Экстрактивные институты, как причина отсталости экономики. Причина экономики


К внешним причинам циклического развития экономики относятся... Внешние факторы развития экономики

Развитие рыночной экономики не похоже на прямую линию, где всё идёт однообразно и стабильно. Обычно, она переживает регулярные взлёты и падения, которые замкнуты в рамки последовательных этапов. Циклический характер развития экономики проявляется в колебаниях конъюнктуры, что имеет периодический характер.

Экономический цикл и его фазы

Теория циклического развития экономики описана в каждом учебнике по профильному предмету. Промышленные периоды анализировали такие известные учёные, как Джозеф Китчин, Клемент Жугляр и Саймон Смит Кузнец. Они утверждали, что экономический цикл – это изменение деловой активности в хозяйственной системе, характеризующееся волнообразностью и временным интервалом между одинаковыми состояниями конъюнктуры.

В экономическом цикле выделяют четыре фазы:

  • Пик (подъём). Производство державы расширено: на рынке предлагаются новые товары и услуги. Население занято, у него наблюдается рост доходов.
  • Рецессия (сжатие). Производство постепенно сокращается, соответственно падает потребление, вливание инвестиций, уровень ВВП и прибыль.
  • Спад (кризис). Экономика достигла дна и какое-то время пребывает в таком состоянии.
  • Оживление. Производство растёт, принося доходы.

Цикличность экономики определённой страны может не совпадать с аналогичным процессом на уровне мирового хозяйства или макроэкономики в целом.

Внутренние причины

Последствия циклического развития экономики проявляются на уровне опыта. Ведь каждый новый этап не является копией предыдущего: человечество учится на ошибках и вносит изменения в течение следующего периода. Конечно, на цикличность оказывают большое влияние события и политика в стране. Выделяют такие внутренние факторы, что отображаются на экономике государства:

  1. Сокращение производства, вызванное чрезмерным выпуском товаров. На них устанавливается низкий спрос из-за большого наличия и высоких цен. Фактически предложение превышает спрос.
  2. Новинки. Например, с появлением компьютеров на рынке, производители пишущих машинок начинают закрывать бизнес или перебрасывают капитал на развитие других отраслей.
  3. Монетарная политика. Выпуск огромного количества денег порождает инфляцию, одновременно недостаточное их наличие приводит к спаду производства и сокращению инвестиций.

К внутренним причинам можно отнести демографическую ситуацию, развитие социальной сферы, уровень образования, культуры в державе и так далее. Все эти факторы также отображаются на уровне жизни простых граждан.

Внешнее влияние

Оно также играет немаловажную роль. К внешним причинам циклического развития экономики относятся:

  • Военные действия. Во время вооружённого конфликта экономика перестраивается на новую «волну» – выпуск амуниции и техники для бойцов. Привлекаются дополнительная рабочая сила и ресурс. Когда война заканчивается, наступает спад.
  • Инновации. Оказывают огромное влияние на цены, инвестиции, спрос и потребление.
  • Воздействие других факторов. Например, сюда можно отнести скачки на мировом уровне цен на нефть.

Внешние факторы развития экономики могут включать и международную политику, которой придерживается правительство, а также дипломатические связи государства и его активность на мировом рынке. Совокупность внутренних причин и раздражителей извне и формирует атмосферу, в котором пребывает хозяйство, они также прямо пропорционально влияют на его уровень и качественную составляющую. Понятно, что цикличность экономики «впутана» в этот сложный процесс и является полностью от него зависимой.

Экономика и война

Политический переворот, гражданское противостояние или вторжение другой страны на территорию державы – всё это неизменно приводит к людским, гуманитарным и экономическим потерям. Вооружённые конфликты ломали не одно хозяйство на протяжении многих тысячелетий, но наиболее масштабным и разрушительным оказался XX век. Две Мировые и одна Гражданская войны сотрясли не одно государство: погибло много людей, взрывами были разрушены заводы и фабрики. Граждане страдали от голода и отсутствия крова над головой, так как все силы были брошены на производство снарядов, танков и автоматов.

Война и экономика понятия несовместимые. Сокрушительный удар первой уничтожает все достижения второй. В мировой истории нет примера, когда, пребывая в состоянии вооружённого конфликта, государство бы поддерживало хозяйство на высоком уровне и ни в чём не нуждалось. При этом особенно опасные именно гражданские войны: более жестокие и губительные не только для экономики, но и для самих людей. Когда брат с оружием в руках идёт на брата, это сопровождается особо ярко выраженной агрессией и ненавистью, что напрямую влияет на уровень разрушений, в том числе и экономических.

Пример Ливии

Проанализируем, как война отобразилась на жизни Ливии. Вооружённый конфликт в этой стране продолжается с 2011 года: между последователями убитого лидера государства Муаммара Каддафи и отрядами Национального переходного совета. Во время противостояния за последние четыре года погибло 50 тысяч людей, беженцами стало в 10 раз больше. Цифры продолжают стремительно расти. Оценки экономического ущерба разнятся: МВФ говорит о 7,7 миллиардах долларов, некоторые консалтинговые компании настаивают на 15 млрд. Нефтяная промышленность, которая процветала и была главной кормилицей народа, потеряла 50 миллиардов.

Так как к внешним причинам циклического развития экономики относятся в первую очередь войны, то может сделать вывод, как указанный фактор повлиял на ситуацию в этом случае. С развитием массовых акций протестов, силовых захватов предприятий, вооружённых побоищ и бомбёжек хозяйство упало на самое дно своего развития. Экономика фактически остановилась: люди потеряли интерес к производству, сейчас их главная цель – добиться правды и выжить.

Роль чёрного золота

К внешним причинам циклического развития экономики относятся и так называемые нефтяные шоки – резкие скачки цен на продукт. Например, в 1973 году объединение государств, которые являются поставщиками чёрного золота на мировом рынке, в один картель ОПЕК привело к возрастанию стоимости ресурса. Это положило начало самому большому экономическому кризису в послевоенный период. В США падение производства продолжалось на протяжении двух лет и составило целых 5 %.

В ОПЕК вошли такие арабские страны: Катар, Кувейт, Ливия, Сирия, Саудовская Аравия, Алжир, Ирак, Египет, Аравии и, Абу-Даби. На общем совете они приняли решение сократить поставки топлива государствам, что поддерживают политику Израиля. В список, кроме Америки, попали также Япония и большинство стран Западной Европы. Экономики ведущих держав мира, которые зависели от чёрного золота, стали депрессивными, ведь цена за баррель с 2–3 долларов выросла до 15-ти. Это был первый случай в истории, когда в политических целях применили нефтяное оружие.

Инновации

Циклический характер развития экономики проявляется и тогда, когда учёные изобретают что-то новое, масштабное и функциональное. Это, наоборот, позитивно влияет на производство, увеличивает его, улучшает качество товара и так далее. Иногда новаторские решения просто переворачивают экономику с ног на голову. Например, такой «бомбой» стало сооружение первой в мире железной дороги. Сколько возможностей для хозяйства открыло изобретение. Теперь поставлять товары можно было в кратчайшие сроки за тысячу миль. Производство возросло. Люди получили много рабочих мест: на самой железной дороге, а также на фабриках, которые начали массово открываться во всех мировых державах.

