Персидское государство и народы империи. Экономика персов


ПЕРСИЯ древняя

Персия - древнее название страны в Юго-Западной Азии, которая с 1935 официально называется Ираном. Прежде использовались оба названия, и сегодня название "Персия" все еще употребляется, когда речь заходит об Иране. В древности Персия стала центром одной из величайших в истории империй, простиравшейся от Египта до р. Инд. В ее состав вошли все предшествующие империи - египтян, вавилонян, ассирийцев и хеттов. Более поздняя империя Александра Македонского почти не включала территорий, которые бы до этого не принадлежали персам, при этом она была меньше, чем Персия при царе Дарии. С момента возникновения в 6 в. до н.э. до завоевания Александром Македонским в 4 в. до н.э. в течение двух с половиной столетий Персия занимала главенствующее положение в Древнем мире. Греческое господство продлилось примерно сто лет, и после его падения персидская держава возродилась при двух местных династиях: Аршакидов (Парфянское царство) и Сасанидов (Новоперсидское царство). Более семи веков они держали в страхе сначала Рим, а потом Византию, пока в 7 в. н.э. государство Сасанидов не было покорено исламскими завоевателями.География империи. Земли, населенные древними персами, лишь приблизительно совпадают с границами современного Ирана. В глубокой древности таких границ просто не существовало. Были периоды, когда персидские цари являлись владыками большей части известного тогда мира, в иные времена основные города империи находились в Месопотамии, к западу от собственно Персии, а случалось и так, что вся территория царства оказывалась поделенной между враждовавшими местными правителями. Значительную часть территории Персии занимает высокое засушливое нагорье (1200 м), пересеченное горными хребтами с отдельными вершинами, достигающими 5500 м. На западе и севере расположены горные массивы Загрос и Эльбурс, которые обрамляют нагорье в виде буквы V, оставляя его открытым к востоку. Западные и северные границы нагорья приблизительно совпадают с нынешними границами Ирана, но на востоке оно выходит за пределы страны, занимая часть территории современного Афганистана и Пакистана. От плато изолированы три области: побережье Каспийского моря, побережье Персидского залива и юго-западные равнины, представляющие собой восточное продолжение Месопотамской низменности. Непосредственно к западу от Персии расположена Месопотамия, родина самых древних мировых цивилизаций. Месопотамские государства Шумер, Вавилония и Ассирия оказали значительное влияние на раннюю культуру Персии. И хотя персидские завоевания завершились спустя почти три тысячи лет после расцвета Месопотамии, Персия во многих отношениях стала наследницей месопотамской цивилизации. Большинство важнейших городов Персидской империи располагались в Месопотамии, а персидская история в значительной мере представляет собой продолжение месопотамской истории. Персия лежит на путях самых ранних переселений из Центральной Азии. Медленно продвигаясь на запад, переселенцы огибали северную оконечность Гиндукуша в Афганистане и поворачивали на юг и запад, где через более доступные районы Хорасана, к юго-востоку от Каспийского моря, попадали на Иранское нагорье к югу от гор Эльбурса. Веками позже параллельно раннему маршруту пролегла главная торговая артерия, связывавшая Дальний Восток со Средиземноморьем и обеспечивавшая управление империей и переброску войск. На западной оконечности нагорья она спускалась на равнины Месопотамии. Другие важные пути связывали юго-восточные равнины через сильно пересеченные горы с собственно нагорьем. В стороне от нескольких главных дорог по длинным и узким горным долинам были разбросаны поселения тысяч сельскохозяйственных общин. Они вели натуральное хозяйство, в силу изолированности от соседей многие из них оставались в стороне от войн и нашествий и в течение многих веков выполняли важную миссию по сохранению преемственности культуры, столь характерной для древней истории Персии.ИСТОРИЯДревний Иран. Известно, что самые древние обитатели Ирана имели иное происхождение, нежели персы и родственные им народы, создавшие цивилизации на Иранском нагорье, а также семиты и шумеры, цивилизации которых возникли в Месопотамии. При раскопках в пещерах вблизи южного побережья Каспийского моря были обнаружены скелеты людей, датированные VIII тыс. до н.э. На северо-западе Ирана, в местечке Гей-Тепе, были найдены черепа людей, живших в III тыс. до н.э. Ученые предложили назвать коренное население каспиями, что указывает на географическую связь с народами, населявшими Кавказские горы к западу от Каспийского моря. Сами кавказские племена, как известно, мигрировали в более южные районы, в пределы нагорья. "Каспийский" тип, по-видимому, сохранился в сильно ослабленном виде среди кочевых племен луров в современном Иране. Для археологии Среднего Востока центральным вопросом является датировка появления здесь сельскохозяйственных поселений. Памятники материальной культуры и другие свидетельства, найденные в каспийских пещерах, говорят о том, что населявшие регион племена с VIII до V тыс. до н.э. занимались преимущественно охотой, затем перешли к скотоводству, которое, в свою очередь, ок. IV тыс. до н.э. сменилось земледелием. Постоянные поселения появились в западной части нагорья еще до III тыс. до н.э., а скорее всего - в V тыс. до н.э. К главнейшим поселениям можно отнести Сиалк, Гей-Тепе, Гиссар, но самым крупным были Сузы, ставшие впоследствии столицей персидского государства. В этих небольших селениях вдоль петляющих узких улочек теснились друг к другу глинобитные хижины. Умерших хоронили либо под полом дома, либо на кладбище в скрюченном ("утробном") положении. Реконструкция жизни древних обитателей нагорья производилась на основании изучения утвари, орудий труда и украшений, которые помещались в могилы, чтобы снабдить усопшего всем необходимым для загробной жизни. Развитие культуры в доисторическом Иране происходило поступательно в течение многих веков. Как и в Месопотамии, здесь начали строить кирпичные дома больших размеров, изготавливать предметы из литой меди, а затем и из литой бронзы. Появились печати из камня с вырезанным рисунком, которые являлись свидетельствами появления частной собственности. Найденные большие кувшины для хранения продуктов позволяют предположить, что на период между урожаями делались запасы. Среди находок всех периодов встречаются статуэтки богини-матери, часто изображавшейся с супругом, который был ей одновременно и мужем и сыном. Самым примечательным является огромное разнообразие расписных глиняных изделий, стенки некоторых из них не толще скорлупы куриного яйца. Изображенные в профиль фигурки птиц и животных свидетельствуют о таланте доисторических ремесленников. На некоторых глиняных изделиях изображен сам человек, занятый охотой или совершающий какие-то ритуалы. Около 1200-800 до н.э. расписная керамика сменяется одноцветной - красной, черной или серой, что объясняют вторжением племен из пока еще не установленных регионов. Керамика такого же типа была найдена очень далеко от Ирана - в Китае.Ранняя история. Историческая эпоха начинается на Иранском нагорье в конце IV тыс. до н.э. Большая часть сведений о потомках древних племен, живших на восточных границах Месопотамии, в горах Загроса, почерпнута из месопотамских летописей. (О племенах, населявших центральные и восточные районы Иранского нагорья, в летописях никаких сведений нет, потому что они не имели связей с месопотамскими царствами.) Самыми крупными из народов, населявших Загрос, были эламиты, захватившие древний город Сузы, расположенный на равнине у подножий Загроса, и основавшие там могущественное и процветающее государство Элам. Эламские летописи начали составляться ок. 3000 до н.э. и велись две тысячи лет. Далее к северу жили касситы, варварские племена конников, которые к середине II тыс. до н.э. завоевали Вавилонию. Касситы восприняли цивилизацию вавилонян и правили Южной Месопотамией несколько столетий. Менее значимыми были племена Северного Загроса, луллубеи и гутии, обитавшие в районе, где великий трансазиатский торговый путь спускался от западной оконечности Иранского нагорья на равнину.Нашествие ариев и Мидийское царство. Начиная со II тыс. до н.э. на Иранское нагорье одна за другой обрушивались волны нашествий племен из Центральной Азии. Это были арии, индоиранские племена, говорившие на диалектах, являвшимися праязыками нынешних языков Иранского нагорья и Северной Индии. Они же дали Ирану его имя ("родина ариев"). Первая волна завоевателей нахлынула ок. 1500 до н.э. Одна группа ариев осела на западе Иранского нагорья, где основала государство Митанни, другая группа - на юге среди касситов. Однако основной поток ариев миновал Иран, повернув резко на юг, перевалил через Гиндукуш и вторгся в Северную Индию. В начале I тыс. до н.