Экономика после политики: Россия и Сирия будут вместе поднимать народное хозяйство. Латакия экономика


кто станет первым инвестором в послевоенных Латакии и Хасье — РТ на русском

Россия и Сирия рассматривают возможность совместного участия в проектах на территории свободных экономических зон в Латакии и промышленном районе Хасья. Сейчас Минэкономразвития ожидает от Комитета государственного планирования САР информацию об условиях участия и преференциях. До военного конфликта в арабской республике работали восемь зон с резидентами из Китая, Турции и стран Персидского залива. Кто рискнёт стать первыми послевоенными инвесторами в Сирии и к каким отраслям российского бизнеса проявляет интерес САР — в материале RT.

Российские власти прорабатывают вопрос сотрудничества с Сирией по возможному участию отечественных компаний в реализации проектов на территории внутренних свободных экономических зон (аналог ОЭЗ) в САР.

Речь идёт о городе Латакия и промышленном районе Хасья. Об этом RT сообщили во вторник в Минэкономразвития. В министерстве напомнили, что такая работа проводится в соответствии с договорённостями, которые были достигнуты в ходе десятого заседания российско-сирийской межправкомиссии в Сочи 10 октября 2017 года.

Сейчас МЭР ожидает от Комитета государственного планирования Сирии информацию «об особенностях, преференциях, формате и условиях участия в проектах на территории упомянутых зон».  

Ранее в интервью телеканалу «Россия 24» замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев заявил, что Сирия рассматривает возможность создания особых экономических зон в рамках сотрудничества с Россией.

«Объективно здесь (в Сирии. — RT) будет спрос на промышленную продукцию, дорожно-строительную технику и сельскохозяйственное машиностроение. Вопрос расчётов — это то, что предстоит решать, но через совместные инвестиции, в том числе и в добывающие проекты…» — пояснил Груздев.

Также по теме

«Жёсткая конкуренция»: как будет восстанавливаться экономика Сирии после возвращения страны к мирной жизни

После разгрома ИГ* перед властями Сирии стоит задача восстановления разрушенной экономики и торговых связей. По словам экспертов,...

Перспективы участия в восстановлении сирийской экономики ранее очертил и вице-премьер Дмитрий Рогозин, напоминает ТАСС. Среди потенциальных совместных проектов чиновник выделил восстановление железных дорог, порта и энергетической системы арабской республики.

В разговоре с RT старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Леонид Исаев напомнил, что в Сирии до начала военного конфликта существовало восемь свободных экономических зон (СЭЗ).

«Они работали достаточно успешно, предоставляли льготный налоговый режим, условия свободной таможенной зоны. Если посмотреть на территории, где находились СЭЗ, то в нулевые годы они развивались достаточно неплохо, то есть идея таких зон сама по себе достаточно хорошая», — пояснил эксперт. Однако, по его словам, существует другая проблема — опасения инвесторов относительно вложений в разрушенную войной экономику Сирии и риски попасть под западные санкции. 

По данным портала внешнеэкономической информации МЭР, в 2003 году в Сирии свободные экономические зоны располагались в Дамаске, Адре (была крупнейшим центром по продаже автомобилей), Латакии, Алеппо и Хасье. Правительство Сирии также прорабатывало вопрос о создании в перспективе ещё двух СЭЗ на границах с Ливаном и Турцией. Планировалось, что инвесторов привлечёт выгодное географическое положение страны, низкие издержки производства, свободный реэкспорт товаров из этих зон в третьи страны и другие льготы в таможенной, банковской и налоговой сферах.  

Леонид Исаев не исключает возвращения в Сирию ряда иностранных инвесторов. По словам эксперта, до «арабской весны» в республику поступали внушительные средства из Китая. В САР также работали инвесторы из Турции и стран Персидского залива.  

«Сейчас катарские банки продолжают осуществлять операции в Сирии, и на время конфликта они не прекращали свою деятельность в стране. Полагаю, что институты стран Персидского залива также будут функционировать в САР, поскольку для них Сирия является достаточно лакомым куском — сирийские активы являются недооценёнными, и понятно, что это временное явление. В конечном счёте эти активы выйдут на свою рыночную стоимость», — заключил эксперт.  

Также по теме

«Реальная перспектива долгосрочной нормализации в Сирии»: Путин, Эрдоган и Рухани подвели итоги переговоров в Сочи

Президент России Владимир Путин, глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган и лидер Ирана Хасан Рухани провели переговоры в Сочи. Главы...

В Сирию больше всего хочет вернуться Китай, утверждают эксперты. «КНР специально ждала окончания военных действий, чтобы предложить Сирии присоединиться к проекту «Один пояс — один путь», что обеспечит сразу целый ряд инвестиций. Не исключено, что китайцы вернутся к инвестициям в проверенные отрасли — перевозку, нефтедобычу и транспорт, то есть речь идёт об использовании Сирии как транспортного хаба для Ближнего Востока», — рассказал RT руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Он отмечает, что до войны Китай планировал создать в Сирии индустриальные зоны как «входные ворота» на Ближний Восток, чтобы расширить технологическую экспансию в Иорданию и Египет. Кроме того, власти КНР не исключали строительства железных дорог и совместных производственных предприятий в сельском хозяйстве и нефтепереработке.  

По последним данным Всемирного банка (после 2010 года организация не вела статистику по Сирии), приток прямых иностранных инвестиций в экономику САР уверенно рос с 2000 по 2009 год. Так, в 2001 году объём привлечённых средств составлял $110 млн, а к 2009 году вырос до $2,5 млрд. В 2010-м поток прямых иностранных инвестиции в страну уменьшился до $1,4 млрд.

russian.rt.com

Бизнес-путь в Сирию: кто станет первым инвестором в послевоенных Латакии и Хасье

Россия и Сирия рассматривают возможность совместного участия в проектах на территории свободных экономических зон в Латакии и промышленном районе Хасья. Сейчас Минэкономразвития ожидает от Комитета государственного планирования САР информацию об условиях участия и преференциях. До военного конфликта в арабской республике работали восемь зон с резидентами из Китая, Турции и стран Персидского залива.

Кто рискнёт стать первыми послевоенными инвесторами в Сирии и к каким отраслям российского бизнеса проявляет интерес САР — в материале RT.

