Структурная перестройка экономики. Перестройщик экономики


Экономические итоги "перестройки" (доклад)

Экономические итоги "перестройки" (доклад)

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РФ

Кафедра экономической теории, секция экономической истории.

ДОКЛАД ПО ТЕМЕ:

 

 

 «Экономические итоги «перестройки»

 

 

 

 

 

СОСТАВИЛ: Студент 1 курса

 МЭО, 4 академ. гр.

Аверьянов Алексей.

 

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

Судник Алексей Юрьевич.

 

 

 

 

 

МОСКВА 1998

Рассмотрев основные экономические преобразования в эпоху перестройки, можно преступить к рассмотрению её итогов и результатов, чего добивался Горбачев, и что в реальности мы получили.

Рассмотрим сначала проблемы перестройки с точки зрения частной собственности номенклатуры или бюрократической машины советского государства. То есть для чего нужна была перестройка номенклатуре и что в действительности она получила?

Наиболее активная часть либерально-демократической интеллигенции или так называемые "прорабы перестройки" в большинстве своем это были люди, так или иначе связанные с властью.

Массовые отряды собственно номенкла­туры - и хозяйственной и даже политической -вполне спокойно и достаточно сочувственно от­неслись к "антикоммунистической революции". Поэтому она и произошла так легко, бескровно в то же время осталась "половинчатой", а для многих обернулась обманом их социальных ожиданий и надежд.

Ну и, наконец, совершенно очевидным стал характер номенклатурно-антиноменклатурной революции, когда все увидели, что именно но­менклатура (и ее "дочерние отряды" вроде так называемого комсомольского бизнеса) прежде других обогатилась в ходе раздела собственнос­ти. Получили права гражданства термины "но­менклатурная приватизация", "номенклатурный капитал" (и капитализм), "номенклатурная де­мократия".

В 1990-1991 годах у нас, безусловно, произо­шла мировая геополитическая катастрофа вне зависимости от ее оценки, со знаком "+" или   "-". Она была неожиданной для большинства не только советских людей, но и для советологов. Так, в середине 80-х годов известные историки А. Некрич и М. Геллер пи­сали: " Приближаясь к своему 70-летию, государ­ство, рожденное в октябре 1917 года, завершает восьмое десятилетие XX века как последняя ми­ровая империя. Над советской зоной - от Кубы до Вьетнама, от Чехословакии до Анголы - ни­когда не заходит солнце... Успехи системы оче­видны". Именно таким было мироощущение Запада, панически боявшегося советской агрес­сии.

Несмотря на такие мироощущения, крах коммунистической системы все-таки произошел. 1985-1991 годы - конец коммунизма. Начинается открытая номенклатурная приватизация, част­ная собственность узаконивается, о реально-го­сударственной (тоталитарной собственности) уже и речи нет. Номенклатура открыто превра­щается в капиталистическую. К концу этого пе­риода строй похож уже не на "империализм" в классически-ленинском описании (тем более не - на восточное общество), а на что-то переходное к "западной" модели, к рыночной экономике, к открытому обществу и свободному капитализму. Правда, эти перемены вполне еще обратимы. По­литически все это идет на фоне тотального раз­грома государства, полностью проигравшего психологическую и холодную войну как во внеш­нем мире, так и внутри страны. Поражение за­канчивается распадом, исчезновением прежне­го государства.

К концу 1991 года мы имели гибрид бюрократи­ческого и экономического рынка (преобладал пер­вый), имели почти законченное (именно за счет принципиальной юридической неопределенности в отношении формальных прав собственности) зда­ние номенклатурного капитализма. Господство­вала идеальная для бюрократического капитализ­ма форма —лжегосударственная форма деятель­ности частного капитала. В политической сфере — гибрид советской и президентской форм прав­ления, республика посткоммунистическая и пред-демократическая.

Теперь коснемся вопроса, непосредственно связанного с экономическими итогами перестройками и той экономической обстановки, которая была непосредственно после нее.

Перед новой независимой Россией стояли очень труд­ные и масштабные задачи. Первоочередной и самой на­сущной была экономическая реформа, призванная вы­вести страну из кризиса и обеспечить россиянам достой­ный уровень жизни. В экономике для этого виделся единственный путь — переход к рыночным методам хо­зяйствования, пробуждение предпринимательской ини­циативы частных собственников.

За годы «перестройки» было сделано удивительно ма­ло для реального реформирования хозяйственного меха­низма. Принятые союзным руководством законы расши­ряли права предприятий, разрешали мелкое частное и кооперативное предпринимательство, но не затрагива­ли принципиальных основ командно-распределительной экономики. Паралич центральной власти и, как следст­вие, ослабление государственного контроля за народным хозяйством, прогрессировавший распад производствен­ных связей между предприятиями разных союзных рес­публик, возросшее самовластье директоров, недально­видная политика искусственного, за счет дополнитель­ной денежной эмиссий, роста доходов населения, как и другие популистские меры в экономике — все это при­вело к нарастанию в течение 1990—1991 гг. экономи­ческого, кризиса в стране. Разрушение старой экономи­ческой системы не сопровождалось появлением на ее месте новой. Эту задачу предстояло решать уже новой России.  

Предстояло продолжить процесс формирования сво­бодного демократического общества, успешно начатый «перестройкой». В стране уже была реальная свобода слова, выросшая из политики «гласности», складыва­лась многопартийная система, проводились выборы на альтернативной (из нескольких кандидатов) основе, по­явилась формально независимая пресса. Но сохранялось преимущественное положение одной партии — КПСС, фактически сросшейся с государственным аппаратом. Советская форма организации государственной власти не обеспечивала общепризнанного разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ее вет­ви. Требовалось реформировать государственно-полити­ческую систему страны, что оказалось вполне по силам новому российскому руководству.

К концу 1991 г. экономика СССР оказалась в катас­трофическом положении. Ускорялось падение производ­ства: за 1991 г. спад составил 11%, причем за последний квартал года — 21%. Национальный доход по сравне­нию с 1990 г. уменьшился на 20%. Дефицит государст­венного бюджета, т. е. превышение государственных рас­ходов над доходами, составлял, по разным оценкам, от 20% до 30% валового внутреннего продукта (ВВП). На­растание денежной массы в стране грозило потерей кон­троля государства над финансовой системой и гиперинф­ляцией, т. е. инфляцией свыше 50% в месяц, которая могла парализовать всю экономику.

