"Мальтузианская ловушка" для современного мира. Мальтузианская экономика


Мальтузианство — Lurkmore

БЛДЖАД!Эта статья полна любви и обожания.Возможно, стоит добавить немного критики?
«

The Rev. Thomas Robert Malthus FRS (13 February 1766 – 29 December 1834[1]) was an English cleric and scholar, influential in the fields of political economy and demography. Malthus himself used only his middle name Robert.

»
— Однако, Википедия.
«

То́мас Ро́берт Ма́льтус (англ. Thomas Robert Malthus, своё среднее имя он обычно опускал;...

»
— Однако, надмозг Педивикия.
Мальтузианская ловушка

Мальтузианство — первая научная теория о популяции и ресурсах, а также o наступлении пиздеца в масштабах планетки всей, ежели не следовать заветам.

Роберт Мальтус не хочет, чтобы ты размножался Тут рулил пастор Роберт Мальтус. А Томом его зовут токмо коммуняки

Родился наш герой 17 февраля 1766 года, в семье помещика. Был записан в церковной книге как Томас Роберт Мальтус, но имя Томас не любил и требовал, чтобы его звали Робертом или просто Робом. А статьи и книги он подписывал так: «Т. Р. Мальтус». Дворянином Роб был не столбовым, а всего лишь в третьем поколении: дедушка Сиденхэм дослужился до полковника, а заместо военной пенсии получил дворянство и поместье. Папочка Дэниел отправился в Оксфорд, но не доучился, так как крыша поехала на почве анархизма и прочего вольтерьянства. Сидел в поместье, почитывал маркиза де Кондорсе и Уильяма Годвина (до этой сладкой парочки наши шаловливые ручки ещё дойдут), переписывался с Руссо и распространял в Англии книжки последнего. Словом, занимался всякой хуiтой.

Небольшой фактик

В возрасте 34 лет, будучи в Оксфорде, Грейвз женился на юной Люси Бартоломью, фермерской дочке. За это товарищу обломили докторат (кандидаты в доктора клялись не жениться, пока не защитятся, ага), а все благородные доны обозвали Ричарда плебеем и отвернулись в благородном гневе. Однако полуграмотная Люси отправилась в Лондон, где блестяще окончила сначала школу, а потом и женский институт. Благородные доны ВНЕЗАПНО заметили, что жена их отвергнутого друга не только довольно красива, но и чертовски умна, и вернулись обратно с извинениями. Такой вот «Пигмалион» пополам с «Трудно быть богом».
Дэйв Рикардо глядит вроде на тебя, а видит дифференциальное уравнение

Роберт получил домашнее образование, а с 10-летнего возраста с мальчиком занимался Ричард Грейвз, писатель и священник в местной церкви. Грейвза Роб Мальтус очень любил и уважал. Уважал настолько, что в 1804, уже будучи в сане, добился, чтобы ему разрешили лично отслужить заупокойную по своему учителю.

Подготовку Роба к университету продолжил Гилберт Уэйкфилд, оставивший о парне очень добрые воспоминания. Хикки и ботаном Роб Мальтус не был. Очень хорошо играл в крикет, катался на коньках, позже был в гребной команде университета. Любил на кулачках с друзьями. Нет, не фистинг, а то, что нынче называют спортивным боксом — правда, перчаток тогда ещё не придумали. Чувство юмора у Роба тоже вроде присутствовало, хотя и было, натурально, английским.

В 1784 году Мальтус был принят в Колледж Иисуса в Кембридже, и закончил его в 1788 «восьмым вранглером». Для тех, кто не знает, что это такое: примерно как восьмое место во всебританской олимпиаде по математике, только не на школьном, а на университетском уровне. В 1791 защитил магистерскую степень. В 1793 году, Мальтуса пригласили в Кембридж в качестве «феллоу» (преподавателя-исследователя). Продолжая наши исторические аналогии, это примерно как если бы тебя сегодня пригласили почитать лекции в Стенфорде или MIT, а заодно поделать эксперименты на нашем ускорителе, а то там чегой-то не выходит.

Тем не менее, математика увлекала Роба куда меньше, чем демография и политология (таких слов ещё не придумали), поэтому в 1798 году Мальтус решил завязать с преподаванием, принял духовный сан, и попал по распределению стал кюре (curat) в сельской церкви.

В 1804 году Роберт удачно женился на Хариет Эскерсолл. Где-то в советских книжках проскочила гениальная мысля, что раз жена была на 12 лет моложе, то у Мальтуса не всё там в порядке с ориентацией. Докладываем: ориентацию не проверяли, но сабж, однако, клялся на Библии, что будет холостяком до окончания учёной степени, смотри выше. И вообще, неравные браки были тогда в Англии скорее правилом. Супруги прожили вместе и счастливо 30 лет. Результат: сын и две дочки, но одна из дочерей умерла туберкулёзом в возрасте 18 лет. Остальные прожили жизни долгие и весьма счастливые.

Сразу после женитьбы, Мальтус перебрался в Сант-Кэтрин и продолжил священнослужительствовать. Хотя он зарекался больше не учить студентов, стал одновременно преподавать историю и полит-экономию в колледже Хейлеберри. Студенты находили лекции «не только понятными, но и не скучными», профессора за глаза называли «популяционный Мальтус». Там же в колледже, Мальтус написал кучу книг и статей, в том числе «О природе ренты» (1815) и «Политическую Экономию» (1820). В последней было много таких интересных таблиц по экономическому развитию Англии, которые впоследствии скоммуниздил себе в «Капиталъ»™ некто Бородатый.

В 1821 году Мальтуса вместе с другом Дейвидом Рикардо пригласили почётными членами в только что созданный «Клуб Политической Экономии». В 1824, Мальтус стал членом Британской Академии в области… Литературы. Принять-то хотелось, а отделения Истории и Политической Экономии ещё не было.

Роберт умер в 1834 году (67 лет прожил), в биографии написано, что от «внезапной остановки сердца», хотя, скорее всего, инфаркт. Потомки Мальтуса, под фамилией Эскерсолл-Мальтус, живут в Великобритании и сейчас и даже есть на Пейсбуке. Почему не «Мальтус-Эскерсолл»? Дворяне же! У кого титул старше, тот и победил. Как видим, своей доктрине Мальтус следовал: чрезмерно не размножался, а потомства оставил ровно сколько надо.

Короче, неплохой был человек, этот Мальтус. Одна проблема: любил потроллить экономистов и анархистов.

[править] Как троллить маркизов и математиков

Маркиз де Кондорсе

Маркиз де Кондорсе, Мари Жан Антони Николас де Каритат, он же «депутат Кондорсе», он же Воробьянинов, Ипполит Матвеевич, он же «Киса». 1743 года рождения. Из дворян, отпрыск одного из древнейших родов Франции. Образование: высшее математическое, докторат с отличием. Вундеркинд. Лауреат премии д'Аламбера, 1759 г. «Бессмертный» член Академии Наук, 1769 г (в возрасте 26 лет, так-то). Публикации по теории интегрального исчисления, Теории Вероятностей, Математической Статистике. Известные сообщники и подельники: Лёня Эйлер, Даня Бернулли (см. ориентировку из Санкт-Петербурга), Беня Франклин (см. ориентировку из Бостона). Член кабинета при Людовике XV, 1772, Министр Финансов и Инспектор Монетного Двора (то есть Директор Центробанка по-нашему) при Людовике XVI, 1774—1776 г. Либераст, отстаивал руками свободу негров и женскому полу, за что из министров выперли. Подал в отставку из Центробанка, однако король отставку не подписал: надо же было кому-то страдать вплоть до 1791 года за провальное состояние финансов. Женился на приятной во всех отношениях Софи, на 20 лет себя младше, которая тут же завела от мужа одну дочку и один великосветский салон. Во время Революции 1789 г гражданин Кондорсе перековался и отправлял на Матушку Гильотину пачками. Депутат Ассамблеи. Голосовал против казни Людовика XVI, предлагая заменить «слишком гуманную» гильотину пожизненной каторгой на галерах. Написал нестандартно-ориентированную версию французской Конституции, за что подвергся остракизму сознательных граждан. Бежал, скрывался от правосудия на хазах и малинах в Париже. В марте 1794 попытался выехать из Парижа и был арестован в предместье Кламар (нефтепикникам наше NB). Из-за популярности у некоторых политически-близоруких камрадов, казнить депутата Кондорсе было невозможно, отчего он сильно огорчился и за два дня покончил жизнь самоубийством в общей камере тюрьмы Bourg-l'Égalité. Короче, ты понел.
Лукас Гранах. «Утопия же!» Масло, холст. Неизвестный художник. «До цели ещё далеко.» Жесть. Неизвестный художник. «Каждому — своё!» Контейнер, баллончик, мобильник. Вроде бы Саврасов. «Грачи прилетели» «Пиндосы приплыли». Excel, пиксели.

Эпоха Просвещения принесла миру конституционную монархию, технический прогресс и веру в рационализм. Вольтер, Монтескьё, а в ещё большей мере Руссо и Кондорсе генерировали тонны копипасты о бесконечном рациональном прогрессе, тотальном просветлении человечества и наступлении рая на земле.

Последнего Мальтус понемногу траллировал. Впрочем, только по двум вопросам. Во-первых, Кондорсе переоценивал роль денег и финансовой политики. Например, он считал, что сумма валового национального продукта и есть мера богатства (или бедности) народа. Было бы странно, если бы Директор Центробанка доказывал обратное. Во-вторых, бороться за счастие народа Кондорсе предлагал исключительно финансовыми мерами. Если неурожай, надо раздать фермерам кредит. Если у кого потеря кормильца или инвалидность — назначить пенсию. Если ты имеешь свой бизнес — изволь купить страховку. И так далее. Вы это где-то уже слышали? Совершенно верно. Экономисты-монетаристы всех мастей уже 250 лет так решают! Иногда получается нормально, чаще — как всегда. А уж про то как «пиндосы сами себе нараздавали кредитов», «индекс Доу Джонса подменили», и «фиктивный ВВП США» нервно гудят жопологические блоги не только в этой стране.

На это Мальтус довольно справедливо возражал, что складывать огурцы с лопатами математически невозможно, а следовательно для подсчёта ВВП придётся ввести меру стоимости, то есть цену огурцов и цену лопат. Но тут возникает маленькая проблемка: допустим, в стране А и стране Б — одинаковый ВВП, причём А производит только огурцы, а Б — только лопаты. Пока отношения между странами хорошие, им есть что кушать чем закусывать и чем копать. Однако случись какая военная неприятность, в обеих странах настанет разруха (в А — чуть медленнее, в Б — чуть быстрее, неважно), а население ВНЕЗАПНО станет несчастливым и, как говаривал Воланд, «внезапно смертным». И допустим есть государство В с точно таким же ВВП, как у А и Б, но которое на денежном выражении ВВП не зациклено, а путём правильных законов, и, возможно, налогов и пошлин, тонко балансирует производство лопат и огурцов и цены на них, чтобы пейзанам и ремесленникам хватало на поддержание штанов. Утверждается, что население страны В будет реже голодать чем в А и Б, а значит будет эта… счастливее. Естественно, при условии, что каждый нищий пейзанин имеет клочок земли для выращивания огурцов, арендованный у лендлорда, а у каждого ремесленника своя мастерская по производству лопат, что было более-менее возможно в XVIII веке, а в современном мире уже нет. Но обо всем по порядку.

Ну и о раздаче кредитов в неурожай. Мало чего хорошего выйдет. Еды же не стало больше? Если не стало, то цена практически всего, а не только еды, — дёрнется вверх, и все останутся при своих, зато с кабальным кредитом в придачу. Слова «инфляция» Мальтус ещё не употреблял.

Значит, деньги важны, но зацикливаться не надо. Теперь замените огурцы на микросхемы, лопаты на нефть, добавьте слово «импортозамещение» (которого ни Мальтус, ни Кондорсе не знали). Уловили логику? Признаёте возражение верным? Значит вы — мальтузианец, батенька.

Мятежный гражданин депутат маркиз на троллинг не повёлся, так как к тому времени уже четыре года покоился в Пантеоне (в XX веке при ремонте склеп вскрыли: оказалось, что девственно пуст.) Экономисты нашли возражение Мальтуса вполне резонным. А Вы думаете, зря его пригласили почётным членом куда только можно? Количество экономических индикаторов в мире сейчас перевалило за десяток тысяч, такие дела.

Про огурцы с лопатами — это луркоёбство, но так понятней. На самом деле, в примерах Мальтуса: говядина против пшеницы, шёлк против картошки, и так далее. Кстати, точно теми же огуречно-лопатными аналогиями Мальтус позже троллил Дейвида (Давида) Рикардо. Рикардо монетаристом не был, а был первым глобалистом, рассуждая так: если во Франции лучше получаются вина и сыры, в Китае — шёлк и фарфор, в Британии — сталь и сукно, то там их и надо делать. И качество будет лучше, и продукт дешевле, то есть на каждый напечатанный доллар трудовой шиллинг можно купить больше китайских товаров. Вы — антиглобалист? Ой, да Вы же — мальтузианец!

А ещё Рикардо и Мальтус крепенько сошлись, нарисовав разные математические модели для ренты. ИЧСХ, в споре Мальтус победил, и его модель признали более самой верной. Хотя Дэйв и Роб ругались так, что дрожали стены клуба, они оставались в прекрасных отношениях. Кстати, Рикардо — крещёный ЕРЖ, из португальских понаехавших. Оказывается, содомитом антисемитом Мальтус тоже не был, а крематорий на 100500 тушек/сутки в своём поместье строил исключительно для негров.

Вообще, когда кто-то говорит и пишет, что «Мальтуса ещё при жизни осудили и забанили» — это не соответствует действительности. На деле, вплоть до конца XIX века споры были ожесточённые, но вполне научные и вполне джентльменские. Причём, очень часто Мальтус и его последователи побеждали, твёрдо веря, что материальное производство первично, а зелёные фантики с президентами, рента, акции, облигации, индексы, ВВП и прочая мишура — вторичны. Вы — материалист? Поздравляем! Добро пожаловать в наши стройные неомальтузианские ряды.

«

В деньгах вся сила, брат. Деньги правят миром. И тот сильней, у кого их больше...

»
— Брат-2

[править] Зачем ви тгавите пейсателя?™

В.Милашевский. «4 (четыре рубля 00 коп) сон Веры Павловны». Карандаш. Художница Хуздазада Добегулия. «55 (и последний) сон Веры Павловны». Холст, масло, фотожаба, сперм. Свободный экономист будущего

Годвин, Уильям

Годвин, Уильям, он же Годуин, Вильям, он же Болдуин, Эдвард, он же Эдди, он же Бендер-Бей, Остап Сулейман Берта Мария и т. д., он же непризнанный и самозванный пра30-пра-пра-правнук Годвина Уэссекского, Волшебника Изумрудного Города, Великого и Ужасного Нормандского захватчика Англии в XI веке. Родился в 1756 году в семье священника-кальвиниста и овуляшки. Двенадцать родных братьев и сестёр: какое воздержание? Не, не слышали. Всю жизнь страдал от своего недворянского происхождения и искал у себя в генофонде королевских кровей, что однако не мешало ему понoсить аристократов. Образование высшее духовное, но без доктората и отличий. По распределению в деревенский приход таки поехал, но его за три года выперли из трёх приходов. Тогда понаехал в Лондон и стал там атеистом (sic!) и пейсателем романов и альтернативной истории своими руками. Он же придумал жанры «триллер» и «политический детектив», с погонями и шпиёнами. Отец Мэри Шейли и оттого дедушка Виктора Франкенштейна, из Женевы, и прадедушка самого Игоря. С сексуально-моральной стороны — полная противоположность Мальтуса. Когда при родах умерла жена Годвина, наш пейсатель опубликовал книгу о её похождениях и половой ебле. Правнука Изумрудного Города ругали, но книжку-то раскупили на ура. Дочка Мэри так и не смогла папочке простить и нездоровую книжку, и что в возрасте 3 лет он отправил несчастную малютку взрослеть в приёмной семье, а сам сбежал в Ирландию. Нехороший, негодный публицист и журнализд. Первый копираст. Опубликовал книгу для бедных (sic!) «Исследование о политической справедливости, и её влиянии на общественные Добродетель и Счастье» по цене в один фунт стерлингов. В пересчёте на сегодняшние фунты, это цена шерстяного костюма, лаковых штиблетов и цилиндра с перчатками, как раз чего нищебродам для полного счастья и не хватало. Но ЦА Вилли оценил правильно и продал 4000 экземпляров богатеньким джентльменам, которым очень хотелось узнать, что за цугундер их ждёт в дальнейшем. Моральный вдохновитель нашего князя Кропоткина, исламистов, террористов и прочих строителей светлого будущего. Слив ненужных дочек в унитаз в приёмыши, женился во второй раз, остепенился и стал хорошим, годным детским писателем, которого британские детишки теперь знают под именем Эдди Болдуин, и даже проходят в начальной школе. Такие дела.

Если с математиками Мальтус спорил о вещах невероятно важных в жизни каждого анонимуса, например о разнице между функцией и её производной, то из разнотолстого троллинга душки-Годвина первое издание книги состоит чуть более чем наполовину. Огласим весь список нападок, по пунктам:

Правнук волшебника считал, что все беды общества происходят от неравенства. Ежели, значить, взять и поделить, то у всех будет одинаково, то не будет, значить, никакой зависти и трений, и люди будут жить, значить, в мире и согласии, без армии, ГИБДД, писаных законов и вообще без государства. Страна Изумрудного Города представляла из себя бесконечные поля, на которых тут и там разбросаны светлые, просторные сельские домики. В домиках жили весёлые пейзане-универсалы, на все руки мастера, землю, значить, попашет, попишет, значить, стихи. Короче, читаем «Сны Веры Павловны». В десятой главе своего троллинга Мальтус изумруды сравнял с говном, чётко обосоновав что: а) чтобы такую фигню построить, надо изменить человеческую природу радикально, на уровне подсознания (слов «фигня» и «подсознание» Мальтус, однако, ещё не знал, их позже придумали). b) на все руки мастеров в природе не бывает; даже у примитивных племён есть специалисты по охоте на медведа, а есть техники по гробам грибам и прочим ягодам. Значит, уже по определению, придётся чем-то меняться, причём чем более общество развито технологически, тем интенсивнее будет обмен. c) если даже каким-то волшебным макаром коттеджи построить, а потом заселить человеческим матерьялом, в пределах 30 лет (так и написано: «я думаю, 30 лет будет достаточно») понаехавшие вцепятся друг другу в глотку, и введут обратно: полицию, армию, писанные законы, и т. д. Конец главы: описание ужасов, которые понаехавшие переживут, пока будут обратно вырабатывать полицию и законы. Там и про людоедство есть, что и понадёргали потом в цитаты. Но людоедство — не от перенаселения, а от Великого и Ужасного Годвина и его анархизма.

