Нобель ненастоящий. Что не так с премией по экономике. Экономисты с нобелевской премией


Нобель ненастоящий. Что не так с премией по экономике | Futurist

Автор: Кристина Чернова  |  6 октября 2017, 18:50

Имя лауреата Нобелевской премии по экономике станет известно 9 октября. Эта награда всегда была источником споров: многие ученые сомневаются,что номинация по экономике имеет право на существование. Почему Нобель по экономике является «белой вороной» – в материале «Футуриста»

Как относился к экономике Альфред Нобель?

В завещании Альфреда Нобеля ничего не сказано об этой науке, поэтому формально премии по экономике не существует.

«Указанные проценты следует разделить на пять равных частей, которые предназначаются: первая часть тому, кто сделал наиболее важное открытие или изобретение в области физики, вторая – тому, кто совершил крупное открытие или усовершенствование в области химии, третья – тому, кто добился выдающихся успехов в области физиологии и медицины, четвёртая – создавшему наиболее значительное литературное произведение, отражающее человеческие идеалы, пятая – тому, кто внесёт весомый вклад в сплочение народов, уничтожение рабства, снижение численности существующих армий и содействие мирной договорённости», – указано в документе.

Вместо этого есть премия Банка Швеции по экономическим наукам в память Альфреда Нобеля. Она названа не в честь знаменитого изобретателя и филантропа, а в честь организации, которая ее финансирует – центробанка Швеции (Sveriges Riksbank). Она была впервые присуждена в 1969 году норвежцу Рагнару Фришу и Яну Тинбергену из Нидерландов. Название «Нобелевская премия по экономике» является, как сказали бы химики, тривиальным – неофициальным.

Члены семьи Нобеля высказались против этой награды.

«Эту премию следует критиковать по двум причинам. Во-первых, это вторжение в понятие "Нобелевская премия" и все, что оно подразумевает, сбивает с толку. Во вторых, премия банка односторонне награждает западные экономические исследования и создание теорий. Завещание Альфреда Нобеля не было причудой, оно было тщательно продумано. Его письма свидетельствуют о том, что он не любил экономистов», – пишет доктор юриспруденции Петер Нобель."

А что говорят другие ученые?

Фридрих фон Хайек, выигравший эту премию в 1974 году, раскритиковал ее в своей торжественной речи на церемонии награждения.

"Нобелевская премия присуждает человеку власть, которой в экономике никто не должен обладать", – заявил Хайек.

Ученый был обеспокоен тем, что приз будет влиять на принятие решений в политике и экономике, а также на общественное мнение и репрезентацию экономических проблем в СМИ. По его мнению, наличие награды у автора той или иной идеи, заставит людей принимать его теорию за истину в последней инстанции и законодательно закреплять ее – не понимая, что у экономических законов иной уровень определенности, чем, скажем, у гравитации или механики работы человеческого колена.

Иной уровень определенности? Что это означает?

Показатели ВВП, инфляции и даже экономического роста не являются объективными измерителями температуры в экономике. К примеру, рост ВВП многие политики отождествляют с увеличением национального благосостояния (чаще всего – с ростом). Однако "отец ВВП" и лауреат мемориальной премии Нобеля (1971) Саймон Кузнец предостерегал людей от подобного использования этого показателя. Как пишет экономист Ха-Джун Чан, выбор того, что включать и не включать в показатель ВВП, очень идеологичен.

То же самое относится и к инфляции. Например, индексы потребительских цен, которые характеризуют уровень инфляции, очень сильно зависят от методики расчета. Чаще всего оспаривается состав потребительской корзины, которая не способна отразить реальную структуру потребления. Если постоянно изменять ее в соответствии с реальными запросами людей, то текущие данные невозможно сопоставить с ранее полученными. Но если ее не изменять вообще, то данные не будут отражать реальные затраты населения.

Тогда почему вообще решили учредить эту премию?