Как видим, к внешним причинам циклического развития экономики относятся все инновации. Если придумали новую технику, она даёт возможность увеличить инвестиции, массу капитальных благ. При этом процветание не станет прямым результатом одного открытия. Оно является последствием целого механизма нововведений, которые в рамках текущего цикла приводят экономику к её максимальному пику развития.

fb.ru

Причины цикличности экономического развития

В экономической науке не сформулирована единая позиция относительно причин циклического развития экономики. Отношение к природе и причинам экономических циклов и кризисов является дискуссионным, что обосновывается различиями в подходах к исследованию этого явления в разных макроэкономических школах. В целом выделяют три основные точки зрения по этому вопросу:

1. Экономические циклы обусловлены причинами внешними по отношению к экономике. Среди конкретных внешних факторов, порождающих кризисы в экономике и обуславливающих цикличность ее развития, называют самые разные — войны, революции, политические события, миграцию населения, научные открытия, солнечную активность, воздействие природных факторов на урожайность и, как следствие, на остальные отрасли экономики, соотношение оптимистов и пессимистов в обществе и т. п.

2. Сторонники второй позиции утверждают, что цикличность — явление внутреннее, присущее самой экономической системе, и порождается: недостаточным потреблением по сравнению с производством; превышением производства средств производства над производством предметов потребления; нарушениями в области денежного обращения.

3. Еще одна точка зрения сводится к тому, что цикличность вызвана совокупностью как внешних, так и внутренних причин. В данном случае внутренние факторы — основные, базовые, тогда как внешние дают толчок, как бы повод, для начала кризисных явлений.

Выше были представлены общие подходы к объяснению причин циклического развития экономики. Помимо уже упомянутых можно назвать еще ряд факторов и противоречий в экономике, порождающих кризисы и циклы, в частности:

• противоречие между четкой организацией современного производства и стихийным характером рынка;

• противоречие между производством и потреблением — производство и потребление в рыночной экономике постоянно расширяются, но расширение потребления чаше всего на определенном этапе начинает отставать от производства;

• физический срок службы средств производства и их обновление, т. е. периодичность кризисов обусловлена массовым обновлением основного капитала, задает временные рамки экономического цикла;

• продажа товаров в кредит может привести к кризису неплатежеспособности;

• милитаризация экономики приводит к отвлечению средств из других отраслей, где они могли бы стимулировать рост производства и занятости;

• другие факторы.

Все перечисленные причины цикличности развития экономики неравнозначны по отношению друг к другу, и природу циклов и кризисов они могут объяснить только в совокупности.

Круг приведенных причин циклического развития рыночной экономики постоянно дополняется в связи с развитием современных экономических систем, их переходом к постиндустриальному типу производства. Причинами, тормозящими экономический прогресс на современном этапе развития общества, факторами, порождающими современные кризисы, являются: нарушение равновесия между экономической деятельностью человека и природой; нерациональное использование человеческого потенциала; разбалансированность научно-технических, экономических, экологических, социальных составляющих экономического роста; ослабление стимулов к труду и накоплению в обществе.

Дестабилизирующее воздействие циклов и кризисов на экономику предопределяет необходимость государственного антициклического регулирования, направленного на сглаживание циклических колебаний и минимизацию последствий экономических кризисов. Основными инструментами воздействия государства на ситуацию являются меры налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики. Какие бы рычаги влияния на экономику здесь государство ни использовало, они должны быть направлены против хода циклических колебаний.

Иными словами, в периоды кризиса и депрессии, когда деловая активность падает и сокращается производство, государство должно активизировать хозяйственную деятельность в экономике, осуществляя стимулирующую экономическую политику. И наоборот, в период экономического подъема, стараясь отодвинуть следующий за подъемом спад, государство проводит экономическую политику, направленную на сдерживание деловой активности.

Если государство правильно просчитало наступление очередной фазы кризиса и приняло соответствующие контрмеры, то фаза кризиса не будет носить разрушительного характера. Экономика тогда не «проваливается» в кризис, а медленно в него «вползает», а сам кризис проявляется только в падении темпов роста экономики.

При продуманной антициклической политике исчезает самая продолжительная фаза цикла — депрессия, а экономика из фазы кризиса, который значительно сократился во времени, переходит в ... читать далее ...

newinspire.ru

почему кризисы неизбежны — Bankir.Ru

Здание экономической науки представляет собой сложное строение, состоящее из лабиринтов исторического и личностного характера. При преподавании экономики вас познакомят с классической школой, кейнсианством, монетаризмом, неоклассикой, неокейнсианством и т.д. Но, несмотря на обилие разных теорий, графиков и формул, полученный багаж не всегда позволит принимать верные экономические решения. Отсутствие точности и общности дает невероятный простор для огромного рода политических, клановых и межгосударственных манипуляций.

Экономика пока не содержит в себе полностью законченных теорий, которые объяснили бы абсолютный и крайне простой эмпирический факт нестабильности рыночного способа производства, опровергать который просто бессмысленно. В результате мировое сообщество получило новый глобальный кризис, выйти из которого будет крайне непросто. С другой стороны, лучшего способа производства цивилизация пока не создала и сможет ли создать – никто не знает. Достаточно смелый, как теперь можно судить в историческом аспекте, эксперимент плановой экономики закончился возвращением к рыночной системе.

Важно понимать, что в условиях глобализации основные причины кризисных явлений для экономик развивающихся стран, в том числе и России, в основном носят внешний характер. Они заключаются в падении внешнего спроса на сырье и/или оттоке капитала, что вызывает последующую «стандартную» цепную реакцию – переоценку активов, прекращение кредитования и сжатие спроса. Тем не менее, исследование внутренних причин, вызывающих циклическое движение экономики, представляет практический интерес.

Центральная причина разрастания любого кризиса и завершения экономического цикла – ограничение кредитных операций, что неизбежно приводит к спаду экономической активности и спроса. В свою очередь, этот фон приводит к низкому спросу на кредиты. Это хорошо видно как на примере причин инициализации кризиса 2008 года, так и посткризисных США, которые, несмотря на активные денежные вливания, имеют огромную – около 9,1% безработицу. И дело здесь не столько в объеме вливаний, сколько в тех деньгах, которые идут на инвестиции и кредиты. Похожая картина наблюдалась в России в 2009–2010 годы, когда объем кредитования не увеличивался, а экономический рост также не «запускался».

 «Вторичное», то есть визуально наблюдаемое кредитное сжатие является реакцией банковской системы на признаки спада и рост рисков кредитования. Каковы «первичные» причины падения деловой активности, можно ли их зафиксировать на практике и использовать для прогнозирования? Почему цикл завершается «жесткой» или «мягкой» посадкой? Что происходит перед кризисом и после него?

Финансовая хрупкость

При анализе цикла особо интересной выглядит гипотеза «финансовой хрупкости» представителя кейнсианской школы Хаймана Мински, которая показывает его как функцию от доступности кредитов и возможности их обслуживания. Согласно гипотезе Мински, кризис наступает в результате постепенного наращивания проблем субъектов рынка по обслуживанию своего долга: на начальной стадии экономического расширения фирмы могут финансировать свои проекты за счет собственных средств или за счет кредитов, при этом их выручка превышает проценты по займам и погашение тела кредита, затем долг накапливается и обслуживание становится более накладным, при этом выручка покрывает проценты, но ее может не хватать на погашения тела; наконец, на третьей стадии, когда система достигает наибольшей степени финансовой хрупкости, при которой наступает так называемое Понци-финансирование (названное по имени американца, обещавшего вкладчикам избыточные проценты в 20-х годах прошлого века). Эта стадия характеризуется тем, что выручка многих компаний не покрывает даже обязательств по выплате процентов. Нередко в предкризисной стадии предприятия начинают рефинансировать свои кредиты за счет получения новых.

