Татьяна КУНЧЕНКО: умы и таланты на Дальнем Востоке есть — важно максимально задействовать их в развитии региона! Эксклавная экономика


Особенности функционирования предприятий в условиях эксклавности региона

 

В статье рассмотрены особенности функционирования предприятий в эксклавном регионе:высокое значение внешнеэкономической деятельности; более сложная конкурентная ситуация, чем в регионах, не являющихся эксклавными; необходимость введения в эксклавах особых льготных режимов хозяйствования; более высокий уровень экономических рисков.

Ключевые слова: Калининградская область, эксклавный регион, ОЭЗ.

 

Экономическое развитие любой страны зависит от развития его отдельных территорий. Для того, чтобы его обеспечить, необходимо учитывать все важнейшие факторы, которые на них влияют. Проведенное исследование было посвящено одному из таких факторов — эксклавности территории.

Исследование влияния эксклавности на региональное развитие, а также условия хозяйствования отдельных предприятий в Российской Федерации стало актуальным в 1990-е годы, когда после превращения Белоруссии и Литвы в отдельные государства один из регионов Российской Федерации — Калининградская область — стал эксклавом, т. е. регионом, который отделен от основной территорией страны территорией других государств [2, c. 14]. Строго говоря, Калининградская область является полуэксклавом, так как имеет выход к Балтийскому морю, соответственно, существует потенциальная перспектива развития региона, обусловленная близостью к восточно- и западноевропейским рынкам и экономически развитым регионам Российской Федерации, наличием на территории области незамерзающего портового комплекса. Однако отсутствие сухопутной границы с остальной частью России оказывает значительное негативное влияние на ее социально-экономическое развитие [3, с. 41].

Первая проблема, с которой мы столкнулись при проведении исследования, имела терминологический характер. В настоящее время существует целый ряд подходов к определению эксклава и анклава.

Как правило, под эксклавом понимают часть территории государства, не имеющую общих границ с основной его частью и окруженную территорией одного или нескольких других государств. Анклавом также называют часть территории государства, расположенную отдельно от общих границ и окруженную территориями (либо территорией) других государств. Понятие «анклав» может быть применено к целым государствам, которые полностью окружены границей другого государства и не имеют выход к морю. Если часть государства окружена территориями других государств, но имеет выход к морю, ее называют полуанклавом. Само понятие «анклав» принято употреблять лишь по отношению к территории другого государства, но эта же земля по отношению к своему государству называется «эксклав». Можно сделать вывод о том, что различие этих понятий носит правовой характер и зависит от того, в каком контексте рассматривается данная территория. Калининградская область, таким образом, в российских исследованиях должна называться эксклавом, в исследованиях специалистов других стран — анклавом. Или, если учитывать наличие выхода к морю, полуэксклавом и полуанклавом соответственно.

История человечества показывает, что эксклав возникает военным или мирным путём. Причинами возникновения эксклавов могут являться распад или появление нового государства, присоединение к другому государству, возникновение нового государственно-правового субъекта и так далее. Все международные эксклавы, возникшие после распада СССР и Югославии, появились в 1990-е годы.

Новый всплеск интереса к эксклавным территориям в России произошел в 2014 году после присоединения Крыма. В настоящее время в нашей стране есть четыре эксклава, и два из них являются ее субъектами, т. е. регионами — Калининградская область и Крым.

Кратко охарактеризуем Калининградскую область. Ее население на сегодняшний день составляет немногим менее миллиона человек — 976 тысяч, а площадь — около 15 тысяч кв. км. Главные отрасли специализации области — пищевая, мебельная, электротехническая, деревообрабатывающая промышленность.

В результате проведенного исследования были выявлены следующие особенности функционирования предприятий в условиях эксклавности.

Первая особенность — высокое значение внешнеэкономической деятельности для предприятий. Данная особенность связана с отсутствием административно-территориальной границы с другими субъектами РФ. Удельный вес предприятий, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью, в Калининградской области гораздо выше, чем в других регионах Северо-Западного федерального округа, даже приграничных [4, с. 90]. По нашему мнению, значимость внешнеэкономической деятельности для предприятий эксклавного региона тем выше, чем более он отдален от основной территории страны, и чем больше между ними существует барьеров, в том числе таможенных. Например, в Крыму предприятия не так заинтересованы во внешнеэкономической деятельности, как калининградские предприятия, т. к. через Керченскую переправу могут поставлять свою продукцию в другие российские регионы. В Калининградской же области предприятия вынуждены пересекать две границы с Литвой (между Калининградской областью и Литвой, а также между Литвой и Белоруссией) при поставках продукции. Паромная переправа до настоящего времени не имеет большого значения, что обусловлено, помимо прочего, еще и тем, что навигация в зимний сезон прекращается.

Учитывая данную особенность, в эксклавных регионах необходимо уделять особое внимание подготовке специалистов, обладающих достаточными профессиональными компетенциями во внешнеэкономической деятельности.

Вторая особенность функционирования предприятий в условиях эксклавности состоит в том, что они находятся в более сложной конкурентной ситуации, чем предприятия регионов, не являющихся эксклавными. Вследствие этого, специализация промышленного комплекса Калининградской области является узкой. Внутренний рынок эксклавного региона небольшой, ориентированные только на него местные предприятия не могут снижать свои издержки за счет эффекта масштаба. Поставляемая на основную территорию страны продукция неконкурентна по цене, так как в нее включаются дополнительные транспортные расходы и расходы, связанные с пересечением границы (например, таможенные сборы), различные транзитные, страховые сборы и т. д. [5, с. 18]. При попытке выхода на внешние рынки предприятия могут сталкиваться с протекционистскими мерами со стороны граничащих с эксклавом государств. Кроме того, предприятия эксклавного региона вынуждены и на своем собственном рынке остро конкурировать с компаниями соседних стран, так как не защищены от продукции этих предприятий их дополнительными транспортными издержками [6, с. 25]. В Калининградской области в настоящее время торговые сети остро конкурируют с торговыми сетями приграничных польских городов, так как обычной практикой для многих калининградцев стали еженедельные закупки более дешевых продуктов питания в польских магазинах. Таким образом, польским компаниям даже не нужно поставлять свои товары в Калининградскую область, жители региона сами приезжают за ними в Польшу [6, с. 271].

Третья из рассмотренных нами особенностей объясняет необходимость введения в эксклавах особых льготных режимов хозяйствования, например, режима особой экономической зоны. Льготы данных режимов не ставят предприятия эксклавных регионов в привилегированные условия по сравнению с остальными предприятиями страны, они лишь компенсируют дополнительные издержки, чтобы условия их функционирования стали равными. Существует Закон «Об особой экономической зоне в Калининградской области» № 13-ФЗ от 22.01.96, который предоставляет таможенные льготы при экспортных и импортных операциях в следующих случаях:

                    товары производятся в ОЭЗ и вывозятся в другие страны и на остальную часть таможенной территории РФ;

                    товары ввозятся из других стран для потребления в регионе либо вывозятся в зарубежные страны.

Рыночные процессы в Калининградской области протекают активнее, чем в большей части российских регионов, а необходимость изменения структуры народного хозяйства, специализации и хозяйственных связей играет важную роль, так как в дополнение ко всем трудностям перехода к рынку ситуация усугубляется превращением Калининградской области в эксклав. Таким образом, закон об ОЭЗ должен способствовать разрешению сложившейся ситуации, облегчая продвижение области на общероссийский и общемировой рынок.

Четвертая особенность функционирования предприятий в условиях эксклавного региона заключается в том, что они находятся в менее предсказуемых условиях, должны учитывать больше рисков в своей деятельности, таких как изменение законодательства, связанного с правилами пересечения границы транспорта и физических лиц, таможенного оформления грузов, а также введение санкций, блокировка путей сообщения, транспорта на территории сопредельных государств по каким-то политическим причинам и пр. [1, c. 82]. Все эти факторы оказывают на социально-экономическую ситуацию в эксклавном регионе гораздо большее значение, чем в других, особенно «внутренних», не являющихся приграничными регионами страны.

Пятая особенность связана с экономическими аспектами функционирования предприятий Калининградской области. Эта особенность проявляется в оттоке части доходов от банковской и страховой деятельности с территории области, скрытых и прямых доплатах за введение залоговых платежей, транзите грузов, ограничении потока оборонных грузов со стороны иностранных государств, а также наблюдается высокая степень экономической интеграции с другими субъектами Российской Федерации.

Несмотря на наличие как позитивных, так и негативных предпосылок регионального развития, для обеспечения устойчивого, динамичного прогресса область должна получать институциональную и финансовую поддержку. Большое значение имеет определение размеров и продолжительности этой поддержки, направлений ее использования и способов управления ресурсами, которые выделяются региону.

 

Литература:

 

  1. Бильчак В. С., Дупленко Н. Г. Эволюция междисциплинарного подхода в исследовании предпринимательства // Известия Дальневосточного федерального университета. Экономика и управление. 2012. № 3. С. 74–86.
  2. Браун Н. С. Пространственные закономерности экономического развития // Региональная экономика. Юг России. 2014. № 2. С. 14–17.
  3. Дупленко Н. Г. Развитие малого инновационного предпринимательства на основе согласования экономических интересов // Балтийский регион. 2012. № 3. С. 34–46.
  4. Дупленко Н. Г. Особенности функционирования малых предприятий в условиях эксклавности региона // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2011. № 3. С. 93–99.
  5. Клемешев А. П. Стратегии развития Калининградской области / Клемешев А. П., Мау В. А. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2007. 472 c.
  6. Попченко В. А. Особенности ведения бизнеса в Калининградской области как эксклавном регионе // Молодой ученый. 2015. № 21–1 (101). С. 15–18.
  7. Шестакова М. М. Проблемы социально-экономического развития анклава (на примере Калининградской области) // В сборнике: Проблемы организации органов государственной власти и местного самоуправления: история, теория, практика и перспективы Материалы международной научно-практической конференции. Ответственный редактор Н. В. Кешикова. 2015. С. 268–273.
  8. Шульженко С., Семенчук Н. О. Социально-экономическое развитие административно-территориальных образований как ключевой фактор прогресса эксклавного региона РФ // Молодой ученый. 2015. № 10–2 (90). С. 20–26.