Ускоренный рост зарплат и пособий, начавшийся с 1989 г., увеличил неудовлетворенный спрос, к концу го­да большинство товаров исчезло из государственной тор­говли, но зато втридорога продавалось в коммерческих магазинах и на «черном рынке». За период с 1985 г. по 1991 г. розничные цены выросли почти в три раза, го­сударственный контроль за ценами не мог остановить инфляцию. Неожиданные перебои в снабжении населе­ния различными потребительскими товарами вызывали «кризисы» (табачный, сахарный, водочный) и огромные очереди. Вводилось нормированное распределение мно­гих продуктов. Люди опасались возможного голода.

Серьезные сомнения возникли у западных кредито­ров в платежеспособности СССР. Суммарный внеш­ний долг Советского Союза к концу 1991 г. составлял 103,9 млрд. долларов, с учетом взаимных долгов чистая задолженность СССР в конвертируемой валюте в реаль­ном выражении оценивалась в 56,5 млрд. долларов. До 1989 г. на обслуживание внешнего долга (погашение процентов и др.) уходило 25—30% от суммы советского экспорта в конвертируемой валюте, но затем в связи с резким падением экспорта нефти Советскому Союзу для приобретения недостающей валюты пришлось продавать золотой запас. Золотой запас СССР в сентябре 1991 г. составлял всего 242 тонны (в 10 раз меньше, чем в 1985 г.), запас других драгоценных металлов и алмазов оценивался в 2 млрд. долларов, наличные запасы валю­ты составляли 240 млн. долларов. К концу 1991 г. СССР уже не мог выполнить свои международные обязатель­ства по обслуживанию внешнего долга и задолжал по процентным выплатам 6 млрд. долларов. Экономическая реформа становилась неизбежной и жизненно необходимой.

 

ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1) Егор Гайдар «Государство и эволюция».

2) С.Рябикин «Новейшая история России (1991-1997)»

3) Михаил Геллер «Седьмой секретарь: 1985-1990»

4) Михаил Геллер «Россия на распутье: 1990-1995»

 

diplomba.ru

Бюджетный маневр и структурная перестройка российской экономики

Таким образом, разные концепции связи госрасходов с уровнем экономической активности подразумевают различные ее количественные и качественные свойства. Конечно, теория Кейнса имеет в виду преимущественно кратко- и среднесрочное влияние, а другие концепции — долгосрочное, однако в любом случае очевидно принципиальное расхождение между указанными вариантами: по Кейнсу, бюджетные расходы выступают как управляемый правительством показатель; по Вагнеру, они следуют за общественным спросом, который, в свою очередь, зависит от объема ВВП; в третьей концепции связь носит скорее двусторонний характер.

Попытки эмпирически проверить справедливость закона Вагнера дают неоднозначные результаты. Сопоставляя построенные модели, экономисты убедились, что получаемые выводы недостаточно устойчивы и меняются в зависимости от выбора страны, анализируемого периода и способа эконометрического анализа.

В последние годы получил распространение новый подход, в рамках которого изучается долгосрочная коинтеграционная связь между бюджетными расходами и ВВП (см., например: Lamartina, Zaghin, 2011; Bayrak, Esen, 2014). Направление причинно-следственной зависимости при этом не постулируется заранее, а оценивается дополнительно. Во многих работах изучаются данные по группам стран, иногда объединяемые в панели, что дает более широкую картину. Такие группы в одних случаях включают развитые страны ОЭСР или ЕС, в других — как развитые, так и развивающиеся страны. Данный подход позволил получить достаточно определенные, согласующиеся между собой результаты, которые можно резюмировать следующим образом.

1. В большинстве стран наблюдается долгосрочная коинтеграционная связь между бюджетными расходами и величиной ВВП.

2. В развивающихся странах и странах с переходной экономикой эластичность расходов по ВВП намного выше, чем в развитых. Это означает, что для стран, находящихся на ранних этапах развития, характерен последовательный рост отношения бюджетных расходов к ВВП, а в развитых странах данное соотношение остается относительно стабильным.

3. Направление причинно-следственных связей чаще всего идет от ВВП к бюджетным расходам (в соответствии с законом Вагнера), в некоторых случаях связь носит двусторонний характер. Значимое долгосрочное влияние государственных расходов на объем производства, как правило, обнаружить не удается. Межстрановой анализ говорит также о том, что бюджетные расходы следует рассматривать скорее как показатель, складывающийся под воздействием общественного спроса или определяемый балансом интересов влиятельных групп, чем задаваемый (управляемый) параметр (в духе теории Кейнса). Однако это не означает, что уровень государственных расходов нельзя использовать в качестве инструмента экономической политики. Вывод скорее в том, что бюджетные параметры тесно связаны с другими характеристиками экономики, и их коррекция должна рассматриваться в сочетании с иными преобразованиями в рамках комплексной программы экономических реформ.

Рассмотрим результаты эмпирического анализа влияния на экономику отдельных видов налогов и бюджетных расходов. Предсказываемый экономическими моделями положительный эффект увеличения производительных расходов и негативный эффект искажающих налогов находят убедительные подтверждения. Исследования показывают, что повышение производительных расходов наиболее сильно влияет на рост производства, когда его балансирует сокращение других расходов либо повышение неискажающих налогов. В этом случае увеличение производительных расходов на 1 п. п. ВВП существенно ускоряет экономический рост, повышая его темпы на 0,26 п. п. (Gemmell et al., 2011). Такой эффект носит долгосрочный характер и чаще всего начинает проявляться полностью через 4—5 лет.

Как свидетельствует межстрановой анализ, совершенствование структуры бюджетных расходов дает положительный эффект только при выполнении некоторых дополнительных условий: обеспечении макроэкономической стабильности, проведении политики открытости экономики, создании благоприятных условий для частных инвестиций. Эффект бюджетного маневра существенно усиливается, если он сопровождается комплексом структурных реформ.

Российская бюджетная система: тенденции и перспективы

На рисунке 1 представлена динамика основных параметров российской бюджетной системы. Простейшие регрессии позволяют сделать следующие осторожные выводы.

1. Доходы бюджетной системы имеют значимый понижательный тренд, сокращаясь в среднем на 0,36 п. п. ВВП в год. Это обусловлено, в частности, изменением условий торговли и ухудшением динамики добычи углеводородов.