Историк Филипп Мировски полагает, что экономическая премия выросла из внутренней политики Швеции. По словам Мировского, в 1960-х годах Банк Швеции пытался освободиться от правительственного надзора и стать независимым. Один из способов сделать это – превратить экономику в научную, а не политическую сферу. Премия укрепила репутацию экономики как научной дисциплины.

И как, в таком случае, выбирается лауреат?

Нобелевский фонд не выплачивает награду и не выбирает победителя из множества кандидатов – за это отвечает Королевская Шведская академия наук и Центральный банк Швеции. Однако критерии в выборе те же, что и у Нобелевского фонда: изыскания должны служить на благо экономики вне зависимости от дисциплины, которой занимается лауреат. В истории премии памяти Альфреда Нобеля были и лауреаты-политологи, и историки. Выдвигать кандидатов могут члены Королевской Шведской академии наук, члены комитета премии, лауреаты премий, а также профессора университетов и вузов Скандинавии и других учреждений, избранных академией. Кроме того, предложить имя могут ученые, авторитетные для академии.

Какие страны имеют больше всего лауреатов?

Получить мемориальную премию Альфреда Нобеля могут ученые из любой страны. Но награда четко отражает доминирующую роль ученых из США. Из 78 ученых, ставших лауреатами премии с 1969 по 2016 год, 54 были гражданами США. Некоторые из них, например Василий Леонтьев (1973) или Саймон Кузнец, родились и получили образование в других странах. Единственный советский лауреат Леонид Канторович получил Нобелевскую премию по экономике в 1975 году за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов.

Какие еще аналоги Нобелевской премии существуют?

Нобелевская премия не охватывает множества дисциплин, однако она является самой престижной, поэтому многие крупные премии других дисциплин неофициально называют "Нобелевскими". К примеру, "эквивалентами" Нобелевской премии по математике являются Филдсовская премия и Абелевская премия, а по информатике – Премия Тьюринга. Международная географическая премия Вотрена Люда позиционирует себя как аналог Нобелевской премии в области географии. А японский принц Хитахи учредил "Императорскую премию" в области искусства в размере $195 тыс. Она присуждается за достижения в живописи, скульптуре, архитектуре, музыке, театре/кино.

Считается, что Нобель внёс математику в список наук, за которые присуждается премия, однако позже вычеркнул её, заменив премией мира. Ходит множество легенд о том, что ученый невзлюбил математиков из-за того, что они уводили у него женщин, однако подтверждений этому не существует. Скорее всего, математика просто не входила в область интересов ученого.

Понравилась статья?

Поделись с друзьями!

  Поделиться 0   Поделиться 0   Твитнуть 0

Подпишись на еженедельную рассылку

Фото: fee.org, biography.com, thefamouspeople.com

futurist.ru

Как появилась Нобелевская премия по экономике | Аналитика

История о том, как шведский центральный банк не захотел делиться доходом с правительством и самостоятельно учредил отдельную премию по «экономической науке».

В 1951 году было принято соглашение между Министерством финансов США и Федеральной резервной системой, согласно которому американские центральные банки снова получали независимость — до этого они на протяжении 20 лет выполняли распоряжения Казначейства. А в 1955−56 годы немецкий Бундесбанк, автономия которого была гарантирована новой конституцией страны, успешно выдержал политический натиск канцлера Конрада Аденауэра.

Глава шведского Центробанка, Пер Осбринк, мог им только завидовать — его учреждение находилось под непосредственным контролем избранного правительства. В 1955 году он был назначен на должность социал-демократическим премьер-министром Таге Эрландером, и подразумевалось, что он будет подчиняться главе правительства.

В июле 1957 года Осбринк попытался в одностороннем порядке объявить о независимости, подняв ставку дисконтирования на 1%. Эрландер был в ярости. Нет, он не стал пытаться уволить Осбринка, поскольку это вызвало бы слишком большой шум, но навязал соглашение, которое явно устанавливало, что процентными ставками заведует правительство, и что глава Центрального банка должен «высказывать свою точку зрения или уходить в отставку, как и любой другой руководитель министерства».