Основные термины (генерируются автоматически): функционирования предприятий, внешнеэкономической деятельности, эксклавного региона, функционирования предприятий в условиях, Калининградской области, особенность функционирования предприятий, значение внешнеэкономической деятельности, особенности функционирования предприятий, Калининградская область, предприятий в условиях эксклавности, льготных режимов хозяйствования, часть территории государства, особых льготных режимов, в эксклавах особых льготных, в Калининградской области, необходимость введения в эксклавах, введения в эксклавах особых, функционирования предприятий Калининградской, функционирования предприятий в эксклавном, особенность связана.

moluch.ru

Татьяна КУНЧЕНКО: умы и таланты на Дальнем Востоке есть — важно максимально задействовать их в развитии региона!

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ Фото | MXgroup

Директор компании «Мегатекс-Трейдинг» (Владивосток) и генеральный директор MXgroup Татьяна Кунченко убеждена, что развитие Дальнего Востока невозможно без использования потенциала ответственных и квалифицированных предпринимателей в государственном управлении. И именно на них нужно опираться при реализации программ развития дальневосточного региона.

Ресурс удвоения ВВП

— Татьяна Ивановна, как использовать потенциал Дальнего Востока для развития России?

— Не секрет, что Дальний Восток — огромная территория, богатая минеральными ресурсами, сельскохозяйственным сырьем, интеллектуальным потенциалом, курортными и экологическими зонами, создающими прекрасные возможности для развития туризма — как внутрироссийского, так и международного. Кроме того, эксперты отмечают, что это транзитная территория колоссального экономического значения не только для нашей страны, но и для Европы. Ведь регион расположен рядом с крупнейшими экономически развитыми странами Юго-Восточной Азии — КНР, Японией, Южной Кореей.

Отношения с технологически высокоразвитыми экономиками Китая, Японии, Кореи и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона очень важны для нас — в частности, как способ поднять уровень наших хозяйствующих субъектов на мировой уровень.

Знаю это не понаслышке: более чем десятилетние отношения нашей компании с японскими автоконцернами, связанные с поставками запасных частей, сыграли колоссальную роль в подтягивании технологического уровня, качества услуг, уровня организации автомобильного бизнеса в нашем и соседних регионах до мировых стандартов.

Сегодня руководители нашего государства говорят об усилении интеграции территории России. Следовательно, нужно укреплять внутрироссийские взаимосвязи Дальнего Востока. Экономические отношения с Китаем, Японией, Кореей и другими странами Юго-Восточной Азии не должны «перевешивать» экономические связи с «большой» Россией.

Знаете, Владимир Владимирович Путин недавно сказал о том, что для нас сегодня, после экономического кризиса, очень актуальна идея удвоения ВВП. Я как предприниматель, знающий потенциал бизнеса Приморского края и других регионов, где мы работаем, убеждена, что развитие Дальнего Востока — это как раз ресурс удвоения ВВП.

Очень многое сегодня в регионе делается для развития и использования его потенциала — как по инициативе федеральных властей, так и по инициативе руководства Дальневосточного федерального округа во главе с Виктором Ивановичем Ишаевым, по инициативе администрации регионов, в частности Приморского края под руководством Сергея Михайловича Дарькина. Благодаря этим инициативам и усилиям Дальний Восток активно развивается как регион производственной, интеллектуальной, инновационной экономики, локомотив инновационных процессов в стране.

Как вы знаете, открывается крупное автомобильное производство на «Дальзаводе». Компания Sollers с помощью инвестиций Внешэкономбанка начнет там, как сообщается, со сборки нескольких видов леворульных иностранных автомобилей: Ssang Yong, Isuzu, Fiat Ducato. Первоначально будет только узловая сборка, но со временем возникнет производство полного цикла, включая покраску кузова.

Это производственный проект колоссальной значимости: впервые на Дальнем Востоке начинается автомобильное производство. Данный проект изменит весь региональный автомобильный рынок.

Развиваются, насколько мне известно, и крупные производственные проекты в других областях. В частности, в сфере выращивания сои и ее переработки. Наш регион — практически единственный в России поставщик сои. Два завода по переработке собственного соевого сырья действуют в Уссурийске. Кроме того, именно через наши транспортные коммуникации идет поставка сои из КНР. А соя и продукты из нее критически важны для российского АПК.

Большое развитие получит Владивосток как образовательный и научный центр российского и мирового масштаба. На базе Владивостокского государственного университета и еще трех крупнейших вузов региона — Дальневосточного государственного технического университета, Тихоокеанского государственного экономического университета и Уссурийского государственного педагогического института — образован Дальневосточный федеральный университет, один из крупнейших образовательных центров в России.

Это принципиально новый вуз, специализирующийся на шести главных темах: ресурсы Мирового океана, энергоресурсы и энергосбережение, индустрия наносистем и наноматериалов, транспортно-логистический комплекс, сотрудничество со странами АТР, биомедицинские технологии. Там реализуются инновационные модели образования на основе ведущего мирового опыта. Дальневосточный федеральный университет станет основой системы образования в регионе, в нем будет создана современная система непрерывного образования, столь важного в условиях постиндустриальной экономики.

Под университет отведена колоссальная территория, вуз получил значительные федеральные и региональные инвестиции. В университет уже едут учиться со всей России и из-за границы.

Большое внимание федеральных властей привлечено также к деятельности Дальневосточного отделения РАН, институтов РАН в регионе…

Где тонко, там и рвется

— Но это только пионерные проекты…

— Совершенно верно: это только начало. Предстоит колоссальный объем работы по развитию нашего региона с целью увеличения экономического роста в условиях глобальной экономики. Очень важно, на мой взгляд, чтобы в этой работе был задействован не только крупный, но также средний и малый бизнес.

Экономисты выделяют три принципиальных момента в системном развитии региона: надежные транспортные коммуникации, возможности для кооперации с предприятиями из «большой» России, благоприятный климат для развития предпринимательства на Дальнем Востоке.

— Начнем с первого пункта — плохое развитие транспортной инфраструктуры Дальнего Востока…

— Транспортная система не соответствует современным задачам. Связи региона с Большой землей по суше — авто- и железнодорожные магистрали — недостаточно развиты. Они осуществляются преимущественно по воздуху и по морю — это очень дорого и создает массу ограничений при отправке и получении грузов.

Наиболее демократичен и доступен автомобильный транспорт. Но на Дальнем Востоке нет качественной дорожной сети — это одна из самых острых проблем нашего региона.

Дорог в нашем регионе мало, дороги плохие… Это мы знаем в связи со специализацией нашей группы на запасных частях. Идет колоссальный износ запасных частей даже на внутригородских дорогах. Если брать иностранные автомобили, то износ несопоставим с тем, что происходит на дорогах Японии, Китая или Европы.

Запчастей в России требуется гораздо больше, обслуживание машин обходится дороже…

— Состоялся знаменитый визит в регион Владимира Владимировича Путина на желтой «Ладе Калине». Как он повлиял на дорожную ситуацию?

— На мой взгляд, путешествие премьера за рулем «Лады Калины» по дальневосточным трассам, безусловно, привлекло внимание к состоянию автомобильных дорог на Дальнем Востоке. Привлекло уже не в первый раз — но, наконец, на самом высоком уровне.

Мы видим, что уже пошли подвижки в строительстве дорог федерального значения. Однако что касается дорог более «низкого» уровня — регионального и муниципального, существенных изменений я пока не вижу.

Мы, предприниматели, вносим огромные дорожные платежи, государственный бюджет делает колоссальные вливания в дорожное строительство. И что на выходе?

Стоимость работ головокружительно высока, качество их выполнения очень низкое: уже построенные дороги приходится доделывать и переделывать. И денег постоянно не хватает…

Их и не будет хватать при отсутствии контроля — сколько бы их ни было. Каждое увеличение объема финансирования будет означать рост не столько объемов работ, сколько цен. А также армии тех, кто пополняет с дорожного строительства свой личный бюджет.

С моей точки зрения, прежде всего нужен контроль за финансовыми потоками и качеством выполнения работ в дорожном строительстве.

И тогда с помощью тех финансовых ресурсов, которые имеются в дорожном строительстве уже сегодня, при рациональном использовании денег и разумных ценах можно построить и прекрасные дороги, и вдобавок крупные производственные мощности по выпуску автомобилей и запчастей.

Следующая важная тема — железнодорожная инфраструктура региона. Общеизвестно, что железных дорог на Дальнем Востоке недостаточно и они не отвечают современным техническим требованиям, в частности скоростным. Путей мало — в основном идет однопутка, то есть грузы чаще всего можно перевозить либо в одну сторону, либо в другую.

Перевозчики страдают от проблем с железнодорожным трафиком. И нынешнее состояние железных дорог — опасная ситуация для поставки критически важных ресурсов как от нас в «большую» Россию, так и из европейской части страны — партнерам в ЮВА. Ведь известно: где тонко, там и рвется.

Эксперты считают, что недостаточное развитие транспортно-логистической системы Дальнего Востока не дает России возможности воспользоваться конкурентными преимуществами глобального транзитного пространства между Европой, Азией и Америкой, которое географически занимает наша страна. Так что развитие транспортной системы Дальнего Востока — это должна быть, на мой взгляд, приоритетная общенациональная программа.

Эксклавная экономика

— Второй пункт — проблема кооперации с предприятиями «большой» России…

— К сожалению, экономика Дальнего Востока преимущественно варится в собственном соку. К сожалению, мы развиваемся как изолированная, эксклавная хозяйственная система. И по транспортным причинам, о которых я уже сказала, и потому, что многие руководители из Москвы — как государственные, так и корпоративные — до нас просто не долетают и не могут видеть возможностей наших предприятий.

На Дальнем Востоке множество ресурсов и возможностей, которые могут быть использованы в российских технологических и хозяйственных цепочках.

— Третий фактор — деловой климат, деловая среда на Дальнем Востоке…

— Да, среда, способствующая росту и развитию собственного бизнеса, а также инвестициям — как российским, так и иностранным. Прежде всего нужна зеленая улица для ведения бизнеса в регионе.