2. На общий тренд накладывается влияние колебаний цен на нефть, отклонение которых на 1 долл./барр. изменяет величину доходов на 0,04 п. п. ВВП. Заметим, что эти оценки складываются из изменения как величины доходов, так и объема ВВП.

3. Расходы имеют слабый долгосрочный повышательный тренд (по-видимому, отражающий рост подушевого дохода).

4. Краткосрочное снижение (увеличение) величины подушевого ВВП увеличивает (уменьшает) величину расходов в процентах ВВП. Такое кажущееся противоречие объясняется тем, что на горизонте один- два года бюджетные расходы более стабильны, чем величина ВВП.

Разработанная в ЦСР стратегия социально-экономического развития на период до 2035 г. (далее — Стратегия) содержит два варианта макроэкономического прогноза. Первый вариант (базовый), используемый главным образом для сравнения, предполагает сохранение действующих институциональных условий, то есть, по сути, инерционное развитие. Второй вариант (целевой) предусматривает реализацию широкого комплекса структурных и институциональных реформ. В обоих сценариях принимается, что цены на нефть Urals составят 50 долл./барр. в 2017 г. и 52—55 долл./барр. в 2018—2019 гг., а затем будут оставаться на практически неизменном уровне в постоянных ценах в долларах, что означает рост номинальных цен примерно на 2% в год. Они достигнут величины 62 долл./барр. к 2024 г. и 77 долл./барр. к 2035 г.

В базовом варианте все ключевые показатели растут сравнительно медленно: темпы прироста ВВП даже в наиболее «успешные» годы не превышают 2,5%, а в среднем составят 2,1%. В целом к 2035 г. объем ВВП увеличится по сравнению с 2016 г. лишь на 50%.

В целевом сценарии ожидаются значительно лучшие результаты. Проводимые реформы должны последовательно обеспечивать повышение производительности труда. Прогнозируемые средние годовые темпы прироста ВВП составят 2,4% в 2017—2020 гг., 3,7% в 2021—2025 гг., 4,0% в 2026—2030 гг. После этого, в силу достижения более высокого объема ВВП, рост производства незначительно замедляется — до 3,7% в 2031—2035 гг. В целом за период 2017—2035 гг. физический объем ВВП в данном сценарии удваивается.

В обоих сценариях доходы бюджетной системы существенно отстают от динамики ВВП. Так, в базовом сценарии средние темпы прироста бюджетных доходов в реальном выражении оцениваются на уровне 1,7% в год, а в целом за прогнозный период их реальный объем увеличивается лишь на 37%. При этом соотношение государственных доходов и ВВП к 2035 г. снижается до 30,8% (по сравнению с 32,2% в 2016 г.).

В целевом сценарии государственные доходы в процентах ВВП сокращаются к концу периода еще сильнее (до 30,4%), однако в реальном выражении их прирост оказывается намного больше (70%). В обоих вариантах величина нефтегазовых доходов быстро падает (примерно до 3,5% ВВП к 2035 г.), а ненефтегазовые доходы растут несколько быстрее ВВП (из-за сокращения доли нефтегазового сектора база других налогов увеличивается).

По нашим оценкам, сохранение политики государственных расходов, проводившейся в последние годы, приведет к 2035 г. к вынужденному повышению расходов бюджетной системы до 41,5% ВВП (по сравнению с 35,9% ВВП в 2016 г.). Такой рост будет связан прежде всего с увеличением социальных расходов, а также расходов на здравоохранение и обслуживание государственного долга (растущие бюджетные расходы потребуют постоянного увеличения бюджетных заимствований). Полученные оценки могут показаться преувеличенными, однако они экстраполируют тенденции, которые наблюдались в последние годы. В частности, за предыдущие 10 лет отношение расходов на социальную политику к ВВП уже увеличилось с 8,8% ВВП в 2006 г. до 12,7% ВВП в 2016 г., то есть почти в 1,5 раза. В долгосрочном периоде основным вызовом для бюджета станет проблема старения населения, приводящая к неуклонному увеличению расходов на пенсионное и медицинское обслуживание. По оценкам МВФ, с учетом этого России потребуется (если не будут проведены необходимые реформы) повысить общественные расходы на пенсионное обеспечение и здравоохранение на 4,5 п. п. ВВП в 2022—2050 гг. (IMF, 2017).

В условиях, когда инерционный сценарий ведет к чрезмерному нарастанию разрыва между доходами и расходами бюджетной системы, решить вторую из трех сформулированных выше задач (обеспечение долгосрочной бюджетной устойчивости) становится крайне сложно. Для достижения данной цели представляется целесообразным стабилизировать уровень доходов и расходов в процентах ВВП. Это компромисс между ожидаемым повышением спроса на общественные услуги, государственные инвестиции и т.п. вслед за ростом экономики и прогнозируемым снижением доходов (в процентах ВВП). Стабилизация доходов и расходов имеет серьезные преимущества: данный подход значительно более устойчив в долгосрочной перспективе по сравнению с другими вариантами, которые рано или поздно сталкиваются с естественными ограничениями. Так, последовательное увеличение доходов по мере роста расходов приведет к замедлению экономики из-за избыточной налоговой нагрузки, а бюджетная консолидация в ответ на устойчивое снижение доходов бюджетной системы, как показывает мировой опыт, не может долго продолжаться (не говоря о том, что это противоречит закону Вагнера).

Выбор уровня, на котором целесообразно поддерживать бюджетные доходы и расходы, — нетривиальная задача. Здесь нельзя получить простой ответ на основе мирового опыта, поскольку уровни доходов и расходов существенно различаются по группам стран, но даже внутри одной группы и при близких значениях подушевого ВВП разброс значений крайне велик. Так, бюджетные расходы в среднем за 2012—2016 гг. составили в Польше 42% ВВП, а в близкой к ней по уровню экономического развития Малайзии — лишь 26%. В Бразилии государственные расходы были равны 39% ВВП, а в Мексике, относящейся к тому же региону и тому же диапазону подушевого дохода, — 27%. На рисунке 2 представлены соответствующие средние данные за 2012—2016 гг. для выборки крупных развивающихся стран.