Осбринк немного отступил, выждал время и нашел еще одну потенциальную опору для независимости — доход, который банк получал от государственных облигаций. Парламент Швеции толкал банк на то, чтобы отдать эти деньги казне, но Осбринк возразил, что ему нужны средства для торговли на бирже и кредитования, а также создания научно-исследовательской базы и празднования 300-летнего юбилея банка в 1968 году. Парламент все же забрал большую часть средств, но кое-что осталось и банку.

Юбилей приближался, и главу Центробанка осенила еще одна идея.

«Осбринк был человеком своенравным и импульсивным. Отдавать деньги ему не хотелось. Может быть, их можно использовать на учреждение Нобелевской премии в области экономики?»

Это строчки из книги «Фактор Нобеля. Премия по экономике, социал-демократия и разворот к рынку» (The Nobel Factor: The Prize in Economics, Social Democracy, and the Market Turn), пусть неровной, но все же очень интересной. Ее написали историки экономики Авнер Оффер из Оксфордского университета и Габриэль Сёдерберг из Уппсальского университета.

Обсринк поделился своей идеей с молодым экономическим советником Ассаром Линдбеком, и тот согласился, что это могло бы сработать. И Линдбек все устроил. Он связался с экономистами из Шведской королевской академии наук, определявшей победителей Нобелевской премии по химии и физике, и идея им понравилась — хотя, чтобы убедить физиков, потребовалось некоторое время. Затем он начал переговоры с Нобелевским фондом, правление которого состояло в основном из бизнесменов — они также оценили эту идею, особенно когда Центральный банк Швеции предложил предоставить не только собственно приз (который составляет 8 млн шведских крон или, по курсу этого года, 930 тыс. долларов), но и годовой взнос в размере 65% от суммы премии. Последним препятствием был самый старший из живых потомков основателя премии (и по совместительству изобретателя динамита) — тот нехотя согласился, но настоял, чтобы приз назывался «премией в области экономических наук памяти Альфреда Нобеля». Оффер и Сёдерберг замечают, что «это было остроумное решение, поскольку неуклюжее название продолжает отравлять существование премии по сей день».

Оффер и Сёдерберг не планируют бросать на нее дополнительную тень. Они не считают экономику строгой наукой, но осознают ее важность — и признают, что Нобелевский комитет по экономике, где первые 25 лет центральную роль играл вышеупомянутый Линдбек, проделал похвальную работу по отбору победителей, и их работы сильно повлияли на состояние умов, даже при том, что они происходили из различных политических и методологических лагерей. Впрочем, также они указывают, что Комитет поставил штамп научного одобрения на не подкрепленные доказательствами теории, защищающие преимущества рынка и института центробанков и расходившиеся с политическим консенсусом 1950-х и 1960-х годов. Другими словами, это была месть Осбринка.

В 1999 году Банк Швеции, наконец, получил независимость, а главной проблемой мировой экономики стала не борьба с безработицей, а борьба с инфляцией, в которой все более заметную роль играют именно центробанки. Можно объяснить это и без привлечения Нобелевской премии — смена приоритетов может быть следствием волны инфляции, прокатившейся по миру в 1970-х годах. Но интересно, насколько большую роль в сегодняшней мировой экономике мог сыграть один обиженный глава Центробанка и его месть.

ru.insider.pro

Ричард Талер - лауреат Нобелевской премии по экономике 2017 года — Экономика в примерах и интересных фактах

Однако Талер не только способствовал включению поведенческой тематики в исследовательскую парадигму современной экономической науки, но и был пионером в использовании научных знаний о том, как принимают решения реальные люди при выработке мер экономической политики.

Нынешний Нобелевский лауреат — человек, несомненно, столь же заслуженный, сколь и везучий, но везучесть эта закономерна. Свыше 20 лет он работает в университете Чикаго — ведущем интеллектуальном центре современной экономической науки и безоговорочно ведущем по числу нобелевских лауреатов - 13 действующих профессоров на момент вручения премии (и это, кстати, единственный из ведущих мировых научных центров, где нобелевские лауреаты по экономике составляют большинство среди всех нобелевских лауреатов).