Российские власти прорабатывают вопрос сотрудничества с Сирией по возможному участию отечественных компаний в реализации проектов на территории внутренних свободных экономических зон (аналог ОЭЗ) в САР.

Речь идёт о городе Латакия и промышленном районе Хасья. Об этом RT сообщили во вторник в Минэкономразвития. В министерстве напомнили, что такая работа проводится в соответствии с договорённостями, которые были достигнуты в ходе десятого заседания российско-сирийской межправкомиссии в Сочи 10 октября 2017 года.

Сейчас МЭР ожидает от Комитета государственного планирования Сирии информацию «об особенностях, преференциях, формате и условиях участия в проектах на территории упомянутых зон».

Ранее в интервью телеканалу «Россия 24» замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев заявил, что Сирия рассматривает возможность создания особых экономических зон в рамках сотрудничества с Россией.

«Объективно здесь (в Сирии. — ред.) будет спрос на промышленную продукцию, дорожно-строительную технику и сельскохозяйственное машиностроение. Вопрос расчётов — это то, что предстоит решать, но через совместные инвестиции, в том числе и в добывающие проекты…» — пояснил Груздев.

Перспективы участия в восстановлении сирийской экономики ранее очертил и вице-премьер Дмитрий Рогозин, напоминает ТАСС.

Среди потенциальных совместных проектов чиновник выделил восстановление железных дорог, порта и энергетической системы арабской республики.

В разговоре с RT старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Леонид Исаев напомнил, что в Сирии до начала военного конфликта существовало восемь свободных экономических зон (СЭЗ).

«Они работали достаточно успешно, предоставляли льготный налоговый режим, условия свободной таможенной зоны. Если посмотреть на территории, где находились СЭЗ, то в нулевые годы они развивались достаточно неплохо, то есть идея таких зон сама по себе достаточно хорошая», — пояснил эксперт. Однако, по его словам, существует другая проблема — опасения инвесторов относительно вложений в разрушенную войной экономику Сирии и риски попасть под западные санкции.

По данным портала внешнеэкономической информации МЭР, в 2003 году в Сирии свободные экономические зоны располагались в Дамаске, Адре (была крупнейшим центром по продаже автомобилей), Латакии, Алеппо и Хасье. Правительство Сирии также прорабатывало вопрос о создании в перспективе ещё двух СЭЗ на границах с Ливаном и Турцией. Планировалось, что инвесторов привлечёт выгодное географическое положение страны, низкие издержки производства, свободный реэкспорт товаров из этих зон в третьи страны и другие льготы в таможенной, банковской и налоговой сферах.

Леонид Исаев не исключает возвращения в Сирию ряда иностранных инвесторов.

По словам эксперта, до «арабской весны» в республику поступали внушительные средства из Китая. В САР также работали инвесторы из Турции и стран Персидского залива.

«Сейчас катарские банки продолжают осуществлять операции в Сирии, и на время конфликта они не прекращали свою деятельность в стране. Полагаю, что институты Залива также будут функционировать в САР, поскольку для них Сирия является достаточно лакомым куском — сирийские активы являются недооценёнными, и понятно, что это временное явление. В конечном счёте эти активы выйдут на свою рыночную стоимость», — заключил эксперт.

В Сирию больше всего хочет вернуться Китай, утверждают эксперты.

«КНР специально ждала окончания военных действий, чтобы предложить Сирии присоединиться к проекту „Один пояс — один путь“, что обеспечит сразу целый ряд инвестиций. Не исключено, что китайцы вернутся к инвестициям в проверенные отрасли — перевозку, нефтедобычу и транспорт, то есть речь идёт об использовании Сирии как транспортного хаба для Ближнего Востока», — рассказал RT руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Читайте также: Поразительный результат операции в Сирии: Россия получает огромные дивиденды

Он отмечает, что до войны Китай планировал создать в Сирии индустриальные зоны как входные ворота на Ближний Восток, чтобы расширить технологическую экспансию в Иорданию и Египет. Кроме того, власти КНР не исключали строительства железных дорог и совместных производственных предприятий в сельском хозяйстве и нефтепереработке.

По последним данным Всемирного банка (после 2010 года организация не вела статистику по Сирии), приток прямых иностранных инвестиций в экономику САР уверенно рос с 2000 по 2009 год. Так, в 2001 году объём привлечённых средств составлял $110 млн, а к 2009 году вырос до $2,5 млрд. В 2010-м поток прямых иностранных инвестиции в страну уменьшился до $1,4 млрд.

Елена Зиброва, Владимир Цегоев

rusvesna.su

Кто станет первым инвестором в послевоенных Латакии и Хасье — Рамблер/новости

Россия и Сирия рассматривают возможность совместного участия в проектах на территории свободных экономических зон в Латакии и промышленном районе Хасья. Сейчас Минэкономразвития ожидает от комитета государственного планирования САР информацию об условиях участия и преференциях. До военного конфликта в арабской республике работали восемь зон с резидентами из Китая, Турции и стран Персидского залива. Кто рискнёт стать первыми послевоенными инвесторами в Сирии и к каким отраслям российского бизнеса проявляет интерес САР — в материале RT.

Российские власти прорабатывают вопрос сотрудничества с Сирией по возможному участию отечественных компаний в реализации проектов на территории внутренних свободных экономических зон (аналог ОЭЗ) в САР.

Речь идёт о городе Латакия и промышленном районе Хасья. Об этом RT сообщили во вторник в Минэкономразвития. В министерстве напомнили, что такая работа проводится в соответствии с договорённостями, которые были достигнуть в ходе десятого заседания российско-сирийской межправкомиссии в Сочи 10 октября 2017 года.

Сейчас МЭР ожидает от Комитета государственного планирования Сирии информацию «об особенностях, преференциях, формате и условиях участия в проектах на территории упомянутых зон».

Ранее в интервью телеканалу «Россия 24» замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев заявил, что Сирия рассматривает возможность создания особых экономических зон в рамках сотрудничества с Россией.

«Объективно здесь (в Сирии. — RT) будет спрос на промышленную продукцию, дорожно-строительную технику и сельскохозяйственное машиностроение. Вопрос расчётов — это то, что предстоит решать, но через совместные инвестиции, в том числе и в добывающие проекты…», — пояснил Груздев.