При выборе долгосрочного уровня расходов мы исходили из того, что в период до 2019 г. будет в основном завершена бюджетная консолидация, то есть текущие параметры доходов и расходов будут приведены в соответствие. К этому моменту, по прогнозу правительства, расходы консолидированного бюджета должны сократиться до 33% ВВП. После этого, согласно Стратегии, должен начаться следующий этап реформ, на котором расходы стабилизируются около отметки 34% ВВП. Условием долгосрочной стабильности служит соответствие доходов первичным расходам (33,0—33,2% ВВП). Важно провести реформы, не допускающие дальнейшего роста расходов и в среднем в рамках делового цикла позволяющие получать доходы в указанных размерах.

Здесь возможно умеренное повышение некоторых налогов, оказывающих минимальное искажающее воздействие на экономику. Прежде всего целесообразно завершить начатый в 2015 г. налоговый маневр в нефтегазовом секторе, снизив до нулевого уровня величину экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты с полной компенсацией за счет повышения НДПИ на нефть. Другим шагом может стать постепенная отмена необоснованных налоговых льгот, что устранит искажающее справедливую конкуренцию неравенство экономических условий для разных компаний. Серьезные результаты может дать дальнейшее совершенствование налогового администрирования за счет упрощения и ускорения процедур, снижения административной нагрузки на налогоплательщиков при проведении налоговых проверок, адаптации налогового законодательства к новым бизнес-реалиям (совершенствование законодательства о налогообложении электронной коммерции, гибридных инструментов).

Стабилизация уровня бюджетных расходов обеспечивается одновременно с совершенствованием их структуры. Общий подход в том, что производительные расходы увеличиваются, а другие снижаются таким образом, чтобы компенсировать это и стабилизировать расходы. Детально параметры бюджетного маневра рассматриваются в следующем разделе.

Коррекция структуры расходов

Выбирать направления и размер изменения расходов необходимо с учетом ряда критериев, таких как влияние расходов на экономический рост, сопоставимый уровень относительно стран со схожими моделями организации бюджетного сектора и качеством предоставляемых социальных услуг, возможность проведения структурных преобразований внутри отрасли и т.п. Предпосылками для повышения удельного веса конкретных бюджетных расходов (определяемых функциональной или экономической классификацией) служат следующие условия:

— существенное положительное влияние данных расходов на экономику;— их приоритетность для граждан;— сравнительно низкий уровень по международным меркам;— возможность достаточно быстро провести структурные реформы, обеспечивающие эффективное использование дополнительных средств.

Аргументами в пользу снижения удельного веса какого-либо направления расходов служат следующие условия:

— негативное или нейтральное влияние рассматриваемых расходов на экономику;— сравнительно низкий спрос граждан на соответствующие государственные услуги;— повышенный уровень расходов по сравнению с сопоставимыми странами;— возможность провести структурные реформы, способные полностью или частично компенсировать уменьшение госрасходов;— явно неэффективное использование части средств в рассматриваемой сфере;— временно повышенный уровень расходов (вернуть расходы в обычное состояние, как правило, легче, чем снизить их в рамках сложившегося долгосрочного уровня).

Оценки влияния расходов на экономический рост целесообразно строить, основываясь на сочетании теоретических положений и эмпирического анализа. Приведем некоторые наиболее значимые последние результаты межстрановых исследований.

Судя по результатам эмпирического анализа, наибольший потенциал ускорения экономического роста имеют государственные инвестиции в развитие общественной инфраструктуры. Развитие транспортной системы или системы водоснабжения ведет к сокращению производственных издержек, то есть повышает конкурентоспособность экономики. Важное условие положительного эффекта государственных инфраструктурных инвестиций состоит в том, что они должны дополнять и стимулировать, а не заменять частные инвестиции. Положительное воздействие государственных инвестиций на динамику производства как в краткосрочном (за счет эффектов спроса), так и в долгосрочном (благодаря эффекту предложения) периоде нашло подтверждение во многих работах (см., например: Barbiero, Cournède, 2013).

Вместе с тем трудно однозначно оценить количественные параметры эффекта, поскольку результаты зависят от многих факторов, начиная с фазы экономического цикла и заканчивая способами финансирования государственных инвестиций. Особенно большое значение имеет эффективность процедур отбора инвестиционных проектов и их последующего контроля: по оценкам МВФ, в среднем около 1/3 расходов на государственные инвестиции теряется из-за неэффективной реализации инвестиционных проектов. Позитивное воздействие госинвестиций на экономику в наиболее успешных в этом отношении странах вдвое превосходит влияние вложенных бюджетных средств в наименее эффективных (IMF, 2014). Таким образом, повышение качества реализации государственных инвестиционных проектов столь же важно, как и увеличение расходов на развитие инфраструктуры.

Расходы на образование улучшают качество человеческого капитала и, как показано во многих исследованиях, позитивно сказываются на экономическом росте (см.: Acosta-Ormarchea, Morozumi, 2013; Barbiero, Cournède, 2013 и др.). В частности, в работе: Baldacci et al., 2008, выявлено значимое положительное воздействие таких расходов на темпы роста в развивающихся странах. При этом 2/3 эффекта проявляется в первые пять лет, а оставшаяся часть — в следующие пять лет. Межстрановой анализ свидетельствует, что за увеличением удельного веса расходов на образование в 25% случаев следует заметное ускорение роста.

Увеличение государственных расходов на здравоохранение прежде всего приводит к снижению заболеваемости и смертности населения, что в итоге обеспечивает повышение продолжительности жизни, в том числе здоровой. Увеличение численности рабочей силы и повышение качества человеческого капитала также способствуют ускорению экономического роста (Afonso, Jalles, 2013; Aghion et al., 2010). По оценкам МВФ, за расширением расходов на здравоохранение в 40% случаев следует ускорение роста производства — чаще, чем после увеличения любых других расходов (IMF, 2015b).

Столь же многочисленны свидетельства негативных последствий наращивания непроизводительных расходов. Для социальных трансфертов это показано, например, в: Acosta-Ormaechea, Morozumi, 2013; Afonso, Jalles, 2013. В ряде работ выявлено, что увеличение государственного потребления или фонда оплаты труда в государственном секторе негативно сказывается на экономическом росте (Afonso, Jalles, 2013).