Здесь можно вспомнить также о гипотезе, которая ставит под сомнение систему ссудного процента как таковую, согласно которой считается, что корпоративный сектор уже априори не может расплатиться с банковским сектором. Насколько она верна? И дело не только в самом проценте, но и в его величине. Можно представить себе кредит под 5–7%, но что такое наши кредиты под 15–20% – просто непонятно. Наличие финансовой системы со столь обременительными издержками финансирования – самый серьезный враг для любых «инноваций и модернизаций». Но с другой стороны, процент делает возможной существование банковской системы, позволяющей иметь «эластичное» денежное обращение за счет денежно-кредитной мультипликации, возникающей из-за того, что кредит одного банка попадает в ресурсы другого банка и т.д.

«Производство» долгов, как корпоративных, так и государственных, является одним из важнейших механизмов создания (предложения) денег. Но это палка о двух концах. Денежно-кредитная мультипликация еще быстрее раскручивается в обратную сторону, когда очередной банк в цепочке, а за ним все остальные больше не «производят» кредиты. Финансовые рынки устроены так, что в этом случае денег не взять даже по высоким ставкам.

Но вернемся к динамике экономического цикла. Что в нем является причиной и что следствием? Приведенную выше картину цикла Мински можно развернуть с точки зрения эффективности инвестиций и динамики денежного предложения. На начальной стадии цикла, особенно после депрессии, когда возникает «отложенный» спрос, в экономике возникают очаги неудовлетворенных потребностей, при этом в ней имеются в изобилии свободные ресурсы и незанятая рабочая сила – предприниматели планируют и направляют свои ресурсы в новые бизнес-проекты. В этом случае степень риска низка, а вероятность успеха весьма высока. Но по мере роста инвестиций многие проекты оказываются избыточными, из-за насыщения предпринимательская маржа, доходность по ним падает, а ряд становится просто убыточным. Гипотеза о снижении доходности инвестиций с ростом их объема была предложена Дж. М. Кейнсом в теории предельной эффективности капитала. Такая закономерность есть следствие общего экономического закона – падения предельной производительности факторов производства.

В чем это может выражаться на практике? Обнаружив в середине 2000-х годов, что офисная недвижимость приносит отличный доход «толпы» инвесторов «ломанулись» строить бизнес и торговые центры. Значительная их масса по-прежнему не видит (или не хочет видеть) других путей развития бизнеса. Однако из-за роста предложения и конкуренции доходность по ним рано или поздно стала бы (и будет) снижаться.

Следовательно, падение эффективности инвестиций со временем должно снижать способность фирм обслуживать свою задолженность по кредитам, что объективно может быть причиной динамики процессов, которые описывает Мински, что в итоге и является одной из причин рецессии. Вначале прибыли компаний и банков постоянно растут, однако затем рентабельность корпоративного и банковского сектора начинает «притормаживаться» (график 1).

Хорошо известен и тот факт, что при кредитном сжатии, предшествующем финансовому краху, страдают, прежде всего, производство капитальных товаров (офисная недвижимость, строительство, «длинные» инвестиционные проекты) и товаров длительного использования (квартиры, загородные дома, автомобили). Особенно большое внимание «разработке» этого факта уделяет австрийская экономическая школа ( Людвиг фон Мизес, Фридрих фон Хайек, Эрнандо де Сото). В определенной степени это вызвано тем, что чем длиннее цикл проекта, тем больше вероятность его попадания в кризисную зону, что означает невозвратность выданной на данный проект ссуды.

Но более важно то, что значительная часть этих товаров не может быть куплена на заработную плату и даже на созданные работниками сбережения. Как правило, и их производство идет с привлечением кредитных ресурсов. Поэтому как спрос, так и предложение этих товаров основано прежде всего на доступности кредитования, что обуславливает его кардинальную уязвимость к фазе рецессии, во многом ею же и обусловленную. Кредитный бум запускает строительство «пирамиды», которая неизбежно разрушается.

Несмотря на привлекательность и простоту теории «финансовой хрупкости», на практике все выглядит значительно сложнее. Достаточно сложно понять, что является первопричиной наблюдаемых процессов, а что следствием. Сползание в рецессию носит кумулятивный характер, в котором очередная причина одновременно есть и следствие. Любое сокращение кредитования вызывает сжатие инвестиций, затем дохода, что в дальнейшем индуцирует вторичный рост дефолтов, вызывает еще большее сокращение кредитования, инвестиций, спроса и т.д. Все это кончается крахом, вызванным отрицательной переоценкой активов, денежным «сжатием» и последующим долговым кризисом на фоне неизбежной дефляции.

Несмотря на то, что на приведенных данных отмечено насыщение доходности предприятий-заемщиков (здесь нас интересуют именно они) по хозяйству в целом, ярко выраженного спада рентабельности по всей экономике не наблюдается, как, впрочем, и значимого «предкризисного» роста числа банкротств. Как показывает график, имелась тенденция снижения рентабельности заемщиков в промышленности, однако регулятор отказался в дальнейшем от статистики по данной отрасли. В то же время рентабельность сырьевого сектора благодаря высокой конъюнктуре была весьма значительна, давая вклад в экономику в целом.

Кредитный перегрев

В чем причина? Пока идет рост кредитования с темпами, достаточными для поддержания спроса, реальные признаки сворачивания цикла практически не наблюдаются. Кредитный «бум» не только обуславливает, но и маскирует «перегрев». Текущая прибыль, которая отражает рентабельность в большей степени реализованных проектов, удовлетворительна. Но рентабельность будущих проектов зависит от достаточности текущих и будущих темпов кредитования. Поэтому, как только кредитование «обрезается», рентабельность компаний-инвесторов и их кредитоспособность быстро падает, а взятые кредиты становятся «плохими».

 Вернемся к этой теме ниже, а пока рассмотрим другие причины самоограничения экономического роста. В процессе экономического роста предприниматели создают новый ВВП, за счет реализации которого они планируют получить прибыль. Но если созданный продукт не будет продан, неизбежно наступает экономический спад, так как кредиты не могут быть возвращены. Следовательно, для поддержания экономического роста денежная масса должна адекватно и непрерывно расти, а скорость денежного обращения должна быть примерно постоянной. Первое условие хорошо известно как «монетарное» правило, предложенное лидером монетаристской школы М. Фридменом.

В процессе развития цикла объем планируемых инвестиций и планируемого продукта, необходимого для реализации этих проектов постоянно растет, соответственно растет занятость ресурсов, а так как некоторые из них (например, рабочая сила) имеют ограниченный характер, рано или поздно возникают дисбалансы, рост издержек, которые не позволяют реализовать все запланированное, окупить проекты и вернуть кредиты. Иначе говоря, пропорциональное расширение системы в том случае, если один из компонентов ее «строительства» исчерпан, невозможно, исходя из чисто математических соображений.

На стадии кредитного «бума» постоянно растет спрос на рабочую силу, что вызывает рост занятости. Зарплата занятых является источником спроса, который позволяет реализовать произведенную продукцию. Следовательно, за счет ограниченности рабочей силы, которая достигается в точке «полной» (максимальной) занятости, рано или поздно возникает ограничение по спросу. Настолько можно судить по истории экономики, только два экономиста почти одновременно обратили внимание на эту вполне очевидную особенность расширения экономики. Это были представители кейнсианской школы Дж. Хикс в своей книге Торгово-промышленный цикл (1950) и Э. Хансен в работе «Экономические циклы и национальный доход» (1951). Последняя книга является очень важным обобщающим вкладом в теорию циклов и содержит объяснения основных причин цикличности экономики.