э. по тому же пути на Иранское нагорье прибыла вторая волна пришельцев, собственно иранских племен, причем куда более многочисленная. Часть иранских племен - согдийцы, скифы, саки, парфяне и бактрийцы - сохранили кочевой образ жизни, другие ушли за пределы нагорья, но два племени, мидяне и персы (парса), обосновались в долинах хребта Загрос, смешались с местным населением и восприняли их политические, религиозные и культурные традиции. Мидяне осели в окрестностях Экбатаны (современный Хамадан). Персы расселились несколько южнее, на равнинах Элама и в горном районе, примыкающем к Персидскому заливу, который позднее получил название Персида (Парса или Фарс). Возможно, первоначально персы обосновались к северо-западу от мидян, западнее озера Резайе (Урмия), и лишь позднее переместились к югу под давлением Ассирии, переживавшей тогда пик своего могущества. На некоторых ассирийских барельефах 9 и 8 вв. до н.э. изображены сражения с мидянами и персами. Постепенно набирало силу Мидийское царство со столицей в Экбатане. В 612 до н.э. мидийский царь Киаксар (правил с 625 по 585 до н.э.) вступил в союз с Вавилонией, захватил Ниневию и сокрушил ассирийскую державу. Мидийское царство простиралось от Малой Азии (современная Турция) почти до р.Инд. На протяжении всего лишь одного царствования Мидия из маленького княжества-данника превратилась в сильнейшую державу Среднего Востока.Персидское государство Ахеменидов. Могущество Мидии не продержалось дольше жизни двух поколений. Персидская династия Ахеменидов (названная так по имени своего основателя Ахемена) еще при мидянах стала господствовать в Парсе. В 553 до н.э. Кир II Великий, Ахеменид, правитель Парсы, поднял восстание против мидийского царя Астиага, сына Киаксара, в результате которого был создан могущественный союз мидян и персов. Новая держава угрожала всему Среднему Востоку. В 546 до н.э. царь Лидии Крез возглавил направленную против царя Кира коалицию, в которую помимо лидийцев вошли вавилоняне, египтяне и спартанцы. Согласно легенде, оракул предсказал лидийскому царю, что война закончится крушением великого государства. Обрадованный Крез даже не удосужился спросить, какое именно государство имелось в виду. Война закончилась победой Кира, который преследовал Креза до самой Лидии и там захватил его в плен. В 539 до н.э. Кир занял Вавилонию, а к концу своего правления расширил границы государства от Средиземного моря до восточных окраин Иранского нагорья, сделав столицей Пасаргады, город на юго-западе Ирана. Камбис, сын Кира, захватил Египет и провозгласил себя фараоном. Умер он в 522 до н.э. Некоторые источники утверждают, что он покончил жизнь самоубийством. После его смерти персидским троном завладел мидийский маг, но несколько месяцев спустя он был свергнут Дарием, представителем более молодой ветви династии Ахеменидов. Дарий (правил с 522 по 485 до н.э.) - величайший из персидских царей, в нем сочетались таланты правителя, строителя и полководца. При нем под власть Персии перешла северо-западная часть Индии вплоть до р. Инд и Армения до гор Кавказа. Дарий даже организовал поход во Фракию (современная территория Турции и Болгарии), но скифы отбросили его от Дуная. В годы правления Дария греки-ионийцы в западной части Малой Азии подняли восстание. Поддержанное греками в самой Греции, оно положило начало борьбе против персидского господства, которая закончилась только через полтора столетия из-за падения Персидского царства под ударами Александра Македонского. Дарий подавил ионийцев и начал поход против Греции. Однако буря разметала его флот у мыса Афон (Халкидонский п-ов). Через два года он предпринял второй поход против Греции, но греки разгромили огромную армию персов в битве при Марафоне, недалеко от Афин (490 до н.э.). Сын Дария Ксеркс (правил с 485 по 465 до н.э.) возобновил войну с Грецией. Он захватил и сжег Афины, но после разгрома персидского флота при Саламине в 480 до н.э. был вынужден вернуться в Малую Азию. Оставшиеся годы своего правления Ксеркс провел в роскоши и забавах. В 485 до н.э. он пал от руки одного из своих придворных. В долгие годы царствования его сына Артаксеркса I (правил с 465 по 424 до н.э.) в государстве воцарился мир и процветание. В 449 до н.э. он заключил мир с Афинами. После Артаксеркса власть персидских монархов над их обширными владениями стала заметно ослабевать. В 404 до н.э. отпал Египет, одно за другим восставали горные племена, началась борьба за трон. Самым значительным в этой борьбе был мятеж, поднятый Киром Младшим против Артаксеркса II и завершившийся поражением Кира в 401 до н.э. в сражении при Кунаксе, недалеко от Евфрата. Большая армия Кира, состоявшая из греческих наемников, с боями пробилась через разваливавшуюся империю к себе на родину, в Грецию. Греческий полководец и историк Ксенофонт описал это отступление в своем произведении Анабасис, ставшем классикой военно-художественной литературы. Артаксеркс III (правил с 358/359 по 338 до н.э.) с помощью греческих наемников ненадолго восстановил империю в ее прежних границах, но уже вскоре после его смерти Александр Македонский уничтожил былую мощь Персидского государства.Государство Ахеменидов 500 до н. э. Организация государства Ахеменидов. Если не считать нескольких кратких ахеменидских надписей, основные сведения о государстве Ахеменидов мы черпаем из работ древнегреческих историков. Даже имена персидских царей вошли в историографию так, как их писали древние греки. Например, имена царей, известных сегодня как Киаксар, Кир и Ксеркс, по-персидски произносятся как Увахштра, Куруш и Хшаяршан. Главным городом государства были Сузы. Вавилон и Экбатана считались административными центрами, а Персеполь - центром ритуальной и духовной жизни. Государство было разделено на двадцать сатрапий, или провинций, во главе которых стояли сатрапы. Сатрапами становились представители персидской знати, а сама должность передавалась по наследству. Такое сочетание власти абсолютного монарха и полунезависимых наместников составляло характерную особенность политического устройства страны на протяжении многих веков. Все провинции соединялись почтовыми дорогами, самая значительная из которых, "царская дорога" длиной 2400 км, пролегала от Суз до средиземноморского побережья. Несмотря на то, что по всей империи были введены единая административная система, единая денежная единица и единый официальный язык, многие подвластные народы сохраняли свои обычаи, религию и местных правителей. Период правления Ахеменидов отличался терпимостью. Долгие годы мира при персах благоприятствовали развитию городов, торговли и сельского хозяйства. Иран переживал свой Золотой век. Персидская армия по составу и тактике отличалась от прежних армий, для которых были типичны колесницы и пехота. Главной ударной силой персидских войск стали конные лучники, засыпавшие противника тучей стрел, не вступая при этом с ним в прямое соприкосновение. Армия состояла из шести корпусов по 60 000 воинов в каждом и элитных соединений численностью 10 000 человек, отобранных из членов знатнейших семейств и называвшихся "бессмертными"; они же составляли личную охрану царя. Однако во время походов в Грецию, а также во время правления последнего царя из династии Ахеменидов Дария III в бой шла огромная, плохо управляемая масса конников, колесниц и пехотинцев, не способная маневрировать на небольших пространствах и зачастую значительно уступавшая дисциплинированной пехоте греков. Ахемениды очень гордились своим происхождением. Бехистунская надпись, выбитая на скале по приказу Дария I, гласит: "Я, Дарий, великий царь, царь царей, царь стран, населенных всеми народами, давно уже царь этой великой земли, простирающейся еще дальше, сын Гистаспа, Ахеменид, перс, сын перса, арий, и предки мои были ариями". Однако цивилизация Ахеменидов представляла собой конгломерат обычаев, культуры, общественных институтов и идей, существовавших во всех частях Древнего Мира. В то время Восток и Запад впервые вступили в непосредственный контакт, и возникший в результате обмен идеями никогда после этого не прерывался.Персидская царская дорогаЭллинское владычество. Ослабленное нескончаемыми мятежами, восстаниями и междоусобицей, государство Ахеменидов не устояло перед армиями Александра Великого. Македонцы высадились на Азиатском континенте в 334 до н.э., нанесли поражение персидским войскам на р. Граник и дважды разгромили огромные армии под командованием бездарного Дария III - в битве при Иссе (333 до н.э.) на юго-западе Малой Азии и при Гавгамелах (331 до н.э.) в Месопотамии. Овладев Вавилоном и Сузами, Александр направился к Персеполю и предал его огню, очевидно, в отместку за сожженные персами Афины. Продолжая двигаться на восток, он нашел тело Дария III, убитого его собственными воинами. Более четырех лет Александр провел на востоке Иранского нагорья, основывая многочисленные греческие колонии. Затем он повернул на юг и завоевал персидские провинции на территории, которая в настоящее время является Западным Пакистаном. После этого он отправился в поход в долину Инда. Вернувшись в 325 до н.