Отдельно отметим опасность выделения государством субсидий (за исключением случаев, когда они направлены на коррекцию «провалов» рынка). Такие субсидии искажают распределение экономических ресурсов и ограничивают рыночную конкуренцию (OECD, 2001). Кроме того, они преимущественно направляются в сокращающиеся отрасли экономики (часто в кризисном состоянии), что защищает низкопроизводительные предприятия и тормозит необходимое перераспределение ресурсов в направлении более продуктивного использования. Отметим, что в работе: Fournier, Johansson, 2016, показан неожиданно большой негативный эффект от подобных субсидий: увеличение их доли в общих расходах бюджета на 1 п. п. снижает ежегодные потенциальные темпы роста ВВП на 0,1%.

Рассмотрим динамику расходов российского бюджета по основным направлениям и проведем международное сопоставление их уровня и структуры. Распределение расходов российской бюджетной системы между производительными и непроизводительными показано на рисунке 3. Уровень производительных бюджетных расходов достаточно стабилен, составляя 10,5—11,0% ВВП. Исключение составляют кризисные периоды, когда производительные расходы растут вследствие мер контрциклической политики. Вместе с тем удельный вес производительных расходов в их общей сумме демонстрирует явный понижательный тренд, сокращаясь в среднем на 0,2 п. п. в год.

Для международных сопоставлений использовались данные МВФ, относящиеся к 2014 г. по классификатору COFOG, несколько отличающемуся от российской классификации расходов. Показатели расходов по России сравнивались со средними показателями по трем группам стран: развитым, с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и крупным развивающимся странам. Как можно видеть на рисунке 4а, по уровню производительных расходов Россия близка к развивающимся странам и отстает от других групп. Однако если говорить об удельном весе производительных расходов в общем объеме расходов бюджета расширенного правительства, то здесь наша страна выделяется: по классификации COFOG эта доля составляет в России лишь 21% по сравнению с 30% и более в среднем по другим группам стран (рис. 4б).

Для образования и здравоохранения сопоставление дает схожую картину. Россия уступает развитым странам и странам ЦВЕ по величине таких расходов в процентах ВВП, но превосходит развивающиеся страны по этим показателям (рис. 5а, 6а). Если говорить о структуре бюджетных расходов, то здесь мы отстаем от всех трех групп стран (рис. 5б, 6б).

Обратная картина наблюдается для расходов на правоохранительную деятельность и оборону. Россия имеет здесь более высокие показатели как по уровню расходов в процентах ВВП (рис. 7а, 8а), так и по их удельному весу (рис. 7б, 8б).

По расходам на социальную политику Россия отстает от развитых стран и стран ЦВЕ, но опережает развивающиеся. В обоих случаях это относится как к расходам, выраженным в процентах ВВП, так и к удельному весу таких расходов (рис. 9).

Единственная крупная категория расходов, где Россия не выделяется по сравнению с остальными странами, — это расходы на национальную экономику. Однако сопоставления здесь затруднены, поскольку данная категория объединяет разнородные расходы, начиная от имеющих высокий позитивный эффект инфраструктурных инвестиций и заканчивая субсидиями, оказывающими скорее негативное воздействие на экономику.

В целом Россия имеет специфическую структуру бюджетных расходов. В ней сочетаются пониженные по сравнению с другими странами расходы на развитие человеческого капитала (образование и здравоохранение) и повышенные расходы на оборону и безопасность.

Следующий аспект бюджетного маневра — наличие предпосылок для экономии средств в непроизводительных отраслях. В правоохранительной системе и в военном ведомстве наряду с большими расходами можно отметить высокую численность служащих (табл. 1).

Для реформирования правоохранительной системы требуется существенно оптимизировать численность занятых в ней при одновременном изменении ее организации, структуры управления и стимулов для сотрудников. В качестве целевого ориентира можно принять сокращение численности ориентировочно на 1/4 с соответствующей экономией расходов. Основные направления бюджетной политики на 2017—2019 гг. уже предусматривают снижение расходов по данной статье до 2,0% ВВП. В то же время представляется оправданным дальнейшее сокращение расходов — до 1,8% ВВП к 2024 г. с последующей стабилизацией их на данном уровне.

Расширение закупок военной техники и реформа денежного довольствия военнослужащих повысили общие расходы на оборону с 2,6—2,7% ВВП в среднем в 2006—2011 гг. до 3,8% ВВП в 2015 и 4,4% ВВП в 2016 г. Закон о федеральном бюджете на 2017—2019 гг. предусматривает сокращение расходов на оборону до 2,9% ВВП. Последующая стабилизация финансирования закупки вооружений в процентах ВВП позволит поддерживать общий уровень расходов на оборону на уровне 2,8%. Комплектование рядового состава армии можно в течение нескольких лет полностью перевести на добровольную (контрактную) основу. Это позволит повысить уровень боеспособности вооруженных сил при минимальном отвлечении от экономической деятельности в сложных демографических условиях наиболее активной части трудовых ресурсов.

Огромный потенциал повышения эффективности расходов имеет система социальной поддержки. По оценкам, более 3/4 всех социальных выплат (без учета пенсий) получают граждане, не относящиеся к числу нуждающихся. Часть пенсионных выплат по своей природе также представляет собой социальную поддержку. Ситуация здесь аналогичная: существенная часть выплат социального характера направляется пенсионерам с доходами выше прожиточного минимума и даже выше среднего уровня (Гурвич, Сонина, 2012). Таким образом, переход к адресному принципу предоставления социальной поддержки может обеспечить существенную экономию бюджетных средств без ущерба для борьбы с бедностью. Примерно 3/4 мер социальной защиты можно предоставлять по адресному принципу, при этом следует использовать не столько оценку нуждаемости по доходам, сколько многокритериальную комплексную оценку уровня благосостояния получателей государственной поддержки.

Важным источником повышения эффективности системы социального страхования может быть повышение пенсионного возраста. За последние 11 лет ожидаемая продолжительность жизни в России выросла на 6,5 года (в том числе у мужчин — на 7,5 года). При нынешней (продолжающей падать) пропорции между продолжительностью работы и периодом получения пенсии заработать на «достойную старость» просто невозможно. В данном случае реформа требуется для обеспечения устойчивости бюджетной системы в той же мере, в какой она необходима нынешним и будущим пенсионерам: без ее проведения разрыв между уровнями пенсий и заработной платы, уже сегодня чрезмерный, продолжит увеличиваться. Для этого нужно постепенно повышать пенсионный возраст и ужесточать требования к трудовому стажу для получения досрочной пенсии, а также развивать накопительные системы добровольного пенсионного страхования. Важно, чтобы круг бенефициаров реформы был максимально широким: часть экономии предполагается использовать для стабилизации объема трансферта из федерального бюджета в ПФР, а другую часть — для стабилизации коэффициента замещения (соотношения размера средней пенсии и средней заработной платы).