Временно эту проблему решает производство долгов кредитной системой, которая за счет кредитно-депозитной мультипликации создает необходимый объем денег. Еще Карл Маркс обращал внимание на невозможность продажи всей произведенной продукции, считая причиной перепроизводства изъятие прибавочной стоимости и низкую заработную плату рабочих. И хотя многие конечные рецепты марксизма были ошибочны, объяснение теории экономического цикла было по тем временам достаточно актуальным.

 Но объем долга не может наращиваться бесконечно. В силу ресурсных ограничений, рассмотренных ниже, банки на определенном этапе цикла вынуждены сворачивать кредитование. В этот момент наступает кризис «перепроизводства», который не закончится, пока основная масса созданных запасов не будет продана (ликвидирована), а большая часть долгов – не погашена, что в условиях падения спроса порождает дефляцию, сокращение производства и рост безработицы.

Затем в течение посткризисного периода начинает накапливаться отложенный спрос, происходит естественный износ капитала, накапливается избыточная ликвидность, «рассасываются» долги, что дает основу уже для новой, расширительной волны цикла.

Конечно, спрос можно временно нарастить за счет роста заработной платы или роста государственных расходов, но фактор достижения полной занятости является фундаментальным ограничителем – так как при его исчерпании рост спроса за счет прочих мер (роста кредитования, заработной платы или государственного долга) не может быть сколь угодно долгим.

Дж. М. Кейнс писал, что основное отличие денег в том, что они не могут быть произведены в любых необходимых пределах (не считая решений в виде «печатного станка»). То же самое можно сказать о рабочей силе, которая хотя и растет за счет рождаемости, но не во всех странах и не всегда адекватными темпами.

Рыночная экономика способна к расширению до тех пор, пока в ней имеются свободные ресурсы, как только они исчерпаны, наступает спад. Собственно спад создает условия для освобождения ресурсов и возникновения сбережений, отложенного спроса и т.д.

Эта картина может быть продемонстрирована динамикой безработицы в России на протяжении 2000–2010 годов (график 2). Хотя экономика московского региона к началу 2008 года была «перегрета», во многих регионах России «перегрева» не только не было, но не имелось даже какой-либо экономики. Достижение максимальной занятости можно идентифицировать непосредственно перед кризисом по признаку «плато». Динамика занятости, как и динамика кредитования является ключевым макроэкономическим индикатором экономики.

При этом хорошо видно, что уровень занятости в Москве значительно выше, чем в целом по России, что связано с простым фактом – вопиющая неразвитость финансовой системы в регионах не способна создать нормального уровня занятости. Есть регионы, где безработица носит тотальный характер – например, Тыва с уровнем безработицы 22% или Ингушетия с 49,7% (за 2010 год). Отметим также, что сокращение численности населения России является абсолютно шокирующим фактором для будущего ее экономики. И решение этой проблемы за счет гастарбайтеров из азиатских стран, к тому же вывозящих значительную часть своей заработной платы из России, может создать в будущем проблемы, схожие с проблемами в США.

Конечно, мы видим, что даже при достижении максимальной занятости имеется достаточный резерв для роста рабочей силы, что и послужило одним из главных аргументов противников предположения Хикса. Но полная занятость в условиях рыночной экономики не достижима не только по причинам социального и индивидуального характера, но и из-за региональных диспропорций, а также возможной диспропорции (квалификационной, возрастной и пр.) между характером спроса на рабочую силу и ее предложением. В стадии, близкой к буму, скорость роста занятости становится недостаточной и рост тормозится.

Чисто статистически определенная часть любой совокупности инвестиций является ошибочной, не суть важно почему – из-за неверной оценки будущего спроса, ошибочности креативной идеи как таковой или недооценки, избыточности издержек по ее реализации. Доля предпринимательских ошибок, приводящих к накоплению проблемных долгов и проблемных кредитов, оседающих на балансе банковской системы, возрастает подобно физической энтропии, как мера возрастания хаоса в системе. Как указывал Людвиг фон Мизес, происходит неверное инвестирование. Более того, основная часть инвестиций, сделанная в предкризисный период, особенно в проекты, время реализации которых больше, чем время до точки «переворота» (в первую очередь недвижимость и строительство) по определению являются ошибочными. Так, к середине 2011 года доля пустующих площадей в бизнес-центрах Москвы, введенных в конце 2008 – начале 2009 года, составляла около 56% площадей класса А и 48% помещений класса В. Было время, когда в Москве и крупных городах бывшие фабрики тотально переоборудовали в торговые и бизнес-центры. Может, не столь удачливым инвесторам стоит задуматься, не стоит ли создавать на базе избыточных офисных помещений хоть какие-то «чистые» высокотехнологичные производства? Сколько нужно времени, чтобы спрос на недвижимость вышел на планируемый ранее уровень? Хорошо известный финансовый принцип гласит, что «нельзя класть все яйца в одну корзину».

Очевидно, «эффективные» инвестиции приводят к образованию прибыли на балансе инвестора, создают условия для генерации положительного денежного потока, роста их стоимости, что включает механизм создания новых денег. «Ошибочные» инвестиции приводят к образованию убытка на балансе инвестора, снижают стоимость актива, что фактически сжимает денежную массу. Чтобы понять, что это такое, достаточно представить себе предельный пример гипотетической экономики, в которой все инвестиции ошибочны. Что не менее важно, «правильная» инвестиция повышает кредитоспособность компании, а «ошибочная» – ее подрывает.

Тот же самый эффект происходит, когда инвестор не вкладывает деньги в проект, а покупает акции, которые затем падают в цене. Только здесь происходит перераспределение сбережений от более успешных инвесторов к менее успешным.

Банковский пульс

Аналогичный процесс происходит на балансе банковской системы при финансировании инвестиции за счет кредита: при успешной инвестиции актив становится больше пассива, банк получает прибыль, в случае ошибки, приводящей к невозврату, стоимость актива падает и в балансе образуется дыра, которая сжимает денежную массу: пассивы становятся больше обязательств, которые в полной мере уже не могут быть возвращены. Затем эти «дыры» для успешного банка закрываются прибылью от других, более успешных проектов, но только в «восходящей» стадии экономического цикла. Проблема в том, что этот процесс по возможности маскируется банками и не является абсолютно прозрачным.

Безусловное значение австрийской экономической школы состоит в том, что она достаточно верно показала роль процесса взаимосвязи расширения банковского кредитования и экономического цикла. Согласно ее представлениям в кризисах виноват кредитный бум, при котором происходит снижение кредитных ставок, а стадии инвестиционных проектов удлиняются по времени. Это соответствует эмпирическим фактам. Поэтому можно согласиться с их утверждением, что возникновение кредитного бума является одной из важнейших причин и предпосылок ошибочных инвестиций. Согласно австрийской школе, в этом случае инвестиции превышают сбережения, и имеющаяся структура и величина общественных сбережений не соответствует новым избыточным инвестициям. Это достаточно интересный тезис.

Но сразу отметим, что указанная причина не является единственной. Вторая – фундаментальная неспособность стихийных процессов инвестирования к сбалансированности из-за отсутствия необходимой информации.