— Вы имеете в виду льготы?

— Льготы дальневосточному бизнесу, особенно инвестиционные и налоговые, не повредят. Но сегодня довольно серьезные льготы созданы для малого и среднего бизнеса в целом по стране — стараниями президента Медведева и правительства под руководством Путина.

Решился также вопрос о снижении для малого и среднего бизнеса страховых взносов в Пенсионный и другие социальные фонды. Это улучшает условия ведения бизнеса.

Но главное препятствие для ведения бизнеса — нездоровая предпринимательская среда, монополизм. Не секрет, что в нашей стране монополии часто появляются из-за отношений тех или иных компаний с государственными органами. На Дальнем Востоке эта проблема, на мой взгляд, тоже довольно остра.

— Как ее решать?

— По моему мнению, нужен спрос с руководителей всех уровней за то, что делается ими для формирования и поддержания бизнес-климата в регионе.

Президент Медведев в своих Магнитогорских тезисах говорил о необходимости появления в регионах инвестиционных омбудсменов. Возможно, требуются омбудсмены по развитию малого и среднего бизнеса — фигуры федерального подчинения, которые не дадут сложиться коррупционным монополистическим системам на тех или иных территориях.

Саммит как тест

— Как повлияет на внимание к проблемам Дальнего Востока и решение этих проблем саммит АТЭС 2012 года?

— Саммит сыграет, и уже играет, огромную роль в развитии региона. Но достаточно ли высокими темпами идет подготовка к саммиту? Например, пресса пишет, что полуторакилометровый мост через бухту Золотой Рог, который должен быть достроен к саммиту, возводится с отставанием по срокам…

Есть ли четкое распределение ответственности за организацию саммита между федеральным уровнем, региональным и местным? Я не знаю кухни подготовки к саммиту, но по косвенным признакам могу судить, что там не все в порядке. Опять-таки сказывается то обстоятельство, что для федеральных чиновников мы слишком далеко.

К сожалению, а может быть и к счастью, подготовка к саммиту вскрыла многие проблемы в городе и регионе. Саммит стал тестом готовности региона к работе в современных условиях — и, к сожалению, в прохождении этого теста есть определенные сомнения.

Во Владивостоке нет красивых, обустроенных набережных, достойных крупного города. В Сочи они уже есть.

Доживем ли мы до того, когда полицейские начнут говорить по-английски, не будут хамить жителям города и туристам?

Приходят пароходы с иностранцами, город включается в мировое разделение труда, а многие службы у нас еще до сих пор живут в советском прошлом… Это неприемлемо.

Знаете, если во всей России главный предмет прибауток на тему взяточничества — ГИБДД, или как теперь их называют, дорожная полиция, то у нас — надзорные органы водного бассейна. Они побили коррупционные рекорды ГИБДД! Этой темой нужно заниматься на фоне подготовки к саммиту.

Заниматься нужно и состоянием жилищного сектора, ЖКХ. Возьмем, к примеру, ТСЖ. Это во многих случаях были фантомы, которые тут же исчезли, как только регион вступил в федеральную программу софинансирования реформы ЖКХ. Но ведь ТСЖ, современные управляющие компании, в моем понимании, и есть проводники этой реформы.

Наш город имеет все шансы стать глобальным центром, и для этого многое делается и городскими, и краевыми властями. Но, мне кажется, некоторым местным руководителям не хватает действительно глобального мышления, профессиональной управленческой подготовки, чтобы заниматься созданием из Владивостока глобального города, крупного центра российской и мировой экономики. Не все руководители к этому готовы.

С опорой на автомобилестроение

— Наверное, не «Дальзаводом» единым… Важно продолжать развивать производственные проекты на Дальнем Востоке?

— Безусловно. На мой взгляд, это могут быть и проекты в области оборонно-промышленного комплекса, и в области гражданской промышленности.

Для меня удивительно, почему те же желтые «Лады Калины» будут производиться в Самаре, а не во Владивостоке. Особенно в свете постепенно вступающего в силу запрета на праворульные машины в нашем регионе.

— Тем более что это машины экономического класса…

— Да, это недорогие машины — но при доставке к нам из Самары они станут буквально золотыми…

Почему на Дальнем Востоке не нашли территории для завода? Почему региональные и муниципальные власти не выступили с соответствующей инициативой, вместо того чтобы застраивать все и вся торговыми и бизнес-центрами, никому не нужными в таком количестве? Мне это трудно понять…

К тому же развитие производства «Лад Калин» — это поддержка национального автомобилестроения. В любой стране мира собственную машину можно купить существенно дешевле, чем иностранные, от которых внутренние рынки защищены пошлинами.

Мы же не строим мощности для развития собственного автомобилестроения, при этом занимаемся сборкой иностранных машин. И вдобавок повышаем пошлины на запчасти на иностранные машины.

То есть действуем так, что интересы наших граждан страдают в любом случае.

В чьих интересах работают чиновники

— Какова ситуация на автомобильном рынке Дальнего Востока после запрета поставки новых машин с правым рулем?

— Я — сторонница решения, которое было принято российским правительством: перехода полностью на левый руль. И, конечно, мы очень благодарны правительству за то, что этот переход будет постепенным.

В государстве должны быть единые автомобильные правила и подходы к безопасности движения. Я сама уже четыре года езжу с левым рулем.

Но мы не должны действовать в ущерб десяткам тысяч людей, которые потом и кровью заработали на свои праворульные машины. Еще 10—15 лет они будут успешно эксплуатироваться.

Существует момент в государственном регулировании, который я не понимаю, — повышение таможенного тарифа на запчасти от производителя. Для чего это делается? Для того, чтобы увеличить стоимость эксплуатации машин? Или для того, чтобы расцвел серый импорт и черный рынок внутри страны? Неужели чиновники, готовившие это решение, настолько не умеют просчитывать последствия?!

Уже начались перебои с поставками запчастей. Необходимые запчасти снимают друг у друга, воруют, делают на каких-то заводиках в Китае или у нас…

Криминализации этой сферы нельзя допускать. Она больно бьет и по интересам потребителей автомобилей, и по развитию автомобильного бизнеса.

Конечно, есть универсализация запчастей. Мы, например, с нашим традиционным ассортиментом — японскими запчастями — «залезли» уже и в европейские машины, и в отечественные. Те же самые амортизаторы Kayaba ставим на «Ладу Калину».

Но вы же понимаете, что в качестве универсальных могут использоваться только высококачественные запчасти — европейские или японские, а не китайские и пока, к сожалению, не российские…

Если автомобили находятся в эксплуатации, люди должны иметь возможность использовать их комфортно. Необходимо как минимум не повышать барьеры для поставки запчастей от производителей, поставки на наш рынок хороших универсальных запчастей вообще.

На повестке — региональная экспансия

— Каковы перспективные направления развития вашего бизнеса?

— После кризиса мы активно расширяемся, увеличиваем присутствие в различных регионах и федеральных округах.

MXgroup работает сегодня в Красноярске, Новосибирске, Иркутске, Москве. Мы открываем собственный склад запчастей в Хабаровске, сотрудничали с одной из хабаровских компаний, но теперь решили работать там самостоятельно. Планируем прийти в Омск, Барнаул: эти города в планах расширения бизнеса — надеюсь, что ближайших.

Кроме того, мы намерены выйти на рынок непосредственного обслуживания автомобилей: открываем автотехцентр во Владивостоке. Полагаю, что будет и еще несколько таких центров.

— А на каких машинах будет специализироваться автотехцентр?

— На японских и европейских. Последнее направление очень важно: сегодня на владивостокском рынке мало кто серьезно занимается европейскими машинами. Мы хотим восполнить этот пробел.

— Мы знаем, что в вашей деятельности особое место занимает благотворительность…

— Да, прежде всего помощь детям-инвалидам. Мы оказались одними из немногих, кто поддержал инвалидов-колясочников, которые проходят лечение в Москве.

Они обращались к Правительству Москвы, но там сказали, что на них нет бюджета. У нас тоже нет бюджета, но мы нашли $70 тыс., которые стали важным подспорьем в проведении спартакиады, состоявшейся недавно в столице.

Благотворительность для нас — систематическая работа. К сожалению, у нашего государства не хватает возможностей для поддержки нуждающихся. Однако адекватных льгот бизнесу, занимающемуся благотворительностью, не хватает. Поэтому сегодня в данной сфере преимущественно энтузиасты — вроде меня…

Кадры для государства

— Ваша компания поднялась из малого бизнеса, и сегодня это крепкая средняя компания. Это во многих отношениях образцовый бизнес…

— Вести бизнес «правильно» — это был наш изначальный выбор. Мы прошли трудный путь, достигли хороших результатов — потому что всегда делали акцент на стратегическом планировании и профессиональном управлении. И на квалифицированных менеджерских кадрах, которых вырастили и воспитали.

В нашей группе все руководство имеет профессиональное бизнес-образование, несколько менеджеров имеют сертификаты в рамках международных систем сертификации.

— А насколько управленческие кадры, работающие в регионе, адекватны тем задачам, которые стоят перед регионом?

— Управленческий кадровый корпус Дальнего Востока нуждается в обновлении. К сожалению, ротация кадров сильно отстает от требований времени.

Многие занимаются государственным и муниципальным управлением как собственным бизнесом, забывая о том, что власть — это не бизнес, власть — служение обществу, с ответственностью перед этим обществом. А не общество с неограниченной безответственностью и круговой порукой, как сегодня часто получается.

В органах власти тасуется одна и та же колода: был имярек начальником управления, стал депутатом, потом — новый ответственный пост в исполнительной власти… И так по кругу.

Зачастую руководители на местах и работники аппарата управления — люди, которые сидят на чиновничьих должностях с незапамятных времен и имеют мало представления о современной жизни. Не секрет и то, что при рассмотрении кандидатуры на государственные должности приоритет получают те, кого активно лоббируют какие-либо группы. И в случае назначения на должность кандидату приходится отрабатывать поддержку.

Думаю, существует дефицит всесторонней оценки, анализа кадров при назначении на государственные должности. Отсюда масса проблем.