э. в Сузы, Александр стал активно поощрять своих солдат брать себе в жены персиянок, лелея идею о едином государстве македонцев и персов. В 323 до н.э. Александр в возрасте 33 лет умер от лихорадки в Вавилоне. Завоеванная им огромная территория была тут же поделена между его военачальниками, соперничавшими между собой. И хотя замысел Александра Македонского слить воедино греческую и персидскую культуру так и не был осуществлен, многочисленные колонии, основанные им и его преемниками, в течение веков сохраняли своеобразие своей культуры и оказывали значительное влияние на местные народы и их искусство. После смерти Александра Великого Иранское нагорье вошло в состав государства Селевкидов, получившего свое название по имени одного из его полководцев. Вскоре местная знать начала борьбу за независимость. В сатрапии Парфия, расположенной к юго-востоку от Каспийского моря в местности, известной под названием Хорасан, восстало кочевое племя парнов, изгнавшее наместника Селевкидов. Первым правителем Парфянского государства стал Аршак I (правил с 250 по 248/247 до н.э.).Парфянское государство Аршакидов. Период, последовавший за восстанием Аршака I против Селевкидов, называют либо периодом Аршакидов, либо парфянским периодом. Между парфянами и Селевкидами велись постоянные войны, закончившиеся в 141 до н.э., когда парфяне под предводительством Митридата I взяли Селевкию, столицу Селевкидов на реке Тигр. На противоположном берегу реки Митридат основал новую столицу Ктесифон и распространил свое владычество на большую часть Иранского нагорья. Митридат II (правил с 123 по 87/88 до н.э.) еще больше расширил пределы государства и, приняв титул "царь царей" (шахиншах), стал властителем обширной территорией от Индии до Месопотамии, а на востоке до Китайского Туркестана. Парфяне считали себя прямыми наследниками государства Ахеменидов, и их сравнительно бедная культура восполнялась влиянием эллинистической культуры и традициями, привнесенными ранее Александром Македонским и Селевкидами. Как и раньше в государстве Селевкидов, политический центр переместился к западу от нагорья, а именно в Ктесифон, поэтому в Иране в хорошем состоянии сохранилось немного памятников, свидетельствующих о том времени. В годы царствования Фраата III (правил с 70 по 58/57 до н.э.) Парфия вступила в период практически непрерывных войн с Римской империей, который длился почти 300 лет. Противоборствующие армии сражались на обширной территории. Парфяне разгромили армию под командованием Марка Лициния Красса при Каррах в Месопотамии, после чего граница между двумя империями пролегла по Евфрату. В 115 н.э. римский император Траян взял Селевкию. Несмотря на это, парфянская держава устояла, а в 161 Вологес III опустошил римскую провинцию Сирию. Однако долгие годы войны обескровили парфян, а попытки одолеть римлян на западных границах ослабили их власть над Иранским нагорьем. В ряде районов вспыхнули мятежи. Сатрап Фарса (или Парсы) Ардашир, сын религиозного лидера, объявил себя правителем как прямой потомок Ахеменидов. Разбив несколько парфянских армий и убив в битве последнего парфянского царя Артабана V, он взял Ктесифон и нанес сокрушительное поражение коалиции, пытавшейся восстановить власть Аршакидов.Государство Сасанидов. Ардашир (правил с 224 по 241) основал новую персидскую империю, известную как государство Сасанидов (от древнеперсидского титула "сасан", или "командир"). Его сын Шапур I (правил с 241 по 272) сохранил элементы прежней феодальной системы, но создал в высшей степени централизованное государство. Армии Шапура сначала двинулись на восток и заняли все Иранское нагорье до р. Инд, а затем повернули на запад против римлян. В битве при Эдессе (близ современной Урфы, Турция) Шапур захватил в плен римского императора Валериана вместе с его 70-тысячной армией. Пленных, среди которых были архитекторы и инженеры, заставили работать на строительстве дорог, мостов и ирригационных систем в Иране. На протяжении нескольких веков в династии Сасанидов сменилось около 30 правителей; часто преемников назначали высшее духовенство и феодальная знать. Династия вела непрерывные войны с Римом. Шапур II, вступивший на трон в 309, за 70 лет своего правления трижды воевал с Римом. Величайшим из Сасанидов признается Хосров I (правил с 531 по 579), которого называли Справедливым или Ануширван ("Бессмертная душа"). При Сасанидах была установлена четырехступенчатая система административного деления, введена фиксированная ставка поземельного налога и осуществлялись многочисленные проекты искусственного орошения. На юго-западе Ирана до сих пор сохранились следы этих ирригационных сооружений. Общество делилось на четыре сословия: воинов, жрецов, писцов и простолюдинов. К последним относились крестьяне, торговцы и ремесленники. Первые три сословия пользовались особыми привилегиями и, в свою очередь, имели несколько градаций. Из высшей градации сословия, сардаров, назначались наместники провинций. Столицей государства был Бишапур, важнейшими городами - Ктесифон и Гундешапур (последний славился как центр медицинского образования). После падения Рима место традиционного врага Сасанидов заняла Византия. Нарушив договор о вечном мире, Хосров I вторгся в Малую Азию и в 611 захватил и сжег Антиохию. Его внук Хосров II (правил с 590 по 628), прозванный Парвиз ("Победоносный"), ненадолго вернул персам былую славу времен Ахеменидов. В ходе нескольких походов он фактически разгромил Византийскую империю, но византийский император Ираклий совершил смелый бросок по персидским тылам. В 627 армия Хосрова II потерпела сокрушительное поражение при Ниневии в Месопотамии, Хосров был низложен и зарезан собственным сыном Кавадом II, умершим несколько месяцев спустя. Могущественное государство Сасанидов оказалось без правителя, с разрушенной социальной структурой, истощенным в результате долгих войн с Византией на западе и с центральноазиатскими тюрками на востоке. В течение пяти лет сменилось двенадцать полупризрачных правителей, безуспешно пытавшихся навести порядок. В 632 Йездегерд III на несколько лет восстановил центральную власть, но этого оказалось недостаточно. Истощенная империя не могла противостоять натиску воинов ислама, неудержимо рвавшихся на север с Аравийского п-ова. Первый сокрушительный удар они нанесли в 637 в битве при Кадиспи, вследствие чего пал Ктесифон. Окончательное поражение Сасаниды потерпели в 642 в битве при Нехавенде в центральной части нагорья. Йездегерд III бежал как затравленный зверь, его убийство в 651 ознаменовало конец эпохи Сасанидов.КУЛЬТУРАТехнология. Ирригация. Вся экономика древней Персии основывалась на сельском хозяйстве. Количество осадков на Иранском нагорье недостаточно для ведения экстенсивного сельского хозяйства, поэтому персам приходилось полагаться на ирригацию. Немногочисленные и неполноводные реки нагорья не обеспечивали арыки достаточным количеством воды, и летом они пересыхали. Поэтому персы разработали уникальную систему подземных каналов-канатов. У подножия горных хребтов вырывались глубокие колодцы, проходившие сквозь твердые, но пористые слои гравия до подстилающих их водонепроницаемых глин, которые образуют нижнюю границу водоносного горизонта. В колодцах собирались талые воды с горных вершин, покрывающихся зимой толстым слоем снега. От этих колодцев прорывались подземные водоводы высотой в рост человека с расположенными через равные промежутки вертикальными шахтами, через которые поступали свет и воздух для рабочих. Водоводы выходили на поверхность и круглый год служили источниками воды. Искусственное орошение с помощью дамб и каналов, зародившееся и широко использовавшееся на равнинах Месопотамии, распространилось и на сходную по природным условиям территорию Элама, по которой протекает несколько рек. Эта область, известная ныне как Хузистан, густо изрезана сотнями древних каналов. Ирригационные системы достигли своего наивысшего развития в Сасанидский период. В наши дни еще сохранились многочисленные остатки дамб, мостов и акведуков, возведенных при Сасанидах. Поскольку они были спроектированы захваченными в плен римскими инженерами, то как две капли воды напоминают подобные сооружения, встречавшиеся по всей Римской империи. Транспорт. Реки Ирана несудоходны, но в других частях империи Ахеменидов водный транспорт был хорошо развит. Так, в 520 до н.