 Понятие планируемых инвестиций, введенное кейнсианской школой, очень важно. Это важнейший макро- и микроэкономический параметр, характеризующий способность экономических субъектов исполнить свои бизнес-планы и вернуть взятые кредиты. Выражаясь кейнсианской терминологией, в точке «перелома» планируемые инвестиции превышают сбережения, и не могут быть закончены успешно из-за ресурсных ограничений. По определению инвестиции всегда равны сбережениям, но планируемые инвестиции не всегда равны фактическим сбережениям.

В любом случае кредитное расширение должно быть управляемо и сбалансировано усилиями денежных властей – всякий бум приводит к краху. Читая воспоминания Л. Эрхарда, одного из авторов немецкого экономического чуда, можно увидеть, насколько эффективно и эластично, в обе стороны, денежные власти Германии в то время управляли процентными ставками и нормами резервирования – вот это и есть это самое искусство.

Банковский сектор в прямом смысле выполняет роль сердечно-сосудистой системы экономики, где банки – сердце, а расчетная система – сосуды. Избыточный пульс (измеряемый как скорость прироста кредитования) разрушает систему, но его слабость или того хуже отсутствие так же губительно, как и для живого организма.

Основная вторичная причина сползания в рецессию – кредитное сжатие, вызванное нарастанием первичного негативного фона в экономике. Самый важный вопрос в теории цикла – что является первичной причиной начала негативных явлений? Можно выдвинуть следующие предположения: ухудшение финансового положения компаний; дефицит ресурсов в банковской системе и нормативные ограничения, снижающие темпы роста кредитов; «первичный» рост просроченной задолженности и переоценка рисков; внешние и внутренние шоки на финансовых рынках; или их комбинация.

Рано или поздно стадия безудержного оптимизма, кредитного бума, инвертируется, происходит «переворот». Значительная часть инвестиций оказывается ошибочной. Число «первичных» дефолтов по корпоративным кредитам увеличивается, сначала этот процесс находится в «скрытой» фазе для экономики. По всей видимости, банкам эта картина начинает открываться раньше всех. Эта картина может быть представлена графиком 2.1, где заметен резкий «первичный» рост «плохих» кредитов в 1-м и 2-м кварталах 2008 года, то есть накануне кризиса.

Что касается падения скорости прироста кредитования, то оно может быть представлено графиком 2.2. Рост кредитования в квартальном выражении на 1 октября 2007 года и 1 января 2008 года достиг очень высокого значения в 13,51% и 14,97% соответственно. Возможно, его снижение в предкризисный период до уровня 10,06% к 1 апреля 2008 года, а затем 8,52% к 1 июля 2008 года был достаточен для «отсечки» процесса сбалансированного «избыточного» роста экономики, что ограничило необходимый прирост спроса.

Экономика демонстрирует колоссальную инерцию – уже на фоне кризисных явлений к 1 октября 2008 года прирост кредитования сохранился на уровне 8,10% и только к 1 января 2009 года упал до 4%, став отрицательным уже во втором квартале 2009 года. Однако эта картина может искажаться «помощью» крупным компаниям. Следует учитывать, что восприятие кризиса различно, кто-то понимал все последствия надвигающегося шторма уже в конце августа, кто-то позже, после «официального» признания кризиса. Спад динамики роста кредитования в начале 2008 года, как и достижение полной занятости, можно рассматривать как «первичные» признаки инверсии цикла.

Рассмотрим гипотезу внутренних ограничений в банковской системе. Интересно, что в банковской системе России накануне 2008 года на фоне огромных темпов прироста кредитов и денежной массы, составлявшие в максимуме около 40% в год (график 3), которые соответствовали кредитному буму, в предкризисный период достаточность банковского капитала и ликвидность постепенно истощались. Это выражалось в том, что коэффициент достаточности капитала (норматив Н1 – считается по инструкции № 110 ЦБ РФ, определяется как отношение капитала к сумме активов банка, взвешенных на уровни риска по видам активов) в среднем по банковской системе постепенно снижался (график 4) наряду с общей ликвидностью (график 5). Такая картина была обусловлена ростом фактического и расчетного риска, учитываемого в этом показателе, а также увеличением резервов, создаваемых под эти активы.

Несмотря на то, что в среднем он был еще далек от предельного (10% для банков с капиталов более 5 млн. евро), у определенных банков, в том числе некоторых крупных он был близок к нему. На 1 января 2007 года доля банков с капиталом в пределах от 10% до 12% выросла до 44,9% в активах всего банковского сектора.

Почему это наблюдалось? На стадии кредитного бума рост акционерного капитала и ресурсов не поспевает за ростом кредитов, что обуславливает наличие точки, за которой банки вынуждены тормозить дальнейшее наращивание кредитных вложений из-за уменьшения норматива достаточности капитала и снижения ликвидности, что неизбежно приводит к кредитному сжатию и стагнации экономики. Здесь совсем не обязательно, чтобы истощение капитала наступило у всех банков. Но важно, чтобы доля банков с «предельным» капиталом составила достаточную критическую массу в активах банковского сектора, тогда торможение в кредитовании становится неизбежным (график 6). Приведенные тенденции показывают наличие теоретического «предела» расширения.

Как показывает анализ предкризисных периодов, обычно острой стадии кризиса предшествует некий застой, замедление темпов роста денежной массы в экономике (США, 1929 год, Россия, первая половина 2008 года). Этот факт является объектом пристального внимания со стороны монетаризма. Такое состояние хорошо соответствует стадии «финансовой хрупкости» Мински. Возможно, это вызвано первыми признаками «кредитного сжатия». В этот момент достаточно незначительного толчка, создающего даже минимальный денежный дефицит, который способен запустить широкомасштабный кризис на фондовом рынке, затем в финансовой и банковской системе, что приводит к падению расходов, совокупного спроса и коллапсу реального сектора.

Следует отметить, что хотя основной причиной кризиса («спусковым крючком») 2008 года в России явился массированный отток капитала, другая причина – действия наших денежных властей, допустивших при значительном профиците бюджета недостаточный рост денежной массы М2 в первом полугодии 2008 года, который к 1 мая 2008 года составил лишь 0,6% с начала года.

Стадия финансовой хрупкости по Мински (или перегрев экономики из-за кредитного бума) может быть идентифицирована исходя из эмпирических критериев. Основные признаки – достижение максимальной занятости (график 2), высокий спрос на рынке труда, рост заработной платы, устойчивый и высокий темп роста кредитования и денежной массы (графики 2.1, 2.2, 3), рост цен на активы (акции и недвижимость), – на фоне устойчивого тренда снижения достаточности капитала (график 4) и ликвидности банковской системы (график 5).

Часто на фазе перед переворотом на рынке возникает состояние всеобщей эйфории, когда кажется, что экономика, доходы населения, фондовый рынок и цены на недвижимость безостановочно растут, деньги дешевы и завтра будет все то же самое. В это время многие аналитики могут давать оптимистичные прогнозы на будущее, подобные тем, которые давались в США в августе 1929 года и у нас в первой половине 2008 года. Тем не менее, будущее непредсказуемо.