Перспективы участия в восстановлении сирийской экономики ранее очертил и вице-премьер Дмитрий Рогозин, напоминает ТАСС. Среди потенциальных совместных проектов чиновник выделил восстановление железных дорог, порта и энергетической системы арабской республики. В разговоре с RT старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Леонид Исаев напомнил, что в Сирии до начала военного конфликта существовало восемь свободных экономических зон (СЭЗ).

«Они работали достаточно успешно, предоставляли льготный налоговый режим, условия свободной таможенной зоны. Если посмотреть на территории, где находились СЭЗ, то в нулевые годы они развивались достаточно неплохо, то есть идея таких зон сама по себе достаточно хорошая», — пояснил эксперт. Однако, по его словам, существует другая проблема — опасения инвесторов относительно вложений в разрушенную войной экономику Сирии и риски попасть под западные санкции.

По данным портала внешнеэкономической информации МЭР, в 2003 году в Сирии свободные экономические зоны располагались в Дамаске, Адре (была крупнейшим центром по продаже автомобилей), Латакии, Алеппо и Хасье. Правительство Сирии также прорабатывало вопрос о создании в перспективе ещё двух СЭЗ на границах с Ливаном и Турцией. Планировалось, что инвесторов привлечёт выгодное географическое положение страны, низкие издержки производства, свободный реэкспорт товаров из этих зон в третьи страны и другие льготы в таможенной, банковской и налоговой сферах.

Леонид Исаев не исключает возвращения в Сирию ряда иностранных инвесторов. По словам эксперта, до «арабской весны» в республику поступали внушительные средства из Китая. В САР также работали инвесторы из Турции и стран Персидского залива.

«Сейчас катарские банки продолжают осуществлять операции в Сирии, и на время конфликта они не прекращали свою деятельность в стране. Полагаю, что институты залива также будут функционировать в САР, поскольку для них Сирия является достаточно лакомым куском — сирийские активы являются недооценёнными, и понятно, что это временное явление. В конечном счёте эти активы выйдут на свою рыночную стоимость», — заключил эксперт.

В Сирию больше всего хочет вернуться Китай, утверждают эксперты. «КНР специально ждала окончания военных действий, чтобы предложить Сирии присоединиться к проекту „Один пояс — один путь“, что обеспечит сразу целый ряд инвестиций. Не исключено, что китайцы вернутся к инвестициям в проверенные отрасли — перевозку, нефтедобычу и транспорт, то есть речь идёт об использовании Сирии как транспортного хаба для Ближнего Востока», — рассказал RT руководитель школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Он отмечает, что до войны Китай планировал создать в Сирии индустриальные зоны как «входные ворота» на Ближний Восток, чтобы расширить технологическую экспансию в Иорданию и Египет. Кроме того, власти КНР не исключали строительства железных дорог и совместных производственных предприятий в сельском хозяйстве и нефтепереработке.

По последним данным Всемирного банка (после 2010 года организация не вела статистику по Сирии), приток прямых иностранных инвестиций в экономику САР уверенно рос с 2000 по 2009 годы. Так, в 2001 году объём привлечённых средств составлял $110 млн, а к 2009 году вырос до $2,5 млрд В 2010 поток прямых иностранных инвестиции в страну уменьшился до $1,4 млрд