Имеются также значительные возможности для сокращения расходов на общегосударственные вопросы.

www.csr.ru

Структурная перестройка экономики

Поиск Лекций

ПРЕДИСЛОВИЕ

Рыночная экономика в России еще только формируется. Тем не менее, уже накоплен определенный опыт перехода экономики от принципов централизованного планирования к законам рынка.

Вместе с развитием рыночной экономики происходит становление и развитие российской науки о рынке.

В последние годы появились серьезные научные работы, анализирующие опыт российской экономики, обобщающие практику российских предприятий. Сегодня уже есть отечественные учебники по экономической теории, маркетингу, менеджменту, предпринимательству, экономике предприятия и другим экономическим дисциплинам.

Однако в силу того, что российская наука о рыночной экономике довольно молода, наблюдаются разные подходы к программам курсов, методике преподавания, к определению экономических категорий, трактовке тенденций развития.

Предлагаемый учебник подготовлен коллективом кафедры экономики предприятия Финансовой академии при Правительстве РФ в соответствии с программой курса «Экономика предприятия».

В учебнике рассматриваются вопросы, связанные с деятельностью российского предприятия с момента выбора его организационно-правовой формы и регистрации до организации производства и управления, реализации продукции, анализа результатов работы и выбора направлений дальнейшего развития.

Учебник рекомендуется студентам-экономистам, но будет полезен и практикам, так как позволит им по-новому взглянуть на деятельность своего предприятия.

Авторы выражают глубокую признательность Финансовой академии при Правительстве РФ, ее ректору, доктору экон. наук, проф. А.Г. Грязновой, проректорам проф. О.В. Голосову и проф. М. А. Эксиндарову, а также коллегам, принимавшим активное участие в обсуждении концепции и материалов учебника, за помощь и поддержку.

 

ГЛАВА 1. НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС РОССИИ

Сферы и подразделения экономики

Структурная перестройка экономики

Экономика любой страны представляет собой единый комплекс взаимосвязанных отраслей, отличающих общественное воспроизводство в пределах национальных границ.

Национальное хозяйство является результатом экономического и социального развития общества, развития специализации и кооперации труда, международного сотрудничества с другими странами.

Народнохозяйственный комплекс имеет особые отраслевые, воспроизводственные, региональные и иные структурные характеристики.

Сферы и подразделения экономики

При анализе народного хозяйства в экономических исследованиях обычно используются такие понятия, как сфера, отрасль, сектор экономики.

Сферы экономики

С точки зрения участия в создании совокупного общественного продукта и национального дохода общественное производство подразделяется на две крупные сферы: материальное производство и непроизводственную сферу.

К материальному производству относятся промышленность, сельское и лесное хозяйство, грузовой транспорт, связь (обслуживающая материальное производство), строительство, торговля, общественное питание, информационно-вычислительное обслуживание, прочие виды деятельности сферы материального производства. К непроизводственной сфере относятся жилищно-коммунальное хозяйство, пассажирский транспорт, связь (обслуживающая организации непроизводственной сферы и население), здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение, народное образование, культура и искусство, наука и научное обслуживание, кредитование и страхование, деятельность аппарата органов управления.

Отрасли экономики

Сферы экономики подразделяются на специализированные отрасли. Отрасль – группа качественно однородных хозяйственных единиц (предприятий, организаций, учреждений), характеризующихся особыми условиями производства в системе общественного разделения труда, однородной продукцией и выполняющих общую (специфическую) функцию в национальном хозяйстве.

Например, сфера материального производства включает отрасли, в которых создаются необходимые для жизни и развития общества средства производства и предметы потребления.

Отраслевое деление экономики является результатом исторического процесса, развития общественного разделения труда.

Каждая из специализированных отраслей, в свою очередь, подразделяется на комплексные отрасли и виды производств. В составе промышленности, например, насчитывается более 15 таких крупных отраслей, как электроэнергетика, топливная промышленность, черная и цветная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение и металлообработка, лесная, целлюлозно-бумажная промышленность, промышленность строительных материалов, легкая и пищевая промышленность и другие отрасли.

Специализированные отрасли характеризуются разной степенью дифференциации производства. Развитие общества и экономики, дальнейшее углубление специализации производства приводит к формированию новых отраслей и видов производства. Одновременно со специализацией и дифференциацией идут процессы кооперации, интеграции производства, приводящие к развитию устойчивых производственных связей между отраслями, к созданию смешанных производств и межотраслевых комплексов.

Межотраслевые комплексы

Межотраслевой комплекс – интеграционная структура, характеризующая взаимодействие различных отраслей и их элементов, разных стадий производства и распределения продукта.

Межотраслевые комплексы возникают и развиваются как внутри отдельной отрасли экономики, так и между различными отраслями. В составе промышленности, например, существуют топливно-энергетический, металлургический, машиностроительный и другие комплексы. Более сложной структурой отличаются агропромышленный и строительный комплексы, объединяющие разные отрасли народного хозяйства.

Межотраслевые народнохозяйственные комплексы условно можно подразделить на целевые и функциональные. В основу выделения целевых комплексов положены воспроизводственный принцип и критерий участия в создании конечного продукта. Например, можно выделить машиностроительный комплекс, топливно-энергетический и агропромышленный комплекс, лесной и минерально-сырьевой комплекс, транспортный комплекс и др.

В основу выделения функциональных комплексов положены принцип и критерий специализации комплекса на определенной функции. Здесь можно выделить инвестиционный и инфраструктурный комплексы, научно-технический комплекс, в определенной степени и экологический комплекс.

По признаку разделения труда можно выделить многоотраслевые и одноотраслевые комплексы, территориально-производственные комплексы, межотраслевые научно-технические комплексы.

Секторы экономики

Составные элементы народнохозяйственного комплекса могут быть сгруппированы по различным экономическим признакам. В зарубежных исследованиях на основании системы национальных счетов для обобщающей характеристики экономических процессов выделяют крупные секторы экономики.