После кризиса в экономике наступает долговой кризис, дефляция, которая приводит к росту реальной стоимости долгов и их обслуживания, при этом неэффективные проекты повисают на балансах банков в виде невозвратных долгов. Долги приводят к истощению банковского капитала и еще более усиливают кредитное сжатие. И пока эти долги не рассосутся до определенного уровня – полноценный экономический рост невозможен. Этот факт, как и перепроизводство, объясняет по-прежнему огромную безработицу в США. Вот почему в настоящее время значительные усилия денежных властей США направлены именно на расчистку балансов от плохих активов. Единственный вопрос, на который пока никто не может дать ответа: что им делать с огромной массой накопленных долгов – как государства, так и граждан? Безработица вызывается перепроизводством или дефицитом спроса; или перепроизводством долгов, которые ограничивают создание нового спроса.

Наиболее сложный процесс, который приводит к затягиванию посткризисных процессов – это ликвидация ошибочных инвестиций или их «покрытие», а также очистка балансов компаний и банков от «плохих» долгов. Такая картина лишний раз подтверждает материальную основу кризисных явлений. Показатели ошибочных инвестиций на макроуровне – доля невозвратных долгов в ВВП, доля невозвратных долгов в активах банков, доля убыточных и обанкроченных предприятий.

Нельзя также не заметить, что расчистка балансов наших банков от плохих долгов по сравнению посткризисным периодом 1998 года затянулась, что связано с консервативной денежной политикой наших денежных властей, попавших из-за огромного внешнего корпоративного долга в «девальвационную» ловушку, которая не позволяет провести умеренную девальвацию рубля.

Время цикла и Ветхий завет

Чем определяется время экономического цикла, составляющего около 7–10 лет? Временем выхода на насыщение по доходности инвестиций, в том числе уровнем процента, скоростью роста экономики и кредитования, запасом незанятой рабочей силы, скоростью роста населения, характерным сроком окупаемости (доходностью) инвестиций в «длинных» проектах.

В Ветхом Завете содержится как запрет на ссудный процент, так и рекомендации о периодическом прощении долгов. «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею». [Второзаконие, 23,19–20]

«В седьмой год делай прощение. Прощение же состоит в том, чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего или с брата своего, ибо провозглашено прощение ради Господа [Бога твоего]; с иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего, прости». [Второзаконие, 15,1–3]

На практике завершение очередного экономического кризиса заканчивается масштабным перераспределением собственности в пользу финансового сектора и наиболее крупных компаний, которое приводит к укрупнению экономики. Это очень интересный момент и на него следует обратить самое тщательное внимание. Интересно, что в плановой советской экономике, где перераспределение собственности было по определению невозможно, долги периодически списывали.

Динамика экономического цикла практически полностью определяется динамикой банковского кредитного цикла и накапливаем долга корпоративного сектора перед банковским, которое является строго циклическим и определяет процессы роста и спада экономики.

Уровень безработицы определяется не только уровнем ставки процента, но и возможностью роста кредитования, которое зависит не только от ставки процента (что верно для «бескризисной» экономики), но и от степени кредитного риска (то есть возможности кредитования) и спроса на кредиты – определяемых фазой делового цикла, общеэкономическим риском, а также уровнем «плохих» долгов. Именно этим объясняется затяжная стагнации экономики даже при практически нулевых процентных ставках (ликвидная ловушка), что хорошо видно как на примере экономики Японии, так и нынешних США, показывая «пределы» политики «низких ставок» для стимулирования роста в этих случаях, которая является необходимой, но не достаточной. Причина этих явлений вполне очевидна – перенасыщение «плохими» долгами, являющимися обратной стороной кризиса перепроизводства.

Рыночному способу производства присуще противоречие между производством и потреблением. По меньшей мере три фактора ограничивают расширение спроса и продолжение экономического роста, что и обуславливает неустойчивость капиталистической системы: снижение доходности инвестиций, достижение полной занятости и ограниченность производства долгов (кредитования) банковской системой. Кратко теория цикла может быть сформулирована так: кредитный «бум», финансовая хрупкость, перепроизводство и долговой кризис.

Что касается альтернативной, плановой экономики, то, например, в СССР, где решение о кредитовании принимало государство, депрессии и финансового кризиса быть не могло.

Другой альтернативный пример демонстрирует непрерывно развивающаяся на фоне постоянной внешней экспансии уже в течение около 35 лет экономика Китая, имеющая наряду с «экономической свободой» ярко выраженную специфику государственного регулирования, основное в котором – регулирование финансовой системы и естественных монополий. Ядро финансовой системы составляют государственные банки, осуществляющие директивное кредитование; имеются ограничения на движение капитала, конвертируемость, сделан упор на суверенную финансовую политику, доминирование национальной валюты, доминирование госсобственности в секторе естественных монополий, позволяющий иметь низкий уровень тарифов, то есть явная антилиберальная модель, которая, напротив, делает ее абсолютно устойчивой. Все это стоит на огромном запасе дешевой рабочей силы, которая постоянно имеет значительный запас по занятости и непрерывной внешней экспансии, пока позволяющей продавать все произведенное. Обратная сторона этой экспансии – стагнация традиционных отраслей в экономиках развитых стран, теряющих рабочие места на фоне роста экономического могущества Китая.

И, несмотря на риски и некоторые признаки «перегрева», экономика Китая может по-прежнему избегать рецессии, потому что ее финансовые рынки защищены, государство готово в любой момент провести рекапитализацию банковской системы и влить столько ликвидности, сколько нужно, а запас рабочей силы пока не иссяк.

Почему умеренная инфляция для экономики скорее благо, чем вред? Инфляция выступает как инструмент, устраняющий ошибочные инвестиции за счет обесценения и размывания долгов предпринимателей (с учетом реальной кредитной ставки). Как правило, она является следствием более мягкой, кейнсианской денежной политики, которой до сих пор лечат все кризисы. Она же помогает сделать более эластичным к снижению уровень заработной платы. Ее оптимальный уровень для наших условий вероятно около 5–7%. По всей видимости, на начальной стадии цикла оптимальной является нулевая или слегка положительная реальная процентная ставка, ближе к завершению – отрицательная.

Дж. М. Кейнс критиковал австрийскую школу за ее представление о приемлемости «умеренной» дефляции цен, приводящей к росту стоимости долгов, и наоборот, австрийская школа называла кейнсианство «партией инфляции». Не менее спорны другие рецепты австрийских «либералов», сводящиеся к невмешательству в процесс ликвидации «ошибочных» инвестиций. Конечно, инфляция, если ей не сопутствует экономический рост, невыгодна не только низко обеспеченным слоям населения, но также крупным рантье. Хотя с точки зрения «партии» банковского капитала – умеренная инфляция только благо. Исследования академика В.М. Полтеровича показывают, что мягкая инфляция не является вредной, в определенных пределах стимулируя экономический рост, но при превышении определенного порога она приводит к его разрушению.

Основная причина нынешнего глобального кризиса в диспропорциях мировой экономики, длительное время маскировавшихся производством долгов, прежде всего – в США и Японии, которые вызваны огромным разрывом между потенциальными возможностями производства в США, Японии и Европе, насыщением их внутреннего рынка (перепроизводством) и отсутствием адекватных рынков для сбыта их продукции из-за неравномерности мирового развития, обусловленного историческим желанием стран запада сохранить свою гегемонию путем сохранения отсталости и эксплуатации стран третьего мира, вернувшегося к ним бумерангом. Наверное, дела в американской экономике шли бы куда лучше, если бы Африка, Россия, Латинская Америка и Индия имели бы более развитые экономики. Это то самое, что Дж. Стиглиц назвал «слабостью глобального спроса».

Выход из кризиса?

Какими же могут быть выводы?

1. Устойчивое развитие экономики должно иметь оптимальные темпы роста, превышение которых толкает систему к «перегреву».