Читайте также

news.rambler.ru

Латакия (мухафаза) — Сирия — Планета Земля

История

Латакия (ударение следует делать на предпоследней букве — Латакия) — мухафаза (область) в Сирии, протянувшаяся вдоль побережья Средиземного моря. Пейзажи Латакии, утопающей в зелени садов и виноградников, резко отличается от скудных ландшафтов внутренних засушливых районов страны.Во II тыс. до н. э. на территории современной Латакии находилось несколько городов-государств, самым известным из которых был Угарит. Его население занималось скотоводством, торговало вином и оливковым маслом с другими городами Восточного Средиземноморья, а также древесиной с Месопотамией и Египтом, где ее было мало, а в Латакии — избыток. Угарит стал одним из первых крупных международных портов, пока не был разрушен вторгшимися сюда «народами моря».Территория Латакии на протяжении своей истории входила в состав многих государств. В середине 80-х гг. до н. э. как составная часть Сирии она была присоединена к Великой Армении. После поражения от римлян в 66 г. до н. э. царь Армении Тигран II отказался от претензий на Сирию, и в 64 г. до н. э. она была захвачена Римской империей. На протяжении последующих веков входила в состав Византии, Арабского халифата, армянского государства Филарета Варажнуни (1074-1084 гг.).В Средние века в горах района Латакии скрывались сторонники шиитских сект исмаилитов и нусайритов (алавитов), подвергавшихся преследованиям со стороны властей Арабского халифата, объявивших этих людей вне закона и всячески поощрявших их физическое истребление, назначив премии за каждого уничтоженного.В начале XVI в. область Латакия — как и вся Сирия — была захвачена турками-османами и включена в состав Османской империи. Население Латакии с древности имело славу непокорного и воинственного, и в период османского владычества эта область стала одним из центров антитурецких выступлений. Самым массовым и кровопролитным стало восстание 1859 г., вызванное в том числе непомерными налогами, которыми Латакию обложила Блистательная Порта.После Первой мировой войны, в 1919 г., Латакия была оккупирована английскими и французскими войсками. Франция получила от Лиги Наций мандат на управление всей Сирией. Но при этом в конце августа — начале сентября 1920 г. французские власти объявили Латакию автономной территорией алавитов. Этот шаг был направлен на разъединение союза народов Латакии, исповедующих разные религии и выступивших против французов, фактически оккупировавших их земли. Восстания начались еще в 1919 г., а продолжились и после провозглашения французами декларативной автономии алавитов — в 1922, 1923, 1925-1927 гг. Сами французы с 1925 г. называли эту автономию «государством», и в 19301936 гг. у нее было свое название — Санджак Латакия со столицей в порту Латакия.В 1936 г. Франция, оказавшись перед перспективой воевать с арабскими племенами, отменила автономию Латакии.После провозглашения независимости Сирии в 1943 г. область Латакия влилась в ее состав на правах района — мухафазы.В настоящее время этот район Сирии, охваченной гражданской войной, — один из немногих уголков, где царит относительное спокойствие. Это объясняется в значительной степени присутствием на сирийской авиационной базе Хмеймим в районе Латакии авиационной группы Военно-воздушных сил Воздушно-космических сил Российской Федерации.Латакия выходит в Средиземное море, это стратегически важный район Сирии, именно на его защиту в нынешней гражданской войне брошены главные силы правительственных войск.Аромат лавра — запах этого растения ощущается повсюду на побережье Латакии, где из него научились делать товары, идущие на экспорт, в частности знаменитое мыло.Большинство населения мухафазы Латакия — алавиты, а мусульмане-сунниты и туркоманы составляют меньшинство и проживают в основном на северо-востоке области. Главным занятием населения в мирное время были садоводство и работа на прибрежных курортах, куда съезжались туристы со всего мира.Наряду с садоводством в Латакии существует с древних времен производство мыла из лаврового плода, в Кесабе находится известная мыловаренная фабрика «Кесаб Хёрбс». Из того же лавра в селах вокруг города Кесаб производятся эфирные масла, которые используются в косметическом производстве. Сам же город Кесаб считается «столицей» армян Латакии, с православными храмами, большими рынками и музеями.Пользуясь тем, что в Латакии царит относительный мир, а порты открыты для экспорта, местное население все так же продолжает выращивать цитрусовые и варить мыло, хотя и в заметно меньшем количестве. В настоящее время город имеет большое значение не только как порт, но и как центр переработки урожая, собранного жителями близлежащих городков и деревень. Сохранился даже такой старинный промысел, как ловля губок.Столица мухафазы, ее промышленный и торговый центр — город Латакия. Это — главный порт Сирии на Средиземном море на северо-западе страны.Город был основан в начале II в. до н. э. на месте древнего финикийского поселения Рамита царем Селевком I Никатором (358-281 гг. до н.э.) — полководцем армии царя Александра Македонского. Обожавший свою мать Лаодику, царь Селевк дал городу ее имя — Лаодикея.В 638 г. город захватили арабы, и с тех пор в современном арабском произношении он называется Эль-Ладикия. В русском языке сложилась традиция именовать его Латакия.Город очень пострадал от землетрясений 494, 555, 1287, 1752 и 1822 гг., большинство древних сооружений разрушены, сохранились римская Триумфальная арка, Тетрапилон и колоннада Бахуса.Но неподалеку от Латакии стоит хорошо сохранившийся замок Саладина, который построили крестоносцы на высоком холме на месте византийской крепости X в. Замок назван в честь мусульманского полководца, захватившего крепость в 1188 г. Внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.До 1991 г. в столице мухафазы располагалась база Средиземноморской эскадры ВМФ СССР. В настоящее время на военном аэродроме Хмеймим с сентября 2015 г. размещается авиационная группа ВВС России в Сирии.Второй по значению город мухафазы Латакия — Джабла (Джебла), также расположенный на берегу Средиземного моря, в 20 км к югу от Латакии. Во времена Финикии он именовался Габала, при крестоносцах входил в состав одного из основанных ими государств — Антиохийского княжества. В 1179 г., во время Третьего крестового похода, Саладин отнял у них Джаблу.Город Кардаха известен на всем Ближнем Востоке как оплот семьи Асадов — правящей президентской династии в Сирии. Еще и поэтому Латакия и ее города не имели недостатка в инвестициях, сюда потоком лились деньги из бюджета страны, до начала гражданской войны здесь шло большое строительство курортов и роскошных вилл, была проложена широкая автомагистраль вдоль Средиземноморского побережья.В этом городе родился президент Хафез Асад (1930-2000 гг.), правивший с 1970 по 2000 г. В центре города установлена его статуя и находится мавзолей, в котором погребен сам Хафез Асад и его старший сын Басиль (1962-1994 гг.), бывший главным претендентом на звание преемника на посту президента Сирии после ухода отца, но погибший в автокатастрофе в 1994 г.

Общая информация

Местонахождение: запад Сирии.Административный статус: город и мухафаза (область) в Сирии.Административное деление мухафазы: 4 минтаки (района) — Эль-Хаффа, Джабла, Латакия и Эль-Кардаха.Административный центр: город Латакия — 383 786 чел. (2004 г.).Города: Джабла — 75 505 чел. (2012 г.), Эль-Кардаха — 8671 чел. (2004 г.), Эль-Хаффа — 4298 чел. (2004 г.), Сленфа— 1847 чел. (2004 г.), Кесаб — 1500 чел. (2013 г.).Основание города Латакия: начало II в. до н. э.Учреждение мухафазы Латакия: 1943 г.Языки: арабский (сиро-палестинский диалект), курдский, турецкий, армянский.Этнический состав: сирийские и палестинские арабы, курды, туркоманы, армяне.Религии: ислам (суннизм, исмаилизм, алавизм), христианство (православие, католицизм).Денежная единица: сирийский фунт.Аэропорт: международный аэропорт имени Басиля Аль-Асада.Соседние страны и территории: на северо-востоке — мухафаза Идлиб, на востоке — мухафаза Хама, на юге — мухафаза Тартус, на севере — Турция, на западе — Средиземное море.

Цифры

Площадь мухафазы: 2297 км2.Население мухафазы: около 1 890 000 чел. (2014 г.).Плотность населения мухафазы: 822,8 чел/км2.Самая высокая точка: гора Наби-Юнис (1562 м).Удаленность: 348 км к северо-западу от Дамаска.

Климат и погода

Средиземноморский, субтропический.Средняя температура января: +12°С.Средняя температура июля: +26,5°С.Среднегодовое количество осадков: 750 мм.Относительная влажность воздуха: 65%.

Экономика

Полезные ископаемые: битум.Промышленность: пищевая (маслобойная, производство сока), легкая (текстильная, хлопкоочистительная, шерстеочистительная, кожевенно-обувная, мыловаренная).Морской порт Латакия: грузооборот — 8 млн т (2011 г.).Сельское хозяйство: растениеводство (пшеница, ячмень, чечевица, хлопок, фисташки, оливки, виноград, лимон, апельсин, оливы, шелковица, овощи, табак), животноводство (мясо-молочное, овцы, козы).Морские курорты.Сфера услуг: туристические, транспортные, торговые.

Древнее поселение Телль-Твейни (конец III тыс. до н. э.), город-государство Угарит (руины царского дворца, жреческой и других библиотек, около 1450-1200 гг. до н. э.), замок Саладина (XII в.).

Культовые

Гробница и мечеть султана-суфия Ибрахима Бин Адхама (Джабла, VIII в.), армянская православная церковь Св. Степанос (Кесаб, 909 г.).