Далее: в волшебно-изумрудной стране Годвина неибаться. Вы не ослышались, милорд. Тут утверждается, что сексуальное влечение в будущем сойдёт на нет! Вот наше молодое общество 1790 года — это как подросток под спермотоксикозом. По мере взросления, фантазии успокаиваются всё больше, и к седьмому десятку уже не хочется совершенно. Так и в обществе: интеллектуально и всесторонне развитое общество будущего будет использовать секс только если, скажем, герой-рыбак уплыл ушёл в море и погиб в схватке с ураганом. Тогда мы и настрогаем ему замену. Можете вообразить, что ответил язвительный тролль Мальтус.

Если у вас ещё не встало что-то дыбом от предыдущего параграфа, вот вам следующее положение мудрого Годвина: посредством непрерывного духовного развития, человек научится не только подавлять сексуальные фантазии, но и достигнет практического бессмертия. Вот в Индии, просветлённые могут обходиться вообще без греховной земной пищи годами. Так и мы научимся. А умирать будем только по своей воле: надоело жить, забыл дышать и помер. Ну или на крайняк в героическом переустройстве Природы: один-на-один с ураганом.

Как же прийти к такому светлому будущему? Человечков будем перевоспитывать. Из плохих, негодных, в хороших, годных. Потому как каждый человечек поддаётся разумным доводам и рациональным фактам. ВНЕЗАПНО тролль Мальтус ловит волшебника на логической ошибке. Ежели кто под спермотокрикозом, убеждение действует плохо, а чтобы спермотоксикоз прошёл мгновенно, а не от возраста — надо убеждать. Да и от возраста — не пройдёт. Уважаемый оппонент вот только выше сказал, что биологическое бессмертие, а значит и у двухсотлетнего деда тело молодое и горячее. Замкнутый круг, однако.

Далее, пишет Годвин, перевоспитав норот, мы построим идеальное общество, где все будут счастливы, работать на полях надо по пол-часа в день и т. д. И т. п. Тчк. Тролль Мальтус обжирается повидлом.

Годвин, прочитав критику в свой адрес, стал выкручиваться и писать модератору оправдания. Снял заявление о биологическом бессмертии человеков, отказался следовать практике факиров в Индии, признал, что разделение труда необходимо, если стоишь чуть выше обезьяны, перестал отрицать необходимость минимального управления государством. Немного покритиковал арифметическую и геометрическую прогрессии, но математиком-то он не был, а кто понимал матан — добродушно посмеялись. Чуть позже правнук волшебника понял, что сколько тролля ни корми, ему всё мало. Вспомнил, что генетически по прадедушке — он волшебник, удалил свой ник с ресурса, заперся и стал писать хорошие, добрые сказки и нравоучительные истории — смотрим выше.

Короче, старику-Мальтусу ты должен быть благодарен хотя бы за то, что тебя (или твоих предков, школоло) — перевоспитывали марксисты, а не годвианцы.

«

Человек, пришедший в занятый уже мир, если его не могут прокормить родители и если общество не нуждается в его труде, не имеет права на какое-либо пропитание; в сущности, он лишний на земле. Природа повелевает ему удалиться и не замедлит сама привести свой приговор в исполнение.

»
— Самая известная цитата Мальтуса в России.

Однако Мальтус ничего подобного не писал. Высер Отдела Пропаганды ЦК.

Читайте книги в оригинале, хе-хе.

Но вернемся непосредственно к учению Мальтуса о народонаселении — краеугольном камне его писанины, тому, за что его, собственно, и запомнили.

[править] Цитаты и постулаты

Начнем, пожалуй, с постулатов Роба. Чтоб не было разночтений, здесь и далее будем принципиально цитировать первую книгу, 1798 г.

I think I may fairly make two postulata.
  • First, That food is necessary to the existence of man.
  • Secondly, That the passion between the sexes is necessary and will remain nearly in its present state.
Вы уже трёте усталые от монитора глаза и лезете в переводчик Гугл? Не трудитесь: Я думаю, что можно принять на веру следующие два постулата:
  • Первое. Человеку надо есть, чтобы жить.
  • Второе. Тяга к представителям противоположного пола есть биологическая необходимость, и в будущем мало изменится.
Это — постулаты Мальтуса, и ему они действительно очевидны. Как вам? В отличие от тебя, троечник, Мальтус не только учил Логику, но и сдавал по ней экзамены на «отлично». Для него «postulata» — это в самом деле штуки самоочевидные каждому читателю и никаких доказательств не требующие. Хотя вот тому же троешнику Годвину даже первый постулат был не совсем очевиден. А как же про арифметическую и геометрическую прогрессию? А вот, там же в первой главе: Assuming then my postulata as granted, I say, that the power of population is indefinitely greater than the power in the earth to produce subsistence for man. Если вы согласились с постулатами, я попытаюсь доказать, что функция плотности человеческой популяции возрастает значительно быстрее, чем функция критической плотности популяции.

Щито? Ну ладно, ладно, вот дословный перевод:

Если вы согласились с постулатами, я попытаюсь доказать, что сила роста человеческой популяции бесконечно превышает силу земли для производства человеческого пропитания.

Оба перевода правильные. Только первый — для профессионала-эколога или для инженера, а второй… для Михайло Ломоносова, потому как написан ещё в той, доматематической традиции. Ну а для тех кто больше любит лингвистику, поясним, что в английском математическом тексте той поры «I say» — это как раз «попробуем доказать».

[править] Положения

Маскот неомальтузианцев Презерватив? Шта? Я. Свинтус. «Девственная природа Гаити». Фарфор, стекло, холст, картон, пальмовое масло, жесть… всего не перечислишь.

Положений было много, и все с доказательствами:

  1. Из первого постулата выводим, что без ограничений пищей и ресурсами, человеческая популяция имеет тенденцию размножается по экспоненте (в книге используется геометрическая прогрессия только для примера, потому как далеко не каждый читатель того времени был Непером, Ньютоном или даже восьмым вранглером, и про функцию exp() вообще догадывался). По данным из 13 С-АШ (это свободная от Англии Пиндосия, да), и стран Латинской Америки (см. таблицы и ссылочки, милорды) можно грубо принять время удвоения популяции за 25 лет.
  2. В странах, где свободной землицы уже нет, население таким образом приближается к максимальной плотности. Функцию максимальной плотности можно поднять путём применения новых технологий (кто сказал, что Мальтус не знал про технологии?) или сверх-интенсивного хищнического землепользования (см пример с коровками). В первом случае, можно какое-то время удваивать урожайность с гектара, но потом удвоения не получится, а будет, в лучшем случае, арифметический рост. А в случае сверх-интенсивного пользования, ещё хуже: эффект какое-то время будет положительный, а потом урожайность упадёт. В Англии, применение новых технологий позволило почти удвоить производство жратвы за 50 лет (см. мою статистику, милорды). 50 лет, как ни крути, — это вдвое больше, чем 25. Вы разве не согласны?
  3. Когда плотность населения доходит до критической, норот трахаться не перестаёт. Почему? Смотрим второй постулат.
  4. Раз трахаться не перестаёт, население проскакивает критическую точку, и наступает период, названный позже «мальтузианской катастрофой»: что бы вы ни делали, какие бы кредиты ни раздавали, сколько бы ноликов к резаным фантикам ни добавляли, жрачки на всех не хватает.
  5. После наступления «мальтузианской катастрофы» на норот слетаются misery: голод, эпидемии, холод, война, революция, разруха. Норот расстраивается и предаётся пороку (vice): деткам выдают суму для сбора милостыни и желают счастливого пути, жена идёт к повитухе, чтоб вытравить младенца (мамке крантец — смотри ниже), мужик идёт к проститутке (у неё, потенциально, тот же исход, что и у жены), мужик с горя упивается в хлам. Как результат, население начинает сокращаться: не только младенцы, но и алкоголики тоже.
  6. Население снижается до критической точки, но не останавливается, а проскакивает ниже.
  7. Дети, из тех что с сумой по миру, чуть-чуть взрослеют и нанимаются в батраки. Kто выжил, конечно. Дешёвая рабсила. Мужички, кто не спился, трезвеют, и принимаются за работу. Бабы, кто не умер, — снова начинают рожать. «Мальтузианская катастрофа» — заканчивается.
  8. Дaлее смотрим пункт второй, по кругу. Это называется «мальтузианский цикл» или «цикл нищеты».

Для вас, жители XXI века, воспитанных на «научной» фантастике про зомби и пришествия марсиан. «Мальтузианская катастрофа» — это не апокалипсис на весь мир, причём последний. «Мальтузианская катастрофа» — циклическое событие, которое было с человечеством с того дня, как у законных хозяев Адама и Евы некто Б. отжал ОАО «Эдем». Мальтус смотрит на численность индейцев-охотников в Америке и оленеводов в Лапландии: там циклы! Он смотрит в книги регистрации рождений и смертей в Англии: циклы! В 1802 году, Мальтус едет в Европу, по Франции, Швеции, и даже до этой страны доехал! Предмет исследования: статистика землепользования и регистрация рождений/смертей. До «Мёртвых душ» Гоголя ещё сорок лет, а к Собакевичу приехал какой-то англичанин: интересуется, как в России регистрируют рождения и смерти крепостных. Наверное, мертвяков купить хочет, ага.

Во времена Мальтуса, чтобы доплыть до Америки, требовалось больше месяца. Поэтому в разных странах и циклы были разные и происходили вразнобой. А если говорить про оленеводов, там циклы были на уровне одного племени или пары-тройки родственных племён, то есть нескольких сотен человек. До Мальтуса, про критические точки и циклы никто не думал, а войны, голод, и т. д. считали карой Б-га конкретному народу за то что мало молились и слишком трахались, хе-хе.

Далее, не постулат, а «моральное предположение»: когда мужик трудится в поте лица, детки едят от пуза, а бабы рожают, норот, в среднем, счастлив. Когда мужик пьёт (или воюет), детки просят Христа ради и замерзают на обочинах, а бабы ходят к грязным повитухам, то норот, эта… несчастлив. А вы считаете по-другому?

Как избегнуть несчастья и разорвать «мальтузианский цикл»? Очень просто. Надо удержать плотность населения чуть ниже критической точки, всего и делов.

Далее Мальтус выдал рекомендации, которые пипл в некоторых странах понял и осчастливился, а в некоторых не понял — и не счастлив. В среднем по планете к 2015 году примерно 60 или 70% поняли, а тридцать-сорок — продолжают циклически самовыпиливаться.

Тут надо упомянуть, что при жизни Мальтуса контрацепция находилась в спермазачаточном состоянии, а прерывание беременности являлось адовым косяком перед ликом Г-спода нашего и, как следствие, запрещались да проклинались. Оно и не мудрено — тогдашняя практика кустарных абортов и народных противозачаточных методов прямиком от бабки-повитухи представляла собой трэш и угар. Назвать подобное хотя бы теоретически «разумной мерой» ни у кого, кроме особо медицински образованных, не поворачивался язык. Уж лучше пусть вырастет и загнётся на поле боя, отвоёвывая ненужные никому заморские земли, чем загубить даже не одну душу, а две: вместе с мамой в могилу. Да и доктора сходились во мнении, что чем тогдашний аборт, батеньки, уж лучше пережить обычные роды. Вдобавок моралист Мальтус, и не только он, понимали, что даже будь в наличии у быдла тот самый способ без адовых рисков предотвращать беременности — это ж будет сплошной ковёр из невозбранно трахающихся тел. Безобразие!

[править] Предложения

При всё при этом секс Мальтус совсем не запрещал. Что же он предложил такого?

  1. Сбалансированное природопользование. Ни в коем случае не сокращать пашню и другие сельхозугодья. Не делать из денег и предметов роскоши себе кумира. Бентли и мерседесы импортный шёлк — обложить налогами по самое нихочу.
  2. Помогать бедным, но не деньгами, а средствами производства. Если мужику оторвало ногу на войне, но руки-голова на месте, не плати ему пенсию за счёт прихода, а купи сапожную мастерскую или пивоварню. Вот он и будет счастлив, да и прихожане будут в новых сапогах пивком баловаться, а не скулить, что приходится от детей отрывать и кормить калеку-алкаша. Мы бы сейчас назвали такой подход: социальная адаптация неимущих.
  3. Общество должно морально порицать и анально юридически наказывать секс до и вне брака, в том числе, секс без согласия женщины и секс за деньги, потому как кроме греха и несчастия от такого секса и нету ничего. А вы ожидали от англиканского священника другой рекомендации?
  4. Экономически и социально стимулировать поздние браки, а для того: обязательное начальное образование и грамота для детишек (в том числе — девочек), никакого налога на бездетность, никаких «детских шиллингов» и других способов ускоренного воспроизводства солдатиков.
  5. ГЛАВНОЕ! И за это ругали! Натальное воздержание! Для слупоков повторяем: натальное! Не знаете что такое? Стыдно, батенька. Оказывается, в определённые дни мужчина и женщина (простите, святой отец, я хотел сказать: законные муж и жена) могут вполне себе трахаться без всякого риска залететь. Всего-то и делов: иметь календарик и считать дни между менструациями, так-то.

И вот в последнем пункте наш добрый доктор богословия совершил ошибку. Он-то по наивности считал, что доктору богословия надо написать «натальное» и поставить точку, а уж доктора медицины должны объяснять популяции про календарики и прочее. Доктора медицины забили. Они тогда вообще продавали свечки от старости и прочие пирамидки. Короче, норот слово «воздержание» прочитал и понял совершенно превратно: не ебаться. Этот совет Мальтуса в практику не пошёл, как и осуждение проституции. Зато остальные: и про школы, и про поздние браки, и про природопользование, и про человечное отношение к инвалидам, и даже прогрессивный налог — пошли на ура. Именно поэтому милая добрая Англия осталась скучноватой, однако не превратилась к 1900 году в весёлое, но очень несчастливое Гаити или ламбадно-революционную Кубу.

ВНЕЗАПНО, технология пришла на помощь, и товарищ Кондом доказал, что календарики ни к чему. Другой дядя, насмотревшись в микроскоп на амёб, изобрёл стерильность в операционной. Доктора, которых уже достали эти очумелые истории с повитухами, научились делать то же самое, но уже без неиллюзорного риска отослать пациентку к праотцам от сепсиса. Да, результат их стараний ты видишь ныне — любая блядь считает оральные контрацептивы и презервативы мастхэвом, как, впрочем, и не блядь, отложившая детей до выплаты ипотеки.

[править] Чего получилось

Демографический переход От пирамиды к цилиндру

В старушке-Европе Роберту Мальтусу не стали следовать в области абортов и гондонов, но последовали его совету в области рождаемости. Так называемый «демографический переход» попёр тремя путями: во-первых, снижение смертности, во-вторых, увеличение затрат на воспитание детей, в-третьих, развитие транспорта.

Про развитие медицины в XIX веке мы уже упомянули. Достижения были не только в области абортов и гигиены, но и вообще во всех отраслях науки о сохранении и продлении жизни человека. Овуляшкам популярно объяснили, что ежели хочешь, например, 6 детей, то и рожать надо ровно шесть раз, потому что все шесть отпрысков с высокой вероятностью выживут. Оттого сразу отпала ситуация, что мамочке хочется 6, а рожает, на случай эпидемии холеры, 12. А эпидемия всё не наступает, и приходится отправлять весь выводок в работный дом.

С другой стороны, непрерывно ужесточались законы, запрещающие детский труд, да и машины становились более совершенными. Если к паровой машине Папена требовался мальчик, чтобы открывать и закрывать целый день клапан, то в машине Уатта то же самое с нечеловеческой скоростью и точностью делал автомат. Для обслуживания автомата требуется уже не мальчик, а механик, а механику требуется образование. Мужья овуляшек ВНЕЗАПНО обнаружили, что надо не просто родить 6 отпрысков, а пропустить их хотя бы через мясорубку среднюю школу.

Ну и самих овуляшек стало меньше. Придумали такой дурацкий обычай, что женщина — тоже человек, и может не только не рожать, но и замуж не ходить, не обделяя себя при этом вниманием мужчин и не будучи забитой камнями.

Наконец, паровозы и пароходы сделали доставку нямки надёжным, быстрым и простым делом. А когда Лорд Кельвин изобрёл свой кельвинатор, стало можно доставлять даже экзотические фрукты из Бразилии, мраморную говядинку из Австралии и красную икорку с Дальнего Востока и хранить в магазине пока не купят. Так что если в каком-то районе планеты неурожай, то голода там не будет, если только не вмешается политика.

Во времена Мальтуса демографическая пирамида была пирамидой. С широченным основанием из младенцев и вершинкой очень редких долгожителей, с линейным убыванием год от года численности доживших. Максимальная продолжительность жизни тогда была примерно такой же, как сейчас, а вот средняя — значительно ниже. Позже из-за означенных выше и многих прочих причин пирамида превратилась в цилиндр. Ну то есть, лет до сорока убыли не заметно, а сходиться к вершине фигурка начинает с возрастов ~50-55. Вот это и назвали «Демографическим переходом» — от пирамидки к столбику. Иными словами, вместо бездумного рожания просто вследствие занятий сексом стало происходить обычное замещение поколений. Вдобавок управляемое: скидываем налоги, даём пособия — плодятся человеки; прикручиваем вентиль под радостное ололоканье налогоплательщиков — тратятся на контрацепцию.

И только бравые нигры типа эфиопов рисуют ненавистную сердцу дедушки Роберта пирамидку, регулярно устраивая ГолодЪ, под маркой которого их ушлые вожди выклянчивают сотни еды и прочей помощи у сытого Севера.