Под сектором понимается совокупность институциональных единиц, имеющих сходные экономические цели функции и поведение. К их числу обычно относят: сектор предприятий, сектор домашних хозяйств, сектор государственных учреждений и внешний сектор. Сектор предприятий обычно подразделяется на сектор финансовых и сектор нефинансовых предприятий.

Сектор нефинансовых предприятий объединяет предприятия, занимающиеся производством товаров и услуг с целью получения прибыли, и некоммерческие организации, не преследующие цели извлечения прибыли. В зависимости от того, кто осуществляет контроль за их деятельностью, они, в свою очередь, подразделяются на государственные, национальные, частные и иностранные нефинансовые предприятия.

Сектор финансовых предприятий охватывает институциональные единицы, занятые финансовым посредничеством.

Сектор государственных учреждений – совокупность органов законодательной, судебной и исполнительной властей, фондов социального обеспечения и контролируемых ими некоммерческих организаций.

Сектор домашних хозяйств включает в основном потребляющие единицы, т.е. домашние хозяйства и предприятия, образованные ими.

Внешний сектор, или сектор «остальной мир», – это совокупность институциональных единиц – нерезидентов данной страны (т.е. расположенных за пределами страны), имеющих экономические связи, а также посольства, консульства, военные базы, международные организации, находящиеся на территории данной страны.

По степени связи с рынком в национальной экономике часто выделяют рыночный и нерыночный секторы.

Рыночный сектор охватывает производство товаров и услуг, предназначенных для реализации на рынке по ценам, оказывающим значительное влияние на спрос на эти товары или услуги, а также обмен товаров и услуг по бартеру, оплату труда в натуральной форме и запасы готовой продукции.

Нерыночный сектор – производство продуктов и услуг, предназначенных для использования непосредственно производителями или владельцами предприятия, а также предоставленных другим потребителям бесплатно или по ценам, которые не влияют на спрос.

Иногда дополнительно выделяют смешанные отрасли, которые оказывают рыночные и нерыночные услуги.

По международной статистике экономика обычно подразделяется на отрасли, производящие товары, и отрасли, оказывающие услуги. К первой группе относятся промышленность, сельское хозяйство, строительство и другие отрасли материального производства (издательская деятельность, утилизация вторичного сырья, сбор дикорастущих грибов и ягод и т.д.). К отраслям, оказывающим услуги, относятся образование, транспорт, торговля, здравоохранение, общее государственное управление, оборона и др.

Структурная перестройка экономики

Народнохозяйственный комплекс является сложной системой взаимодействующих макроэкономических элементов. Существующие соотношения (пропорции) между этими элементами принято называть экономической структурой. Обычно выделяют отраслевую, воспроизводственную, региональную и иные типы экономических структур.

Структура народного хозяйства не является постоянной: одни отрасли и виды производств характеризуются бурным развитием, другие, напротив, замедляют темпы своего роста, стагнируют.

Структурные изменения в экономике могут иметь стихийный характер, а могут быть регулируемыми со стороны государства в ходе осуществления структурной политики, являющейся составной частью макроэкономической политики. Основными методами государственной структурной политики являются государственные целевые программы, государственные инвестиции, закупки и субсидии, различные налоговые льготы отдельным предприятиям, регионам или группам отраслей.

Осуществление структурной перестройки экономики обеспечивает сбалансированность народного хозяйства, является основой устойчивого и эффективного экономического роста и развития.

poisk-ru.ru

Перестройка экономики и управления

Горбачев унаследовал страну с огромным комплексом внутриполитических и внешнеполитических проблем. Шла изнурительная война в Афганистане. На поддержание военного паритета с США уходило около 40% всех ресурсов страны. Экономика СССР уже несколько лет держалась только за счет широкой продажи сырья.

Новый лидер сразу же обозначил перспективы развития страны. В качестве главной была названа задача реформирования советской экономики. Горбачев положил в основу политики идею ускорения развития, т. е. повышение темпов экономического роста. За 15 лет предполагалось увеличить национальный доход почти в 2 раза при удвоении производственного потенциала, повысить производительность труда в 2,3—2,5 раза. Руководство страны обещало также проводить социальную политику, основанную на принципах социальной справедливости. Были выделены две приоритетные проблемы — продовольственная и жилищная — и определены сроки их разрешения. Продовольственную проблему предполагалось решить к 1990 г., жилищную по принципу «каждой семье благо устроенную отдельную квартиру» — к концу ХХ в.

Манифестом реформаторских планов Горбачева можно считать его доклад на XXVII съезде КПСС (25 февраля – 6 марта 1986 г.), где он провозгласил курс на «совершенствование социализма» («построение социализма с человеческим лицом»), и который получил название «Перестройка».

«Перестройка» - политика руководства Горбачева с 1985 по август 1991, целью которой было привести советскую экономику, политику, идеологию, культуру в соответствие с общечеловеческими идеалами и ценностями. Но осуществлялась непоследовательно и создала предпосылки для распада СССР в 1991г.

К разработке реформаторского курса привлекались крупные экономисты – Л.И. Абалкин, А.Г. Аганбегян, С.С. Шаталин, Н.Я. Петраков и др.

На первом этапе реформ экономики проблемы ускорения социально-экономического развития страны решались с позиции административно-командных методов.

С целью повышения эффективности производства были поставлены задачи борьбы с коррупцией, повышения трудовой дисциплины, антиалкогольная кампания. Для повышения качества продукции был принят закон о гос. приемке (надзор за качеством промышленной продукции). Однако все эти меры оказались неэффективными.

Начало перестройки было омрачено страшными катастрофами: взрывом атомного реактора на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г.; гибелью пассажирского теплохода «Адмирал Нахимов» близ Новороссийска. Во всех случаях причиной катастроф стала халатность конкретных исполнителей.

Однако ключевым для судеб ускорения оказалось падение цен на нефть осенью 1985 г. Валютная выручка СССР сократилась сразу на две трети. Уже одно это неминуемо вызывало экономический кризис. Но на падение цен на нефть накладывались затраты на ликвидацию последствий чернобыльской аварии, позже - землетрясения в Армении, увеличение капиталовложений в машиностроение, потери бюджета из-за снижения торговли алкоголем. При этом нехватка валюты привела к сокращению закупок товаров народного потребления за рубежом.

Таким образом, уже в 1987 г. возникла угроза срыва курса на ускорение. Поэтому было решено перейти к перестройке экономической системы как главному средству достижения ускорения. Пришло осознание того, что единственным путем исправления ситуации в экономике является не плановый путь, а путь рыночных отношений.