Город Латакия

Древнеримские руины (Триумфальная арка, Тетрапилон, колоннада Бахуса, I-II вв.), церкви (V-VI вв.), Великая мечеть (XIII в.), мечеть Джадид (XVIII в.), Национальный музей Латакии (1986 г.), здание караван-сарая (XVI в.). морской курорт Шатт аль-Азрак («Лазурный берег»), Университет Октября (1971 г.), центральная улица Гамаля Абдель Насера.

Любопытные факты

■ В эпоху Древнего Рима город Джабла служил важным военным форпостом. В Джабле был построен гигантский амфитеатр «двойного назначения». Он был спроектирован и сооружен таким образом, что при нападении на город кочевников из внутренних районов становился крепостью, от которой шел к морю подземный ход. По нему горожане и защитники крепости попадали в порт, а оттуда — на корабли.■ За время своего недолгого существования под присмотром Франции государство алавитов Санджак Латакия обзавелось внешними атрибутами независимой страны. В том числе оно выпускало собственные почтовые марки с надписями на арабском и французском языках. В настоящее время эти знаки почтовый оплаты представляют собой ценный филателистический раритет.■ В Латакии, как и на всем Ближнем Востоке, в названия многих населенных пунктов входит слово «телль». В переводе с арабского, турецкого и иврита это слово означает «холм», точнее — «курган», так как эта возвышенность — искусственного происхождения, как правило, высотой до 3-40 м. Телли образовывались на месте разрушенных древних городов. Каждое новое поколение жителей строило дома поверх останков старых построек — главным образом глинобитных строений, в результате чего и вырастал холм.■ Когда город Латакию, а тогда Лаодикею, захватили римляне, они не стали давать ему другое имя, лишь немного изменив его: Лаодикея ад Маре — Лаодикея Приморская. Это понадобилось сделать, чтобы отличать от других городов с тем же названием: царь Селевк настолько любил мать, что дал ее имя еще пяти другим городам.

geosfera.org

кто станет первым инвестором в послевоенных Латакии и Хасье

 

Россия и Сирия рассматривают возможность совместного участия в проектах на территории свободных экономических зон в Латакии и промышленном районе Хасья. Сейчас Минэкономразвития ожидает от Комитета государственного планирования САР информацию об условиях участия и преференциях. До военного конфликта в арабской республике работали восемь зон с резидентами из Китая, Турции и стран Персидского залива. Кто рискнёт стать первыми послевоенными инвесторами в Сирии и к каким отраслям российского бизнеса проявляет интерес САР — в материале RT.

Российские власти прорабатывают вопрос сотрудничества с Сирией по возможному участию отечественных компаний в реализации проектов на территории внутренних свободных экономических зон (аналог ОЭЗ) в САР.

Речь идёт о городе Латакия и промышленном районе Хасья. Об этом RT сообщили во вторник в Минэкономразвития. В министерстве напомнили, что такая работа проводится в соответствии с договорённостями, которые были достигнуты в ходе десятого заседания российско-сирийской межправкомиссии в Сочи 10 октября 2017 года.

Сейчас МЭР ожидает от Комитета государственного планирования Сирии информацию «об особенностях, преференциях, формате и условиях участия в проектах на территории упомянутых зон».

Ранее в интервью телеканалу «Россия 24» замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев заявил, что Сирия рассматривает возможность создания особых экономических зон в рамках сотрудничества с Россией.

«Объективно здесь (в Сирии. — RT) будет спрос на промышленную продукцию, дорожно-строительную технику и сельскохозяйственное машиностроение. Вопрос расчётов — это то, что предстоит решать, но через совместные инвестиции, в том числе и в добывающие проекты…» — пояснил Груздев.

Перспективы участия в восстановлении сирийской экономики ранее очертил и вице-премьер Дмитрий Рогозин, напоминает ТАСС. Среди потенциальных совместных проектов чиновник выделил восстановление железных дорог, порта и энергетической системы арабской республики.

В разговоре с RT старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Леонид Исаев напомнил, что в Сирии до начала военного конфликта существовало восемь свободных экономических зон (СЭЗ).

«Они работали достаточно успешно, предоставляли льготный налоговый режим, условия свободной таможенной зоны. Если посмотреть на территории, где находились СЭЗ, то в нулевые годы они развивались достаточно неплохо, то есть идея таких зон сама по себе достаточно хорошая», — пояснил эксперт. Однако, по его словам, существует другая проблема — опасения инвесторов относительно вложений в разрушенную войной экономику Сирии и риски попасть под западные санкции.

По данным портала внешнеэкономической информации МЭР, в 2003 году в Сирии свободные экономические зоны располагались в Дамаске, Адре (была крупнейшим центром по продаже автомобилей), Латакии, Алеппо и Хасье. Правительство Сирии также прорабатывало вопрос о создании в перспективе ещё двух СЭЗ на границах с Ливаном и Турцией. Планировалось, что инвесторов привлечёт выгодное географическое положение страны, низкие издержки производства, свободный реэкспорт товаров из этих зон в третьи страны и другие льготы в таможенной, банковской и налоговой сферах.

Леонид Исаев не исключает возвращения в Сирию ряда иностранных инвесторов. По словам эксперта, до «арабской весны» в республику поступали внушительные средства из Китая. В САР также работали инвесторы из Турции и стран Персидского залива.

«Сейчас катарские банки продолжают осуществлять операции в Сирии, и на время конфликта они не прекращали свою деятельность в стране. Полагаю, что институты стран Персидского залива также будут функционировать в САР, поскольку для них Сирия является достаточно лакомым куском — сирийские активы являются недооценёнными, и понятно, что это временное явление. В конечном счёте эти активы выйдут на свою рыночную стоимость», — заключил эксперт.

В Сирию больше всего хочет вернуться Китай, утверждают эксперты. «КНР специально ждала окончания военных действий, чтобы предложить Сирии присоединиться к проекту «Один пояс — один путь», что обеспечит сразу целый ряд инвестиций. Не исключено, что китайцы вернутся к инвестициям в проверенные отрасли — перевозку, нефтедобычу и транспорт, то есть речь идёт об использовании Сирии как транспортного хаба для Ближнего Востока», — рассказал RT руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Он отмечает, что до войны Китай планировал создать в Сирии индустриальные зоны как «входные ворота» на Ближний Восток, чтобы расширить технологическую экспансию в Иорданию и Египет. Кроме того, власти КНР не исключали строительства железных дорог и совместных производственных предприятий в сельском хозяйстве и нефтепереработке.

