится за это время.

Кто-нибудь верит в это? Напомню, что по официальному прогнозу Минэкономразвития рост ВВП в 2018 году должен составить 2,1%, в 2019 году — 2,2%, в 2020 году — 2,2%. Эти-то цифры также являются малореалистичными.

Понимаю, что если считать ВВП в долларах США по паритету покупательной способности, то картина может быть и несколько лучшей за счет изменения курсов валют, но, в любом случае, нереалистичность поставленной задачи представляется слишком очевидной.

Справочно: по оценке МВФ, ВВП на душу населения в России (по ППС) по итогам 2017 года составил 27899,5 долларов США. Рост этого показателя в 1,5 раза вывел бы Россию в число наиболее развитых стран мира. Кто-нибудь верит, что уже к 2025 году уровень жизни в России достигнет таких высот? — Нет, такого, конечно же, к сожалению, не будет.

Задача увеличения ВВП на душу населения в 1,5 раза к середине следующего десятилетия, можно не сомневаться, пополнит уже достаточно многочисленный перечень недостигнутых целей и нерешенных задач, которые ставились в нашей стране в 2000-е годы. Кстати, прозвучавшая задача вдвое снизить уровень бедности за 6 лет заставила вспомнить следующий факт: задача преодоления бедности была поставлена в президентском Послании еще в далеком 2003 году, то есть 15 (!) лет назад. И вот спустя 15 лет, теперь уже в Послании 2018 года, мы вновь слышим о том, что нам надо бы снизить уровень бедности… Кстати, различие в постановке задач заметили? — Если в начале XXI века хотели преодолеть бедность, то сегодня мечтаем лишь о том, чтобы её только снизить. Оно, может быть, и верно, потому что оружие — вот наш главный приоритет.

Игорь Николаев, экономист

www.rosbalt.ru

Экономист Игорь Николаев последнее Лучшее видео смотреть онлайн

Игорь Николаев: еще не поздно купить валюту

7 мес. назад

Экономист Игорь Николаев (15.11.17). Директор Института стратегического анализа ФБК...

"Что спасет российскую экономику: цены на нефть, реформы или...?"

7 мес. назад

По последним данным Росстата, падение реальных денежных доходов россиян ускорилось вчетверо по сравнению...

Игорь Николаев: Доллар по 70 не удивит!

2 г. назад

Директор Института стратегического анализа компании ФБК экономист Игорь Николаев о ситуации в отечествен...

Почему рост экономики России - призрачный

6 мес. назад

[Выпуск от 13.12.2017] На связи: Игорь Николаев — директор Института стратегического анализа ФБК В студии: Саша...

Экономист Игорь Николаев: Этот кризис надолго

2 г. назад

Экономист Игорь Николаев: Этот кризис надолго (03.08.16). Директор Института стратегиче...

Никто не наберется смелости сказать, что надо решать проблему с санкциями

1 г. назад

Экономист Игорь Николаев: «Никто не наберется смелости сказать, что надо решать проблему с санкциями»....

75 рублей за доллар. Прогноз экономиста Игоря Николаева. "Главная тема с Александром Жестковым"

3 г. назад

Прогнозы Игоря Николаева отличаются точностью и основательностью. И сбываются чаще, чем у других.

Рубль перестал быть разумным средством накопления — экономист

2 г. назад

Российская национальная валюта в сложившихся экономических условиях перестаёт быть разумным средством...

Игорь Николаев о продолжении кризиса

3 г. назад

Игорь Алексеевич Николаев (* 1962, Ленинградская област)— доктор экономических наук, профессор Высшей школы...

Крипто-мир: Итоги 2017, Прогноз 2018 - Экономист vs. Банкир - Олег Брагинский и Евгений Романенко

6 мес. назад

Плей-лист "ТРАБЛШУТИНГ" с Олегом Брагиским: ...

Рубль в поисках дна

2 г. назад

Курс рубля во вторник будет минимальным за всю новейшую историю России - 75,95 за доллар. Российская валюта...

К чему приведёт отказ ЕС от российского газа (новости)

4 г. назад

http://www.ntdtv.ru К чему приведёт отказ ЕС от российского газа. Запад пугает Россию отказом Европы от российских...

Игорь Николаев - Кризис Неопределённости 29.05.2014

4 г. назад

Игорь Николаев - д.э.н., Директор, Институт стратегического анализа ФБК, Профессор Высшей школы экономики....

Август опять оправдал звание «черного месяца» для России

3 г. назад

Август опять оправдал звание «черного месяца» для России. Москва, 24 августа. Август опять оправдал звание...

Владимир Левченко: в 2018 году скучно не будет

6 мес. назад

ИК ЦЕРИХ: https://www.zerich.com [email protected] – отдел продаж [email protected] – пресс-центр 8 800 500-89-62 ---------------------------------------- Владими.

Сергей Алексашенко 2016 май Персонально Ваш на Эхо Москвы ЧТО Будет С Нефтью и Рублем

2 г. назад

Экономист Сергей Алексашенко в эфире радио Эхо Москвы даст Самый свежий прогноз по Нефти Доллару и Рублю!!!...

2018 \\ Игорь Николаев. ИЗ ГОРОДА В ГОРОД

3 мес. назад

https://svirelin.ru/tour/tyrbelarusi2018.html Игорь Николаев тур по Беларуси 2018.

RBI | «Разговор со смыслом» | Лев Лурье (полная версия)

8 мес. назад

Представляем вашему вниманию новый выпуск некоммерческого медиа-проекта RBI — «Разговор со смыслом». Инте...

Игорь Николаев: прогноз курса доллара и цен на нефть. Обвал. "Главная тема с Александром Жестковым"

2 г. назад

Доктор экономических наук, известный эксперт Игорь Николаев в интервью Александру Жесткову в программе...

luchshee-video.ru


Смотрите также