Рыночная экономика - социальная экономическая система, развивающаяся на основе частной собственности и товарно-денежных отношений, в ее основе лежат принципы свободы предпринимательства и выбора.

Экономические изменения, инициированные советским руководством, осуществлялись в трех направлениях:

1) Повышение экономической самостоятельности государственных предприятий.

2) Развитие частной инициативы и предпринимательства в тех сферах, где оно было «социально оправданным».

3) Привлечение иностранных инвестиций путем создания совместных предприятий.

Осенью 1986 г. Верховный Совет СССР принял Закон об индивидуальной трудовой деятельности. Это был маленький, но клин в основы строя, закрепленные Конституцией СССР, первой победой сторонников частной собственности. Однако развертыванию процесса препятствовало постановление Совета министров «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами» (15 мая 1986 г.).

Второй шаг экономической реформы — Закон о государственном предприятии (объединении) 1987 г., предоставивший значительные права предприятиям и их трудовым коллективам. Предприятия должны были стать самостоятельными хозяйственными единицами, не централизованно, а самостоятельно выбирать себе партнеров, закупать сырье и реализовывать продукцию. Однако цены как важнейший рычаг социальной политики государство не решилось сделать свободными, что существенно снижало хозяйственную самостоятельность предприятий.

Изменения коснулись всей системы управления. В своей борьбе за либерализацию управления Горбачев выступил против гигантских союзных министерств. Второстепенные министерства были распущены в кратчайшие сроки, первостепенные резко сокращены. Однако первые же серьезные проблемы в отдельных отраслях привели к кризису всей системы.

В мае 1988 г. Верховным Советом СССР был принят Закон о кооперации, который стал самым серьезным шагом к восстановлению частной собственности.

В 1989 г. начались социально-экономические преобразования аграрного сектора. Было решено отказаться от сверх централизованного управления агропромышленным комплексом. Отныне признавалось равенство пяти форм хозяйствования на земле: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, кооперативов, крестьянских (фермерских) хозяйств. Признание целесообразности, а затем необходимости строительства фермерских хозяйств с выходом крестьян из колхозов свидетельствовало о признании руководством страны серьезного кризиса сельскохозяйственного производства. Поскольку к концу 1980-х гг. стало очевидно, что «важнейшая внутриполитическая задача» — Продовольственная программа — провалена, срок ее выполнения был перенесен на конец 1990-х гг.

На рубеже 1989—1990 гг. стало очевидным, что не обходим переход к рынку во всех отраслях народного хозяйства (кроме оборонной и тяжелой промышленности). Однако государство не торопилось отказываться от монополии на управление экономикой. В связи с этим была сделана попытка найти золотую середину — провозглашен переход к модели «регулируемого рынка», т. е. план и рынок должны были сочетаться. Этот переход был закреплен соответствующим постановлением Верховного Совета СССР «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике в СССР» в июне 1990 г.

Не осознавая полностью масштабов кризиса экономики СССР, разработчики этой программы не понимали, что внедрение любых экономических реформ должно идти гораздо быстрее, а не растягиваться на годы. В июле 1990 г. на встрече Президента СССР М.С. Горбачева и председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина была достигнута договоренность о разработке альтернативной программы, под руководством академика С.С. Шаталина, получившая название «Программа 500 дней», по которой предусматривалась стабилизация финансово-денежной системы, разгосударствление и приватизация экономики, вопросы структурной перестройки хозяйства, внешнеэкономической деятельности и валютной политики, социальной защиты населения и т. д. В итоге, поскольку «Программа 500 дней» предусматривала лишение государства монополии на экономическую власть, она была отклонена.

Новая цель экономической реформы потребовала новых законов. К лету 1991 г. было принято более 100 законов, постановлений, указов по экономическим вопросам, но большинство из них не работало из-за противодействия со стороны республиканских органов власти, отстаивавших свой суверенитет.

Если в 1986—1988 гг. национальный доход медленно, но рос, то с 1989 г. началось его падение. Реальные доходы населения стали сокращаться. В стране усилился дефицит всех товаров. Цены на них росли. Отчужденность масс от результатов своего труда возросла. Благодаря гласности, курс на которую был провозглашен с 1987 г., все эти проблемы стали все более остро осознаваться людьми.

Гласность – понятие близкое свободе слова, но не адекватное ему. Доступность информации по всем важнейшим вопросам работы государственных органов

Трудящиеся вышли на улицы с лозунгами протеста. По стране прокатилась волна забастовок.

В декабре 1990 г., констатируя обвал экономики и «срыв перестройки», глава правительства Н.И. Рыжков подал в отставку.

В 1991 г. новый премьер-министр СССР В.С. Павлов осуществил денежную реформу. В январе 1991 г. он провел обмен 50- и 100- рублевых купюр на новые. Обмен преследовал две цели: во-первых, выбить почву из-под ног фальшивомонетчиков в стране и за рубежом, так как подделывались чаще всего купюры именно этого достоинства; во-вторых, поставить под контроль и частично обесценить теневые капиталы, которые хранились преимущественно также в этих купюрах. Одновременно вклады граждан в Сбербанк были заморожены — введены ограничения на снятие средств и закрытие счетов. Год спустя именно замораживание приведет к тому, что в условиях гиперинфляции граждане будут не в силах спасти свои сбережения.

Однако принятые меры уже не могли спасти положение. Симпатии населения союзного государства были на стороне республиканских руководителей, обещавших провести экономические преобразования не за счет народа, а во имя и во благо народа. Особенно активно выступали против обнищания народа, допущенного руководством СССР, руководители России во главе с Б.Н. Ельциным. «Реформа Павлова» была использована руководством РСФСР для обвинения союзного Центра в антинародной экономической политике.

Вместо ускорения социально-экономического развития непоследовательная и непродуманная экономическая политика Горбачева привела к падению производства, снижению уровня жизни населения и его массовому недовольству руководством партии. Административные методы уже не срабатывали, экономическими методами власть овладеть не сумела, становились все более необходимыми новые, политические методы руководства.

Вопросы и задания:

1. Что такое «Перестройка», когда она началась и какие этапы прошла в своем развитии?

2. В какой последовательности были проведены экономические преобразования?

 

 

Читайте также:

lektsia.com


Смотрите также