По последним данным Всемирного банка (после 2010 года организация не вела статистику по Сирии), приток прямых иностранных инвестиций в экономику САР уверенно рос с 2000 по 2009 год. Так, в 2001 году объём привлечённых средств составлял $110 млн, а к 2009 году вырос до $2,5 млрд. В 2010-м поток прямых иностранных инвестиции в страну уменьшился до $1,4 млрд.

Елена Зиброва, Владимир Цегоев

RT

novorusmir.ru

Россия и Сирия будут вместе поднимать народное хозяйство — Рамблер/новости

Министр промышленности Сирии Ахмед аль-Хаму заявил, что официальный Дамаск планирует наладить торгово-экономическую кооперацию с Россией.

Несмотря на пять лет гражданской войны, Сирия смогла сохранить свою экономику

Сирия ведет переговоры с Россией по бартерному сотрудничеству

Аль-Хаму отметил, что Сирия ждет от России нефтепродукты, товары химической промышленности, минералы, дерево, удобрения, оборудование, трубы, бумагу и корма, а в ответ готова поставлять на российский рынок товары собственного производства.

Это овощи, фрукты, изделия легкой промышленности, а также текстиль, пряжа, обувь, хлопок, товары домашнего обихода и даже мебель.

Пока такой торгово-экономический обмен не начался, но аль-Хаму утверждает, что Москва и Дамаск занимаются согласованием двусторонних договоров, которые урегулируют проблемы сотрудничества двух стран в области энергетики, ирригации, сельского хозяйства, промышленности, транспорта, нефти, а также торговли.

Подобные соглашения должны упростить все процессуальные проблемы, связанные с налоговыми, таможенными, а также другими стандартными процедурами административного и контрольного характера.

Сирия заинтересована в своих нефтепродуктах

Россия должна «согласовать» политику с экономикой

Другой вопрос, что во всей истории существует одна серьезная проблема, которая связана с тем, что для России все эти мероприятия с Сирией будут иметь не экономический, а де-факто политический характер.

Во-первых, экономика Сирии по понятным причинам серьезно ослаблена гражданской войной, которая, несмотря на последние мирные инициативы, далека от своего прекращения, поэтому не может быть и речи, что Дамаск сможет заместить товарами собственного производства какие-то реальные потребности российского рынка.

Во-вторых, не надо забывать и про то, что политический режим президента Башара аль-Асада принципиально не признается странами Запада, а также их партнерами из числа ближневосточных государств.

Несмотря на успехи, правительство Асада продолжает оставаться в изоляции

Это важный момент, поскольку главным следствием такого состояния дел в плане экономики является тот факт, что национальные рынки этих государств для Сирии сегодня закрыты, не говоря уже про невозможность Дамаска занять там средства или купить необходимые для себя товары.

Россия должна заместить Сирии внешнюю торговлю

Это все свидетельствует нам, что речь в данных переговорах идет не просто о каком-то торгово-экономическом обмене, а о том, что Россия должна заместить собой для Сирии львиную часть внешнего рынка, и вобрать в себя практически все излишки, производимых в этой стране товаров.

Кроме того, Россия по такой схеме берет на себя обязательства снабжать Сирию необходимыми товарами с определенными издержками для себя, что, в конечном случае, и является основной проблемой подобных переговоров.

Сирийские фрукты могут появиться на российских прилавках

Дело в том, что в нашей стране, несмотря на большое участие государства в экономике, существует очень много игроков, с которыми в случае реального начала такого торгово-экономического обмена с Сирией необходимо будет согласовать условия и порядок компенсации возможных издержек.

Это потребует серьезной правительственной работы, а также, очень вероятно, определенных бюджетных субсидий.

Не нужно ставить крест на экономике Сирии

Политолог, преподаватель ВШЭ Григорий Лукьянов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что реальные объемы сирийской экономики, несмотря на войну и разрушения, и сейчас достаточно велики.

Сирийский рынок и сейчас продолжает демонстрировать неплохие объемы

«Сирийский внутренний рынок товаров народного потребления — очень емкий, поэтому сюда могут войти российские производители. Кроме того, товары, которые производит Сирия, совершенно точно найдут своего потребителя и на национальном рынке России по той причине, что у них невысокая себестоимость и, как следствие, экспортная цена. Все это позволит сирийским товарам быть конкурентоспособными в России», — констатирует Лукьянов.

При этом, Лукьянов считает, что, вместе с этим, нужно понимать, что сирийский рынок сильно ограничен по размеру находящихся в нем капиталов.

«Что касается местного производства, то, например, сирийский текстиль, несмотря на гражданскую войну, продолжает производиться и расходиться по всему ближневосточному региону, поэтому он имеет все возможности для того, чтобы найти свой путь и на российском рынке», — резюмирует Лукьянов.

Несоразмерность торгово-экономического обмена России и Сирии

Такие компании как «Роснефть» не найдут в Сирии равных контрагентов

По мнению Лукьянова, проблема здесь заключается в несоразмерности тех экономических структур, которые будут сотрудничать по этому плану министра аль-Хаму.

«Все предлагаемые товары сирийского производства — это дело небольших компаний и небольших корпораций, т.е. среднего бизнеса, а вот Дамаск хочет в этом обмене сотрудничать с нашими ведущими корпорациями, если брать тот же нефтегазовый сектор российской экономики», — заключает Лукьянов.

Поэтому, как полагает Лукьянов, в контексте этих российско-сирийских переговоров мы говорим о неравном экономическом сотрудничестве.

Есть проблема доверия и минимизации рисков

«Кроме того, с точки зрения российских компаний работа в Сирии сопряжена с очень большим количеством рисков — это проблемы безопасности, страхования, а также многие другие, которые могут быть покрыты только при участии нашего государства. Москва здесь должна будет выступить гарантом наряду с Дамаском », — констатирует Лукьянов.

Москве придется дать гарантии российскому бизнесу в Сирии

Только такое участие российского правительства позволит, если не минимизировать издержки, то, как утверждает Лукьянов, по крайней мере, удержать их в рамках определенной нормы.