Мальтус так и не решил, стоит ли ворочаться в гробу — вроде и вин в виде счастья среди осиливших школы-университеты и женившихся в 30 лет, но однако и фейл в виде гондонов, блядей и негров. При всём к Вам уважении, святой отец: зря Вы таки не достроили Ваш крематорий!

[править] Трудности перевода

Светлое будущее таки построили Светлое будущее таки сгорело

Книга Мальтуса «Опыт о законе народонаселения» (An Essay on the Principle of Population) еще при жизни автора выдержала шесть изданий: с 1798 по 1826 годы. Первая глава каждого издания начинается одинаково:

In an inquiry concerning the improvement of society, the mode of conducting the subject which naturally presents itself, is, 1. To investigate the causes that have hitherto impeded the progress of mankind towards happiness; and, 2. To examine the probability of the total or partial removal of these causes in future.

Для ниасиливших:

Любое научное исследование об улучшениях общественного устройства в явном виде подразумевает ответ на два вопроса: 1. Каковы причины, до сих пор замедляющие продвижение общества к счастию; и 2. Возможно ли полностью или частично устранить вышеозначенные причины в будущем.

Русское издание можно найти в специальном доступе в очень больших библиотеках. С счастью, в Интернеты уже выложено, а суровых тётей-библиотекарей послали. Вот один из классических переводов советской поры, ИЧСХ, споров отсебятину, свою фамилию переводчик там подписать забыл:

Тому, кто захочет предусмотреть, каков будет дальнейший прогресс общества, естественно предстоит исследовать два вопроса: 1) Какие причины задерживали до сих пор развитие человечества или возрастание его благосостояния? 2) Какова вероятность устранить, вполне или отчасти, эти причины, препятствующие развитию человечества?

Ну не мог, бля, Мальтус написать слово «счастье»! Он же предлагал сливать младенцев в унитаз!

Надо сказать, что читать Мальтуса в оригинале тяжеловато и современной англоговорящей студентоте. Времена стояли суровые, но весёлые. Англичане так и говорят: Георгианское было времечко, вкладывая в слово всю теплоту с которой говорят у нас «а вот при Сталине…» На троне — «гениальный недоносок» Георг III, премьером у него сам Лаврентий Берия Уильям Питт (не папа, а который младший). Империя несётся по пути индустриализации, механизации, коллективизации и переворота в сельском хозяйстве. За пятьдесят лет, с 1750 по 1800 годы, урожайность зерновых повышена на 25%. Посевных площадей ВНЕЗАПНО стало чуть менее чем на 50% БОЛЬШЕ. Итого: жрачки в стране стало больше на 90%. Почти удвоение за 50 лет! Жить стало лучше, милорды. Жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится…©

А язык — отражение эпохи. Пушкин ещё спал с Ариной Родионовной [1]. Предтеча литературного негра Жуковский тысячу раз употребил в стихах слово «сей», но он ни разу не призывал читателя разбрасывать семена и/или облигации 3% займа. Только в середине XIX века Диккенс в Англии и Твен в Пиндосии приучат публику к словам «ты хуй!», напечатанным в типографиях, а не написанным на заборах. Но до рождения этих великих англо-писателей ещё дожить надо: более тридцати лет.

Так и наш Роб Мальтус. «Читается легко» — это не о нём. Язык тягучий, предложение по сотне слов — норма, а не исключение, вводные и условно-вводные обороты, неявные герундии и прочая хуита Георгианской прозы. Нельзя на письме сказать: «упился в стельку», можно только: «посетил пивную» (ale-house). «Голодать» было запрещено, можно только «пребывать в нищете» (misery). Детей не выкидывали на улицы просить милостыню, а «отлучали от дома» (expose). Бедность (poverty) не только не порок, но даже и не синоним «нищете». Можно быть бедным, но сажать картофан и кормить детей вдосталь, а можно выпросить у надзирателя тупенс и отправиться… ага! Уж написать о походе по бабам или в курильню опия — немыслимо. Культурные люди в 1798 пишут: «предался пороку» (vice).

Ещё пуще совковые переводчики всех мастей доказывали народу, что Мальтус-де писал свои вирши неразобрамшись в предмете. Вот классика жанра (и опять на университетском ротапринте рассеянный верстальщик забыл напечатать имя гения научно-технического перевода):

Я видел недавно документ, содержащий факты и цифры, относящиеся к населению Соединённых Штатов; в нём определяется период удвоения народонаселения всех Штатов, за всё время их существования, всего в 20 лет. Я не могу сказать в какой степени документ этот заслуживает доверия; но, поскольку он опирается на факты и на обнародованные цифры, мне кажется, что на него можно положиться.

Из чего тут же входит, что ничего кроме какого-то гнойного обрывка бумаги Роб не читал, а взялсЯ, понимаешь, писать за науку.

А на деле, там дальше ещё пять страниц текста, где приводятся «заслуживающие моего доверия» статистические данные, с указаниями источников и таблицами. В переводе на наш с вами великий, но очень упрощённый русский, Мальтус там далее пишет: я вот поглядел у таких-то и таких-то авторов, и думаю, что 20 лет — хуйня (на языке Мальтуса: статистическая ошибка), но готов поверить, что автор считал честно. По-моему, правильная циферка — 25.

ИЧСХ, даже 20 лет — правильное число, хотя Мальтус поверить в него не мог! Именно с такой скоростью размножались пиндосы с 1730 по 1740 годы. А средняя скорость размножения, по современным, сто раз проверенным данным XXI века такая: с 1700 по 1800, время удвоения численности населения Америки составляло 23,7 года. Если кто не верит американской статистике, добро пожаловать в любой краеведческий музей в маленьких городках на просторах прерий. Почти в каждом найдётся старинная книга регистрации рождений и смертей. Имея по 12 детей в семье, покорители дикой природы умудрялись вывести в люди как минимум десять.

Наш переводчик читает, переводит, и даже узнаёт, что Мальтус был, однако, членом «Статистического Комитета» Англии, а туда за хухры-мухры не принимали. Но вернуться к уже переведённой фразе и хотя бы заменить «Соединённые Штаты» на «Тринадцать Североамериканских Штатов» — как в оригинале, у надмозга не поднимается кнопочка «PgUp». Дорогой ты наш надмозг, надобно бы тебе хоть знать, когда печатали книгу, а когда Штаты стали «Соединёнными»!

К нашему счастию, оригиналы книг Мальтуса написаны в хорошей, годной современной орфографии и напечатаны уже в хороших, годных типографиях, а научный язык уже не тот, что у дедушки-Ньютона или нашего Михайлы Васильевича. Если приучить себя, что строчные s выглядят почти как современные нам строчные f, вполне себе можно читать и фотокопию первого издания 1798 г. Это вам не старославянская вязь и даже не «яти» и «фиты».

Поэтому когда наши горе-переводчики чуть не в каждом абзаце находят у Мальтуса от том, что «бедные классы по природе своей порочны», культурный человек прочитает тот же абзац в оригинале, усмехнётся и скажет такому переводчику: «ты — хуй!» И будет прав. Младенцев в унитаз Мальтус не спускал; хотя бы уже потому, что унитазы изобрели несколько позже.

[править] Критики и последователи

Критиков и корректировщиков курса у Мальтуса было много, что само по себе говорит если не о правильности, то о полезности теории. Да и вообще, было бы странно, если бы учёного, родившегося почти ровно 250 лет назад, ни разу не поправили. Представьте, что физика остановилась на дедушке-Ньютоне, а химия закончилась, когда депутаты Бурдон, Марат и Кондорсе послали гражданина Лавуазье к е-ной матери.

[править] Дарвин и Ко

Бывает и такое

5 апреля 1722 года Якоб Роггевен натолкнулся на остров, лежащий одинаково вдали от Латинской Америки, Полинезии и Австралии, в самом центре неизвестности. По дате открытия, острову дали жизнерадостное имя «Пасхи», однако само по себе место не вызывало ничего, кроме отвращения. Жителями острова были полинезийцы, приплывшие сюда несколько столетий назад с архипелага Гамбье. Пяти столетий хватило, чтобы полностью уничтожить все леса острова, необходимые для судостроения и совершения длительных морских переходов, вызвать необратимую эрозию почвы и перейти на каннибализм. Из-за голода, постоянных болезней и войн местное население сократилось в 10 раз, чилийские плантаторы вывезли в рабство часть населения, заодно занеся болезни, от которых у местных не было иммунитета.
Не слушаешь дедушку?

Дарвин обнаружил, что мальтузианские циклы разгона популяции — перенаселения — вымирания свойственны не только людям, но и животным более примитивным, в том числе хомячкам, червячкам и таракашкам. Нет бы товарищу вывести отсюда, что хомячки — это бывшие сотрудники ОАО «Эдем», воздать Провидению, и на этом успокоиться. Нет! Принялся доказывать, что человек от червячков и произошёл. Изучив циклы, Дарвин пришёл к выводу, что именно мальтузианские катастрофы и способствуют эволюции. Сильные и приспособленные в катастрофе кое-как выживают и дают потомство, а слабые — ну ты понел.

Естественно, на Дарвина набигали злобные креационисты, заодно поливая дистиллированным говном и бывшего собрата по церкви. Заявлялось, что Мальтус даже вот типа где-то сказал, что Б-г установил так, что циклы да катастрофы, чтоб среднему челу жисть казалась не мёдом, а жестью. Надо ли упоминать, что Мальтус не считал, что господин Б-г каким-либо образом причастен к циклам, а разве что к глупости человеческой? Интересно, что креационисты использовали тот же старый как говно мамонта приём: «не читал, но осуждаю».

В реальности, всё немного сложнее. В 1842, Томас Даблдей опубликовал книгу «Реальный закон популяции», где описывались удивительные наблюдения: как некоторые высшие животные и растения умудряются жить в равновесии, без мальтузианских катастроф. Писание было так себе по качеству аргументации, и заметили его плохо. Однако уже в XX веке из всего этого выросли поведенческая зоология и системная экология. Короче, попугаи, орангутаны, медведы, вараны, крокодилы и многие другие наши собратья по планете оказались куда умнее человечка с их точки зрения счастья, поедая друг друга, пока правда у человечков не появились ружья, джипы, и туристы.

В общем, парадигма сменилась, Дарвин принят, биологи заключения Мальтуса уточнили: человечек не царь природы, а часть её. А в остальном — всё правильно. А кто сделал человека: Б-г или Природа, для теории Мальтуса значения не имеет точно так же, как Ньютону было до фонаря, кто и как смастерил Луну, главное что вертится по закону.

[править] Спенсер и Ко

Доктор Йозеф… такой Доктор Йозеф

Если дарвинисты и мальтузианцы — друзья хорошие, годные, то вот следующая группка «друзей Мальтуса» такая, что и врагов нифига не надо.

В 1870х, Херберт Спенсер со товарищи «довели Дарвина до самоубийства логического завершения», выстроив теорию «Социал-дарвинизма»: люмпен является таковым либо из-за собственной тупости, либо из-за родителей-олигофренов, неспособных планировать бюджет и семью. Поддерживать морально и материально подобных индивидуумов некошерно, ибо это приведёт к упадку интеллекта в популяции и вырождению людей. В мире Homo sapiens должны выживать самые-самые sapiens! Далее, кузен Дарвина, Францис Галтон, предложил позакрывать нафиг психбольницы и дома инвалидов, чтоб унтерменши помедленнее размножались, а Фридрих Ницше предложил вообще новую технологию: евгенику, а нехорошие, негодные экземпляры — в крематорий. Естественно, все эти сверхчеловеки приводили Мальтуса и Дарвина в качестве своего оправдания, использовав тоже не новый приём «Pupkin на форуме сегодня нет, но он бы меня поддержал».

ИЧСХ когда Мальтус троллил Годвина по вопросу перевоспитания общества, он заявил, что селекция человеков — дело аморальное, и вообще грех, и на этом поставил жирную точку (доктор богословия же!) Ну а в наши дни, любому адекватному человеку ясно, что относить Спенсера, Галтона и Ницше к категории учёных — это всё равно что выдвинуть Фоменко на Нобеля по теоретической физике.

А потом ещё пришёл Гитлер и всё опошлил. В 1990, Майк Годвин (нет, даже не однофамилец!) придумал социальный закон, что на любом форуме или в блоге, вне зависимости от темы, при количестве постов стремящемся к бесконечности, вероятность того, что кого-то сравнят с нацистом или Гитлером, — стремится к единице. Вот и бедного Мальтуса сравнили.

[править] Маркс и Ко

Неизвестный художник. «Антимальтузианцы негодуэ». Картон, фотожаба. Этот негодяй, извлекает из добытых уже наукой (и всякий раз им украденных) предпосылок только такие выводы, которые «приятны» (полезны) аристократии против буржуазии и им обеим — против пролетариата… [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26 С. 124]

Начиная с самого Бородатого, марксисты ненавидели мальтузианцев всеми фибрами души. Аргумент в споре приводился один - мальтузианство актуально только в старорежимных аграрных обществах, где каждый кормится со своих соток земли или своей маленькой мастерской по ковке лопат. Родилось у крестьянина 7 детишек, он должен свои сотки ещё на 7-рых разделить, либо продать детишек в рабство. В индустриальных странах, где поля лендлорда пашут тракторами 2-3% населения, куда опаснее избыток рабочей силы, когда наглый капиталист заменяет рабочих машинами, выгоняет работяг на мороз или снижает им зарплаты, в случае кризиса перепроизводства и падения спроса, что может происходить и без роста населения. Капиталу выгодно увеличение числа безработных, так как за счёт усиления конкуренции на рынке труда, это позволяет ему удешевлять рабочую силу, снижать зарплаты нанятому быдлу и заставлять его вкалывать 25 часов в сутки, желательно за МРОТ. Те же английские лендлорды, по наблюдениям Маркса, выгнали в середине XIX века пять миллионов ирландских пейзан на мороз, когда сочли, что пастьба скота и торговля говядиной выгоднее, чем сдача соток земли в аренду миллионам неэффективных пейзан с лопатами[1]. Пара миллионов ирландцев склеили ласты от голода, остальные уплыли в тогда еще свободную Америку.

В общем, если Мальтус думал, что каждый сознательный морлок способен ограничить рост и обнищание населения путем удержания своего МПХ в узде, то Маркс возлагал надежды на коллективные действия управляемого интеллигенцией быдла по сокращению пропасти между богатыми и бедными. Но троллинг был очень толстый, на уровне смотри выше. Мальтузианство считалось реакционным и антинаучным, что однако совершенно не мешало копипастить данные из «Политической Экономии» в «Капиталъ».

Ленин, прочитав Мальтуса, сразу просёк, чем можно троллить мало- и безземельных крестьян, коих расплодилось 95% в России к 1917-му. Во многом, благодаря тому, что много пашни всё ещё оставалось в помещичьей и государственной (царской) собственности, а фабрики и заводы находились ещё только в зачаточном состоянии. Своим кличем "Землю-крестьянам!", большевики быстро оставили не у дел "Белое движение", так как пушечное мясо, включая махновских хохлов, перешло на сторону большевиков. Чем всё кончилось и как затем поступили с крестьянами и махновцами - читать в хистори.

Чем же так достал Мальтус коммунистов? Да посмотрим, что предлагалось в качестве альтернативы эксплуатации человека человеком. Коммунизм Ленина и Троцкого: ежели, значить, взять и поделить, то у всех будет одинаково, то не будет, значить, никакой зависти и трений, ну там, типа, бесконечные поля, на которых тут и там разбросаны светлые, просторные сельские домики фабрики. На фабриках трудятся весёлые пролетарии-универсалы, на все руки мастера, землю, значить, попашет, гайки, значить, покрутит, попишет, значить, стихи. Короче, читаем «Сны Веры Павловны» и вообще чуть выше в этой статье. Хорошо хоть не просили всех сесть в позу лотоса и уйти в атсрал.

В начале 1900х, последователи Маркса приписали к учению «Марксистскую Теорию Населения». Мол, у капиталиста вот есть фабрика и 100 станков. Если бизнес идёт хорошо, на часть прибавочной стоимости капиталист покупает ещё 20 машин — это называется «расширенное воспроизводство». А если бизнес идёт плохо, то 20 станков продадут с молотка. А вот у рабочего фабрики нет. У него есть цепи, чтобы терять, сарайка, чтобы жить, и жена-овуляшка, чтобы рожать. В сарайке 10 детей. Если бизнес идёт хорошо, рабочему платят хорошо, жена рожает ещё двоих. Расширенное воспроизводство. А если бизнес плох, то двое детишек случайно… Грустно, конечно, но что поделаешь — капитализм!

Ленин и Ко, переврав Маркса, пообещали, что при Коммунизме править будет каждая кухарка, так что плохо производство идти никак не может! Пролетариям — размножаться, и — к станкам, к станкам! При Совке каждому было обеспечено рабочее место, за копейки и ценой отказа от роботизации и автоматизации - продажных девок капитализма. В итоге совок отстал от загнивающего капитализма и развалился. Размножившимся пролетариям пришлось уйти с закрывшихся нерентабельных и распиленных предприятий и тихо вымирать. Люмпен-пролетарии-муслимы в среднеазиатских республиках тупо продолжили размножаться и после 1990-го, подтверждая теорию Мальтуса и работая за еду в России на российских бизнесменов, подтверждая заодно и теорию Маркса. Хорошо хоть, в отличие от современных бизнесменов, коммуняки в основном (на 85%) обеспечили советских пролетариев бесплатными сарайками и отдельными квартирами, хотя бы от мороза при капитализме не сразу сдохнешь, да ещё и гастарбайтерам их можно сдавать.

В советской литературе Мальтус и его теория гнобились нещадно, ИЧСХ никто из гнобивших — книг вообще никаких не читал. Этим мудазвонам мы и обязаны «цитатами из Мальтуса», путешествующим по Интернетам.

Мальтус на глупый троллинг не отвечал, а только посмеивался в своём фамильном склепе. Он-то знал, что в революциях и прочих чудесных перестройках и ускорениях нет счастия никому: ни бедным, ни богатым, ни левым, ни правым. Вот был на форуме талантливый и неплохой, в-общем, мужик с ником Condorcet, он-то со всех четырёх сторон попробовал. В курсе, что с ним стало? То-то.