э. Дарий I Великий реконструировал канал между Нилом и Красным морем. В Ахеменидский период велось широкое строительство сухопутных дорог, однако мощеные дороги сооружались в основном в болотистых и горных районах. Значительные участки узких, вымощенных камнем дорог, построенных при Сасанидах, встречаются на западе и юге Ирана. Необычным для того времени был выбор места сооружения дорог. Они прокладывались не по долинам, вдоль берегов рек, а по гребням гор. В долины дороги спускались только для того, чтобы дать возможность перейти на другой берег в стратегически важных местах, для чего возводились массивные мосты. Вдоль дорог на расстоянии дневного пути одна от другой были построены почтовые станции, где меняли лошадей. Действовала очень эффективная почтовая служба, причем почтовые курьеры покрывали до 145 км в день. Центром разведения лошадей с незапамятных времен была плодородная область в горах Загроса, расположенная по соседству с трансазиатским торговым путем. Иранцы с древности начали использовать верблюдов в качестве вьючных животных; в Месопотамию этот "вид транспорта" попал из Мидии ок. 1100 до н.э.Экономика. Основой экономики Древней Персии было сельскохозяйственное производство. Процветала и торговля. Все многочисленные столицы древних иранских царств располагались вдоль важнейшего торгового пути между Средиземноморьем и Дальним Востоком или на его ответвлении в сторону Персидского залива. Во все периоды иранцы играли роль промежуточного звена - они охраняли этот путь и оставляли у себя часть перевозимых по нему товаров. При раскопках в Сузах и Персеполе найдены прекрасные изделия из Египта. На рельефах Персеполя изображены представители всех сатрапий государства Ахеменидов, подносящие дары великим властелинам. Со времени Ахеменидов Иран экспортировал мрамор, алебастр, свинец, бирюзу, ляпис-лазурь (лазурит) и ковры. Ахемениды создали сказочные запасы золотых монет, отчеканенных в разных сатрапиях. В отличие от них Александр Македонский ввел единую серебряную монету для всей империи. Парфяне вернулись к золотой денежной единице, а во времена Сасанидов в хождении преобладали серебряные и медные монеты. Система больших феодальных поместий, сложившаяся при Ахеменидах, дожила до периода Селевкидов, но цари в этой династии существенно облегчили положение крестьян. Затем, в парфянский период, огромные феодальные поместья были восстановлены, и при Сасанидах эта система не изменилась. Все государства стремились получить максимальные доходы и устанавливали налоги на крестьянские хозяйства, скот, землю, вводили подушные подати, производили сборы за проезд по дорогам. Все эти налоги и сборы взимались либо имперской монетой, либо натурой. К концу Сасанидского периода число и величина поборов превратились в невыносимое бремя для населения, и этот налоговый пресс сыграл решающую роль в распаде социальной структуры государства.Политическая и социальная организация. Все персидские правители являлись абсолютными монархами, управлявшими подданными по воле богов. Но абсолютной эта власть была лишь теоретически, на деле же она ограничивалась влиянием наследственных крупных феодалов. Правители старались добиться стабильности с помощью браков с родственниками, а также беря в жены дочерей потенциальных или действительных врагов - как внутренних, так и иноземных. Тем не менее правлению монархов и преемственности их власти угрожали не только внешние враги, но и члены их собственных семейств. Мидийский период отличался весьма примитивной политической организацией, что весьма типично для народов, переходящих к оседлому образу жизни. Уже у Ахеменидов появляется концепция унитарного государства. В государстве Ахеменидов сатрапы несли полную ответственность за положение дел в своих провинциях, но могли подвергнуться неожиданной проверке инспекторами, которых называли глазами и ушами царя. Царский суд постоянно подчеркивал важность отправления правосудия и поэтому непрерывно переезжал из одной сатрапии в другую. Александр Македонский женился на дочери Дария III, сохранил сатрапии и обычай простираться ниц перед царем. Селевкиды переняли от Александра идею слияния рас и культур на гигантских просторах от Средиземного моря до р. Инд. В этот период происходило быстрое развитие городов, сопровождавшееся эллинизацией иранцев и иранизацией греков. Однако среди правителей не было иранцев, и их всегда считали чужаками. Иранские традиции сохранялись в районе Персеполя, где строились храмы в стиле эпохи Ахеменидов. Парфяне попытались объединить древние сатрапии. Они сыграли также важную роль в борьбе с наступавшими с востока на запад кочевниками из Центральной Азии. Как и раньше, во главе сатрапий стояли наследственные наместники, новым же фактором стало отсутствие естественной преемственности царской власти. Легитимность парфянской монархии перестала быть неоспоримой. Преемник выбирался советом, составленным из знати, что неизбежно приводило к нескончаемой борьбе между соперничавшими группировками. Сасанидские цари предприняли серьезную попытку возродить дух и первоначальную структуру государства Ахеменидов, отчасти воспроизведя его жесткую социальную организацию. В нисходящем порядке располагались вассальные князья, наследственные аристократы, знать и рыцари, жрецы, крестьяне, рабы. Государственным административным аппаратом руководил первый министр, которому подчинялось несколько министерств, в том числе военное, юстиции и финансов, каждое из которых имело свой штат умелых чиновников. Верховным судьей был сам царь, правосудие же отправлялось жрецами.Религия. В глубокой древности был широко распространен культ великой богини-матери, символа деторождения и плодородия. В Эламе ее называли Кирисиша, и на протяжении всего парфянского периода ее изображения отливались на луристанских бронзовых изделиях и выполнялись в виде статуэток из терракоты, кости, слоновой кости и металлов. Жители Иранского нагорья поклонялись и многим божествам Месопотамии. После того как первая волна ариев прошла через Иран, здесь появились такие индоиранские божества, как Митра, Варуна, Индра и Насатья. Во всех верованиях непременно присутствовала пара божеств - богиня, олицетворявшая Солнце и Землю, и ее супруг, олицетворявший Луну и природные стихии. Местные боги носили имена племен и народов, которые им поклонялись. В Эламе были свои божества, в первую очередь богиня Шала и ее супруг Иншушинак. Ахеменидский период ознаменовался решительным поворотом от политеизма к более универсальной системе, отражающей вечную борьбу между добром и злом. Самая ранняя из надписей этого периода - металлическая дощечка, изготовленная до 590 до н.э., - содержит имя бога Агурамазды (Ахурамазды). Косвенным образом надпись может являться отражением реформы маздаизма (культа Агурамазды), осуществленной пророком Заратуштрой, или Зороастром, о чем повествуется в Гатах, древних священных гимнах. Личность Заратуштры продолжает окутывать тайна. По-видимому, он родился ок. 660 до н.э., но, возможно, значительно раньше, а может быть, и много позже. Бог Агурамазда олицетворял доброе начало, истину и свет, по-видимому, в противовес Ариману (Ангра-Майню), олицетворению злого начала, хотя само понятие Ангра-Майню могло появиться и позднее. В надписях Дария упоминается Агурамазда, а рельеф на его могиле изображает поклонение этому божеству у жертвенного огня. Летописи дают основание полагать, что Дарий и Ксеркс верили в бессмертие. Поклонение священному огню происходило как внутри храмов, так и на открытых местах. Маги, первоначально члены одного из мидийских кланов, превратились в наследственных жрецов. Они надзирали за храмами, заботились об укреплении веры, исполняя определенные ритуалы. Почиталась этическая доктрина, основанная на добрых помыслах, добрых словах и добрых делах. На протяжении всего Ахеменидского периода правители весьма терпимо относились к местным божествам, а начиная с правления Артаксеркса II древний иранский бог Солнца Митра и богиня плодородия Анахита получили официальное признание. Парфяне в поисках собственной официальной религии обратились к иранскому прошлому и остановились на маздаизме. Традиции были кодифицированы, а маги вновь обрели прежнюю власть. Официальным признанием, а также популярностью в народе продолжал пользоваться культ Анахиты, а культ Митры перешагнул западные границы царства и распространился на большей части Римской империи. На западе Парфянского царства терпимо относились к христианству, получившему здесь широкое распространение. В то же время в восточных областях империи греческие, индийские и иранские божества соединились в едином греко-бактрийском пантеоне. При Сасанидах преемственность была сохранена, но при этом произошли и некоторые важные изменения в религиозных традициях. Маздаизм пережил большинство ранних реформ Заратуштры и оказался связанным с культом Анахиты. Чтобы соперничать на равных с христианством и иудаизмом, была создана священная книга зороастрийцев Авеста, сборник древних стихов и гимнов. Маги по-прежнему стояли во главе жрецов и были хранителями трех великих национальных огней, а также святых огней во всех важных поселениях. Христиане к тому времени уже давно подвергались преследованиям, их считали врагами государства, поскольку отождествляли с Римом и Ви Поделитесь на страничке