Знаменитая чикагская школа, уверенность которой в могуществе рыночных сил вошла в поговорку, казалось бы, не должна допускать компромиссов в том, что касается методического принципа всемогущества рынков. Однако вера в силу науки в Чикаго еще сильнее, и поэтому здесь нашлось место и такому «неортодоксальному» экономисту, как Талер (справедливости ради следует отметить, что место его работы — все-таки не экономический факультет, осененный традициями М. Фридмена, Р. Лукаса, Стиглера и Беккера, а бизнес-школа Booth).

Талеру суждено было стать одним из тех, кто внедрял и успешно внедрил в сознание современной экономической науки понимание того, что модели — это еще не все, что люди могут быть далеко не такими рациональными, какими они представлены в стандартных учебниках и моделях, и что знание об отклонениях от рациональных стандартов может служить не только предметом академических изысканий и описанию экспонатов в «кунсткамере» человеческой глупости, но и инструментом экономической политики — причем такой, которая практически бесспорно повышает общественное благосостояние.

Талер, наряду с Тверски и Канеманом, был одним из тех, кто положил начало современной поведенческой экономике как междисциплинарной области исследований, посвященных особенностям человеческого восприятия и суждения, формирования предпочтений и поведенческих эвристик и влияния этих особенностей на принимаемые нами решения. Впрочем, он был не единственным экономистом, который обратил внимание на поведенческие отличия реальных людей от homo oeconomicus: только из числа нобелевских лауреатов в этом ряду стоят такие ученые, как М. Алле, Р. Зельтен, Дж. Акерлоф, М. Спенс, Д. Макфадден, Дж. Хекман, Р. Шиллер, Ж. Тироль. Чисто поведенческими экономистами следует считать Дж. Катону, создателей Общества развития поведенческой экономики в начале 1980-х и, конечно, Г.Саймона, исследования которого хотя и были отмечены Нобелевской премией 1978 г., по большому счету еще добрых два десятилетия оставались на периферии самосознания экономической науки.

Однако научная мода — материя тонкая и капризная: пионерами в науке признаются не просто те, кто первыми предложили идею, а те, кто первыми донесли ее до широкой общественности и ввели в научный оборот. И с этой точки зрения пальма первенства в отношении поведенческой экономики по праву принадлежит Канеману, Тверски и Талеру. Именно они обнаружили такие общепризнанные явления, как несклонность к потерям (loss aversion), точку отсчета (reference point), эффект наделенности (endowment effect), ментальный учет (mental accounting) и многие другие. И все эти понятия стали известны не только узкой аудитории специалистов, но и широкой читающей публике.

Книга «Nudge» прочно вошла в ряд глобальных экономических бестселлеров, наряду с такими изданиями, как «Фрикономика» С. Левитта и С. Дабнера, «Why nations fail» («Почему одни страны богатые, а другие бедные») Д. Аджемоглу и Дж. Робинсона, «Предсказуемая иррациональность» Д. Ариели и «Thinking, fast and slow» («Думай медленно... решай быстро») Канемана.

В этом ряду стоят и другие, не менее авторитетные исследователи — прежде всего, К. Камерер, М. Рабин, Дж. Ловенштейн, Э. Фер. Но Талер среди поведенческих экономистов — первый среди равных, как по возрасту так и по общим заслугам и авторитету, неспроста именно он был экономическим советником бывшего американского президента Б. Обамы. Так что его Нобелевская премия — это признание как его собственных заслуг, так и вклада поведенческой экономики как научной дисциплины в понимание того, как мы принимаем решения.

По материалам статьи: А. В. Белянин Ричард Талер и поведенческая экономика: от лабораторных экспериментов к практике подталкивания // Вопросы экономики, 2018, № 1

popecon.ru


Смотрите также