Очень мало людей на государственной службе, которые прошли обучение профессиональному менеджменту. А ведь это непреложное правило во многих странах мира.

Я убеждена, современный менеджер, как в государственном, так и коммерческом секторе, должен иметь профессиональную управленческую подготовку, проходить аттестацию и сертификацию в рамках международных систем менеджмента.

К сожалению, сегодня в сферу государственного управления привлекается мало опытных, социально ответственных бизнесменов, которые идут не лоббировать свои коммерческие интересы, а служить обществу. Мало тех, кто, сформировавшись как профессионал еще в советское время, начал заниматься бизнесом в 90-е годы — когда было очень много степеней свободы для предпринимательства, но и очень много рисков, а затем успешно работал в 2000-е годы. Именно такие менеджеры играют ключевую роль в развитии муниципалитетов и регионов.

Таких руководителей на Дальнем Востоке немало. Умами и талантами, в том числе в сфере управления, регион не обделен. Важно задействовать их в созидании нового облика российского Дальнего Востока.

Компания «Мегатекс-Трейдинг» работает на автомобильном рынке уже более 15 лет. Это одна из крупнейших в России дилерских сетей автозапчастей, которая выросла из небольшого семейного предприятия супругов Татьяны и Анатолия Кунченко.

Основные принципы бизнеса можно выразить в нескольких словах: успех приходит только благодаря постоянному повышению качества услуг и добросовестному отношению к поставщикам и клиентам. Ответственность, честность и порядочность — главные принципы работы компании.

MXgroup — группа, формирующая всероссийскую сеть поставки запчастей к японским автомобилям. Сетью, помимо Владивостока, где работает компания «Мегатекс-Трейдинг», охвачены Иркутск, Новосибирск, Хабаровск, Улан-Удэ, Москва. Это одна из крупнейших сетей в России, работающая с праворульными автомобилями. В последние годы группа занимается и леворульными машинами.

Специализация группы — все, что касается двигателей и ходовой части, то есть того, что больше всего изнашивается на наших дорогах. Группа предлагает клиентам около 30 наименований продукции самых сильных японских брэндов.

Для некоторых брэндов «Мегатекс-Трейдинг» — единственная группа в России, кому производители разрешают торговать. Основные брэнды, с которыми работает группа — амортизаторы KYB, тормозные колодки NISSHINBO и jFBK, детали подвески CTR, Safety и VIC, помпы и крестовины GMB, свечи зажигания и накаливания NGK, термостаты TAMA, приводы J-Rocky, свечи накаливания HKT, фильтры BUIL, SAKURA и SHINKO.

По каждому виду продукции у группы только один брэнд, который она продвигает по всей территории страны, причем большинство брэндов подбирается так, чтобы не пересекаться ни с одним из конкурентов.

Группа также работает с линией автотоваров из Южной Кореи и Сингапура для тех, кто пока не относится к обеспеченному классу.

Другой аспект специализации MXgroup — оптовая торговля. «Мегатекс-Трейдинг» — исключительно оптовая компания, розницей не занимается категорически. И в большинстве дочерних компаний это правило соблюдается тоже. Станции автотехобслуживания, розничные магазины — клиенты группы.

У компании четыре собственных склада: во Владивостоке, в Москве, Новосибирске и Иркутске. В Хабаровске открыто представительство, там группа арендует склад. По той же схеме построена работа в Улан-Удэ.

Татьяна Ивановна Кунченко — директор ООО «Мегатекс-Трейдинг», генеральный директор MXgroup. После окончания средней школы работала в Дальневосточном морском пароходстве. Была комсоргом, членом бюро комитета ВЛКСМ пароходства.

После окончания Дальневосточного рыбного института работала в торговле. С начала 1990-х годов занималась бизнесом в области торговли автозапчастями к иномаркам.

Член попечительских советов благотворительных фондов, организатор многих благотворительных акций, таких как «Загляни в глаза ребенку», «Приморье без сирот» и др.

Награждена орденом «Во славу Отечества», имеет звание академика Международной академии меценатства.

Замужем, имеет дочь, сына и двоих внуков.

www.bossmag.ru

Проблемы и перспективы развития экономических зон на примере Калининградской области

Развернувшийся процесс реформирования экономики России объективно требует не только нового подхода к сущности происходящих явлений и процессов, но и к выяснению тенденций их развития. В современных условиях для российской экономики, которая более десяти лет находится в состоянии глубокого системного кризиса, важно закрепить начавшуюся в 2000 г. положительную тенденцию макроэкономической стабилизации [1].

 

Значительный интерес представляет опыт развития Калининградской области, являющейся уникальной среди других российских регионов, так как она образует эксклав [2]. Особое положение области вызывает много экономических, социальных и прочих проблем. Большую роль в экономике региона играл определенный хозяйственный режим, который предоставлялся ей сначала в виде свободной экономической зоны (СЭЗ), а позднее – Особой экономической зоны (ОЭЗ). С 1 мая 2004 г., после официального вступления Польши и Литвы в Европейский союз, Калининградская область превратилась в российский анклав внутри Европейского союза.

Среди различных предложений о путях регионального развития, фигурировавших в начале 1990-х гг., возобладала политически выигрышная идея «свободной» экономической зоны. Положение о СЭЗ в Калининградской области (СЭЗ «Янтарь») было утверждено Постановлением Совета министров РСФСР от 25.09.1991 г., а 22.01.1996 г. был принят Федеральный закон «Об Особой экономической зоне в Калининградской области».

Режим СЭЗ-ОЭЗ предусматривал целый комплекс различных мер, однако на практике был реализован фактически лишь режим свободной таможенной зоны. Не были обеспечены предусмотренные законом об ОЭЗ льготное налогообложение инвестиций и гарантии иностранных инвестиций в виде залога имущества Калининградской области.

Ожидания большого притока иностранных инвестиций в период действия Положения о СЭЗ «Янтарь» не оправдались. Отечественные инвесторы также не стали вкладывать в экономику области значительных средств (за исключением освоения «ЛУКОЙЛом» месторождений нефти). Вплоть до 1998 г. спад в экономике области был более глубоким, чем в среднем по стране. Это заставило рассматривать СЭЗ не как способ ускорения регионального развития, а как механизм компенсации области ее эксклавного положения.

Специфика экономического развития региона объясняется тем, что в условиях режима свободной таможенной зоны региональная экономика ориентирована на производство продукции из импортного сырья и полуфабрикатов на общероссийский рынок и просто на «прокачку» импорта через область на основную территорию страны [3].

По сути, в 90-е гг. XX в. в Калининградской области произошла трансформация режима СЭЗ в классический внутренний российский офшор. Его возникновение стало возможным в связи с невысоким уровнем законодательной базы и отсутствием четких механизмов регулирования предпринимательской деятельности в СЭЗ.

Можно выделить четыре основных направления рекомендаций, касающихся стратегии развития региона. В них неодинаковое значение придается экономическим механизмам – режиму ОЭЗ, федеральной целевой программе развития области, Международной инвестиционно-финансовой корпорации и др., а также формам управления региональным развитием.

Первый вариант подразумевает отношение к области как к обычному субъекту Российской Федерации, требующему федеральной поддержки, концентрируя внимание на сохранении области в общероссийском экономическом пространстве и усилении экономической безопасности региона [4].

По мнению сторонников данной точки зрения, «на территории с особым хозяйственным режимом должен действовать и особый, отличный от других субъектов режим государственного управления с усиленными функциями федеральной власти».

Второй подход подразумевает рассмотрение области как особого региона в составе России и решение проблемы регионального развития за счет специальной экономической политики Федерации по отношению к области (включая особый механизм хозяйствования – ОЭЗ и финансовую поддержку в рамках Федеральной целевой программы). С начала 1990-х гг. и по настоящее время фактически реализуется именно этот подход.

Третий подход подразумевает то, что поскольку Россия якобы не обладает ресурсами для обеспечения надлежащих условий регионального развития, необходимо усиление помощи региону со стороны Запада (прежде всего Европейского Союза) и предоставление области особого политического статуса. Этот подход характеризуется видимым многообразием концепций, сформулированных по-разному, но имеющих конечной целью обособление области от России [5].

В четвертом варианте со стороны ряда авторов превалируют политические аспекты, преувеличиваются недостатки и трудности развития, утверждается потенциальная конфликтогенность региона. В качестве решения предлагается более активная экономическая интеграция области в балтийское экономическое пространство, создание международной инвестиционно-финансовой корпорации под зарубежным контролем (иногда при участии России), быстрейшая адаптация экономики области к нормам ЕС и пр. [6].

Попытку сбалансировать три вышеназванных направления (первое из которых отражает, на наш взгляд, преимущественно федеральные, второе – региональные, третье – международные интересы [7]), представляет подход, отводящий области особый хозяйственный статус, ее рациональное включение во всероссийское и международное разделение труда.

Такой подход базируется на исследованиях, выполненных в рамках проекта ТАСИС «PROMETEE II» (Разработка глобального плана социально-экономического развития Калининградской области) и ряде работ калининградских ученых [8].

Данный план предполагает сохранение области в российском экономическом пространстве и использование ее в интересах интеграции страны в мировую экономику, вхождение области одновременно в российское и балтийское экономическое пространство. Разработанные идеи были положены в основу реализуемой сейчас в Калининградской области стратегии «региона сотрудничества» [9].

О том, что к развитию Калининградского региона нынешнее руководство России относится серьезно, говорит вступивший в апреле 2006 года Федеральный закон № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» [10].

Он гласит, что ОЭЗ в Калининградской области – территория, на которой действует специальный правовой режим осуществления хозяйственной, производственной, инвестиционной и иной деятельности.

На основании исследования создания и развития экономических зон в Калининградской области представляется возможным утверждать, что, в российских условиях СЭЗ прошли определенную эволюцию и со временем начали представлять из себя классические внутренние офшоры. Однако опыт существования внутренних российских офшоров в целом оказался малоуспешным.

С точки зрения российских общенациональных интересов большинство проектов либо не функционирует, либо их осуществление приостановлено федеральным центром в связи с противозаконной деятельностью, осуществлявшейся через них. В отличие от этого, создание ОЭЗ, не имеющих признаков внутреннего офшора, может быть перспективным направлением развития ряда российских регионов. Главным отличием особых экономических зон от классических офшорных зон является ориентация на экономическое и социальное развитие самой территории.