2. Оптимальные темпы роста должны достигаться через гибкую политику изменения банковских резервов и процентных ставок, а также гибкую антициклическую налоговую и бюджетную политику.

3. Меры против рецессии – выкуп, реструктуризация, возможно – частичное списание долгов, их обесценение и предложение ликвидности.

4. Большей устойчивостью обладает система, которая имеет более широкие возможности финансирования инвестиций без создания обязательств по уплате процентов.

Какие пути выхода из кризиса перепроизводства? Известно, что во времена Великой Депрессии в ее начальный период шло уничтожение уже засеянных посевных площадей, молока, свиней и т.д. И это при наличии миллионов полуголодных людей. Выход из Депрессии дали не только реформы Рузвельта, но и огромный военный спрос, который вытащил экономику США из болота, а также общий рост спроса после военной разрухи в Европе. Тогда выход был найден в повышении налогов, массированных государственных расходах и социально-экономических реформах. Наиболее богатые слои общества вынуждены были проявить социальную сознательность, заплатив за стабильность системы свободного рынка на фоне социалистической альтернативы и роста социальной напряженности. Политика Рузвельта была востребована временем. Но во время последних 30 лет торжества монетаризма и либерализма налоги в США снизили, и поднять не могут, что само по себе является причиной роста долга. Альтернатива в виде социалистической системы при этом благополучно исчезла, что негативно сказалось и на рыночной системе. Что касается нашей налоговой системы, то она пока не позволяет обеспечить нормальный сбор налогов и адекватное развитие государства. С другой стороны, не означает ли это, что, если бы сейчас часть рыночных отношений заменить на плановое распределение, в США мог быть создан «развитой социализм»?

Представление о неустойчивости рыночной экономики подчеркивает необходимость ее сбалансированности, то есть наличие как частного, так и государственного сектора, в том числе достаточности государственных расходов на инфраструктурные проекты, науку, образование, медицину и проч. Своевременное и грамотное изъятие избыточных ресурсов частного сектора способно нивелировать переинвестирование в предкризисный период и, наоборот, рост спроса за счет госрасходов в депрессионный период способно поддержать частную экономику и компенсировать дефицит инвестиций.

 Те политики, которые видят идеальную модель экономики с нулевым государственным сектором, не понимают, что такая система может быть особенно нестабильной. Нужно четко понимать, что рынок сам по себе не является панацеей и не может полностью координировать свою деятельность, особенно в кризисной ситуации. Нужно грамотное и разумное государственное регулирование и планирование.

Что-то из всего этого уже было испробовано, но все имеет свою цену, в том числе моральную. Как это ни парадоксально, разрушения в Японии дают стимул к росту экономики. Но экономическая свобода предпочтительна обществу-казарме, а экономическое уничтожение долгов предпочтительнее, чем варварское разрушение во время войн.

Тот факт, что в попытках стимулировать американскую экономику в предкризисный период выход был найден за счет выдачи ипотечных кредитов даже крайне ненадежным заемщикам, говорит о попытках оттянуть коллапс спроса. Однако, чем больше «кредитный навес», тем дольше затягивание посткризисного периода. Экономика США стала жертвой вынужденного кризиса перепроизводства недвижимости. Тут следует вспомнить то, что еще более «чрезмерный» бум на рынке недвижимости привел Японию к стагнации, в которой она пребывает уже около 20 лет. Ресурсные возможности расширения у США намного выше, чем у Японии, но ситуация на рынке недвижимости США и ряд макроэкономических индикаторов говорят о том, что эта история может не иметь «короткого конца». На это же указывает и определенное сходство нынешней ситуации с Великой Депрессией, только проходящей в более «мягкой» форме из-за наличия инструментов смягчения кризиса.

Предпочтительным методом очищения от долгов в том же США могла быть умеренная инфляция и девальвация доллара на манер 70-х годов с расширением высокотехнологичного экспорта на новые рынки. Возможно, серия «оранжевых» революций в Африке служит цели расширения внешних зон для экспансии США. В любом случае американская экономика, финансовая система и государство требует серьезной перестройки. Однако до тех пор, пока общество в целом не видит альтернативы, серьезные перемены могут не произойти.

 Что касается плановой экономики, то в ней всегда существовало не перепроизводство, а недопроизводство. Остается загадкой, почему в достаточно мощной экономике СССР так и не было налажено производство бытовых и потребительских товаров. Как тогда говорили – мешала гонка вооружений. Не хватало ресурсов? Но в то же время наблюдался явный переизбыток занятых в разнообразных НИИ и силовых структурах.

Россия пока свободна от долговых проблем. Парадоксально то, что, имея огромный потенциал длительного бескризисного развития за счет огромных резервов для удовлетворения любого спроса на многие десятилетия вперед – по автомобилям, жилью, развитию инфраструктуры, страна не может использовать эти возможности из-за отсутствия адекватной экономической политики. Либеральная-догматическая экономическая модель, которая ставит перед собой цель инкорпорации страны в глобальную экономику в виде сырьевого анклава и де-социализации состоятельных слоев на фоне постоянных апелляций к абстрактной модернизации, находится в противоречии с ее национальными интересами. Тренд этой модели прост – рост потенциала социальной нестабильности, сокращение населения страны до уровня, соответствующего крайне ограниченным операционным потребностям сырьевой экономики при возможной потере контроля над значительной частью своей территории.

 

bankir.ru

Экстрактивные институты, как причина отсталости экономики

Почему одни страны живут хорошо, а другие – не очень? Ответ на этот вопрос дают американские исследователи Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон в своей книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты».

Согласно их теории, уровень жизни в стране в зависит не от природных и географических факторов, а от экономических и политических институтов, которые в ней сложились. Все институты, Аджемоглу и Робинсон делят на два вида: «экстрактивные» и «инклюзивные».

Экстрактивные и инклюзивные институты

Экстрактивные институты помогают элите общества эксплуатировать остальное население страны ради своей выгоды (например, институт наследования власти, институт деления обществе на касты и пр.). Такие институты, как правило, создаются «сверху-вниз» и их устойчивость поддерживается правящим «классом». См. теорию оседлого бандита.

Инклюзивные институты помогают населению участвовать в управлении государством ради общественной выгоды. Они не дают малым группам перераспределять ресурсы в свою пользу в ущерб обществу в целом (институт выборов, независимость судебной системы и пр.). Почитайте про теорию общественного договора.

Так вот, Аджемоглу и Робинсон считают, что государство, где преобладают экстрактивные институты, неспособно обеспечить рост уровня жизни населения в целом в долгосрочном периоде (в коротком периоде экономический рост здесь возможен). Только преобладание инклюзивных институтов гарантирует процветание страны и рост благосостояния широких масс населения.

Проблемы экстрактивных институтов

Дело в том, что экстрактивные институты несут в себе следующие проблемы:

  1. Лишают людей (как элиту, так и остальной народ) стимулов в к развитию.
  2. Поддерживают устаревшие отрасли, дающие им ренту, не давая развиваться новым технологиям. 
  3. Не дают ресурсам переходить от неэффективных собственников к эффективным и т.д.

Что интересно, авторы подчеркивают, что изначальный выбор институтов можно объяснить лишь исторической случайностью. Кому-то повезло, а кому-то нет.

Переход от экстрактивных институтов к инклюзивным и наоборот

Переход от одного вида институтов к другому возможен и многократно происходил в истории. Государства с исключительно инклюзивными или экстрактивными институтами встречаются редко. 