«Также ключевой проблемой здесь является проблема доверия. У Москвы с Дамаском есть полное взаимопонимание интересов и доверие между собой на уровне правительств, но на российский бизнес эти настроения, естественно, не распространяются. В России очень скептически относятся к сирийскому национальному рынку и тем условиям, которые он может нам предложить», — резюмирует Лукьянов.

Таким образом, такое экономическое сотрудничество между Россией и Сирией — действительно возможно, и оно будет поощряться правительствами двух стран, но, при этом, нельзя говорить, что этот товарообмен будет носить равный характер.

«Скорее всего, равенства здесь не будет еще долгое время в виду кризисного состояния, в котором на сегодня находится Сирия, как государство», — заключает Лукьянов.

В интересах России не только военная, но и экономическая помощь Сирии

Москва должна поощрять такие проекты

Тем не менее, как считает Лукьянов, Москве в этом вопросе нельзя игнорировать политическую целесообразность.

«Та политика, которую Россия проводит на Ближнем Востоке, требует более диверсифицированного подхода в отношении Сирии, и не только в проблемах безопасности и сопутствующих вопросов, но и экономического присутствия российских компаний в этой ближневосточной стране», — констатирует Лукьянов.

Более того, по словам Лукьянова, Сирия является той площадкой, которая больше всех готова к принятию российского бизнеса у себя, и именно это может стать залогом нашего присутствия в этой стране и во всем ближневосточном регионе на протяжении десятилетий.

Дамаск должен сохранить контроль над экономической базой Сирии

Если говорить о материальной базе экономики Сирии, то не нужно здесь забывать и про то, что под контролем Дамаска продолжают оставаться «алавитские» провинции Латакия и Тартус, которые фактически не затронуты войной.

Дамаск продолжает контролировать главные экономические районы Сирии

Именно отсюда исходит правящий дом президента Асада и именно из этих мест раньше шла большая часть товарообмена довоенной Сирии с остальным миром.

«Надо понимать, что территории, которые в настоящее время продолжает контролировать правительство Сирии и на которые оно наступает, являются наиболее ресурсоемкими провинциями этого государства. Именно здесь было сконцентрировано практически все промышленное производство довоенной Сирии, что, кстати говоря, является причиной выдавливания исламистских групп из Дамаска и Алеппо в провинцию Идлиб. Она в экономическом отношении вообще не развита», — резюмирует Лукьянов.

Что касается нефти, то большинство мощностей довоенной Сирии, как замечает Лукьянов, сейчас находится в районе провинции Дейр-эз-Зор, поэтому неудивительно, что Дамаск продолжает с огромным упорством удерживать в этой провинции военный анклав и планирует освободить этот регион от боевиков запрещенной России террористической организации «Исламское государство» уже в этом году.

Провинция Латакия — экономический центр Сирии

«В остальном главными секторами сирийской экономики являются провинции Латакия, Тартус и Дамаск — здесь сконцентрировано промышленное производство и сельское хозяйство. Война, конечно, дала о себе знать, но уровень сохраняемого производства позволил правительству Асада практически полностью обеспечивать себя продовольствием на протяжении пяти лет войны», — заключает Лукьянов.

Все это, по словам Лукьянова, говорит о том, что государственный аппарат в Сирии опирается на вполне развитый бизнес, причем все эти коммерческие структуры сохранили свою лояльность к Дамаску, сосуществуют с правительством Асада, а также обеспечивают его деятельность в экономическом плане.

«Кроме того, такие структуры финансируют деятельность своих военизированных отрядов, которые защищают бизнес и помогают правительственным войскам в борьбе с боевиками и террористами», — констатирует Лукьянов.

news.rambler.ru

Россия и Сирия будут вместе поднимать народное хозяйство

Министр промышленности Сирии Ахмед аль-Хаму заявил, что официальный Дамаск планирует наладить торгово-экономическую кооперацию с Россией.

Сирия ведет переговоры с Россией по бартерному сотрудничеству

Аль-Хаму отметил, что Сирия ждет от России нефтепродукты, товары химической промышленности, минералы, дерево, удобрения, оборудование, трубы, бумагу и корма, а в ответ готова поставлять на российский рынок товары собственного производства. 

Это овощи, фрукты, изделия легкой промышленности, а также текстиль, пряжа, обувь, хлопок, товары домашнего обихода и даже мебель.

Пока такой торгово-экономический обмен не начался, но аль-Хаму утверждает, что Москва и Дамаск занимаются согласованием двусторонних договоров, которые урегулируют проблемы сотрудничества двух стран в области энергетики, ирригации, сельского хозяйства, промышленности, транспорта, нефти, а также торговли.

Подобные соглашения должны упростить все процессуальные проблемы, связанные с налоговыми, таможенными, а также другими стандартными процедурами административного и контрольного характера.

Сирия заинтересована в своих нефтепродуктах

Россия должна «согласовать» политику с экономикой

Другой вопрос, что во всей истории существует одна серьезная проблема, которая связана с тем, что для России все эти мероприятия с Сирией будут иметь не экономический, а де-факто политический характер.

Во-первых, экономика Сирии по понятным причинам серьезно ослаблена гражданской войной, которая, несмотря на последние мирные инициативы, далека от своего прекращения, поэтому не может быть и речи, что Дамаск сможет заместить товарами собственного производства какие-то реальные потребности российского рынка.

Во-вторых, не надо забывать и про то, что политический режим президента Башара аль-Асада принципиально не признается странами Запада, а также их партнерами из числа ближневосточных государств.

Несмотря на успехи, правительство Асада продолжает оставаться в изоляции

Это важный момент, поскольку главным следствием такого состояния дел в плане экономики является тот факт, что национальные рынки этих государств для Сирии сегодня закрыты, не говоря уже про невозможность Дамаска занять там средства или купить необходимые для себя товары.

Россия должна заместить Сирии внешнюю торговлю

Это все свидетельствует нам, что речь в данных переговорах идет не просто о каком-то торгово-экономическом обмене, а о том, что Россия должна заместить собой для Сирии львиную часть внешнего рынка, и вобрать в себя практически все излишки, производимых в этой стране товаров.

Кроме того, Россия по такой схеме берет на себя обязательства снабжать Сирию необходимыми товарами с определенными издержками для себя, что, в конечном случае, и является основной проблемой подобных переговоров. 