Особо доставляло марксистам презрительное «я думаю, 30 лет будет достаточно». История их рассудила. Много раз пробовали, но коммунизма со светлыми полями и домиками не построили нигде (если не считать "скандинавского социализма", хотя Маркса там прямо не упоминают), а всякие искривлённо-полицейские версии «социализмов» — не считается, да и те уже грохнулись. Каждый раз почему-то выходило не по Марксу-Энгельсу, а как всегда. Так-то, КАРЛ. Трудолюбивые китайцы оказались умнее ортодоксальных советских коммуняк и вовремя отказались от буквального выполнения заветов Мао по уничтожению воробьев, ворующих пшеницу, став всемирной фабрикой и ограничив рождаемость. Теперь уже в коммунистическом миллиардном Китае зарплата выше, чем в России со всеми её неисчерпаемыми ресурсами, выручка за которые перекачивается в карманы олигархов. Так что и тут в Роисси от теории Маркса решили не отходить, бедные должны беднеть, а богатые - богатеть! Правда, в Китае за благополучие пришлось заплатить смогом и отравленными реками, и капитализм там не менее дикий, чем в России.

Лишь золотой миллиард живёт в относительно чистой среде, наслаждаясь всеми благами цивилизации и высоким уровнем жизни, посматривая на плодящихся муравьев-люмпенов в развивающихся странах, и не пытаясь расти. Для этого в технологически развитых странах используется глобальное разделение труда, высокие минимальные ставки почасовой оплаты, реальные, а не липовые профсоюзы, действующие законы по налогам на богатых, и забастовки, в конце концов. Просто там умнее и тоньше интерпретируют Маркса и Мальтуса, хотя об этом и не говорят. Только заборы от голодных мигрантов приходится строить, но это небольшая проблема.

[править] Тхом и Ко

[кто все эти люди?]

Он подарил тебе стимпанк Четвёртый слева подарит тебе катастрофу

Часто пишут, что Мальтус не учёл в своей теории бешеного развития химии, физики, агрономии и главное — инженерного дела.

Действительно, у Мальтуса в математической модели всего две функции:

  • население
  • жратва

В качестве входных функций от времени:

  • площадь сельхозугодий
  • урожайность

Жрать связано с населением через рабочие руки на полях, а население с едой — через пелотку, то есть трах и роды. Всё. Людям не нужно ни одежды и обуви, ни дорог[ЩИТО?] и повозок, ни театров и газет. Лопаты, плуги и прочая технология в неявном виде включены в урожайность. Системка из двух нелинейных дифференциальных уравнений первого порядка.

Это не значит, что Мальтус был глупее паровоза и про паровые машины не знал. Математика в книге была упрощена намеренно, чтобы хоть что-то решить. До стимпанкового компьютера Чарльза Бэббиджа — ещё четверть века, да так и не построили до конца.

Кстати, никаких уравнений в книгах у Мальтуса нет. Он-то сам чуть-чуть умел, но прекрасно понимал, что стоит впендюрить хотя бы одно уравнение, и количество читателей сократится в десять раз. Закон Хокинга, однако. Но закон — это в наше с вами почти просвещённое время. А в 1798 году, дифференциальные уравнения были уделом старших, вторых, ну или там восьмых вранглеров — человек триста-четыреста на всю Англию. Так что одно уравнение в книге по экономике и пиздец. Поставят на полку и забудут нафиг.

Да и решить было невозможно. Вот маятник Галилея: линейное дифференциальное уравнение второго порядка. Решается периодической функцией — синусоидой. А с населением — не так! Циклы периодическими выходить никак не желают. Потребовалось почти двести лет, чтобы возникла теория катастроф. Одна из классических моделей — система уравнений Преподобного Мальтуса. Так-то.

[править] Хаксли и Ко

В 1957 году биолог Джулиан Хаксли [2], начитавшись фантастики, пришёл к выводу, что Мальтус — фигня. Технология нам поможет: будем добывать энергию из урана и трития, летать на другие планеты и звёзды, в Сахаре — рисовые чеки, в солнечном Магадане — ананасы, в Марианском желобе — молибденовые рудники, терраформируем Марс и Венеру, заменим человеку части тела механизмами, или ещё лучше — органы из пробирки, то есть биологическое бессмертие. Опять же нано десу.

Хомячков у Джулиана Хаксли оказалось не меньше, чем прочитавших антиутопию его братца. Течение назвали «трансгуманизм». Далее домечтались до «точки Омега», когда человечество якобы сменит биологические тела потоками энергии и информации, разумеется, перестав после этого перехода ЖРАТ, ресурсы всех уже перестанут заботить, и места на жёстком диске хватит всем. Впрочем, этот проект не только невероятный, но и менее приемлемый для интеллектуального большинства, чем физическое бессмертие, хотя кто его знает, какими категориями будут мыслить люди тех времён, когда это станет возможным.

Мечтать не вредно. Но кушать хочется всегда.

[править] Джордж и Ко

Тома Кутюр. «Римляне времён упадка», 1847 г. А урожаи растут линейно That the earth could maintain a thousand billions of people as easily as a thousand millions is a necessary deduction from the manifest truths that, at least so far as our agency is concerned, Matter is eternal and Force must forever continue to act. То, что Земля может поддерживать жизнь одного триллиона человек так же легко, как одного миллиарда, легко вывести из того, что с точки зрения человека, Материя — вечна, и Сила Божия — тоже будет действовать вечно.

Высказывание выше принадлежит Хенри Джорджу, выпустившему в 1879 году книгу «Прогресс и бедность». Мальтус эту реплику из зала даже не критиковал, но мы толстые тролли, так что вот: площадь всей Земли (с морями-океанами) 5,3×1014 м². На каждого несчастного из триллиона придётся по 530 м². Но это кому суша а кому солёная вода. Если же пересчитать на площадь суши (включая Гималаи, Сахару и Антарктику), на нос придётся ровно по 1,6 сотки — не сакральные 6, а вчетверо меньше. На Колыме, на 1,6 сотки можно вырастить много бананов? Ладно, тебе повезло и твоя дача — в тёплом и влажном Годурасе. Колымь на здоровье.

Есть челы, называющие себя «корнукопианцы», от слова «хорн», то бишь «рог», то бишь изобилия. На Западе их много, гораздо больше, чем трансгуманистов. Главное утверждение: если Б-г создал Землю и человека, Он не даст нам умереть. Потому как Высшая Цель! И даже на нищем Гаити корнукопианцы встречаются, только заместо «Он», они говорят «ООН».

Далее берут площадь Африки из атласа, переводят в гектары и умножают на 100 центнеров. Сообщаем: там есть такая небольшая площадь, которую не стоит ни переводить в гектары, ни умножать в центнеры. Называется Сахара. Ещё расскажут вам, как с 1960 годов бешено росла урожайность всего. Докладываем: так и было, и рост впечатляюший. Однако, рост был линейный и в 1990е — таки вышел на полочку. Потом с 1991 по 2005 — подрастает на 2%. Точно по Мальтусу. С 2005 данных Юнеско… нет. Так что на сто не умножайте. 25, ну от силы тридцать — это со всеми РПГ, агрономией и удобрениями, как-то так.

Когда у корнукопианцев спрашивают: а откуда взять воды в Сахаре и каковы, чиста конкретно, процедуры для выращивания ананасов на Южном полюсе, ответ обычно один: спросите у инженеров / агрономов / физиков. А я — не физик, я — менеджер. И философ! Могу грамотно руководить.

Ну да ладно. С ХГМ спорить — себя не уважать.

[править] Саймон и Ко

Пипец уже близок

Самый заметный инцидент — пари эколога Пола Эрлиха с экономистом Джулианом Саймоном. Профессиональный торгаш вроде бы заметил, что стоит какому-либо товару подорожать и стать дефицитным, как человеки начинают искать способы больше этого не кушать, ищут замену, сокращая спрос. А если находят, то вроде дефицитная штука становится непростительно дешёвой, прямо как найденная замена. Эрлих же рисовал картины пиздеца, где мы съедим окончательно очередной анобтаниум и окажемся перед выбором, кого отправить в биореактор. В 1980 Эрлиху предложили выбрать пяток видов дефицитного сырья, которое по его мнению очень анобтаниумное, и поспорили, что спустя десять лет цены на него упадут. Выбор пал на металлы — вольфрам, уходивший на резцы в металлообработке, медь электропроводки, олово на консервных банках, никель и хром в качестве легирующих добавок в стали. Спустя десять лет Эрлих отдал проигранные десять кило зелени.

Всё бы хорошо, да Эрлих был дурак, что спорил с биржевой акулой. Если бы пари заключили не на 10 лет, а на 30, до 2010 года, то Эрлих бы выиграл вчистую. А вот если бы пари заключили до 2015 года, то была бы — ничья. Если вам надо купить вольфраму, его можно купить за доллары в любой из 20 добывающих стран или нелегалом доставить автоматы Калашникова в 21-ю страну — Конго, если нужно подешевле. Да что там, зайди на любой сайт по торговле металлами[2]. Да и вольфрам на хлеб не намажешь, от него производство жратвы и химических удобрений не шибко зависит, в отличие от нефте-газа, а также палладиевых катализаторов. Кстати, сейчас стратегическим сырьем становится уже не вольфрам, а литий, без которого невозможно производство аккумуляторов и солнечных батарей для светлого будущего без нефти и газа. В-общем, спор двух далеких от технологий пиздоболов оказался пустым и незначительным. Про истощение запасов ресурсов - см. далее.

[править] Медоузы и Ко

Минздрав СССР Римский Клуб предупреждает: перенаселение опасно для вашего здоровья.

Появление почти уже настоящих, а не стимпанковских, компов вызвало надежды, что гармонию можно наконец-то проверить математикой. Отделение ZOG в Риме проплатило молодым исследователям в MIT: супругам Донелле и Деннису Медоуз, Йоргену Рандерсу и Уильяму Бернсу за машинное время. Компьютер был настоящим монстром: целых 32 килобайта оперативки, и сто пятьдесят тысяч операций каждую секунду, так-то.

Результат выпустили в 1972 году под именем «Пределы Роста» (The Limits to Growth). Книжка продавалась хорошо: всего было напечатано более 70.000 экземпляров, и теперь она есть почти у каждого уважающего себя мальтузианца.

В отличие от модели Мальтуса, в 1970х система уравнений была гораздо сложнее, а основных функций стало восемь:

  • население
  • невосполнимые ресурсы (полезные ископаемые)
  • неудалимое загрязнение среды (говно — не загрязнение, а удобрение, а вот ртуть… ты понел.)
  • капитальные вложения (машины для производства жрать и потреблять)
  • жратва
  • предметы потребления
  • услуги (в том числе: Интернет, кино, индийские фильмы, секс за деньги, туризм, наука, искусство, танцы и песни индусов и т. д.)

Всё это вместе связано туевой хучей заумного матана, а писалось на языке DYNAMO.

В книжке специально говорится: конкретных предсказаний по датам сделать невозможно, так как не хватает данных. Нас интересует поведение функций в принципе. Не стали рисовать и промежуточных значений на графиках. Но раз прикидывать пальцами и линейкой всё равно будут, мы подрисовали зелёненькие линии и подписали условно годы.

Так что же они там писали, мальтузианцы этакие? Основные выводы из базовой модели (конкретные годы тут не от аффтаров, а для примера, чтобы следить по графикам):

  • Население планетки будет непрерывно увеличиваться, и достигнет к 2050 году 10 млрд человек. По факту, в 2015 мы уже обгоняем базовую модель 1970 года на 300 млн, но демографы заверяют, что 10 млрд не будет, а всё вероятно остановится на девяти с половиной. Хорошие новости: человечество полностью не вымрет, 3-4 млрд. к 2100 году в любом случае выживет. Так что можешь смело троллить каждого, кто говорит, что мальтузианство — это предсказывание прихода Лиса.
  • Количество жратвы на душу населения будет увеличиваться вплоть до 2012 года, а затем кривая пойдёт резко вниз. Уже к 2030 насчёт пожрать будет примерно так же, как в суровом 1900, а далее будет несколько хуже, но положение стабилизируется, а потом кривая даже пойдёт слегка вверх, за счет вымершей от голода части населения. За такое предсказание ругали, пока ВНЕЗАПНО в 2009 году Юнеско не перестало публиковать данные о продуктах питания на душу. Наф сэд.
  • Количество товаров потребления, всяких ай-фонов и Фокусов повышается до 2010 года, а потом начинается снижение. Что-то такое было в 2007—2009, я уже не помню. Но телефон у меня почему-то старый. В 2050 наступает «полочка» на уровне потребления середины прошлого века. Зомбоящики у населения останутся, не беспокойтесь.
  • Услуги, например, детское порно, туризм, фантики-акции, растут до 2015, а потом происходит плавное падение почти в ноль. Как там сегодня Доу Джонс? Куда рухнулась Сланцевая революция? Хотя это не для нас, цены на бензин растут в России, несмотря ни на что. Не бойтесь, заметное падение уровня жизни не так скоро, с 2025 года, в Турцию успеете съездить.
  • И от загрязнения окружающей среды мы не сдохнем: пик пройдёт в 2032 году, а дальше свалки будут использоваться в качестве месторождений полимеров. Нормально.
  • Потому что нефть, газ и уголь мы выпилим на 90%, и будем пилить только уран/торий и вероятно тритий. Кстати, Пик нефти на душу населения мы прошли в 1979 году.

Это совсем не значит, что прямо завтра надо бежать и покупать ящики с консервами и гвоздями. Во-первых, процесс перехода к новой равновесной системе очень медленный, и занимает около ста лет. Во-вторых, модель есть модель — абсолютно точных дат там нет и быть не может. В-третьих, процесс будет идти по-разному в разных странах. Довольно быстро, в пределах 20 лет, крах произойдёт только в странах, где учение Мальтуса не проникло в массы, потому что в случае катастрофического землетрясения, революции или неурожая туда более не прилетят мешки с рисом от доброго дяди Обамы, мускулистые спасатели от доброго дяди Путина, или худощавые, но очень крутые миротворцы от доброго дяди ООН. А там где есть планирование семьи — будет почти нормалёк.

[править] Рейган и Ко

Потреблятопия

Суть потреблядства

Это капитализм, братка!

Медоузов и соратников в семидесятые очень любили. Потом пришёл Рейган и приказал поливать органическими удобрениями из пожарного шланга. Содержимое шланга для краткости окрестили «Рейганомикой». Дело в том, что плавное снижение потреблядства было политически невыгодно ни странам золотого миллиарда, ни их новым партнёрам в Азии.

Когда ударило подряд два нефтяных кризиса (1973 и 1979), уже привыкших жить на широкую ногу пиндостанцев начали выставлять на мороз, а злобные банки стали ВНЕЗАПНО требовать процентики по кредитам. Пиндостанцы, соответственно, возбурлили, а правительство начало готовиться к худшему сценарию. Стало понятно, что надо поскорее раздать всем ещё больше фантиков, чтоб и по старым кредитам заплатили и нового пластикового говна напокупали. И даже удалось. Фантики раздали, реальное материальное производство утекло в Кетай, Индию и иже с ними, а неоплатный внешний долг СШП уже исследует планетную систему Бета Скорпиона и собирается лететь ещё дальше. Хотя США это мало беспокоит, печатный станок у них, фантиками всегда можно долги отдать, дальше уже не их проблемы.

Теперь Европа и Америка и рады бы сократить потребление, да ZOG против, так как вся экономика Поднебесной заточена на потреблядей Запада и если те резко откажутся от китайского говна, то внутри самого Китая начнётся гражданская война, негры в США (арабы в Европе) массово пойдут грабить супермаркеты и выйдут из под контроля белого человека, лишив ZOG профита. Всё население Китая живёт в соответствии с принципом «Arbeit macht frei»: мы готовы въёбывать до потери сознания за миску риса в день (щаз уже минимум за 1000 $ в мес) в обмен на лучшую жизнь завтра. Ну, если не завтра, то хотя бы ради лучшей жизни наших детей. Лучшая жизнь выражается, естественно, в наличии двух автомобилей на семью, загородного коттеджа, и прочего пластикового мусора, точно как в Америке. Однако, если три миллиарда китайцев и индусов начнут потреблядствовать на уровне Запада, ресурсов планеты, а также способности окружающей среды перерабатывать вредные выбросы хватит буквально на пару десятилетий, а вот дальше будет одновременная мальтузианская катастрофа на 1/2 части суши, с голодом, войнушками, эпидемиями и всеми вытекающими, и никому мало не покажется.

Всё вышесказанное годно и правильно, но когда наши рашкинские потребляди про это болтают, чтобы оправдать собственное потреблядство, хочется позвать товарища Пол Пота (смотри ниже).

Хотя, потреблядство — это всего лишь другой, более эффективный способ снизить численность человеков. Природе даже понравится.

[править] Ганди и Ко

Мальтус? Не, не проходили.

Великий гуманист и любитель спать нагишом с девственницами Махатма Ганди считал, что лучший способ снижения уровня рождаемости в стране — самоконтроль. Однако быдло имеет весьма туманное представление о самоконтроле, что очень плачевно сказалось на динамике рождаемости: население Индии увеличилось на двести миллионов рыл с 1950 по 1970 год и достигло 555 миллионов человеко-единиц. Высокая плотность населения начала приводить к росту преступности и межрелигиозных столкновений, в связи с чем бывшая в ту пору премьер-министром Индира Ганди была вынуждена идти на крайние меры и утвердила программу принудительной стерилизации во всех семьях, имеющих более двух детей. Местные власти же клали под нож кого ни попадя: студентов-нищебродов, бомжей и даже политических оппонентов, что вызвало массовые протесты. В общем, программа была зафейлена и правительство решило вернуться к методам Махатмы, неся знание в массы посредством центров семейного планирования. Успехи весьма сомнительные, поскольку на данный момент лишь половина населения осведомлена о том, что такое презервативчики и как ими пользоваться. Сейчас (данные июня 2015) в стране проживает 1,305 миллиарда, но быдло не собирается останавливаться на достигнутом и планирует приумножить будущих клиентов биореактора со скрострельностью 17 млн дополнительных тушек в год, то есть до 1,7 миллиарда к 2050 году.