slovar.wikireading.ru

Неэффективность системы управления персов. История Персидской империи

Неэффективность системы управления персов

Повторное завоевание Персией Финикии и Египта было ужасным ударом для Македонии и промакедонски настроенных греков в Европе. Финикийские и египетские триремы снова дали Персии власть над морями, а огромные богатства этих стран снова были в распоряжении ее дипломатов, которые прекрасно знали, как им воспользоваться. По всему было видно, что империя стала сильнее, чем была в течение всего века.

Раньше Филипп играл с идеей священной войны, которую проповедовал Исократ. Эта идея была на время отложена, и Филипп поспешил отправить посланников для заключения договора о дружбе и союзе с Великим царем. Мятежные цари Кипра вместе с Гермейасом из Ассоса и другими бунтовщиками, которые зависели от помощи Македонии, были тотчас брошены на мщение царя.

Оставшимся без поддержки киприотам не оставалось ничего, кроме как подчиниться внезапно возросшей власти своего бывшего владыки. В течение года после повторного завоевания Египта все города Кипра — за исключением Саламина, где все еще держался Пнитагор, хотя и находился в осаде, — заключили мирный договор. Эвагор II был отозван из ссылки в Карию, и ему был обещан освободившийся трон его отца — после захвата Саламина, — но вскоре против него было выдвинуто некое обвинение, и он впал в немилость; после чего Пнитагора оставили в покое.

За свое предательство в Сидоне и помощь в завоевании Египта Ментор получил подарок — 100 талантов и власть на Эгейском побережье Малой Азии. Благодаря его влиянию его брат Мемнон и зять Артабаз получили прощение и вернулись из своего убежища при дворе Филиппа, который на тот момент открыто заявлял о своей дружбе с Охом. Гермейас был справедливо обвинен в интригах; его заманили на встречу, на которой он был схвачен и распят (341 до н. э.). Аристотель скрылся и в честь своего погибшего покровителя сложил благодарственную песнь и сочинил надпись для статуи, которую Гермейас установил в Дельфах.