[1]Бочаров В.В. Инвестиции / Бочаров В.В – СПб. : Питер, 2003. – С. 5.

[2] Часть российской территории, окруженной со всех сторон иностранными государствами.

[3] В ряде случаев критерий определения происхождения товаров из ОЭЗ на уровне калькуляции носит весьма формальный характер, чем могут пользоваться недобросовестные предприниматели.

[4] Смородинская Н. Калининградская область как свободная экономическая зона (оценка условий и результатов развития в 1994-1998 гг.) / Смородинская Н., Капустин А., Малыгин В. // Вопросы экономики – 1999. – № 9. – С. 97.; Хлопецкий А.П. Калининград как «зона свободы»: взгляд изнутри / Хлопецкий А.П. – Калининград : Янтарный сказ, 2002. – С. 87.

[5] Федоров Г.М. Калининградские альтернативы / Федоров Г.М., Зверев Ю.М. – Калининград : Изд-во КГУ, 1995. – С. 71.

[6] Смородинская Н.В. Калининградский анклав в Европе: заплыв против течения. Диагностика состояния и возможностей экономического развития / Смородинская Н.В., Жуков С.В. – М.: Институт «Восток-Запад», 2003. – С. 92.

[7] По сути – Европейского союза и входящих в него ближайших соседей области, поскольку другие страны имеют в регионе незначительные интересы.

[8] Бильчак B.C., Самсон И., Федоров Г.М. Калининградский полюс интеграции. Стратегия развития эксклавного региона России : монография / Бильчак B.C., Самсон И., Федоров Г.М. ; под ред. Г.М. Федорова. – Калининград : Янтарный сказ, 1999. – 332 с.; Федоров Г.М. Калининградские альтернативы / Федоров Г.М., Зверев Ю.М. – Калининград : Изд-во КГУ, 1995. – 157 с.; Хлопецкий А.П. Калининград как «зона свободы» : взгляд изнутри / Хлопецкий А.П. – Калининград : Янтарный сказ, 2002. – 213 с.

[9] Стратегия социально-экономического развития Калининградской области как региона сотрудничества на период до 2010 года. – Калининград : Администрация Калининградской области, 2003. – C. 45.

[10] Федеральный закон от 10.01.2006 № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

creativeconomy.ru

Анклав - что это? Государства-анклавы

Анклав - что это понятие означает? Слово происходит от латинского «inclavo», что переводится как «запираю на ключ». Применяют этот термин к территории или к части какого-либо государства, которая отличается следующими признаками:

- не имеет выхода к морю;- находится в полном окружении сухопутной территории другой страны или нескольких.

Политическая принадлежность

Анклав - что это за территория? Она является неотъемлемой частью того государства, которому принадлежит. Иногда такая территория имеет частичный выход к морю. Тогда ее называют полуанклавом или прибрежным анклавом.

Наличие обособленной части территории страны подразумевает и некоторые связанные с этим международно-правовые отношения. Например, чтобы попасть в тот район, который является анклавом, необходимо проехать через территорию другого государства. Кроме того, в таком регионе могут появиться жизненно важные проблемы, которые должны быть решены для его нормального существования. Все возникающие вопросы, как правило, решаются при подписании договоров между заинтересованными странами.

Разновидности

Что такое анклав? Определение этого понятия было уже дано. Говоря проще, это кусочек одной страны, который расположен внутри другой. Однако есть случаи, когда на какой-либо обособленной территории существует еще один отдельный островок. Такое образование называют анклавом второго порядка. В такой ситуации для того, чтобы попасть на часть территории страны, которая находится внутри, необходимо будет пересечь две границы.

Существует еще одно схожее понятие – эксклав. Оно относится к несуверенному региону, который отделен от основной территории государства и окружен другими странами. При этом полуэксклав обладает выходом к морю.

Один и тот же отделенный регион можно назвать по-разному. Для страны, которой он принадлежит, он будет являться эксклавом. Другие государства считают его анклавом. Такая же терминология существует для полуанклавов и полуэксклавов.

Примеры

Существует достаточно большое количество территорий и населенных пунктов, о которых можно сказать, что это анклав. Примером тому может служить Саньково-Медвежье, расположенное в Беларуси на территории Гомельской области. Административно оно относится к Брянской области РФ. Для России Саньково-Медвежье – эксклав, а для Беларуси – анклав.

Еще одним примером является Аляска. Эта территория считается полуэксклавом США и полуанклавом Канады. К Средиземному морю имеют выход Мелилья и Сеута. Это полуанклавы для Марокко и полуэксклавы для Испании. На мысе Псковского озера располагается село Дубки. Оно отделено от России эстонской территорией. Следовательно, это полуэксклав с точки зрения России и полуанклав со стороны Эстонии.

Страны-анклавы

Термин, указывающий на обособленность территории, может применяться не только к части, отделенной от основного государства. Это понятие используется и в несколько иной трактовке. В мировой практике существуют государства-анклавы. Для них термин «эксклав» не используется.

Государство-анклав - что это такое? Это такие страны, территория которых находится в полном окружении другой одной страны. При этом выхода к морю у них нет. В мире существует три таких государства. В их перечень входит Сан-Марино и Ватикан. Эти страны находятся внутри Италии. Третьим государством-анклавом считается Лесото. Расположено оно на территории ЮАР. Некоторыми признаками государственности наделен и Мальтийский орден. Ему принадлежит территория внутри Италии.

В мировой практике встречаются и государства-полуанклавы. Они имеют выход к морю. Примером является Бруней. Эта страна окружена Малайзией и Южно-Китайским морем. Еще одним государством-полуанклавом является Португалия. Она окружена территорией Испании и имеет выход к Атлантическому океану.

Полуанклавом считается и определенная часть форта Сант-Анджело, которая находится на территории Мальты и относится к Мальтийскому ордену.

Населенные пункты

Что такое анклав? Определение, данное выше, относит к этому понятию не только государства. Касается оно и территории населенных пунктов. Так, немецкий город-анклав Бюзинген-на-верхнем-Рейне полностью окружен швейцарской территорией. Численность его населения составляет почти полторы тысячи человек. От Германии город отделяет только полоска земли, ширина которой - меньше одного километра. Причем на самой узкой части этой перемычки располагается швейцарский поселок, который называется Дорфлинген. В 1918 г. в Бюзингене проводился референдум. На нем девяносто шесть процентов жителей проголосовало за вхождение в состав Швейцарии. Однако этого не случилось. Швейцария не сумела предложить Германии что-либо взамен.

Есть свой город-анклав и на Украине. Это Славутич. Данный населенный пункт и прилегающая к нему территория административно относятся к Киевской области. Однако со всех сторон он окружен землями, находящими в подчинении Черниговских властей.

Административно в состав Москвы входит город Зеленоград. Однако его территория отделена от столицы. Окружает Зеленоград Московская область.

Жизнь анклавов

Почему возникают суверенные территории одного государства на территории другого? Анклав - что это? Аномалия? Ведь это регион, добраться до которого можно только при пересечении другого государства. При этом он неудобен для функционирования экономики и административного управления. Кроме того, само существование анклава противоречит идее неразрывности национального государства. Казалось бы, любая страна была бы просто счастлива избавиться от разделенной с ним территорией. Однако на практике этого не происходит. Зоны многих анклавов - весьма стойкие даже перед угрозой войны, изменения экономических систем или границ. Кроме того, анклавы мира увеличиваются. Большое количество таких территорий появилось после распада Советского Союза. Практически двадцать новых анклавов возникло в тот период в Азии и Европе.

С точки зрения экономической сферы анклавы оторваны от материнских государств. В таких необычных условиях одним из них удается процветать, а другие приходят в упадок. Например, Гонконг. К моменту перехода под суверенитет КНР он стал ярким образцом мировой глобализации и свободной торговли.

На почве развитой торговли и туризма процветают малые анклавы, находящиеся в Западной Европе. Среди них бельгийский Баарле-Хертог, австрийский Юнгхольц и итальянский Кампионе. Такого же успеха добился и американский Пойнт Робертс. Однако есть и другие примеры.

Практически двести индо-бангладешских территорий-анклавов страдают от нищеты и не имеют электричества. Обособленные территории в Ферганской долине, несмотря на наличие плодородных земель и великолепных ландшафтов, развиваются намного хуже окружающих их соседей. В промежуточной позиции находятся Калининградская область РФ, а также испанские Мелилья и Сеута. Для своего экономического благополучия они наделены федеральными субсидиями и льготами.

Морские территории

России принадлежит анклав в Охотском море. Это территория в пятьдесят две тысячи квадратных километров, признанная ООН частью континентального шельфа РФ.

Этот анклав находится в самом центре Охотского моря. Ранее вся внушительная территория считалась открытым морем. Здесь могли свободно вести лов и передвигаться суда всех государств мира. В ноябре 2013 г. Россия доказала свои права на акваторию, площадь которой больше территории Бельгии, Швейцарии и Голландии. В настоящий момент данный анклав - это внутреннее море РФ. На его территории должны выполняться требования России к промыслу, охране окружающей среды, безопасности и т. д.

Понятие этнических анклавов

Существуют определенные территории, на которых компактно проживает один народ в окружении территории, населенной другим народом. Такие места - это этнические анклавы. Данные территории, как правило, считаются источниками напряженности. Например, сомалийский этнический анклав в Эфиопии.

Причины появления

Этнические анклавы возникают по целому ряду причин. Такие образования становятся следствием нижеперечисленных процессов:

- миграции целых этнических общностей;- стремление к компактному поселению этнической группы в чуждом ей окружении;- принудительное территориальное сосредоточение определенной народности.

Наукоград

В Московской области существует своеобразный анклав - Дубна, город, на территории которого создана особая экономическая зона технико-внедренческого типа. Этот статус закреплен за данным населенным пунктом в постановлении Правительства РФ, которое было подписано 21.12.2005 г.

В границах участка этой зоны применяется льготный режим при налогообложении в сфере ведения технико-внедренческой деятельности.