А теперь лулзы, дорогой читатель. Феминистка Индира угадай, кого стерилизовала? Мужиков. При том, что изнасилования в Индии расследовать никто не любит и не станет.

[править] Мао и Ко

Мальтус в Японии

Послевоенная Япония сумела за три десятилетия выбиться в ранг экономических супердержав за счёт новой трудовой этики, поощрявшей работу до посинения во имя высшего блага. В обмен за самоотверженный труд правительство создало одну из самых щедрых систем социального обеспечения, позволявших ранний выход на пенсию и обильные выплаты старикам. К сожалению, японский «экономический пузырь» лопнул ещё в семидесятых, но система welfare-state осталась практически нетронутой. Успехи медицины, позволившие увеличить длительность жизни до восьмидесяти лет, ещё больше усложнили ситуацию. На данный момент из 127 миллионов, проживающих в архипелаге, примерно четверть получает пенсии и прочие выплаты, положенные старикам, которые в некоторых случаях позволяют тащить дедам на горбу ещё и хиккикомори. Подобное положение дел вызвало взрыв недовольства у министра финансов Таро Асо, предложившего старичью не обременять уже и без того обветшалый бюджет и завершить жизнь самоубийством или хотя бы приблизиться к этому общественно полезному деянию. Дедки пока отмалчиваются и продолжают проёбывать бабло, катаясь по миру и вставляя зубные импланты. Однако есть и хорошие новости. Население прошло пик в 2008 году (128,1 млн) и продолжает снижаться. Дедушка Мальтус победил.
Ху Неисвесно. «Мама, папа, я — счастливая семья». Жесть, картон.

Не менее великий кормчий Мао считал, что благосостояние нации напрямую зависит от населения страны, поэтому завещал своим соотечественникам ебстись напропалую. А заодно заставил каждую китайскую семью построить во дворе глиняную домну для выплавки чугуна, чтобы догнать по чугуну Америку. С 1945 по 1970 кетайцы натрахали триста миллионов детей[3]. В 1970 Председатель решил, что двух детей на семью — за глаза, но несмотря на расставленные по всей стране плакаты, норот продолжил ебстись. Конец немного предсказуем, умерших от голода 20-30 млн. там почти никто не заметил.

Через три года после того, как Председатель начал рулить страной духовно, из Мавзолея, Китай ВНЕЗАПНО ввёл самую жёсткую на планете политику контроля рождаемости. Вопреки широко распространённым легендам, политику «Одна Семья — Один Ребёнок» придумал не Ден Сяопин, а занявший место кормчего Хуа Гофэн, с подачи известного китайского математика и неомальтузианца Сонг Янга. Также вопреки распространённому заблуждению, лицензий на рождение второго ребёнка никогда не было, а была, и теперь есть, лицензия на заключение брака. Сама-то она стоит копейки и по карману даже нищему, но до 2003 для её получения надо было собрать справки домкомо, профкомо, рабкомо, поликлинико, вендиспансеро, и далее по списку, а в каждом из этих учреждений просили ещё справок и следовали древнекитайскому обычаю «не подмазес — не поедес», ну ты понел. Можно свалить из страны и наделать детёнысей там, но чтобы получить загранпаспорт, надо собрать домкомо, профкомо, рабкомо, поликлинико, вендиспансеро, и далее по списку. Так что, несмотря на проблемы, рекомендации Mальтусa в Кетае живут, цветут и пахнут. Что есть хорошо для всех жителей этой планеты.

По состоянию на 2007 год 36% семейных пар имели право на одного ребёнка, потому что поторопились пожениться. 53% имели право на двух детей, но лишь при условии, что первый ребёнок — девочка. Остальные 11% — либо национальные меньшинства (толерастия поразила и Китай, ага), либо «в затруднительном положении»: инвалиды войны и т. п. В любом случае, женщине не разрешается рожать чаще чем один раз в 3 (в некоторых провинциях — 4) года! Причём жуткие истории, как младенцам втыкают в темечко шприцы с формалином можете себе засунуть, куда и шприц. Методы борьбы с овуляшками — чисто экономические: следуешь законам — медицина и образование для всех отпрысков бесплатно. Не следуешь — плати за весь выводок из своего кармана. Если сможешь. Те кто не мог, невозбранно продавали лишнее чадо в рабство, где оно вручную обрабатывало линзы для айфонов пока не загиналось от ядовитых технологических жидкостей. ИЧСХ, 78% населения политику поддерживают. Кроме абортов и гондонов — всё в точности по рекомендациям Мальтуса. Так что, раз Китай пока не завалил эту страну понаехавшими — скажи спасибо старику. В октябре 2015 года разрешили двоих детей, цикл завершился.

[править] Пол Пот и Ко

Ещё гуманист

Эспаньола, один из Больших Антильских островов, расшаренный между государством Гаити и Доминиканской республикой. Остров был открыт Колумбом, но потом понаплыли французы и оттяпали себе целую половину под плантации. Плантации по традиции обрабатывали негры, которым удалось организовать революцию, избавиться от гнёта белых господ и запилить своё собственное чисто негритянское государство. Негры за сто лет тотального доминирования полностью выпилили все леса, эрозия доделала своё дело и теперь в стране не растёт даже бурьян. Гаити является самым нищебродским государством Латинской Америки и выживает исключительно за счёт гуманитарной помощи. В свою очередь Доминиканская республика, находившаяся под длительным испанским доминированием, является самым развитым государством Карибского бассейна, во-первых, за счёт богатого природного мира, привлекающего туристов, во-вторых, благодаря промышленности. Злые языки поговаривают, что подобных успехов страна добилась не без помощи диктатора Трухильо, который выпилил всех гаитян, живших в стране.
Сегодня мы будем строить пирамидку.

Товарищ Пол Пот органически соединил казалось бы несовместимые учения Маркса и Мальтуса, и даже написал про это брошюрку с картинками. Для товарищей не жалко. Как у нас там? Ежели, значить, взять и поделить, то у всех будет одинаково, то не будет, значить, никакой зависти и трений, ну там, типа, бесконечные поля, на которых тут и там… Э-э-э, батенька, куды Вас понесло! Азия-с, не поймут-с!

Строить азиатское светлое будущее будем так: вот городская девочка из семьи врача-очкарика, учится в школе и ходит в сандаликах. А вот деревенская девочка, у которой папу убило пиндосовской бомбой, поэтому в школу сирота не ходит (в деревне и школы-то нет), а сажает рис. А босая, так потому что бедная и сандаликов нету. Неравенство и социальная напряжёнка — не годится! Следовательно: городскую девочку переселим в деревню. Её старая школа же всё равно закрылась, учитилей подавили асфальтовым катком, так что в городе делать нечего. Сандалики отберём — на рисовых чеках они всё равно не пригодятся, а у деревенской девочки — никакой зависти и трений. Что там осталось? А: папашка-очкарик! Нет проблем. Папашке щас деревенская девочка тюкнет мотыгой по затылку. И социальная справедливость, и удобрения. Всё! Видите: обе девочки, свободные от предрассудков империалистически-буржуазной школы, уже крепко дружат и сажают вместе рис? Полное равенство и единение города с деревней. Счастие.

А как же перенаселение? Девочки же, вроде, обе беременные от наших революционных кадров? Ну какой вы тёмный, нереволюционный, товарищ! Мы же сказали: папа был доктор? А теперь он удобряет, так что население — стабилизируется.

Надо ли говорить, что от этого тролля Мальтус точно в гробу крутится, как вентилятор? Зацепило!

[править] Памятник будущему человеку

Дом

В конце 70-х годов на пике волны публикаций, предупреждающих об опасности перенаселения планеты, появляются так называемые «Скрижали Джорджии», крупный монумент, расположенный, как ни странно, в штате Джорджия. Авторы творения высекли на камне несколько тезисов, являющихся своеобразными рекомендациями человечеству, начинающиеся фразой «Пусть земное население никогда не превышает 500 миллионов, пребывая в постоянном равновесии с природой» и заканчивающиеся «Не будьте раковой опухолью для земли, природе тоже оставьте место!».

Как ни странно, люди, сооружавшие Скрижали, были первыми, обратившими внимание на вполне очевидный факт: с точки зрения природы человек имеет не больше прав для существования, чем какие-нибудь белки или скорпионы.

Авторы монумента оценивали оптимальную человеческую популяцию в 500 миллионов особей. Эта величина базируется на основе давно известных расчётов экологов, ставящих во главу угла существующие популяции животных и ареалы их обитания, а также те ареалы, которые нужно будет восстановить для возвращения всех экосистем к равновесию. Экономисты, неравнодушные к неомальтузианству, дают ту же самую величину, опираясь в своих публикациях на уровень потребления материальных (еда и энергия) и нематериальных (культурные мероприятия и путешествия) ресурсов, типичный для среднего класса высокоразвитых стран Запада. Если средний землянин ужмётся до уровня современного китайца, планеты хватит и на 2,5 млрд.

Хотя личности авторов Скрижалей так и не были установлены, многие считают, что возникновение монумента связано с деятельностью основанного в 1937 году Pioneer Fund, занимающегося исследованиями в области человеческого интеллекта. Ряд исследований, субсидированных Фондом, позволил установить корреляцию между фертильностью особи и её интеллектом. Интеллект — это способность давать адекватную оценку реальности и уметь экстраполировать последствия своих действий, а планирование семьи является яркой демонстрацией интеллектуальных способностей индивидуума. Ребёнок — это не только подгузники и кашка, это также воспитание и образование. По совокупному объёму расходов последние два пункта занимают три четверти бюджета, рассчитанного на двадцатилетний период (то есть с момента рождения до получения профессионального образования). Любой недостаток финансирования будет в первую очередь сказываться на качестве воспитания и образования индивидуума, что напрямую отразится на увеличении популяции криминализированных и малообразованных особей, которые в свою очередь ухудшат общее экономическое благосостояние социума.

Исследователи предлагают две стратегии, направленные на улучшение благосостояния общества через контроль популяции.

  • Стратегия демократического общества, состоящего из независимых индивидуумов, самостоятельно планирующих свою жизнь и полностью несущих ответственность за все свои поступки, предполагает внесение залога будущими родителями (в традиционных обществах вместо залога — неподъёмный калым и традиционные свадьбы на сотни гостей, что опять же не по карману нищебродам). Необходимость залога мотивируется тем, что в случае смерти обоих родителей бремя воспитания полноценного гражданина ложится на плечи ни в чём не виноватого общества. Соответственно, оно исключит из цикла размножения всех низкоранговых особей со слабым интеллектом, неспособных зарабатывать достаточно большие суммы для внесения залога. Правда, общества с калымом оказались самыми плодовитыми, унтерменши-нищеброды там взяли Калашниковы, вступили в спонсируемый демократами ИГИЛ и дают прикурить своим соседям.
  • Вторая стратегия базируется на патерналистских традициях, типичных для автократий и тоталитарных режимов. Здесь индивидуум воспитывается с момента рождения самим государством. В этом случае деторождение является своего рода контрактом между индивидуумом и государством. Государство как работодатель будет заинтересовано в отборе высокоранговых особей с нормальным здоровьем и интеллектом, подходящих для воспроизводства популяции. Читаем у Стругацких. Что-то такое было и у Гиммлера, с расово чистыми эсэсовцами.

В любом случае глобального и полного пиздеца не будет. В каждом конкретном регионе будет медленное сокращение популяции, только одни страны будут делать это цивилизованно, как завещал Мальтус, а другие — через жопу (misery): голод, войны, эпидемии, полпотизмы всякие и т. п.

Выбор за тобой, брателло.

[править] Краткая инструкция молодому троллю

  • Прежде чем сравнивать оппонента с Мальтусом, попробуй понять, что же Мальтус вообще писал (и не писал). Кто-то может воспринять как комплимент. А то, не дай Б-г, нарвёшься на образованного тролля, и погубишь себе ещё годный клон.
  • Преподобный Роберт Мальтус — хороший, годный математик, нарисовавший вполне для его времени хорошую, годную теорию народонаселения и ресурсов. Теория работает на тебя, брателло, в том числе и в современной биологии, экологии и социологии. Хотя на сегодняшний день есть модели куда круче, чем у Мальтуса.
  • Мальтузианзкая катастрофа — это не полный пиздец. Человечество уже пережило чуть более 105 мальтузианских катастроф и ещё столько переживёт. Используй свои мозги, чтобы не надо было переживать, и будь счастлив. Впрочем, нам всё равно, что ты с собой сделаешь.
  • Если за жратвой — покупай у местного производителя. И будет вам обоим счастие.
  • Не потреблядствуй, не меняй Айфон каждый год, ибо аморально и вообще грех. Откладывай на участок под картошку и утеплённый бункер, кто знает, может пригодится лет через 20. Аминь!
  • Ебись с удовольствием, но не размножайся чрезмерно. Гондон! Самки человека, которые ищут только "успешных бизнесменов", пусть так и остаются старыми девами или матерями-одиночками. После наступления БП, выжившие поймут, что главное в мужике - умение плести лапти из отработанных покрышек, рытьё нор и добыча крыс тру-ловушками из пластиковых бутылок.

Такие дела.

[править] Кинцо и книжки в тему

Питер Брейгель — старший. «Триумф смерти», 1562 год
  • «Soylent Green». Дистиллированный винрар по мотивам повести Г. Гаррисона. Снят пиндосами в далёкую доблокбастерную эпоху, так что смотреть стоит.
  • Гарри Гаррисон «Подвиньтесь! Подвиньтесь!» (Make Room! Make Room!) — не просто оно самое, а ещё и с упоминанием сабжа.
  • «The Day the Earth Stood Still» 2008 года с Киану Ривзом в роли злобного пришельца, прибывшего на Землюшку покарать всех человеков за долбоебизм. Несмотря на многообещающее начало, всё заканчивается соплями, пиздострадальчеством и обещаниями со стороны сисястой тёлки исправиться и начать жить по-христиански.
  • «Pandorum» — для окончательного решения вопроса перенаселения в космос запуливают корабль с будущими колонистами, и, конечно же, что-то начинает идти не так. Тащемта, упор тут идет на сай-фай и хоррор, а идеи мальтузианства чисто для антуража, но кинцо неплохое.
  • Весьма спорный «Elysium» от Нейла Блумкампа. Несмотря на слащавый сюжет, фильм стоящий, так как вполне точно отражает отношение к мальтузианству современных доминирующих на Западе социал-демократов.
  • «Avatar» же — с жёсткой критикой экспорта и насаждения революции мальтузианства.
  • В последней серии первого сезона сериала «Sliders» герои попадают в параллельный мир, в котором человечество приняло идеи Мальтуса близко к сердцу и начало активно заниматься контролем народонаселения. Правда, контролировали отнюдь не рождаемость.
  • «Конгресс» — по мотивам произведений пана Станислава. На протяжении развития сюжета показан процесс становления сабжа статьи, во плоти и в полный рост.
  • «Облачный атлас» — хотя сама история, вроде как, про реинкарнацию, тема мальтузианства идёт пронзительным лейтмотивом через весь фильм. Начиная от времён рабовладельческого колониализма и до постапокалипсиса — «У Предков мудрость была, но и жажда большего!».
  • Паоло Бачигалупи. Почти всё написанное, но главные: «Заводная», «Специалист по калориям», и конечно: «Насос номер шесть».
  1. ↑ то есть: в колыбельке его няня качала, а не то что ты подумал
  2. ↑ не путать с братом Олдосом Хаксли, который случайно «О дивный новый мир», хотя читать последний — обязательно
  3. ↑ Никому никогда не говори, брателло, что в Кетае в 1980 уже был миллиард. Это выдаёт в тебе школоло. Кeтай достиг 1 млрд в 1982, отчего СССР за два года анально перевыполнил пятилетний план по кирпичам, так-то.
1) Мальтузианство2) ???????3) PROFIT!
Мальтузианство — это последнее, что ты увидишь в жизни.

lurkmore.to

Мальтузианство

Введение.

К глобальным проблемам человечества относятся быстрый прирост и изменение структуры населения Земли. Это связано с тем, что в последнее время начался так называемый демографический взрыв. Термин “демография” (от греч. demos – народ, и grapho – пишу) был введён в 1855 году А. Гийоаром. Демография исследует закономерности развития структуры, размещение и динамику народонаселения, разрабатывает теории народонаселения, политику народонаселения, прогноз его численности. Центральное место в демографии занимает исследование воспроизводства населения, изменения его численности, состава и размещения под влиянием естественного движения (рождаемость, смертность), миграции и мобильности населения. Своими работами в области демографии прославился известный английский экономист Т.Р. Мальтус (1766-1834). Его именем была названа социально-экономическая теория, в соответствии с которой экономическое благосостояние определяется не столько уровнем развития, сколько естественным законом народонаселения.

Возникновение “мальтузианского” принципа.

Теория народонаселения, как её понимали в 19 веке, то есть теория факторов или “законов”, определяющих численность, темпы роста или убыли населения, возникла значительно раньше мальтузианской. За исключением несущественных деталей, “мальтузианский” принцип народонаселения был полностью разработан Ботеро в 1589 году: население имеет тенденцию расти без каких-либо определённых пределов, в меру естественной человеческой плодовитости (virtus generativa). Напротив, средства существования и возможности их увеличить (virtus nutritiva) определённо ограничены, а, следовательно, кладут этому росту единственный существующий предел. Этот предел устанавливает нужда, заставляющая людей воздерживаться от брака (по Мальтусу: негативное ограничение, предусмотрительное ограничение, “моральное воздержание”), если численность населения периодически не сокращается войнами, эпидемиями и т.д. (по Мальтусу: позитивное ограничение). Однако, теория народонаселения Ботеро появилась задолго до того времени, когда могла получить распространение. Примерно через 200 лет после Ботеро Мальтус практически всего лишь повторил эту идею, кроме того, что применил математические законы для того, чтобы описать действие virtus generativa и virtus nutritiva: численность населения должна расти в “геометрической прогрессии”, то есть в виде расходящегося геометрического ряда, а средства пропитания – в “арифметической прогрессии”. Но “закон геометрической прогрессии” уже был предложен Петти, Зюсмильхом (1740), Уоллесом (1753) и Ортесом (1744). То есть Мальтус не высказал никаких новых идей, всё было высказано до него. Франклин (1751), Мирабо (1756), Стюарт (1767), Шатлю (1772) и Таунсенд (1786) не связывали себя с этой математической формой, но утверждали, что численность населения всегда будет расти до предела, определяемого обеспеченностью средствами существования. Как сказал Мирабо: “Люди будут плодиться до достижения предела средств существования, “как крысы в амбаре””. Ортес был единственным, кто допускал, что “разум” может при этом играть большую роль, чем простое предвидение грядущей нужды. Таунсенд определил ограничивающий фактор как “голод, который не ощущается самим индивидом и не внушает ему страха, но предвидится в будущем и грозит его потомкам”. Сэр Джеймс Стюарт, как и Ботеро, принял “детородную способность” за постоянную силу, которая сравнивается с пружиной, удерживаемой в сжатом состоянии приложенным к ней грузом и непременно реагирующей на любое ослабление давления на неё.