С помощью сфабрикованных писем с его печатью Ментор захватил город Гермейаса. Прежним чиновникам было позволено сохранять свои должности до тех пор, пока они, расслабившись от чувства безопасности, не показали то, что они спрятали или увезли в другие места; тогда Ментор арестовал их и все отнял. Вскоре Ментор умер, и его преемником стал его брат Мемнон, который женился на Барсине, дочери Артабана.

Мемнон захватил Лампсак, и ему потребовались деньги; с характерным цинизмом он заставил самых богатых горожан заплатить огромную контрибуцию, приказав им возместить свои богатства за счет менее процветающих сограждан, которым, в свою очередь, было обещано возмещение убытков в неопределенном будущем. Для другой контрибуции Мемнон отдал в залог доходы; когда доходы стали поступать, залог просто превратился в обещание будущих выплат с процентами. Он даже обманул наемников, сэкономив их месячное жалованье, — он отказался выдать им плату и даже пайки за «пропущенные дни» месяца продолжительностью 29 дней. Другой командир наемников по имени Стабелбий — мизийский полководец — оказался должником своих солдат; он пообещал офицерам плату в том случае, если они распустят своих рядовых и наберут новых, но потом «кинул» и офицеров. Путем этого постоянного обмана подданных и наемников Ближний Восток готовился принять любого захватчика, который предложил бы жесткое и эффективное управление.

После смерти Идриэя его сестра-жена Ада правила Галикарнасом до тех пор, пока ее не изгнал ее же младший брат Пиксодар (341–335 до н. э.), со времени правления которого до нас дошел двуязычный указ в Ксанте о десятой части какого-то налога для жителей Ксанта, Тлоса, Пинары и Кандайды.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

История Древней Персии

 Древняя Персия (Иран) государство в Передней и Центральной Азии (территория современного Ирана и Пакистана). В период своего расцвета эта была обширная территория, начинавшаяся от побережья Малой Азии и доходившая до реки Инд на востоке. Эта великая империя, объединившая десятки древнеиранских племён, называвшие себя «ариями», стала посредником в культурном диалоге между Западом и Востоком.

 

 Первые упоминания о Персии

 О жизни персов в глубокой древности известно из ассирийских источников, в которых описывались конфликты с разными горскими племенами. Известно, что в конце VIII века до н. э. возле озера Урмия образовался племенной союз под руководительством вождей знатного персидского рода Ахеменидов. Эту землю завоевала сначала Ассирия, а в 7 в. до н. э. подчинила себе Мидия. Царь Мидии Астиаг выдал одну из своих дочерей за персидского царя Камбиза I, правнука легендарного основателя персидской династии Ахеменидов. В этом браке появился на свет Кир II, ставший в будущем Великим, царём всех персидских народов. С его рождением связана легенда, которую донёс до нас в своей «Истории» Геродот. 

Легенда о Кире

 Как-то раз правителю Мидии Астиагу привиделся сон, что из чрева его дочери выросла виноградная лоза, которая заполнила собой сначала всю Мидию, а потом и Азию. Он созвал магов, чтобы они растолковали ему сон. По их словам, это обозначало, что сын его дочери, захватит Мидию и Азию ещё при жизни Астиага. Когда дочь родила сына, Астиаг запаниковал, что пророчество сбудется и велел убить внука своему вельможе Гарпагу. Гарпаг не захотел сам марать руки и отдал мальчика пастуху, приказав убить его в горах, а потом принести и показать тело младенца. В это время жена пастуха разродилась мертворождённым ребёнком, пастух оставил себе мальчика, а Гарпагу принёс тело своего ребёнка. Мальчика назвали Киром. Так царевич и рос, не ведая о своём происхождение.

 Пока в один день на пастбище не появился сын вельможи и не увидел игру сыновей пастухов, игравшие в «царя». Царём выбрали Кира, поскольку он был высокорослым с гордой осанкой юношей, другие выполняли его приказы, охраняли дворец. В эту игру взяли и сына чиновника. Но тот стал спорить с «царём», за что был наказан и выпорот плетями. Вернувшись домой, он пожаловался отцу, что был бит по указу перса, возмущённый отец рассказал всё Астиагу. Царь велел привести во дворец пастуха и его сына. Потом допросил Гарпага, узнав правду, царь в ярости повелел казнить его сына. Гарпаг решил отомстить жестокому царю при первом подвернувшемся случае.

 Маги отговорили Астиага от убийства внука, сказав, что пророчество сбылось, мальчик уже царь в детской игре. Всё же Астиаг перестраховался, повелев сторожить все пути, чтобы ни один человек не мог разгласить Киру историю его происхождения. Но Гарпаг обхитрил Астиага, написав Киру письмо, он спрятал его в живот зайца. Отдав зайца своему слуге, он приказал доставить его мальчику. Переодевшись в охотника, слуга исполнил повеление хозяина. По дороге царская стража обыскала слугу, но письма так и не нашла. Таким образом, письмо попало в руки Кира, который узнал из него, кто он есть на самом деле.

 Вскоре, против Астиага восстал Кир (в 550 году до н.э.), собрав войско из персов. Двинув на Экбатаны — столицу Мидии войско, Кир неожиданно получил помощь от самих мидийцев. Астиаг отправил своё войско во главе с Гарпагом навстречу персидской армии, уверенный что тот, остался ему предан. Однако Гарпаг не простил царю смерть своего сына и подговорил мидийцев из знатных родов к измене. К тому же это было сделать легко, многие не любили царя за его жестокость. Вследствие этого многие мидийцы перешли на сторону противника. Персы сумели разогнать победоносную мидийскую армию. Пророческий сон сбывался, Астиаг казнил магов. Набрав другое войско, он повёл его на персов. Воины-мидийцы слыли превосходными всадниками. Кир повелел своему войску двинуться пешим строем. Воины закрывались щитами от мечей и стрел, успевая стаскивать наездников с коней. Кир разбил на голову войско противника, Астиага пленили, до конца своей жизни он просидел под стражей.

 В 559 году до н. э. Кир II был провозглашён царём. Он основал первую столицу Персидского царства Пасаргады. В последующее время персидское войско под предводительством Кира продолжило победоносное покорение других государств: Лидию Креза, самого большого города того времени - Вавилона, занял восточноиранские земли, районы Средней Азии, афганские, пакистанские, индийские территории. Милет и другие государства до Египта по собственному желанию покорились Киру. За формирование мощного централизованного государства выступали многие торговцы.

Кир II Великий

 Следующей целью Кир наметил Египет, но его планам не удалось сбыться. Во время одной из кампаний против массагетов (массагеты  — это кочевые племена Средней Азии, родственные сарматам, сакам и скифам) возглавляемых царицей Томирис, войско персидского царя было разбито, а сам Кир погиб. За 25 лет Кир создал огромную империю. 

Становление Персидской империи 

 После смерти Кира II Великого на престол взошёл Камбиз II. Именно он завоевал Египет, воплотив мечту отца в реальность. Успешное покорение Египта было предопределено, поскольку Египетское царство переживало худшие времена: малосильная армия, недовольство народа высокими налогами, неумелая политика фараона Псамметиха III.