История города Дубна, расположенного по обоим берегам великой Волги, началась в 1956 г. Находится этот населенный пункт недалеко от Москвы, в ста двадцати километрах к северу, у границы с Тверской областью. Со столицей город соединен Дмитровским шоссе, водным путем и железной дорогой. В ста километрах от Дубны находится аэропорт «Шереметьево».

Город имеет мировую известность как крупный научный центр. В Дубне находится Объединенный институт по ядерным исследованиям. Это межправительственная международная научно-исследовательская организация, которая сотрудничает практически с 200 мировыми научными центрами. Ученые, работающие в ОИЯИ, за всю историю существования института совершили около сорока различных открытий в сфере ядерной физики.

Город обладает большим научно-производственным потенциалом. В его учреждениях находится современная лабораторно-испытательная и научная база, высокотехнологичные производственные мощности, которые обслуживаются высококвалифицированным штатом. Дубна обеспечивает приоритет РФ в области прикладной и фундаментальной науки, безопасности, обороны, приборостроения, атомной энергетики, связи и медицинской техники.

fb.ru

Диссертация на тему «Регулирование совместного предпринимательства в эксклавном регионе России» автореферат по специальности ВАК 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством: теория управления экономическими системами; макроэкономика; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами; управление инновациями; региональная экономика; логистика; экономика труда

Важность проблемы выбора и практической реализации экономически обоснованной стратегии регулирования совместных предприятий (СП) в эксклавном регионе России обусловлена недостаточно высокой эффективностью совместного предпринимательства при значительно возросшей потребности во внешнем финансировании, вызванной острой нехваткой внутренних инвестиционных ресурсов для выхода из общеэкономического кризиса.

Рассмотрение ключевых аспектов института совместных предприятий в России, учет передового опыта регулирования прямых иностранных инвестиций в развитых странах и исследование характерных черт СП в эксклавном регионе приводят к идее разработки практических рекомендаций и концепции программы по повышению эффективности совместного предпринимательства.

Калининградская область как эксклавная территория может явиться важным местом при разработке такого рода программы. С принятием Федерального Закона "Об Особой экономической зоне (ОЭЗ) в Калининградской области" от 22.01.96 г. необходимость определения стратегии регулирования СП в регионе стала особенно важной, так как достаточно активное развитие совместного предпринимательства происходит без основательной теоретической проработки. Актуальность темы исследования обусловлена также тем, что в условиях дальнейшего реформирования экономики затруднена ее саморегуляция и для перехода к условиям эффективного развития СП требуется принятие ряда практических мер.

Целью диссертационной работы является разработка практических рекомендаций и концепции программы повышения эффективности совместного предпринимательства в эксклавном регионе России. Реализация поставленной цели определила следующие задачи исследования:

- выявление существующих в эксклавном регионе условий для развития совместного предпринимательства;

- исследование закономерностей, особенностей и тенденций развития в регионе СП;

- определение условий для эффективного развития совместного предпринимательства при дальнейшем реформировании экономики;

- разработка концепции региональной программы повышения эффективности совместного предпринимательства;

- разработка пакета практических рекомендаций по созданию условий для эффективного развития СП;

- разработка методических положений по оценке региональной эффективности совместного предпринимательства в ОЭЗ России.

Предметом исследования является совместное предпринимательство как элемент инвестиционного процесса. Объектом исследования выбрано регулирование СП в условиях дальнейшего реформирования экономики.

Теоретической базой исследования являются работы отечественных и зарубежных ученых и практиков, посвященные вопросам совместного предпринимательства и его регулирования: JI. Абалкина, Г. Абрамишвили, Т. Аксенова, В. Афанасьева, А. Деменева, А. Новоселова, М. Сажина, а также М. Е. Портера, Р. Херманна, К. Блейхера, П. Лоранжа, Р. Ак-сельрода, И. Центеса, И. Фишера, X. Майера.

В процессе исследования использовались методы функционального, экономико-статистического и сравнительного анализа, системно-структурный подход, графические интерпретации, методы бизнес-планирования.

В ходе работы был использован собственный практический опыт пятилетней работы на совместном российско-германском предприятии.

Информационной базой диссертации является законодательство Российской Федерации и Калининградской области, статистические и аналитические материалы государственных органов, министерств и ведомств, материалы научно-практических семинаров и конференций, отечественная и зарубежная экономическая литература, материалы Комитета государственной статистики по Калининградской области.

Научная новизна полученных результатов заключается в следующем:

1. Выявлен ряд закономерностей, специфических особенностей и тенденций развития совместного предпринимательства в эксклавном регионе.

2. Определены экономические условия для эффективного развития СП при дальнейшем реформировании экономики эксклавного региона.

3. Разработана концепция региональной программы по повышению эффективности совместного предпринимательства.

4. Разработан пакет практических рекомендаций по повышению эффективности СП в эксклавном регионе.

5. Предложена трехуровневая система стимулирования деловой активности инофирм.

6. Разработаны методические положения по оценке эффективности совместного предпринимательства в Особой экономической зоне.

Практическая значимость работы состоит в том, что предложенные в исследовании практические рекомендации и концепция программы повышения эффективности СП в эксклавном регионе могут быть использованы региональными государственными органами управления в их практической деятельности.

Разработки по теме исследования применялись при чтении спецкурса "Предпринимательство эксклавного региона" на экономическом факультете Калининградского государственного университета.

Апробация результатов исследования осуществлена в восьми опубликованных работах, в практической деятельности отдельных СП региона, а также при реализации проекта Европейского Сообщества "Подготовка руководящего персонала наиболее перспективных промышленных предприятий Калининградской области к выходу на внешний рынок". Кроме того, они представляют собой часть исследовательской работы автора, проводимой в рамках международных проектов "Прометей-2" и "КалиМост" программы ТАСИС. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и получили одобрение на конференциях в Калининграде, Владивостоке, Каунасе (Литва), Геттингене (Германия).

По нашему мнению, развитие совместных предприятий в условиях Особой экономической зоны (ОЭЗ) носит объективный характер и определяется не задачами ее создания, а существующими условиями. В случае несоответствия провозглашаемых в концепции ОЭЗ задач имеющимся в регионе условиям для их реализации характер развития совместного предпринимательства определяется их внешними функциями, которые принимают латентный характер.

Практическое значение данного вывода состоит в том, что для успешного функционирования ОЭЗ важны не только фундаментальность и точность первоначальных проектов создания и развития ОЭЗ, но и гибкость управляющих ее развитием институтов власти, их возможность решать возникающие непредвиденные проблемы, эффективно регулировать социально-экономические процессы, включая развитие совместного предпринимательства.

Латентной является, как правило, и экстравертная функция ОЭЗ в отношении привлечения отечественного капитала. В странах с неблагоприятным инвестиционным климатом, для которых характерен отток отечественного капитала за рублеж, в том числе и для России, льготные условия ОЭЗ позволяют им выполнять положительную функцию привлечения отечественного капитала, потенциально готового к вывозу или уже вывезенного за границу.

Исследование существующих в эксклавном регионе экономических условий позволило выявить наметившиеся тенденции развития совместного предпринимательства и установить ряд закономерностей.

Сразу после разрешения прямого иностранного инвестирования в качестве иностранных инвесторов выступают, как правило, крупные компании, для которых СП являются стратегическим инструментом закрепления на местном рынке и которые могут позволить себе инвестировать относительно большую сумму капитала в условиях высокого уровня экономических и политических рисков. После либерализации внешнеэкономической деятельности, пересмотра инвестиционной политики в сторону стимулирования прямых иностранных инвестиций и успешного развития реформ основную роль в процессе совместного предпринимательства начинают играть малые и средние предприятия, что выражается, в частности, в уменьшении среднего уставного капитала СП.

Как показывает опыт эксклавного региона, развитие совместного предпринимательства тесно связано с общей либерализацией внешнеэкономической деятельности, поэтому важной предпосылкой эффективности СП явилось предоставление льгот Калининградской области во время функционирования Свободной экономической зоны "Янтарь". Привлекательность региона для иностранных инвесторов также во многом зависит от возможности трансферта прибыли. Не ограничивая ее, можно содействовать закреплению иностранного капитала в региональной экономике с помощью многоуровневой системы стимулирования деловой активности инофирм.

Исследование процесса становления совместного предпринимательства в Калининградской области позволяет, на наш взгляд, выделить четыре основных этапа. Первый этап начался в конце 1989 года и продолжался до начала 1992 года , для него был характерен достаточно медленный рост незначительного числа первых совместных предприятий. Второй этап - с начала 1992 года до середины 1994 года -отмечен довольно быстрым ростом числа СП. На третьем этапе - с середины 1994 года до середины 1995 года - темпы прироста действующих СП замедлились. Четвертый этап начался в середине 1995 года, когда число СП вновь стало расти достаточно быстрыми темпами. Причиной активизации совместного предпринимательства в регионе, на наш взгляд, стало в первую очередь закрепление льгот в Федеральном Законе "Об Особой экономической зоне в Калининградской области".

Помимо тенденции увеличения числа предприятий с иностранными инвестициями, тесно сязанной с функционированием в области ОЭЗ, в регионе наблюдается тенденция расширения импорта капитала. Для Калининградской области характерно также постепенное увеличение доли действующих предприятий с иностранными инвестициями в общем числе зарегистрированных предприятий. Совокупный уставный капитал имеет тенденцию к росту при некоторой стабилизации его среднего размера. Меняется структура предприятий с иностранными инвестициями - налицо устойчивая тенденция роста доли предприятий со стопроцентным иностранным участием и филиалов СП при сокращении удельного веса самих совместных предприятий. Происходит и изменение отраслевой струтуры совместного предпринимательства: удельный вес промышленных предприятий имеет тенденцию к снижению, доля транспортных и строительных предприятий растет.

Анализ соотношения числа созданных в эксклавном регионе СП и инвестированного в них капитала показывает, что иностранных учредителей можно разделить на две достаточно большие группы: крупные фирмы экономически развитых стран, вложившие в единичные проекты значительные средства (Франция, Швеция, Швейцария), и фирмы близлежащих развивающихся государств - Польши, Литвы, Латвии, Белоруссии, а также стран, где государством поощряется внешнеэкономическая деятельность малого бизнеса (Германия), участвующие в значительном числе небольших по объему инвестирования проектов.