Ботеро был первым автором, в чьих работах прозвучала пессимистическая нота, он связывал рост населения с действительной или потенциальной нищетой. Но значительная часть авторов того времени, считавших, что численность населения имеет тенденцию к неограниченному росту, не разделяли пессимизма Ботеро, а симпатизировали популяционистским настроениям. Сам факт того, что население физически способно размножаться до тех пор, пока не закончится пища и место на Земле не является причиной для беспокойства, если не добавить к этому предположение, что население действительно будет стремиться к этому, вместо того, чтобы просто реагировать на изменение экономического положения ростом или снижением рождаемости. В произведениях Таунсенда прозвучала евгеническая нота. Он доказывал, что обеспечение “ленивого и порочного” легло бы бременем на “более благоразумного, заботливого и трудолюбивого” и заставило бы воздержаться его от вступления в брак. Таунсенд писал: “Фермер оставляет на племя только лучших своих животных, однако наши законы предпочитают, скорее, сохранять худших…”.

Биологические законы роста народонаселения Т. Мальтуса.

Хотя Мальтус всего лишь повторил теорию народонаселения Ботеро, но благодаря нему эта теория стала широко известной и стала называться мальтузианством. В своей книге “Опыт о законе народонаселения…”, своей наиболее известной работе, вышедшей в 1798 году, Мальтус обрисовал сложную ситуацию, которая в наши дни получила название демографической проблемы. Мальтус видел её в том, что население увеличивается с невероятной скоростью, тогда как прирост необходимого для его прокормления продовольствия осуществляется в значительно меньших размерах. Он предпринял попытку объяснить противоречия общественного развития не социальными условиями, а “вечными” законами природы. Мальтус понимал биологические факторы как решающие в процессе воспроизводства населения, им был сформулирован “естественный закон” народонаселения. По его мнению разрыв между ростом населения и ростом производства средств существования связан с так называемым законом убывающей производительности последовательных затрат, что, например, для земледелия оборачивается “законом убывающего плодородия почвы”. Тяжёлые последствия не наступают лишь до тех пор, пока человечество относительно немногочисленно, а его прирост купируется войнами, эпидемиями и другими социальными бедствиями, считал Мальтус. Закон убывающего плодородия начнёт, по его мнению, сказываться тогда, когда под сельскохозяйственные угодья будут задействованы все, ещё не затронутые земледелием, пригодные к обработке участки планеты.

Центральным понятием мальтузианской теории общества является понятие народонаселения. Народонаселение – совокупность людей, осуществляющих свою жизнедеятельность в рамках определённых социальных общностей: человечество в целом; групп стран; отдельных стран; различных региональных подразделений внутри этих стран. В социологическом плане народонаселение, его рост, плотность, расселение рассматриваются как одно из необходимых материальных условий жизни общества. Для демографии народонаселение – это совокупность поколений людей, различающихся по численности, возрасту и полу. В демогеографии под народонаселением понимают совокупность тех же людей, расселённых и мигрирующих в пределах определённой территории. В экономической теории народонаселение понимается как источник трудовых ресурсов и субъект потребления.

Чтобы понять какую роль играет народонаселение, его прирост, темпы роста, обратимся к анализу динамики народонаселения Земли. В 1987 году на Земле был зарегистрирован пятимиллиардный житель. В настоящее время, население Земли продолжает стремительно расти. Наиболее быстрый прирост населения происходит, как правило, в наименее развитых странах Азии, Африки и Латинской Америки. Чтобы представить себе, каковы темпы прироста населения, укажем, что в начале эпохи раннего палеолита численность населения Земли равнялась примерно 100-200 тысяч человек, к началу позднего палеолита население достигло примерно 1 миллиона человек, к началу неолита – 10 миллионов, а к его концу – 50 миллионов. Увеличение темпов роста народонаселения связано с переходом от первого культурно-хозяйственного типа – охота, собирательство, рыболовство (присваивающий тип хозяйствования) – к земледелию. Прирост численности предков человека и первых людей в период становления общества был очень медленным, так как сдерживался низким уровнем производительных сил и суровыми естественными условиями. Каждый раз при переходе к более прогрессивному типу хозяйствования наблюдалось ускорение роста народонаселения. Так, скачками в росте населения Земли сопровождался переход от охоты и собирательства к скотоводству и земледелию, от каменных орудий к металлическим. К началу нашей эры численность населения Земли уже составляла 230 миллионов человек, к началу 19 века – 1 миллиард, к 1930 году – 2 миллиарда, к 1961 году – 3 миллиарда, к 1976 году – 4 миллиарда, к 1987 году – 5 миллиардов. Темпы роста населения Земли в 1970-х годах достигли 2 % в год, что дало основания говорить о “демографическом взрыве”.

По мнению Мальтуса, даже под действием таких факторов как эпидемии, голод, войны, население всё равно будет продолжать расти до предела. Он настаивал на регулировании рождаемости и регламентации браков, игнорируя при этом естественную потребность в детях. Центральным политическим тезисом классического мальтузианства является утверждение о тщетности усилий по преумножению средств существования людей, поскольку это, по мнению Мальтуса, в конечном итоге увеличивает число потребителей.

Неомальтузианство.

Теория Мальтуса с течением времени видоизменилась и продолжает существовать. В 20 веке была обнаружена несостоятельность того, что, рост производства продовольствия идёт в арифметической прогрессии. Объём производимого продовольствия уже увеличивался намного быстрее, чем темпы роста населения. Ражо, Вит-Кнудсен, Ист и Томпсон пытались доказать, что главным тезисом мальтузианства является именно “природный” характер демографического развития, и что оно не сводится лишь к “прогрессиям”. Г. Тейлор пришёл к выводу, что войны, голод и эпидемии уже не являются факторами, препятствующими росту населения. Сегодня механизмом, ограничивающим рост населения, стало влияние разрушенной человечеством окружающей среды на само человечество. То есть, нанося вред природе, человечество тем самым наносит вред само себе, ограничивая свой рост.

Обновлённым вариантом теории Мальтуса выступает неомальтузианство. Это идейное течение зародилось в конце 19 века. В неомальтузианстве признаётся воздействие социальных факторов на народонаселение, но оно приравнивается к воздействию биологических факторов. Неомальтузианство игнорирует социальную сторону процесса воспроизводства людей, так как отодвигает на задний план мероприятия по повышению эффективности экономики, подъёму уровня жизни населения. Оно выделяет в первую очередь биологическую сферу воспроизводства человека.

Критика мальтузианства.

С резкой критикой мальтузианства выступал Карл Маркс. Он утверждал, что решающее влияние на демографические процессы имеют социально-экономические факторы и каждому исторически особенному способу производства свойственны особые законы народонаселения. С точки зрения Карла Маркса мальтузианство, как теория, пытающаяся объяснить рост населения чисто биологическими и внеисторическими закономерностями, является научно несостоятельной. Но между темпом роста народонаселения и уровнем развития производительных сил в различных общественно-экономических формациях нет точного соответствия. По данным исторических наук, чем лучше развит способ производства, тем выше прирост народонаселения. Но на прирост народонаселения влияют так же культура народа, национальные традиции, различные исторические события. Вместе с тем, темпы роста народонаселения оказывают обратное воздействие на систему материального производства, они могут содействовать развитию производства, а могут и затормозить развитие производства.

Как считал Карл Маркс, человек является главной производительной силой, а во все исторические эпохи большинство населения было занято производительным трудом. Все виды общественной деятельности строились в зависимости от производственной деятельности, а закономерности производственной деятельности оказывались определяющими по отношению ко всем другим видам человеческой деятельности. Это позволило Марксу объяснить феномен безработицы не биологическими законами размножения людей, а особенностями капиталистической системы хозяйствования.

Заключение.

Лучшим ответом на вопрос, кто прав в споре между мальтузианцами и критиками мальтузианства является анализ реального положения дел. Наиболее быстрый прирост населения происходит, как правило, в наименее развитых в социальном и экономическом отношении странах Азии, Африки и Латинской Америки. В этих странах острее всего ощущаются нехватки продовольствия, жилья, возможностей для образования и поддержания современного уровня здравоохранения. По существующим подсчётам, около трети населения Земли живёт в условиях хронической бедности. В то же время в ряде стран Европы, которые хорошо развиты в социальном и экономическом отношении, показатели рождаемости постоянно снижаются. Из этого можно сделать вывод, что уровень рождаемости и прирост населения не являются чисто биологическим процессом и не подчиняются чисто биологическим законам. А значит, решающими факторами демографических изменений являются социальные и культурные механизмы и регуляции. Население в тех странах, где жизненный и культурный уровень ниже, растёт быстрее, чем в экономически и культурно более развитых обществах. Это объясняется тем, что в развитых странах воспитание ребёнка стоит дороже: в условиях научно-технического прогресса требуются большие затраты на общее и профессиональное обучение. Воспитать же, прокормить и одеть ребёнка при низких культурных и общесоциальных требованиях в развивающихся странах легче, к тому же уровень сознания и сила традиций, отрицающих регуляцию рождаемости, не позволяет принять меры, ограничивающие быстрый прирост населения.

Быстрый прирост населения происходит в силу указанных обстоятельств в странах с отсталым аграрным и техническим производством. Поэтому неспособность обеспечить население продовольствием, современным жильём, лекарствами и образованием зависит, прежде всего, от социальных, а не от чисто биологических факторов. Сегодня мы знаем, что обеспечение продуктами питания в развитых странах опережает рост населения, и в действительности численность населения в некоторых европейских государствах стабилизировалась и даже снизилась. Производство сельскохозяйственной продукции на единицу площади резко возросло, равно как и уровень жизни. В колониальной Америке

17 % населения работали на фермах. В 2000 году в сельском хозяйстве США был занят примерно 1 % населения. Применение сельскохозяйственных технологий дало огромный прирост эффективности и производительности, чего не могли и вообразить пессимисты-мальтузианцы. Из этого, однако, не следует, что прирост народонаселения в этом случае может продолжаться неограниченно. Во-первых, запасы пригодных для сельского хозяйства земель действительно ограничены и площади их вследствие эрозии почв непрерывно сокращаются. Во-вторых, на то, чтобы овладеть сельскохозяйственной технологией и производственной культурой развивающимся странам требуется много десятилетий. В-третьих, многие развивающиеся страны продолжают тратить значительную часть своих финансовых и людских ресурсов на региональные войны и внутренние конфликты. В-четвёртых, поверхность Земли, пригодная для проживания людей, ограниченна, прирост же населения будет вести к созданию новых городов и уменьшению площади сельскохозяйственных угодий. Площадь поверхности Земли, пригодная для проживания людей, так же в будущем может уменьшиться вследствие таяния ледников из-за глобального потепления. Наконец, в-пятых, прирост населения упирается в ограниченность таких ресурсов, как пресной воды, атмосферного кислорода, районов, чистых от химического и радиоактивного загрязнения, и т.д.

Вследствие сказанного проблема регулирования населения и темпов его прироста становится глобальной проблемой. Отсутствие контроля в этом вопросе сможет привести к непредсказуемым отрицательным последствиям, связанным с нехваткой продовольствия и жизненных ресурсов, а также неспособностью образовательной системы подготовить большую часть народонаселения Земли к требованиям современного научно-технического прогресса. Сегодня стала совершенно очевидной несостоятельность всех форм и методов принудительного демографического контроля. Стало понятно, что осуществление демографического контроля и разумного регулирования народонаселения должно быть научно обоснованным. Это требует гигантской воспитательной работы и постепенного изменения культурных и поведенческих стереотипов в системе брачно-семейных отношений во всех странах и в глобальном масштабе. По мнению Джерарда Кэхилла, технологический прогресс и стимулы свободного рынка могут обеспечить решение экологических проблем, связанных с глобализацией, что предотвратит в будущем глобальную катастрофу, а значит гибель человечества.

Обоснованной считается концепция развития мировой системы в координатах “ограниченного роста”. Под “ограниченным ростом” понимается процесс структурной дифференциации, отличающийся от чисто количественного недифференцированного возрастания. Необходимость именно такого подхода определяется взаимозависимостью кризисных ситуаций: кризиса перенаселения, окружающей среды, продовольственного, энергетического, сырьевого и т.п.

Если уже сегодня внутрисемейное планирование охватит всё население Земли, и если это ограничение будет происходить на уровне 2,2-2,5 детей на каждую брачную пару, то есть основание считать, что в конце 21 века наступит стабилизация численности населения на уровне 11-12 миллиардов человек. Должен проводиться ряд продуманных мер, благодаря которым в одних регионах и странах рост народонаселения должен ускориться, а в других – несколько замедлиться.

Автор данного реферата считает, что на прирост народонаселения влияют как биологические, так и социальные факторы. Путём проведения научно обоснованных мер по регуляции прироста населения, увеличению производства продовольствия, охране окружающей среды, экономии энергетических и сырьевых ресурсов, использованию альтернативных источников энергии и сырья, по мнению автора данного реферата, всё таки можно решить демографическую и связанные с ней проблемы. Но в современном мире очень велика вероятность того, что Земля не успеет переполниться людьми – человечество или его значительная часть может погибнуть раньше. Дающие большой прирост населения народы могут пытаться захватывать территорию у народов, которые не дают прироста населения. Из-за этого могут происходить войны и конфликты, возможно с применением оружия массового поражения (ядерного, химического и биологического). Увеличивающееся радиоактивное и химическое загрязнение окружающей среды будет приводить к росту онкологических и других заболеваний, ухудшению здоровья населения Земли. Но, возможно, эти проблемы в будущем будут решены. Автор данного реферата не считает возможным предвидеть какая будет ситуация в будущем.

Выводы:

  1. На прирост народонаселения влияют социальные и биологические факторы.

  2. Население Земли продолжает стремительно увеличиваться.

  3. Наиболее быстрый прирост населения происходит в развивающихся странах.

  4. В развитых странах численность населения стабилизировалась или даже снижается.

  5. Сегодня фактором, ограничивающим прирост населения, стало влияние разрушенной окружающей среды.

  6. Решающими факторами демографических изменений являются социальные и культурные механизмы и регуляции.

  7. При увеличении эффективности сельского хозяйства прирост производства продовольствия может быть выше прироста населения.

  8. Запасы пригодных для сельского хозяйства земель ограниченны и площади их вследствие эрозии почв непрерывно сокращаются.

  9. Поверхность Земли, пригодная для проживания людей ограниченна.

  10. Ряд научно обоснованных мер по регуляции населения может решить демографическую проблему.

Список использованной литературы.

  1. Болдырев В.А. Экономический закон населения при социализме. – М., 1968.

  2. Брук С.И. Население мира: Этно-этнографический справочник. – М.,1981.

  3. Валентей Д.И. Теория и политика народонаселения. – М., 1967.

  4. Кэхилл Дж. Мальтузианство, пессимизм и глобализация.//Проблемы теории и практики управления. – 2002. - № 1.

  5. Народонаселение стран мира: Справочник. – М., 1978.

  6. Основы теории народонаселения. – М., 1977.

  7. Попов А.Я. Современное мальтузианство. – М., 1960.

  8. Рубин Я.И. Теория народонаселения (мальтузианское и буржуазно-антимальтузианское направления).

  9. Система знаний о народонаселении. – М., 1976.

  10. Смулевич Б.Я. Критика буржуазных теорий и политики народонаселения. – М., 1959.

  11. Управление развитием народонаселения в СССР. – М., 1977.

  12. Философия. Основные идеи и принципы./ Под общ. ред. А.И. Ракитова. – М.: Политиздат, 1990. – с. 359 – 362.

  13. Шумпетер И.А. История экономического анализа. Часть 2. От истоков до первого классического. Глава 5. Народонаселение, возрастающая и убывающая отдача, заработная плата и занятость.

13

studfiles.net

«Мальтузианская ловушка» до XIX века и как из неё Британия вышла лидером | Блог Екатерина II

Британский экономист Грегори Кларк в своей книге «Прощай, нищета! Краткая экономическая история мира» пишет, что преимущества Англии были в случайностях, связанных с институциональной стабильностью и демографией, в частности, чрезвычайной плодовитостью богатых и экономически успешных граждан. По этим причинам в Англии проникновение буржуазных ценностей в культуру и даже в генетику зашло наиболее далеко.

Поскольку до 1800 года все общества были мальтузианскими, человечество могло поднять уровень жизни лишь двумя способами – либо снижая фертильность, либо повышая уровень смертности. Снижение фертильности в мальтузианской экономике влекло за собой два последствия. Во-первых, оно повышало уровень жизни, а во-вторых, увеличивало ожидаемую продолжительность жизни. Если уровень рождаемости достигал биологического максимума, составляя 60 на 1000, то ожидаемая продолжительность жизни при рождении не превышала жалких 17 лет. Если же уровень рождаемости удавалось снизить до 25 на 1000, то ожидаемая продолжительность жизни возрастала до 40 лет.

Демография северо-западной Европы до 1800 года была предметом интенсивных исследований. Сохранившиеся в церковных приходах Англии и Франции записи о крещениях, похоронах и свадьбах позволяют проследить уровни фертильности и смертности начиная с 1540 года. Уже из самых старых записей видно, что уровень рождаемости в северо-западной Европе сильно недотягивал до биологического максимума. Например, в Англии в 1650-х годах, когда фертильность имела минимальное значение для доиндустриальной эпохи, уровень рождаемости составлял 27 на 1000 – в два с лишним раза меньше биологического максимума. Средняя английская женщина рожала лишь 3,6 ребёнка.