 Перед походом на Египет Камбиз заручился поддержкой кочевников Синайской пустыни, помогавшие ему при переходе войска в город Пелусий. Камбиз захватил Мемфис в 527 году до н. э., где проявил жестокость к египтянам и их богам. Он казнил многих знатных людей, разрушил храмы, бичевал их жрецов, казнил сына Псамметиха III. Самого фараона пощадили. Камбиз был провозглашён египетским фараоном.

Персидская империя на вершине своего могущества

 Оставив Египет, Камбиз предпринял две провальные кампании в Нубию и Ливию. В кампанию по захвату Ливии войско, переходя пустыню, попало в сильную песчаную бурю, большая часть армии погибли в песках, и Камизу пришлось повернуть назад. Вернувшись в Египет, где в его отсутствие вспыхнул мятеж под руководством Псамметиха III, он подавил восстание и казнил бывшего фараона.

 Здесь до него дошли вести, что в Персии начались бунты против персидской гегемонии. Уезжая в Египет Камбиз, боясь переворота, избавился от брата. Маг Гаумата, воспользовавшись отсутствием царя, захватил власть и руководил от имени умершего брата Бардия. Камбиз отсутствовал в своём царстве уже три года, получив малоприятные известия, он выехал домой. Но до дома он так и не добрался, в дороге погиб при невыясненных обстоятельствах.

 Маг Гаумата, который выдавал себя за брата Камбиза, начал своё восхождение в Вавилоне, где заручился всеобщей поддержкой, потом захватил столицу Персии Пасаргады. Находясь у власти, он отменил на три года пошлины и воинские повинности, преследуя цель заменить персидскую верхушку знати на мидийскую. Гаумата находился у власти 7 месяцев. Через некоторое время возник сговор представителей семи именитых персидских родов, которые убили самозванца и провозгласили царём Дария. Он сразу же вернул преимущественные права персам и стал снова объединять империю, которая рассыпалась, как карточный домик. В Вавилоне, Парфии, Армении, Маргиане, Эламе и других областях появлялись самозванцы, выдававшие себя за Камбиза.

 Мятежи, которые вспыхивали по всей империи, Дарий подавлял жестоко. После того как он собрал все земли воедино, Дарий возвёл Бехистунскую надпись, которая высечена на высокой скале. Изображение показывает, как порабощённые цари провинций Иранской империи, приносят подати своему шахиншаху Дарию Великому. Дарий изображён намного больше, чем остальные царьки, что явно указывает на их подчинённое положение. 

Реформы Дария I

 Дарий прекрасно понимал, что такой империей управлять невозможно старыми способами, поэтому он в начале царствования занялся реформированием, результатом чего стало создание надёжной системы управления.

 Итоги реформирования Дария I:

  • Разделил империю на административные округа — сатрапии. Главой провинции назначались чиновники из родовой знати Персии. Сатрапы имели административную, гражданскую и судебную власть. Они собирали налоги, следили за порядком в хозяйстве. Для поддержки порядка и охраны границ, в округах стояли воинские соединения, командование назначалось самим царём. Отдалённые территории (Кипр, Киликия) находились под самоуправлением местных царьков.
  • Была создана царская канцелярия, руководившая штатом чиновников. Основная канцелярия находилась в персидской столице, городе Сузы. Дополнительные царские канцелярии были расположены в больших городах — Вавилон, Мемфис, Экбатаны. Здесь трудились начальник сокровищницы (отвечающий за казну и собираемые налоги), судебные следователи, писцы, глашатаи. Также на шаха работали тайные агенты — «уши и око царя». Официальным языком был арамейский, но входу использовались и другие языки. Важные документы писали сразу на нескольких языках.
  • Появилась новый пост «тысяченачальник», который надзирал над чиновниками и личной гвардией царя, также следил за органами государственного управления.
  • Приводилось к единообразию законодательство. Создан один свод законов для всего населения, при этом учитывались древние законы завоёванных стран. Но все же привилегии были у персов.
  • Провёл налоговую реформу, теперь денежные налоги зависели от размера территории, плодородности земли и народонаселения.
  • По всем сатрапиям вводилась единая денежная система — золотой дарик, который имел хождение по всей стране.
  • Основной опорой страны стала армия, высший состав набирали из мидян и персов. Опорой армии стали 10 тыс. «бессмертных», набиравшиеся из разных индоиранских народов. Первая тысяча из 10 тыс. «бессмертных» была личной гвардией шахиншаха. В ряды принимали часто наёмных воинов, в основном это были греки. Состав армии - конница, колесницы и пехота. В конницу набирали воинов из знати, они должны были иметь экипировку — железный панцирь, бронзовый щит и шлемы, и вооружение — два копья, меч, лук со стрелами. Основное оружие пехоты был лук. На рубежах всей империи в крепостях стояли военные подразделения. Эти воины наделялись земельным наделом. Позже был создан военный флот, куда входили греческие корабли, судна финикийцев и киприотов.
  • В империи хорошо была развита сеть дорог. Регулярные гонцы и почта, дорожная стража подняли систему сообщений на высокий уровень. 

Восстания провинций

 Закончив реформы, восстановив порядок в империи, Дарий решил покорить Скифию, что у него не получилось. Тогда он задумал захватить Грецию. Именно с кампании Дария началась череда военных конфликтов, которые назвали греко-персидскими войнами. Для войн нужна была полная государственная казна, поэтому налоги со временем стали увеличиваться.

Греко-персидские войны

 Одновременно строился город-дворец Персеполис, достигнувший великолепия при наследниках Дария. Многих ремесленников отправили на его строительство. Всё это ухудшало обстановку в стране, первым выразил недовольство Египет, который восстал против персов. Дарий в это время готовился ко второму походу на Грецию. Но Дарий умер, так и не осуществив своих планов.

 Персидский трон занял сын Дария Ксеркс I. Все своё правление ему приходилось подавлять восстания, именно он подавил мятеж в Египте, потом восстание в Вавилоне. При этом поступил жёстко, он обратил Вавилонию в простую сатрапию, жителей увёл в рабство и разрушил город. Ксеркс дал клятву отомстить Греции за триумф над персами при Марафоне, он мечтал сжечь Афины. Это получилось у него в 480 году до н. э., при втором походе.

 Царь Персии отомстил — сжёг Афины, но пока Ксеркс устраивал пожары, афиняне и спартанцы нанесли армии персов сокрушительный удар, разгромив её на море у острова Саламин и на земле — при Платеях. Все войско Ксеркса погибло в походе против Греции и по дороге домой. Вернувшись обратно в Персию с небольшим остатком армии, Ксеркс погряз в кознях и бесславно погиб от руки своего начальника дворцовой стражи. 

Падение империи

 После смерти Ксеркса остальные цари пытались сохранить территорию империи и занимались междоусобными разборками за престол. Так, постепенно из персидской империи стали выходить государства: Лидия (413 г. до н. э.), Египет (404 г. до н. э.), Кипр, Киликия, Хорезм, Сидон, Кария, часть Индии (360 г. до н. э.). Но основная опасность пришла из Македонии, где молодой полководец подчинял себе государства, территории, народы. В 334 году до н. э. князь Александр со своим войском повернул на Восток, все его внимание было направлено на огромную Персидскую империю. В этот период у власти стоял шахиншах Дарий III. Персидские войска в двух главных сражениях проиграли армии Александра Македонского, после разгрома при Иссе (333 год до н. э.) царская семья оказалась в плену у врага. После второго поражения (331 года до н. э.) Дарий III бежал с частью войск в Бактрию. Полководец преследовал беглецов. В бегстве Дарий был убит своим же сатрапом. Когда Александр догнал обоз, то нашёл Дария мёртвым. Так, погиб последний царь династии Ахеменидов. Персидская империя — закончила своё существование, все сатрапии стали частью державы Александра Македонского.