Сирийские фрукты могут появиться на российских прилавках

Дело в том, что в нашей стране, несмотря на большое участие государства в экономике, существует очень много игроков, с которыми в случае реального начала такого торгово-экономического обмена с Сирией необходимо будет согласовать условия и порядок компенсации возможных издержек.

Это потребует серьезной правительственной работы, а также, очень вероятно, определенных бюджетных субсидий.

Не нужно ставить крест на экономике Сирии

Политолог, преподаватель ВШЭ Григорий Лукьянов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что реальные объемы сирийской экономики, несмотря на войну и разрушения, и сейчас достаточно велики.

Сирийский рынок и сейчас продолжает демонстрировать неплохие объемы

«Сирийский внутренний рынок товаров народного потребления – очень емкий, поэтому сюда могут войти российские производители. Кроме того, товары, которые производит Сирия, совершенно точно найдут своего потребителя и на национальном рынке России по той причине, что у них невысокая себестоимость и, как следствие, экспортная цена. Все это позволит сирийским товарам быть конкурентоспособными в России», - констатирует Лукьянов.

При этом, Лукьянов считает, что, вместе с этим, нужно понимать, что сирийский рынок сильно ограничен по размеру находящихся в нем капиталов.

«Что касается местного производства, то, например, сирийский текстиль, несмотря на гражданскую войну, продолжает производиться и расходиться по всему ближневосточному региону, поэтому он имеет все возможности для того, чтобы найти свой путь и на российском рынке», - резюмирует Лукьянов.

Несоразмерность торгово-экономического обмена России и Сирии

Такие компании как «Роснефть» не найдут в Сирии равных контрагентов

По мнению Лукьянова, проблема здесь заключается в несоразмерности тех экономических структур, которые будут сотрудничать по этому плану министра аль-Хаму.

«Все предлагаемые товары сирийского производства – это дело небольших компаний и небольших корпораций, т.е. среднего бизнеса, а вот Дамаск хочет в этом обмене сотрудничать с нашими ведущими корпорациями, если брать тот же нефтегазовый сектор российской экономики», - заключает Лукьянов.

Поэтому, как полагает Лукьянов, в контексте этих российско-сирийских переговоров мы говорим о неравном экономическом сотрудничестве.

Есть проблема доверия и минимизации рисков

«Кроме того, с точки зрения российских компаний работа в Сирии сопряжена с очень большим количеством рисков – это проблемы безопасности, страхования, а также многие другие, которые могут быть покрыты только при участии нашего государства. Москва здесь должна будет выступить гарантом наряду с Дамаском », - констатирует Лукьянов.

Москве придется дать гарантии российскому бизнесу в Сирии

Только такое участие российского правительства позволит, если не минимизировать издержки, то, как утверждает Лукьянов, по крайней мере, удержать их в рамках определенной нормы.

«Также ключевой проблемой здесь является проблема доверия. У Москвы с Дамаском есть полное взаимопонимание интересов и доверие между собой на уровне правительств, но на российский бизнес эти настроения, естественно, не распространяются. В России очень скептически относятся к сирийскому национальному рынку и тем условиям, которые он может нам предложить», - резюмирует Лукьянов.

Таким образом, такое экономическое сотрудничество между Россией и Сирией – действительно возможно, и оно будет поощряться правительствами двух стран, но, при этом, нельзя говорить, что этот товарообмен будет носить равный характер.

«Скорее всего, равенства здесь не будет еще долгое время в виду кризисного состояния, в котором на сегодня находится Сирия, как государство», - заключает Лукьянов.

В интересах России не только военная, но и экономическая помощь Сирии

Москва должна поощрять такие проекты

Тем не менее, как считает Лукьянов, Москве в этом вопросе нельзя игнорировать политическую целесообразность.

«Та политика, которую Россия проводит на Ближнем Востоке, требует более диверсифицированного подхода в отношении Сирии, и не только в проблемах безопасности и сопутствующих вопросов, но и экономического присутствия российских компаний в этой ближневосточной стране», - констатирует Лукьянов.

Более того, по словам Лукьянова, Сирия является той площадкой, которая больше всех готова к принятию российского бизнеса у себя, и именно это может стать залогом нашего присутствия в этой стране и во всем ближневосточном регионе на протяжении десятилетий.

Дамаск должен сохранить контроль над экономической базой Сирии

Если говорить о материальной базе экономики Сирии, то не нужно здесь забывать и про то, что под контролем Дамаска продолжают оставаться «алавитские» провинции Латакия и Тартус, которые фактически не затронуты войной.

Дамаск продолжает контролировать главные экономические районы Сирии

Именно отсюда исходит правящий дом президента Асада и именно из этих мест раньше шла большая часть товарообмена довоенной Сирии с остальным миром.

«Надо понимать, что территории, которые в настоящее время продолжает контролировать правительство Сирии и на которые оно наступает, являются наиболее ресурсоемкими провинциями этого государства. Именно здесь было сконцентрировано практически все промышленное производство довоенной Сирии, что, кстати говоря, является причиной выдавливания исламистских групп из Дамаска и Алеппо в провинцию Идлиб. Она в экономическом отношении вообще не развита», - резюмирует Лукьянов.

Что касается нефти, то большинство мощностей довоенной Сирии, как замечает Лукьянов, сейчас находится в районе провинции Дейр-эз-Зор, поэтому неудивительно, что Дамаск продолжает с огромным упорством удерживать в этой провинции военный анклав и планирует освободить этот регион от боевиков запрещенной России террористической организации «Исламское государство»11 уже в этом году.

Провинция Латакия – экономический центр Сирии

«В остальном главными секторами сирийской экономики являются провинции Латакия, Тартус и Дамаск – здесь сконцентрировано промышленное производство и сельское хозяйство. Война, конечно, дала о себе знать, но уровень сохраняемого производства позволил правительству Асада практически полностью обеспечивать себя продовольствием на протяжении пяти лет войны», - заключает Лукьянов.

Все это, по словам Лукьянова, говорит о том, что государственный аппарат в Сирии опирается на вполне развитый бизнес, причем все эти коммерческие структуры сохранили свою лояльность к Дамаску, сосуществуют с правительством Асада, а также обеспечивают его деятельность в экономическом плане.

«Кроме того, такие структуры финансируют деятельность своих военизированных отрядов, которые защищают бизнес и помогают правительственным войскам в борьбе с боевиками и террористами», - констатирует Лукьянов.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Дмитрий Сикорский

rueconomics.ru


Смотрите также