Раньше считалось, что такое серьёзное ограничение фертильности являлось уникальной особенностью северо-западной Европы, позволяя объяснить процветание этого региона по сравнению с другими доиндустриальными экономиками XVII и XVIII веков. Брачные практики северо-западной Европы были неизвестны в других обществах до 1800 года: женщины здесь выходили замуж поздно, а многие так и оставались незамужними.

Сам Мальтус во втором и последующих изданиях своего «Опыта о законе народонаселения» утверждал, что процветание северо-западной Европы основывалось на искусственном сдерживании роста населения посредством соответствующих брачных стратегий. Кроме того, считалось, что низкая фертильность в северо-западной Европе представляла собой одно из проявлений индивидуалистического, рационального общества, в котором и мужчины, и женщины осознавали все отрицательные последствия высокой фертильности и сознательно стремились её избежать. Таким образом, за сотни лет до промышленной революции её предвестьем стал переход Европы к современным брачным практикам и семейной структуре, основанной на личном выборе и самоограничении.

+++

Несмотря на доминирующую роль, которую институты и институциональный анализ играли в экономической науке и экономической истории со времен Адама Смита, в нашем рассказе о промышленной революции и последующем развитии экономики они занимают в лучшем случае второстепенную роль. К 1200 году такие общества, как Англия, уже имели все институциональные предпосылки для экономического роста, о которых сегодня говорят Всемирный банк и Международный валютный фонд. Общества того времени вообще отличались более высокой мотивированностью, чем нынешние богатые экономики: для средневековых людей работа и инвестиции значили намного больше, чем для наших современников. С точки зрения Смита, загадка заключается не в том, почему в средневековой Англии не было экономического роста, а в том, почему не терпят крах современные североевропейские экономики с их высокими налогами и громадными социальными расходами. Институты, необходимые для экономического роста, существовали задолго до того, как начался этот рост.

Эти институты создавали условия для роста, но лишь косвенно и медленно – в течение столетий, а может быть, и тысячелетий. Древний Вавилон в 2000 году до н.э. имел экономику, внешне обладавшую поразительным сходством с английской экономикой 1800 года. Однако за время, прошедшее между этими датами, культура, а может быть, и гены членов аграрных обществ претерпели глубокие изменения. Именно эти изменения сделали промышленную революцию возможной лишь в 1800 году, но никак не в 2000 году до н.э.

+++

Почему промышленная революция произошла в Англии, а не в Китае, Индии или Японии? Рискнём предположить, что преимущества Англии заключались не в наличии угля, колоний, протестантской реформации или Просвещения, а в случайностях, связанных с институциональной стабильностью и демографией: в частности, речь идёт о поразительной стабильности в Англии по меньшей мере с 1200 года, о медленном росте английского населения в 1300–1760 годах и чрезвычайной плодовитости богатых и экономически успешных граждан. По этим причинам в Англии проникновение буржуазных ценностей в культуру, а возможно даже, и в генетику зашло наиболее далеко.

И Китай, и Япония в 1600–1800 годах шли в том же направлении, что и Англия: к обществу, взявшему на вооружение такие буржуазные ценности, как трудолюбие, терпение, честность, рационализм, любопытство и образованность. Эти страны тоже знали длительные периоды стабильности и уважения к праву частной собственности. Но всё это происходило там медленнее, чем в Англии. Европейская культура более благоприятствовала экономическому росту.

Китай и Япония не шли по этому пути так же быстро, как Англия, попросту из-за того, что представители их верхних социальных слоев были лишь чуть более плодовитыми, чем основная масса населения. Соответственно, там не наблюдалось такого же, как в Англии, массового нисхождения отпрысков образованных классов по социальной лестнице.

Например, японские самураи в эпоху Токугавы (1603–1868) были представителями бывшего воинского сословия, получавшими обильные наследственные доходы благодаря своему положению в бюрократической иерархии. Несмотря на их богатство, в среднем у них было немногим более одного сына на каждого отца. Поэтому их дети в основном тоже находили себе место в бюрократическом аппарате, несмотря на ограниченное число должностей. В Китае с 1644 по 1911 год у власти находилась династия Цин. Титулы, полагающиеся лицам с соответствующим статусом, также обеспечивали её представителей богатством. У них было больше детей, чем у средних китайцев, но лишь ненамного больше.

Таким образом, подобно тому как случайно возникшие социальные обычаи, восторжествовав над гигиеной, браками и воспроизводством населения, сделали европейцев мальтузианской эры богаче жителей Азии, они же, по-видимому, обеспечили Европе более высокую культурную динамику.

+++

Технические, организационные и политические изменения, вызванные в XIX веке промышленной революцией, несли в себе обещания того, что она вскоре преобразует весь мир так же, как преобразовала Англию, США и северо-западную Европу. Например, к 1900 году такие города, как египетская Александрия, индийский Бомбей и китайский Шанхай, с точки зрения транспортных издержек, рынков капитала и институциональных структур были полностью интегрированы в британскую экономику. Однако большинство стран просто не поспевало за немногими странами, ушедшими в отрыв, что вело к непрерывно увеличивающемуся разрыву в доходах между обществами.

Это расхождение в доходах представляет собой не меньшую интеллектуальную загадку, чем сама промышленная революция. Кроме того, оно служит ещё одним суровым тестом для всех теорий промышленной революции. В состоянии ли эти теории объяснить возрастающее расхождение в мировой экономике?

Подробное изучение хлопчатобумажной отрасли – одной из немногих, существовавших с давних времён и в богатых, и в бедных странах, – показывает, что анатомия великого расхождения носит сложный и неожиданный характер, слабо согласуясь с любимыми объяснениями экономистов – плохими институтами, плохим равновесием, плохими путями развития. На самом же деле рабочие в странах с неэффективной экономикой просто вкладывают в свое дело слишком мало трудовых усилий.

Например, рабочие современных текстильных фабрик в Индии реально трудятся лишь в течение 15 минут из каждого часа, проведённого ими на рабочем месте. Поэтому неравенство в почасовой зарплате между странами в реальности менее велико, чем могло бы показаться при сравнении ставок зарплаты в богатых и бедных странах. В Индии рабочему платят 0,38 доллара в час, однако на самом деле его реальный труд оплачивается намного выше. Угроза уровню жизни неквалифицированных трудящихся в США, создаваемая свободной торговлей с третьим миром, не так остра, как можно было бы посчитать исходя из ставок почасовой зарплаты. Новые технологии промышленной революции можно без труда перенести почти во все страны мира, а сырьё для производства по всему миру стоит дёшево. Однако что не поддается легкому и широкомасштабному воспроизведению, так это социальное окружение, являющееся фундаментом для производственного сотрудничества людей в тех странах, где эти технологии впервые появились на свет.

Одной из причин, препятствующих воспроизведению социального окружения, представляется относительно длительная история различных обществ. Джаред Даймонд в «Ружьях, микробах и стали» предполагает, что судьба стран предопределена их географией, ботаникой и зоологией. Европа и Азия вырвались вперёд в экономическом плане и до сего дня остаются в лидерах благодаря географическим случайностям. В этих странах водились такие животные, которые поддавались одомашниванию, а географическая ориентация евразийской земельной массы облегчала быстрое распространение одомашненных животных и окультуренных растений из одного общества в другое.

Однако в аргументации Даймонда зияет огромная дыра. Почему в современном мире, в котором путь к богатству проходит через индустриализацию, неприручаемые зебры и гиппопотамы оказались преградой к экономическому росту в Африке южнее Сахары? Почему промышленная революция не ликвидировала географическое неравноправие Африки, Новой Гвинеи и Южной Америки, а, напротив, лишь подчеркнула их отсталость? И почему захват англичанами Австралии вывел эту часть света, в которой к 1800 году не существовало оседлого земледелия, в число самых развитых мировых экономик?

Механизмы отбора, о которых шла речь выше, помогают объяснить, каким образом первоначальные – возможно, созданные географией – преимущества, позволившие создать оседлые аграрные общества в Европе, Китае и Японии, в ходе последующей экономической конкуренции обернулись хроническими культурными преимуществами. Общества, не обладающие таким давним опытом оседлого, миролюбивого аграрного существования, не способны моментально перенять институты и технологии у более передовых экономик, потому что ещё не адаптировались к требованиям капиталистического производства.

Но история также учит нас тому, что даже в рамках обществ с одинаковыми традициями и историей могут существовать регионы и периоды, энергичные в экономическом плане, и регионы и периоды, лишенные такой энергии. После Первой мировой войны юг и север Англии в смысле своего экономического положения поменялись местами; Ирландия, в течение двухсот с лишним лет бывшая значительно беднее Англии, стала такой же богатой; южная Германия обогнала северную Германию.

Эти различия в экономической энергии обществ существовали в мальтузианскую эру и существуют по сей день. Однако в мальтузианскую эру влияние этих различий нивелировалось экономической системой, и те определяли главным образом лишь плотность населения. Например, считается, что польские батраки в начале XIX века были более неряшливы, ленивы и склонны к пьянству, чем британские Однако уровень жизни в тогдашней Англии был немногим выше, чем в Польше, зато Польша была намного менее густо населена. С момента промышленной революции такие различия в экономическом окружении влекут за собой разницу в уровне дохода.

Изменения в сущности производственных технологий еще больше увеличили общемировой разрыв в доходах. В то время как польские батраки отличались более низкой производительностью труда по сравнению с сельскохозяйственными работниками в доиндустриальной Англии и США, качество их работы было лишь немногим ниже. Польскую пшеницу после просеивания можно было продавать на британском рынке по самой высокой цене. Пока большинство работ в сельском хозяйстве сводилось к выкапыванию дренажных канав, удобрению полей навозом и молотьбе зерна, отношение работников к своему труду не имело большого значения.

+++

С другой стороны, современные технологии производства, разработанные в богатых странах, рассчитаны на дисциплинированную и добросовестную рабочую силу, заинтересованную в результатах своего труда. В производственном процессе участвует множество рабочих рук, и каждая из них способна лишить конечный продукт большей части его ценности. Для того чтобы такой производственный процесс увенчался успехом, необходимо обеспечить низкий уровень ошибок со стороны каждого отдельного рабочего. Внедрение подобных технологий в Англии XIX века сопровождалось повышенным вниманием к трудовой дисциплине. Если же рабочие в бедных странах недисциплинированны и не имеют заинтересованности в результатах своего труда, то современные производственные системы будут работоспособны лишь при невысоком уровне требований, предъявляемых к рабочим с тем, чтобы те совершали как можно меньше ошибок. Эта идея помогает объяснить, почему интенсивность труда рабочих на текстильных фабриках в таких бедных странах, как Индия, намного ниже, чем в богатых странах. Бездельничающие рабочие обходятся там значительно дешевле, чем простаивающее оборудование или бракованная продукция.

+++

Чумой объясняется высокий доход многих европейских обществ в средневековый период. Постепенное исчезновение чумы из Европы вследствие того, что передача этой болезни не могла происходить при отсутствии достаточно крупных крысиных популяций, обитающих рядом с человеком, вероятно, было обусловлено повышением гигиенических стандартов в Европе в течение XVII века. В результате во многих европейских обществах, естественно, произошло снижение дохода. Однако доход и в Англии, и в Нидерландах оставался высоким по сравнению с доходом большинства доиндустриальных обществ, особенно в Южной и Восточной Азии. В чём же заключалась причина относительного богатства Англии и Нидерландов в XVIII веке?

Существует мнение, что этим странам удалось вырваться из мальтузианской ловушки – и впервые это сделали Нидерланды около 1600 года. Однако, несмотря на то, что и в Англии, и в Нидерландах производительность экономики в XVII веке возрастала по доиндустриальным стандартам невиданно быстрыми темпами, их всё равно не хватало для того, чтобы повысить доход существенно выше прожиточного минимума, поскольку численность населения по-прежнему была напрямую связана с доходом.

В начале XVI века Нидерланды, как и вся Европа, вследствие повсеместного роста населения испытали снижение реальной заработной платы. Однако с 1570-х по 1670-е годы голландцы сумели увеличить свои производственные возможности, благодаря чему рост населения сопровождался ростом реальной заработной платы. Тем не менее за периодом повышения экономической эффективности, приходящимся на 1570-1670-е годы, – так называемый золотой век Голландии – последовал период технологической стагнации, характерной для мальтузианских экономик, который продолжался до 1810-х годов. В течение этого 140-летнего застоя, которого более чем хватило для того, чтобы численность населения пришла в соответствие с прожиточным минимумом, реальная заработная плата в Нидерландах оставалась по доиндустриальным стандартам высокой.

Высокий уровень реальной заработной платы в Голландии, по-видимому, был обусловлен плохим состоянием здоровья, воздействие которого проявлялось двояко. Во-первых, с учётом того как в Англии доход был связан с общей фертильностью, фертильность в Голландии оставалась удивительно невысокой, несмотря на высокий уровень заработной платы. Можно было бы ожидать, что следствием хороших заработков будет переизбыток детей у голландцев, но этого не произошло. Несмотря на высокий реальный уровень жизни, уровень фертильности в Голландии был не более высоким, чем в Восточной Азии. Во-вторых, высокий уровень заработной платы в Нидерландах вопреки ожиданиям отнюдь не снижал уровня смертности.

В Англии, где повышение экономической эффективности в 1700-1790-х годах было незначительным или нулевым, сохранение относительно высокого уровня реальной заработной платы опять же было обусловлено необычно низкой фертильностью и высокой смертностью.

Одним из тех факторов, которые в течение XVIII века позволяли сохранять высокий доход в Англии и Нидерландах, была нарастающая урбанизация этих обществ. Но в Европе до 1800 года реальная заработная плата и урбанизация были слабо связаны друг с другом даже на национальном уровне. В северной Италии урбанизация всегда находилась на уровне около 20%, даже несмотря на двукратное изменение уровня реальной заработной платы. В Англии в 1400 году уровень урбанизации составлял менее 5%, несмотря на то что уровень заработной платы был существенно выше, чем в 1800 году, когда уровень урбанизации превышал 25%. Движущей силой урбанизации служили иные факторы, нежели реальная заработная плата.

К 1800 году Нидерланды и Англия были самыми урбанизированными странами Европы. Изучение завещаний и церковно-приходских книг приводит нас к выводу о том, что высокий уровень урбанизации способствовал снижению фертильности и повышал уровень смертности, позволяя сохранить высокий доход. Например, в Англии в конце XVIII века уровень смертности в деревне составлял около 23 человек на 1000 по сравнению с 43 на 1000 в Лондоне. Одно лишь наличие Лондона повышало функцию уровня смертности в Англии примерно на 10%. Таким образом, развитие торговли в 1600-1800-е годы, способствовавшее росту крупных столичных городов в Англии и Нидерландах, вело также к повышению уровня жизни, но лишь за счёт чисто мальтузианских механизмов.

В случае Голландии ещё одним фактором, повышавшим смертность, служили колониальные предприятия. С 1602 по 1795 год голландская Ост-Индская компания наняла около 1 млн. человек, из которых половина умерли на службе. Эта ежегодная убыль населения компенсировалась тем, что в Нидерланды за те же годы прибыло полмиллиона иммигрантов из других стран Европы, привлеченных высокими заработками. В обществе, где мужское население каждый год увеличивалось примерно на 35 тыс. человек, включая иммигрантов, Ост-Индская компания ежегодно забирала около 5 тыс. из их числа. Но поскольку страна таким образом теряла почти исключительно мужчин, это приводило ещё и к тому, что в Нидерландах изменялось соотношение полов.

В Амстердаме в 1795 году соотношение взрослых мужчин и взрослых женщин составляло 1:1,3. В Делфте в 1749 году этот показатель равнялся 1,5. Переизбыток женщин имел своим следствием снижение доли замужних женщин в голландских городах. Так, согласно переписи 1829 года, 24% амстердамских женщин в возрасте 40–55 лет никогда не были замужем.

Источник

×

cont.ws

Мальтузианская ловушка для современного мира. Мировая экономика. Правила игры. Статьи Bigness.ru

225-летие со дня рождения английского экономиста Томаса Роберта Мальтуса мировая наука отметила более чем скромно. Хотя его главный экономический трактат "Опыт о законе народонаселения" (Essay on the Principle of Population), опубликованный им в 1798 году, считался едва ли не научным откровением эпохи Просвещения и в последующие времена имел множество апологетов и последователей. Его теория народонаселения, зависящая от его способности прокормить себя, снискала ему широкую известность и даже славу в экономических кругах.

Мальтус был избран одновременно членом Королевского общества и членом Французской Академии, честь, которой удостаивались немногие ученые, стал основателем Клуба политической экономии и одним из основателей Лондонского статистического общества.

Будучи представителем высшего сословия, Мальтус создал, с одной стороны, аргументированную, но с другой, в высшей степени расистскую теорию зависимости нехватки продовольствия от растущего в геометрической прогрессии народонаселения, в то время как средства существования растут лишь в арифметической прогрессии. В качестве мер борьбы с ростом народонаселения Мальтус предлагал "нравственное обуздание" — воздержание неимущих от браков.

В болезнях, изнурительном труде, голоде, эпидемии, войнах, составляющих истинное несчастье для народа, он видел естественные средства уничтожения "лишнего" населения.

"Мальтузианская ловушка" — типичная для доиндустриальных обществ периодически повторяющаяся ситуация, в результате которой рост населения, в конечном счете, обгоняет рост производства продуктов питания. Поэтому в долгосрочной перспективе не происходит ни роста производства продуктов питания на душу населения, ни улучшения условий существования подавляющего большинства населения, а напротив — оно остается на уровне, близком к уровню голодного выживания.

Теория Мальтуса была в свое время резко раскритикована классиками марксизма, которые считали, что ее реакционная роль основана на подмене специфических социально-экономических законов капитализма несуществующими "вечными" и "непреложными" законами природы.