Исследование существующих резервов повышения эффективности совместного предпринимательства позволило сделать вывод о том, что они обусловлены как факторами общероссийского характера, так и специфическими проблемами эксклавного региона, которые необходимо учитывать при регулировании СП.

По нашему мнению, рост эффективности совместного предпринимательства в эксклавном регионе возможен только при реализации условий, создание которых предусмотрено Федеральным

Законом "Об Особой экономической зоне в Калининградской области". При том же налоговом и таможенном режиме, что и в других регионах страны, эксклавный регион будет менее привлекателен для иностранных инвесторов, поскольку для него характерны дополнительные трудности и затраты как при снабжении предприятий, так и при сбыте готовой продукции.

Влияние на развитие совместного предпринимательства в эксклавном регионе особого режима хозяйствования подтверждается тесной зависимостью между числом действующих СП и функционированием в Калининградской области Особой экономической зоны. Начало интенсивного развития СП в регионе совпало с созданием на его территории Свободной экономической зоны "Янтарь", отмена таможенных льгот в начале 1995 года привела к свертыванию многими СП своей деятельности, новый подъем произошел после восстановления особого таможенного режима в ноябре 1995 года.

В то же время можно отметить, что обособленность эксклавного региона от основной территории страны с определенной точки зрения облегчает введение особого, льготного режима хозяйствования, например, создание оффшора, международного финансового центра, что дает возможность привлечь дополнительные финансовые ресурсы.

В условиях экславности специфику имеет и одна из наиболее важных проблем совместного предпринимательства - частое изменение законодательства, неотрегулированность и несовершенство нормативной базы. Это обусловлено тем, что эксклавные территории требуют для своего нормального развития принятия дополнительных нормативных актов, то есть к общим изменениям законодательной базы добавляются колебания федерального центра в отношении будущего развития эксклавного региона. Таким образом, для СП в условиях эксклавности проблема непостоянства законодательства, как правило, стоит еще острее, чем для СП в других, не эксклавных регионах страны.

При разработке концепции программы повышения эффективности совместного предпринимательства в эксклавном регионе следует учитывать такие специфические проблемы, как зависимость от внешних источников энергоснабжения, необходимость транзита и визового оформления. Поскольку это приводит к росту затрат на производство в регионе продукции, увеличению стоимости ввозимых и вывозимых товаров, возникает необходимость в компенсировании, одним из способов которого является введение льготного режима налогообложения. Уменьшить трудности, связанные с транзитом, могло бы введение экономического коридора через территорию приграничных государств на основе межправительственных соглашений. Решению проблемы энергоснабжения, по нашему мнению, мог бы способствовать конкурсный подход к реализации наиболее важных для региона проектов в сфере энергетики и привлечение там, где это целесообразно, иностранных инвестиций.

Важную роль при разработке концепции программы повышения эффективности совместного предпринимательства в эксклавном регионе играет также сопоставление интересов субъектов СП - в первую очередь, самого предприятия, его учредителей и региона.

Отсутствие в настоящее время действенной стратегии регулирования совместного предпринимательства обуславливает приоритет интереов учредителей в ущерб интересам области. Практически это выражается в тенденции снижения доли промышленных предприятий в общем числе СП, отсутствии высокотехнологичных совместных производств, низком уровне трансферта прибыли предприятий с иностранными инвестициями.

По нашему мнению, моделью согласования интересов в данном случае могла бы быть трехуровневая система стимулирования деловой активности инофирм, когда стимулирование первого уровня распространяется на фирмы, занимающиеся экспортно-импортными операциями по приоритетным для региона товарным группам, второго уровня - на фирмы, которые осуществляют в регионе часть операций, непосредственно связанных с торговой деятельностью, - складирование товаров, расфасовку, частичную переработку, перевалку. Наконец, комплекс мероприятий по стимулированию третьего уровня распространяется на местных производителей. Данная схема стимулировала бы закрепление полученной от внешнеторговой деятельности прибыли в регионе и постепенную переориентацию посреднических фирм в производственные.

Важное значение при повышении эффективности СП, котороенеобходимо учесть при разработке региональной программы, имеет также создание условий облегчающих интеграцию СП в народнохозяйственный комплекс региона. Острота данной проблемы подтверждается тем, что на 01.01.96 г. в Калининградской области функционировало лишь 34% от числа СП, приступивших к деятельности с 1991 года. Проанализировав соотношение доли иностранного участия, отраслевой принадлежности СП и числа ликвидированных предприятий с иностранными инвестициями в Калининградской области, можно сделать вывод о том, что сложность интеграции СП зависит от отрасли народного хозяйства, в которой занято СП, вида его деятельности и от степени иностранного влияния на предприятии (зачастую отличающегося от фактического распределения долей в уставном капитале).

Наиболее остро проблема интеграции стоит для промышленных и строительных предприятий с иностранными инвестициями, где прекратили свою деятельность 73% и 72% предприятий соответственно. Более успешно с данной проблемой справляются предприятия сферы торговли (57%) и услуг (63%). Все 10 сельскохозяйственные СП свернули свою деятельность.

Исследование показало, что более устойчивыми являются СП с долей российского участия свыше 60%, причем предприятия с соотношением российского и иностранного участия 60% - 40% более устойчивы, чем с сотношением 80% - 20%. Возможно, это объясняется тем, что для последних характерно использование преимуществ при снабжении, которое дает им тесное сотрудничество с иностранными фирмами -учредителями СП.

При всей своей важности недостаточно проработанной остается и проблема оценки эффективности совместного предпринимательства в региональном аспекте. Предлагаемые методики, как правило, предлагают расчет эффективности отдельных СП, а не совместного предпринимательства в целом. Кроме того, оценивается только экономическая эффективность, без учета социальных последствий.

При разработке региональной программы по повышению эффективности совместного предпринимательства большое значение имеет достоверная оценка уровня эффективности СП на момент принятия программы, а также в ходе ее реализации - для принятия оперативных решений. В диссертационном исследовании разработаны методические положения по анализу уровня эффективности СП, включающие апробированный на практике расчет ряда показателей, а также по рационализации мощности отдельных создаваемых и действующих СП.

www.dissercat.com

Социально-экономическая безопасность эксклавного региона

В научной литературе постепенно складываются понятия о национальной, экономической и социальной безопасности. При разных подходах авторов, эти понятия сводятся к следующему.

Национальная безопасность - это такое состояние страны, при котором обеспечивается устранение и нейтрализация угроз ее коренным государственным интересам и самому существованию. Другими словами, существуют величины и показатели тех опасностей, которые угрожают стране и которые в сопоставлении со своими пороговыми значениями служат основными критериями для общества, диктующими необходимость принятия самых неотложных мер в тех сферах, которые находятся в самом опасном положении. Причем оценка состояния национальной безопасности любого государства и тех опасностей, которые ему угрожают, возможны лишь в условиях правового государства на основе объективных научных экспертиз и оценок, исключающих подмену национально-государственных интересов интересами правящих партий и элит, а также других националистических, этнических и сепаратистских слоев населения .

Экономическую безопасность определяют как такое состояние экономики и институтов власти, при котором обеспечиваются гарантированная защита национальных интересов, социально направленное развитие страны в целом, достаточный оборонный потенциал, даже при наиболее неблагоприятных условиях развития внутренних и внешних процессов. Другими словами, это способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально- политической стабильности общества.

Например, А. Татаркин, О. Романова, А. Куклин, В. Яковлев на примере Урала предприняли попытку выявления спектра угроз экономической безопасности региона. По мнению авторов, ранг угроз экономической безопасности реализуется в системе количественных показателей - индикаторов экономической безопасности. Оценка уровня угроз осуществлялась двумя методами: с использованием аппарата математической теории распознавания образов (дискриминантного анализа) и методом сравнительного анализа и балльной оценки. При сравнительном анализе и балльной оценке расчеты охватывали девять сфер жизнедеятельности: производственный потенциал, сферу занятости, сферу уровня жизни, правопорядок, научно- технический потенциал, экологию, демографическую сферу, топливно-энергетический комплекс, обеспечение продовольствием. Каждая сфера характеризовалась набором определенных индикаторов. Авторы подчеркивают, что до сих пор не разработан четкий подход к оценке экономической безопасности России в целом и отдельных регионов в частности (не определены минимальный информативный набор индикаторов, их пороговые значения, не решены методологические проблемы их прогноза динамики в среднесрочной и долгосрочной перспективе).

И. Новикова, В. Рябцев, Е. Тихомирова провели сравнительный анализ индикаторов экономического и социального развития регионов ассоциации «Большая Волга» в целях определения возможностей формирования исторически тяготеющих друг к другу экономических интеграций республик, краев и областей, способных противодействовать экономическому сепаратизму регионов, их ресурсному обособлению, нарушению прав свободной торговли на внутреннем российском рынке; разработки эффективных управленческих решений. По мнению авторов, первостепенное значение с позиций нового времени играет установление приоритетности регионов по величине производственно-ресурсного потенциала, уровню экономического развития, уровню жизни населения и показателям хода трансформации экономики и общества в результате их радикального реформирования. При анализе использовано 25 индикаторов социально-экономического уровня и оценки хода реформирования экономики.

Г. Былов, В. Климанов, А. Лавров,Т. Нефедова опубликовали результаты совместного исследования Экспертного института (Россия) и Центра по изучению России и Восточной Европы Бирмингемского университета (Великобритания), проводившегося в рамках программы TACIS «Экономические реформы в России»65. В работе изложены основные итоги исследований по определению особенностей регионов России, их влияние на реформирование экономики, а также предпринята попытка типологизации регионов. Проведены отбор и систематизация параметров, в наибольшей степени пригодных для оценки средне- и краткосрочных тенденций регионального развития России, дана квалификация российских регионов по отдельным аспектам социально-экономической ситуации.