Аджемоглу и Робинсон подробно анализируют «Славную революцию» и последующее развитие институтов в Великобритании, которое, по их мнению, показывает постепенный переход к все более и более инклюзивным институтам, сделавший возможной индустриальную революцию в этой стране.

Авторы указывают, что Англия и Испания, находившиеся в середине XVII в. примерно на одном уровне развития, выбрали разные институты. Испания сделала ставку на абсолютизм в ущерб влиянию кортесов и городских общин, а Англия пошла по пути ограничения королевской власти и расширения влияния парламента. В результате менее чем через столетие Испания перестала быть мировой “сверхдержавой”, а еще через век оказалась отсталой европейской страной. Великобритания же, напротив, стала лидером модернизации и прогресса, родиной промышленного капитализма и парламентской демократии. 

В качестве примера обратного перехода от инклюзивных институтов к экстрактивным они рассматривают Венецианскую республику, в которой элиты сосредоточили в своих руках управление наиболее прибыльными секторами экономики и лишили других граждан возможности участвовать в этих секторах. В дальнейшем это обусловило снижение эффективности экономики государства и дефицит развития новых отраслей. Что в конечном итоге привело сначала к экономическому, а затем и к политическому упадку Венецианской республики. 

Рост экстрактивности институтов США

Другим примером тенденций перехода от инклюзивных институтов к экстрактивным, по мнению авторов, являются США. После гражданской войны бурное развитие промышленности на севере страны привело к появлению крупных корпораций, принадлежавших богатым промышленным элитам, которые использовали политическое влияние, чтобы регулировать экономику страны в своих интересах и препятствовать другим гражданам конкурировать с ними на одном рынке. Однако рост экстрактивных институтов был остановлен движением прогрессивизма и последующими реформами. Кроме того, существенный уровень экстрактивности экономических и политических институтов сохранялся на юге США, в штатах бывшей конфедерации. Ещё одно развитие экстрактивных институтов началось в США в 80-х годах XX века и продолжается в настоящее время.

popecon.ru

Кризисные явления в экономике: причины и закономерности

on 29 Октябрь 2010.

Как известно, кризис – это состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего проявляются порой непредсказуемые ситуации и возникают новые проблемы. Нынешний мировой финансовый кризис 2008 г. подводит черту под теоретическим и практическим состоянием экономической науки. Он войдёт в историю, как пример попирания экономических законов и небрежного подхода к экономическим процессам.

Глубина мирового финансового кризиса недооценивается из-за игнорирования его фундаментальной причины, а именно как таковой исчерпанности и неадекватности современной экономическим реалиям модели глобального развития. Ещё после окончания «холодной войны» Запад «перекроил» мир в интересах своих корпораций, лишив свыше половины человечества возможности для нормального развития. Это вызвало всеобщую напряжённость, но самое главное – ограничило сбыт товаров развитых стран. В результате этого в полной мере проявился кризис перепроизводства. Это и есть основная и единственная причина обвального кризиса мировой экономики, «родиной» которого стали США, и основной резервной валюты – доллара США.

Стимулирование сбыта кредитованием неразвитого мира в 1997-1999 гг. способствовало развитию кризиса долгов в 2000-2001 гг. Однако, причина нынешнего кризиса не столько в нехватке ликвидности и не в кризисе долгов, а в отсутствии экономического роста США, а с ними – и всей мировой экономики, включая Китай. В настоящее время, ситуация такова, что оздоровление финансов США не сможет смягчить кризис перепроизводства продукции глобальных монополий. Это означает, что из сегодняшнего кризиса мировая экономика выйдет, не восстанавливая свои позиции, а пройдя через депрессию, затяжную и достаточно тяжёлую.

Основная общая характеристика кризисных тенденций – всеобщая нестабильность, порождённая непониманием причин кризиса и путей его преодоления. Финансовый кризис – лишь выражение грандиозного, комплексного перелома всего мироустройства, сопоставимого по своим масштабам с глобальной реформацией.

Кризис в экономике порождает кризис в политической системе. Например, в Украине возникала реальная опасность единству страны.

В целом развитие кризисных явлений отягощено целым рядом специфических условий:

1. Полное отсутствие какой-либо стратегии развития страны, приоритетных отраслей и их планов развития.

2. Тотальное казнокрадство, расхитительство, рейдерство и незаконный захват имущества.

3. Исключительно высокий уровень коррупции, что неоднократно отмечают и зарубежные эксперты.

4. Борьба за распределение и перераспределение всех видов имущества, захват целых отраслей с целью выкачки из них средств.

5. Полная коррумпированность судебной системы, отсутствие защиты собственности, инвестиций, имущественных прав, чести и достоинства людей.

Формирование общества потребителей без наличия финансовых ресурсов, бесконтрольный ввоз импортных товаров, громаднейший дефицит платёжного баланса, весьма высокий дефицит бюджета. Практически отсутствуют иностранные инвестиции, а вывоз капитала олигархическими кланами достаточно велик.

К сожалению, усилия государства, направленные на борьбу с кризисом, не эффективны и расточительны, так как они осуществляются зачастую с опозданием и носят ситуативный характер, оттого становятся бессмысленными и непродуктивными. Отсутствие финансовых резервов и незначительность золотовалютных резервов НБУ, нежелание реструктуризировать экономику и модернизировать существующее производство, судя по всему, приведёт к тому, что Украина пройдёт через несколько «волн» кризиса. В связи с этим произойдёт сжатие спекулятивных операций, удорожание кредитов, отказ от планов наращивания производства, крах отдельных бизнес-проектов, ориентированных на рост спроса населения; сокращение экспортных доходов; и, как результат, сокращение бюджетных расходов.

Украинский кризис будет гораздо длительнее мирового, поскольку этот кризис осложнён незащищённостью собственности, произволом монополий, бедностью подавляющего большинства населения, разрушением инфраструктуры, и, в конце концов, деградацией человека и государственности до полной утраты управляемости.

В связи с этим, целесообразно проведение в жизнь следующих рекомендаций по выходу из экономического кризиса:

1. Развитие внутреннего рынка, стимулирование спроса конечного потребителя, максимальное удовлетворение этого спроса продукцией отечественного производства.

2. Пресечение расхищения госбюджета, казнокрадства и коррупции.

3. Упрочнение стабильности национальной валюты.

4. Всемерное содействие экспорту.

5. Жёсткий контроль над импортом и монопольными тарифами.

6. Снижение налогового пресса на производителя.

7. Поддержка малого и среднего бизнеса, особенно сельскохозяйственного производителя и пищепереработчика.

8. Обеспечение законности, всесторонняя защита прав собственности.

9. Гарантирование каждому гражданину прожиточного минимума.

10. Наведение порядка в банковской системе.

Подведём итог. Если перечисленные в данной работе причины кризиса будут правильно проанализированы и оценены, то, следуя рекомендациям по выходу из кризисной ситуации, можно будет преодолеть все негативные явления, как привнесённые в экономику извне, так и имеющие внутренние причины.

Научный руководитель – Малаева Т.В., доцент кафедры экономико-правовых дисциплин ЛГУВД им. Э.А. Дидоренко, кандидат экономических наук

Данная работа представлена на конкурс научных работ студентов «Экономика и право: проблемы и тенденции», проводимый на кафедре экономико-правовых дисциплин Луганского государственного университета внутренних дел имени Э.А. Дидоренко

topknowledge.ru


Смотрите также