Нет, и не может быть абсолютного перенаселения, есть перенаселение относительное как специфическая особенность капитализма, порожденная действием всеобщего закона капиталистического накопления. Именно действием этого закона, а не законами природы, обусловливается безработица и нищета рабочего класса, считали основоположники марксизма.

Однако современная ситуация на продовольственном рынке заставляет нас вновь вспомнить о пресловутой теории Мальтуса. Сегодня один миллиард людей — шестая часть населения Земли — голодает. Половина человечества страдает от недостатка питания. Около 18 тысяч детей ежедневно умирают от истощения.

При этом растущие цены на продукты питания делают их недоступными для постоянно увеличивающегося числа людей, что стало одним из факторов новой революционной волны в Северной Африке.

Государственные лидеры, корпоративные управленцы, владельцы крупнейших корпораций проявляют озабоченность — но не из-за того, что миллиарды голодают, а потому, что голод миллиардов людей грозит дестабилизировать их власть. Голодные бунты стали слишком частыми для того, чтобы их игнорировать. Глава ЦРУ предостерегает, что растущие во всем мире бедность и отчаяние ухудшают "безопасность США".

Растущие цены на продукты питания привлекают сегодня существенное внимание отчасти из-за того, что их эффект ощущается и на самом Западе, отчасти из-за растущих угроз и вызовов мировой капиталистической системе. Но истинная причина голода шестой части человечества не имеет ничего общего с растущим уровнем жизни в Индии и Китае, как иные экономисты примитивно пытаются объяснить всплеск роста цен на продовольствие в мире. Корни голода кроются в том обстоятельстве, что пища производится ради получения прибыли и половина населения планеты не имеет достаточных средств, дабы обеспечить производителям необходимый уровень прибылей.

Главная причина глобального продовольственного кризиса состоит в том, что система задирает цены сверх возможностей половины человечества по этим ценам платить.

На этом фоне появляются новые теоретики неомальтузианства, такие как Вильям Блюм, автор книги "Убийство надежды". Блюм рекомендует "резко понизить рождаемость", потому что "при прочих равных, сокращение населения будет иметь благотворный эффект на глобальное потепление и доступность воды и пищи".

Однако, по мнению экономистов, отвергающих подобные неомальтузианские объяснения причин нынешнего продовольственного кризиса, проблема заключается в организующих принципах капиталистической системы.

Продукты производятся не для того, чтобы накормить людей. Они производятся, чтобы приносить прибыль. Именно для этого устанавливаются цены. Если эти цены недоступны для половины человечества, то, с точки зрения системы, это достойно сожаления, но совершенно неизбежно.

Вот только не станут ли голодные бунты в странах третьего мира, которые сторонники "мальтузианской ловушки" пытаются оправдать пресловутой теорией перенаселения, тем самым детонатором, который приведет к глобальным политическим потрясениям в мире, способным коренным образом изменить существующую экономическую систему. 

www.bigness.ru

» Мальтузианская ловушка | Фин Эксперт Групп

Парадокс, но одна из самых известных, влиятельных и стойких экономических теорий опровергалась постоянно, через поколение. На свете мало столь же захватывающих идей, как эта: население Земли увеличивается, а ресурсы истощаются столь быстро, что нас неизбежно ждет самоуничтожение. Перед вами — мальтузианская ловушка.

data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"data-ad-slot="1061076221">

Возможно, вы помните уроки биологии и делящиеся клетки в окуляре микроскопа. Начинается все с пары клеток, каждая из которых делится, чтобы образовать новую пару; они размножаются стремительно и за считанные секунды заполняют чашку Петри до краев, не оставляя свободного места. Что происходит после этого? Посмотрим теперь на людей. Людской род тоже воспроизводится по экспоненте. Может, мы размножаемся слишком быстро и неизбежно погибнем, исчерпав все ресурсы? Два столетия назад английский экономист Томас Мальтус был убежден: так оно и будет. Население увеличивается быстрее, чем продовольственные ресурсы. Если точнее, то Мальтус утверждал, что население растет по геометрической прогрессии (умножаясь — 2, 4, 8, 16, 32…), а продовольственные ресурсы увеличиваются по арифметической (прибавляясь — 2, 4, 6, 8…). Как писал Мальтус в трактате «Опыт о законе народонаселения» (1798), человек нуждается в пище, чтобы выжить, и быстро размножается.

Мальтус заключает:

Я утверждаю, что потенциал роста населения бесконечно больше, нежели потенциал земли, позволяющий ей производить продовольствие для поддержания человека. Население, если ничто ему не препятствует, увеличивается в геометрической прогрессии. Продовольствие увеличивается лишь в арифметической. Малейшее знакомство с цифрами покажет безграничность первого потенциала в сравнении со вторым. В глазах Мальтуса человечество приближалось к неизбежной катастрофе. Без добровольного уменьшения рождаемости (Мальтус считал это невероятным) человечество подвергнется воздействию одной из трех малоприятных напастей, которые нашлет на нас природа, дабы восстановить равновесие, — нас ждет либо голод, либо мор, либо война.

Людям будет нечего есть, они падут жертвой какой-либо болезни или же станут сражаться ради скудных ресурсов. Легко понять, почему мальтузианскую ловушку часто называют мальтузианской катастрофой или дилеммой. К этой непростой проблеме до сих пор апеллируют различные эксперты, отстаивающие необходимость контролировать размеры населения нашей планеты. Ту же идею используют многие экологические движения, чтобы проиллюстрировать неспособность человечества к устойчивому развитию.

Проблемы с теорией. Мальтус ошибался. С тех пор как он взялся за перо, мировое население, которое, как он думал, достигло естественного максимума, выросло с 980 миллионов до 6,5 миллиарда человек. Согласно прогнозам, к 2050 году на Земле будут жить девять миллиардов человек. Тем не менее люди по большей части едят больше, живут дольше и вообще стали здоровее, чем когда-либо ранее.

Мальтус совершил две ошибки:

1) общеизвестно, что человечество не раз и не два решало проблему, изобретая новые технологии. В том числе благодаря закону спроса и предложения, который побуждает бизнесменов изобретать более эффективные способы производить продовольствие, мир успешно пережил несколько сельскохозяйственных революций, и каждая резко увеличивала объем доступных нам ресурсов. При помощи рынка люди решали проблему дефицита пищи;

2) население не всегда растет по экспоненте. С течением времени рост имеет тенденцию к сглаживанию. В отличие от клеток, которые будут делиться, пока не заполнят посуду, люди, достигнув определенного уровня благоденствия, размножаются, как правило, не так бурно. На деле наша фертильность существенно снизилась — показатели рождаемости в Японии, Канаде, Бразилии, Турции и по всей Европе недостаточны даже, чтобы предотвратить депопуляцию. Увеличение продолжительности жизни означает, что население стареет, но это уже другой вопрос. Историк экономики Грегори Кларк в нашумевшей книге «Прощай, подаяние» утверждает, что до 1790 года люди и правда были пойманы в мальтузианскую ловушку, однако вследствие сочетания различных факторов — включая вымирание от болезней злосчастных бедняков и замещение их детьми из среднего и высшего класса («нисходящая социальная мобильность») и склонность этих классов трудиться больше — Англия из этой ловушки вырвалась. Кларк заявляет, что многие страны мира, не имеющие подобного опыта, обретаются в ней по-прежнему. В теории, которая легла в основу мальтузианства, одно было безусловно верным: закон убывающей доходности. Этот закон несет важный урок предпринимателям. Возьмем маленькую ферму или мастерскую. Босс решает каждую неделю увеличивать персонал на одного человека. Поначалу каждый следующий новичок обеспечивает скачок в объеме продукции.

Однако спустя несколько недель наступает время, когда очередной новый работник добавляет к объему чуть меньше, чем предыдущий. Лишняя пара рук может увеличить объем продукции лишь настолько, насколько позволяет конечное число полей или станков, на которых трудятся работники.

Апокалипсис — где именно? Большая часть так называемого западного мира (Европа, США, Япония, горстка других развитых стран) вырвалась из мальтузианской ловушки, повысив продуктивность сельского хозяйства, одновременно в этих странах становилось все меньше детей. Эти факторы вкупе с появлением новых технологий способствовали промышленной революции, которая в итоге еще более повысила уровень благосостояния и здравоохранения. К сожалению, другие регионы планеты застряли в ловушке. Во многих странах Черной Африки земля производит так мало пищи, что великое множество людей вынуждено работать в условиях натурального хозяйства. Когда эти страны при помощи новых технологий увеличивают объем сельскохозяйственного производства и повышают урожайность, их население резко увеличивается. Голод, который

Апокалипсис — когда именно? Неомальтузианцы доказывают, что, хотя человеческий гений и сумел отсрочить катастрофу на пару столетий, сегодня мы как никогда близки еще к одному кризису. Они настаивают на том, что аргументы Мальтуса, касавшиеся продовольствия, можно отнести и к энергетическим ресурсам, составляющим основные «средства существования» современного человека. Пик добычи нефти или очень близок, или, может быть, уже пройден, и вскоре человечество выйдет на уровень, где устойчивое развитие невозможно. Сумеем ли мы посрамить Мальтуса и решить проблему через технологический прорыв или ограничение роста населения — покажет время.

В сухом остатке:Берегитесь неуклонногороста населения

Томас Роберт Мальтус (1766–1834)

Хотя именно Мальтус побудил Томаса Карлейля отвергнуть экономику как «зловещую науку», на деле он был человеком веселого нрава, весьма популярным в обществе, невзирая на все свои мрачные идеи. Он родился в богатой семье, склонной к интеллектуальному общению — его отец был знаком с философами Дэвидом Юмом и Жан-Жаком Руссо, — и большую часть жизни либо учился, либо преподавал, не считая периода, когда был англиканским священником. Экономика считалась тогда столь мутной дисциплиной, что большинство университетов ее не признавало, потому Мальтус изучал и позднее преподавал математику в кембриджском Колледже Иисуса. Однако популярность экономики росла, и в начале XIX века Мальтус сделался первым в мире профессором экономики. Этой науке он обучал студентов колледжа Ост-Индской компании (ныне Хэйлибёри) в Хартфордшире. Более того, в 1818 году Мальтус стал членом Королевского общества, признавшего его новаторские исследования в области экономики, — верный признак того, что экономика вошла в число значимых наук.

Эдмунд Конуэй

Метки: лайфхак, кризис, экономика Предыдущая запись Спрос и предложение Следующая запись Альтернативные издержки

Мы очень признательны Вам комментарии. Спасибо!

www.finexg.ru

Ловушка мальтузианская - Энциклопедия по экономике

ЛОВУШКА МАЛЬТУЗИАНСКАЯ - см. МАЛЬТУЗИАНСКАЯ ЛОВУШКА  [c.369]

МАЛЬТУЗИАНСКАЯ ЛОВУШКА - формальное следствие из теории Мальтуса, согласно которой рост населения обгоняет рост производства, так как динамика роста  [c.374]

МАЛЬТУЗИАНСКАЯ ЛОВУШКА - формальное следствие из теории Мальтуса, согласно которой рост населения обгоняет рост производства, так как динамика роста населения осуществляется в геометрической, а производства — в арифметической прогрессии. Отсюда следует, что человечество находится в ловушке, обречено на безработицу, голод, обнищание широких масс, если только не наладит регулирование рождаемости.  [c.217]

МАЛЬТУЗИАНСКАЯ ЛОВУШКА. Экономисты начала XIX в., жившие в основном в сельскохозяйственных странах, были очень озабочены по поводу ограниченного количества земли. Поскольку предложение земли не может быть увеличено, они рассматривали землю как ограничитель роста экономики. По их мнению, из-за роста населения на одну и ту же площадь земли будет приходиться все большее количество людей, а производство продуктов питания не может быстро увеличиваться. Уровень жизни будет падать, и в конце концов голод остановит дальнейший рост населения.  [c.658]

Это мальтузианское представление о мире дает нам хорошую возможность вникнуть в проблемы некоторых развивающихся стран. При быстром росте населения и гораздо более медленном росте сельскохозяйственного производства они сталкиваются с угрозой голода. Такие страны могут попасть в мальтузианскую ловушку. Если объем сельскохозяйственного производства возрастает, люди становятся здоровее и население начинает увеличиваться.  [c.658]

Мальтузианская ловушка показана на рис 35-1. Когда численность населения невелика, объем производства продуктов питания на человека достаточно высок и население увеличивается. Рост населения ведет к тому, что объем производства продуктов питания на одного человека приближается к уровню выживания. Если далее количество населения превосходит уровень N, при котором оно может только выжить, то начинается голод и население вновь уменьшается до N. N  [c.659]

РИС. 35-1. Мальтузианская ловушка. Поскольку предложение земли постоянно, рост населения означает сокращение количества продуктов питания на душу населения в результате убывающей отдачи от труда. Небольшое количество населения производит избыток продуктов питания и увеличивается, что показано стрелкой слева от N. Большое количество населения сталкивается с дефицитом и голодает, его количество сдвигается, как показано стрелкой, к N. В точке производство продуктов питания на человека является всего лишь достаточным для выживания. Следовательно, точка N представляет собой равновесное количество населения, при котором экономика попадает в мальтузианскую ловушку  [c.659]

Предположим, что точка зрения Мальтуса на производственную функцию была верной, т.е. когда предложение труда растет в геометрической прогрессии (1, 2, 4, 8, 16, -.), то выпуск продукции растет в арифметической прогрессии (1,2,3,4,5, ). (а) Начертите диаграмму, где выпуск продукции показан на вертикальной оси, а число работников — на горизонтальной. (Ь) Вычислите предельный продукт труда на работника, если число работников растет в геометрической прогрессии, (с) Есть ли страны, которые могут попасть в мальтузианскую ловушку  [c.670]

МАЛЬТУЗИАНСКАЯ ЛОВУШКА. Malthusian trap. Гипотеза, гласящая, что рост населения и ограниченность возможностей производства продуктов питания будут удерживать большинство населения на грани голода. Не подтверждается в развитых странах со времен промышленной революции.  [c.774]

МАЛЬТУЗИАНСТВО - теория, развитая английским экономистом Т.Р. Мальтусом в конце XVIII в. и опирающаяся на положение, согласно которому экономическое благосостояние определяется не столько уровнем развития производства сколько естественным законом народонаселения . Согласно этому закону темпы роста населения значительно выше темпов роста производства средств существования. Мальтузианская ловушка - формальное следствие из теории Мальтуса согласно которой рост населения обгоняет рост производства, так как динамика роста населения осуществляется в геометрической, а производства - в арифметической прогрессии. Отсюда следует, что человечество находится в ловушке, обречено на безработицу, голод, обнищание широких масс, если только не наладит регулирование рождаемости.  [c.135]

economy-ru.info

Мальтузианская ловушка - это... Что такое Мальтузианская ловушка?

Мальтус опасался, что производство пищи может не справиться с быстрым ростом населения

Мальтузианская ловушка (англ. Malthusian trap) — типичная для доиндустриальных обществ периодически повторяющаяся ситуация, в результате которой рост населения в конечном счете обгоняет рост производства продуктов питания[1]. Поэтому в долгосрочной перспективе не происходит ни роста производства продуктов питания на душу населения, ни улучшения условий существования подавляющего большинства населения, а напротив — оно остается на уровне, близком к уровню голодного выживания[2]. Более того, при достижении критической плотности, население как правило разряжается катастрофическими депопуляциями — вроде войн, эпидемий, или голода.

Относительный рост потолка ёмкости среды (в результате волны технологических инноваций или социально-демографического коллапса) в этих условиях ведёт лишь к временному улучшению условий жизни большинства населения, что, в свою очередь, приводит к резкому ускорению темпов демографического роста. Так как в доиндустриальных обществах эти темпы всегда в конечном счете оказывались значительно более высокими, чем темпы технологического роста (а значит, и темпы роста производства продуктов питания), производство продуктов питания на душу населения достаточно быстро (за период порядка ста лет) понижалось до уровня голодного выживания.

«Мальтузианской ловушкой» это явление названо потому, что оно было впервые замечено и достаточно строго описано Т. Р. Мальтусом.

Выход из мальтузианской ловушки возможен, если темпы роста производства продуктов питания либо темпы роста ВВП постоянно выше темпов роста населения. Стабильный выход из мальтузианской ловушки может осуществиться только в процессе или результате модернизации общества, которая создает повышенную опасность социальных потрясений, включая революции и гражданские войны [3]. Выход из мальтузианской ловушки для отдельной страны может занять несколько десятилетий.

Высоко урбанизированные индустриальные и пост-индустриальные сообщества имеют достаточно низкую рождаемость, а возможность создавать сельскохозяйственную технику, удобрения, сложные ирригационные комплексы и т.д., существенно повышает эффективность сельского хозяйства и увеличивает производство пищи. Поэтому к настоящему времени большинству человеческих обществ удалось выйти из мальтузианской ловушки (исключение пока составляют некоторые общества третьего мира, прежде всего в Тропической Африке[4]).

Примечания

  1. ↑ "Проекты и риски будущего. Концепции, модели, инструменты, прогнозы" / Ред. А. А. Акаев — М.: Красанд/URSS, 2011. С. 45—88. Глава 2: «Ловушка на выходе из ловушки? О некоторых особенностях политико-демографической динамики модернизирующихся систем» [1]
  2. ↑ См., например: Гринин Л. Е., Малков С. Ю., Гусев В. А., Коротаев А. В. Некоторые возможные направления развития теории социально-демографических циклов и математические модели выхода из мальтузианской ловушки // История и Математика: процессы и модели / Ред. С. Ю. Малков, Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев. М.: Либроком/URSS, 2009. С. 134—210.
  3. ↑ Гринин Л. Е. Из мальтузианской ловушки в ловушку модернизации. К прогнозированию динамики политической нестабильности в странах мир-системной периферии. // Проекты и риски будущего. Концепции, модели, инструменты, прогнозы / Отв. ред. А. А. Акаев, А. В. Коротаев, Г. Г. Малинецкий, С. Ю. Малков. – М.: Красанд, 2010. С. 337–356
  4. ↑ "Ловушка на выходе из ловушки? ..." цит."Вместе с тем заметная часть стран Тропической Африки до сих пор находится в мальтузианской ловушке. "

Ссылки

biograf.academic.ru


Смотрите также