Региональные различия в социально-экономической ситуации авторы разделили на объективные (уровень развития региона, его специализация и структура хозяйства, экономико-географическое положение и др.) и субъективные факторы (политика властей всех уровней по отношению к региону, предпринимательская активность населения, поддержка или противодействие реформированию, изменение потоков миграции и др.). По мнению авторов, «ключевой» индикатор, наиболее полно отражающий ход реформ, - это уровень жизни населения, поскольку он связан практически со всеми другими индикаторами, характеризующими процесс реформирования регионов. Всего при анализе использовано более 20 индикаторов.

По результатам наших исследований местоположение Калининградского региона в России следующее. Уровень денежных доходов, покупательной способности - низкий. Спад промышленного и сельскохозяйственного производства более глубокий, чем в среднем по России. Уровень бюджетной обеспеченности населения в 1992-1995 годах - средний. Калининградская область относится по степени бюджетной самостоятельности к группе «проблемных» доноров. Степень регулирования цен на товары, услуги и продукты питания - низкая. Уровень «малой» приватизации ниже среднероссийского.

Определенный интерес представляет анализ Н. Марковой, проведенный по региональной экономической политике и федеральной поддержке регионов. Мы разделяем точку зрения автора о том, что точная оценка региональных различий хода реформы, выявление регионов, нуждающихся в специальной федеральной поддержке, во многом зависят от выбора системы показателей. Различные социально-экономические индикаторы могут давать противоречивую и недостоверную оценку фактического социально-экономического положения отдельных регионов. Н. Маркова использовала следующие показатели: динамика промышленного производства, уровень безработицы, доля получаемой прибыли и уровень убыточности производства. По мнению автора, более высокий уровень безработицы в Калининградской области обусловлен значительными потоками беженцев и вынужденных переселенцев. Область по степени и глубине кризисных явлений в экономике достигла критического уровня. Социально- экономическая ситуация оценивается как бедственная. Относительно лучшее положение условных регионов-лидеров связано не с более эффективной экономической деятельностью, а главным образом с их выгодной отраслевой специализацией. Действительно, стабильное положение регионов, устойчивый рост производственных показателей предприятий, расположенных на их территории, могут быть достигнуты лишь за счет оздоровления общей экономической ситуации в стране.

Имеются и другие подходы к определению социально- экономический безопасности государства и его составных частей - регионов. В науке по экономической безопасности наиболее известны два подхода. Здесь исследуется соотношение предельно-критических и реальных показателей развития экономики. В первую очередь рассматриваются уровень падения ВВП, доля импортных продуктов питания и доля в экспорте продукции обрабатывающей промышленности. Затем - доля в экспорте высокотехнологичной продукции и доля ВВП государственных ассигнований на науку. Во втором подходе через соотношение фактического и порогового значения изучаются: доля в промышленном производстве обрабатывающей промышленности и доля в промышленном производстве машиностроения, а также объемы инвестиций, в процентах к ВВП, расходы на научные исследования, в процентах к ВВП, доля новых видов продукции в объеме выпускаемой продукции, уровень инфляции за год, объем внутреннего долга, в процентах к ВВП за сопоставимый период. Кроме того, исследуется текущая потребность в обслуживании погашения внутреннего долга, в процентах к налоговым поступлениям бюджета; объем внешнего долга, в процентах к ВВП, доля внешних заимствований в покрытии бюджетного дефицита, а также дефицит бюджета, в процентах к ВВП, объем иностранной валюты по отношению к рублевой массе в национальной валюте.

Главной причиной критического состояния экономической безопасности эксклавного региона стал обвальный спад производства, который по-прежнему продолжается в ведущих отраслях экономики. На 1996 год спад в целом в промышленности составил 9%, в машиностроении - 15, легкой и пищевой промышленности соответственно 29 и 30, производстве стройматериалов - 26. За этот же год произошло сокращение промышленных инвестиций примерно на 40%. Сегодня можно констатировать, что в регионе происходит дальнейшее углубление спада производства во всех отраслях промышленности и падение инвестиций.

Таким образом, объем продукции в 1996 году по сравнению с 1995 годом сократился на 16-18%. Значительно снижен выпуск продукции в натуральном выражении. Такое положение производства и инвестиционной активности исключает даже минимальные требования экономической безопасности. Особую тревогу вызывает положение, сложившееся в сельском хозяйстве региона. Сельскохозяйственные предприятия области задолжали государству огромные суммы. В крайне критическом состоянии находятся фермерские хозяйства региона. Фактическая декларативность ряда положений, касающихся финансовой поддержки фермерского сектора, отсутствие необходимых условий для привлечения инвестиций в значительной степени осложняют переход к новой системе хозяйствования, ставят развитие уже существующих фермерских хозяйств в еще большую зависимость от случайных обстоятельств. Кроме того, сельскохозяйственное производство региона невозможно без проведения комплекса мелиоративных работ. Однако из-за отсутствия финансирования возникла реальная угроза затопления целых районов и населенных пунктов.

Серьезную опасность представляет неудовлетворительное развитие социальной сферы. Продолжается резкое расслоение населения по уровню доходов, возрастает количество граждан с доходами ниже прожиточного уровня. Плохо финансируются народное образование, здравоохранение, наука и культура. Заработная плата работников этих сфер выплачивается с большой задержкой, что вызывает постоянную напряженность среди населения региона.

Потенциальную угрозу социально-экономической безопасности эксклавного региона представляет разрушение научно-технического потенциала. Из 43 крупных научных и проектно-конструкторских организаций функционирует лишь половина, в которых резко сокращены опытные и высококвалифицированные научные кадры. Объем финансирования НИОКР снизился в 1996 году до критического минимума. Кроме того, резко уменьшились заявки на изобретения (со 152 в 1991 году до 10 в 1996 году). Наука и научное обслуживание превратились из наиболее престижных сфер деятельности в одну из самых низкооплачиваемых отраслей. Средняя заработная плата здесь в пять раз ниже, чем в ведущих отраслях экономики.

Наибольшую угрозу социально-экономической безопасности представляет прогрессирующая криминализация экономики, которая выражается главным образом в уклонении от уплаты налогов и осуществляется путем сокрытия в бухгалтерских документах реальных доходов. В криминальной экономике большой удельный вес занимает преступная, мафиозная деятельность. Организованные преступные группировки все активнее вмешиваются в деятельность хозяйствующих субъектов региона. Вне налоговых отношений оказывается бартер. Большое количество производственных, транспортных, строительных, бытовых и других услуг, значительная часть торговых операций осуществляются частными лицами без соответствующей регистрации в качестве субъектов хозяйствования.

Следует отметить, что по проблеме социально-экономической безопасности эксклавного региона существует ряд вопросов, которые до сих. пор полемизируются в научной литературе, а также в средствах массовой информации. Речь идет о военном присутствии в Калининградском регионе.

Во-первых, в ряде стран Западной Европы доминирует подход, который сводится к тому, что Калининградский регион может развиваться только в так называемых «торговом» или «военном» режимах. И будущее региона может решаться по принципу выбора между ними. Отсюда такое усиленное внимание в Европе, Прибалтийских государствах и Польше к российскому военному присутствию в Калининградской области. Не случайно в этих государствах характеризуют область как единый «гарнизонный регион».

Во-вторых, в странах Западной Европы до сих пор нет четкой ясности и конкретных подходов к этой проблеме. С одной стороны, мы видим различие политических и экономических интересов, с другой - полное отсутствие источников информации. Если Литва высказывается за полную демилитаризацию Калининградской области, Польша в этом вопросе занимает более умеренную позицию, то государства Западной Европы выступают с самыми противоречивыми предложениями. Беспрецедентна в международных отношениях резолюция Европарламента, принятая в феврале 1994 года, где в пункте 5 постановляющей части записано, что Европарламент придерживается мнения о необходимости принятия срочных мер по упрощению доступа в регион инвестиций, выводу войск из региона и сокращению военного присутствия России в нем до «разумных пределов». В этой же резолюции в пункте 13 указывается, что правительству России следует наделить Калининград более широкими правами и предоставить ему статус, позволяющий самостоятельно вести переговоры с Мировым банком, Европейским банком реконструкции и развития, Европейским сообществом и другими международными институтами. Вполне понятно, что подобные предложения Европарламента не могут быть приемлемы для Россия.

Если рассматривать источники информации, которыми пользуются западные политики, то их «достоверность» вызывает настороженность и удивление. Например, в одном из источников говориться, что в Калининградском регионе расположено до 500 тысяч солдат .

Хотя всем известно, что в области проживают 926 тысяч человек, куда входят и военнослужащие. Однако обратимся к более официальным источникам информации. Международный институт стратегических исследований в своих последних материалах приводил данные о наличии в Калининградском регионе штаба армии, трех дивизий, а также дополнительно восьми бригад и пяти полков различных типов, на которые приходится 1100 боевых танков и 600 артиллерийских систем. К этим силам придан полк ПВО. Этот же источник показывает, что на Балтийском флоте имеется 32 надводных корабля, 10 подводных лодок, 130 судов для патрулирования, берегового боя, минной войны и десантных боевых операций; морская авиация располагает 195 боевыми самолетами и 35 вооруженными вертолетами. Таким образом, Международный институт стратегических исследований упоминает о 38000 солдат частей сухопутных войск, исключая персонал ВМС, ПВО и пограничников. Общее число размещенных в эксклавном регионе солдат не превышает 60 тысяч человек.

Сразу следует уточнить, что на сегодняшний день большинство воинских частей, расположенных в регионе, укомплектовано на 25- 50% номинальной численности; сокращаются подразделения ВМФ и других родов войск. Поэтому заявления некоторых политических кругов Запада о том, что от Калининградского региона исходит угроза Балтийскому региону и Европейской безопасности в целом не что иное, как попытка разыграть "калининградскую карту" в своих интересах. Реально речь может идти о том, что расположенные войска в Калининградском регионе - это сугубо внутреннее дело российского государства. Более того, если уж всерьез рассматривать эту проблему, то в рамках Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ) Россия может разместить в области до 3000 основных боевых танков и почти 2000 артиллерийских систем, то есть в три раза больше, чем уже имеется. Таким образом, разговоры о милитаризации Калининградской области, как видно, не совсем корректны.

gl-lib.ru


Смотрите также