  

 

taboo.su

Древний мир. Персия. История Древней Персии.

  История Древней Персии

Приблизительно с 600 по 559 г. в Персии правил Камбиз I, который находился в вассальной зависимости от мидийских царей.

В 558 г. до н. э. Кир II, сын Камбиза I, стал царем оседлых персидских племен, среди которых главенствующую роль играли пасаргады. Центр Персидского государства был расположен вокруг г. Пасаргады, интенсивное строительство которого относится еще к начальному периоду правления Кира. Об общественной организации Персии того времени можно судить лишь в самых общих чертах. Основной социальной ячейкой была большая партиархальная семья, глава которой имел неограниченную власть над всеми своими родственниками. Родовая (а позднее и сельская) община, объединявшая ряд семей, в течение многих веков оставалась могущественной силой. Роды были объединены в племена.

Когда Кир II стал царем Персии, на всем Ближнем Востоке оставались четыре крупные державы, а именно, Египет, Вавилония, Мидия и Лидия.

В 553 г. Кир поднял восстание против мидийского царя Астиага, в вассальной зависимости от которого находились до того времени персы. Война длилась три года и окончилась в 550 г. полной победой персов. Экбатаны, столица бывшей Мидийской державы, теперь стала одной из царских резиденций Кира. Покорив Мидию, Кир формально сохранил Мидийское царство и принял официальные титулы мидийских царей: "великий царь, царь царей, царь стран".

Начиная со времени захвата Мидии Персия выступает на широкую арену мировой истории, чтобы в течение следующих двух столетий играть в ней ведущую в политическом отношении роль.

Около 549 г. вся территория Элама была захвачена персами. В 549 — 548 гг. персы подчинили своей власти страны, входившие в состав бывшей Мидийской державы, а именно Парфию, Гирканию и, вероятно, Армению.

Тем временем Крез, правитель могущественного Лидийского царства в Малой Азии, с беспокойством следил за стремительными успехами Кира и начал готовиться к предстоявшей войне. По инициативе египетского фараона Амасиса около 549 г. был заключен союз между Египтом и Лидией. Вскоре Крез заключил договор о помощи и со Спартой, самым сильным государством в Греции. Однако союзники не осознавали, что необходимо действовать немедленно и решительно, а тем временем Персия с каждым днем становилась все могущественнее.

В конце октября 547 г. у р. Галис, в Малой Азии, произошла кровопролитная битва между персами и лидийцами, но она окончилась безрезультатно, и ни одна из сторон не рискнула немедленно вступить в новый бой.

Крез отступил в свою столицу Сарды и, решив более основательно подготовиться к войне, обратился с предложением заключить военный союз к царю Вавилонии Набониду. Одновременно Крез послал вестников в Спарту с просьбой прислать войско к весне (т.е. примерно через пять месяцев), чтобы дать персам решающий бой. С такой же просьбой Крез обратился и к другим союзникам и до весны распустил наемников, служивших в его войске.

Однако Кир, который был в курсе действий и намерений Креза, решил застигнуть противника врасплох и, стремительно пройдя несколько сот километров, оказался у ворот Сард, жители которых вовсе не ожидали такого нападения.

Крез вывел свою считавшуюся непобедимой конницу на равнину перед Сардами. По совету одного из своих полководцев Кир поставил всех следовавших в обозе верблюдов впереди своего войска, предварительно посадив на них воинов. Лидийские кони, увидев незнакомых им животных и почуяв их запах, бежали. Однако лидийские всадники не растерялись, соскочили с коней и стали сражаться пешими. Произошла жестокая битва, в которой, однако, силы были неравны. Под напором превосходящих сил противника лидийцам пришлось отступить и бежать в Сарды, где они были осаждены в неприступной крепости.

Полагая, что осада будет долгой, Крез послал вестников в Спарту, Вавилон и Египет с просьбой о немедленной помощи. Из союзников лишь спартанцы более или менее охотно откликнулись на мольбу лидийского царя и подготовили войско для отправки на кораблях, но вскоре получили известие, что Сарды уже пали.

Осада Сард продолжалась лишь 14 дней. Попытка взять город штурмом окончилась неудачно. Но один наблюдательный воин из войска Кира, принадлежавший к горному племени мардов, заметил, как по обрывистой и неприступной скале спустился из крепости за упавшим шлемом воин, а затем поднялся обратно. Эта часть крепости считалась совершенно неприступной и поэтому не охранялась лидийцами. Мард поднялся вверх по скале, и за ним последовали другие воины. Город был взят, и Крез попал в плен (546 г.).

 

Завоевания

После захвата Лидии настала очередь греческих городов Малой Азии. Жители этих городов послали вестников в Спарту с просьбой о помощи. Опасность грозила всем малоазийским грекам, кроме жителей Милета, заблаговременно подчинившегося Киру, и островных эллинов, поскольку у персов пока еще не было флота.

Когда вестники малоазийских городов прибыли в Спарту и изложили свою просьбу, спартанцы отказали им в помощи. Покорение греков и остальных народов Малой Азии Кир решил поручить кому-либо из своих полководцев. Наместником Лидии был назначен перс Табал, а сам Кир направился в Экбатаны, чтобы обдумать планы походов против Вавилонии, Бактрии, саков и Египта.

Воспользовавшись отъездом Кира в Экбатаны, жители Сард во главе с лидийцем Пактием, которому была поручена охрана царской казны, подняли восстание. Они осадили персидский гарнизон во главе с Табалом в крепости Сард и уговорили приморские греческие города прислать свои военные отряды на помощь восставшим.

Для подавления восстания Кир послал войско во главе с мидийцем Мазаром, которому было приказано также разоружить лидийцев и обратить в рабство жителей греческих городов, которые оказали помощь восставшим.

Пактий, узнав о приближении персидского войска, бежал со своими приверженцами, и на этом восстание окончилось. Мазар начал покорение греческих городов Малой Азии. Вскоре Мазар умер от болезни, и на его место был назначен мидиец Гарпаг. Он стал возводить высокие насыпи у обнесенных стенами греческих городов и затем штурмом брать их. Таким образом, вскоре Гарпаг подчинил всю Малую Азию, и греки потеряли свое военное господство в Эгейском море. Теперь Кир в случае надобности в военном флоте мог пользоваться греческими кораблями.

Между 545 и 539 гг. до н. э. Кир подчинил Дрангиану, Маргиану, Хорезм, Согдиану, Бактрию, Арейю, Гедросию, среднеазиатских саков, Саттагидию, Арахосию и Гандхару. Таким образом, персидское господство достигло северо-западных границ Индии, южных отрогов Гиндукуша и бассейна р. Яксарт (Сырдарья). Только после того, как ему удалось достигнуть самых дальних пределов своих завоеваний в северо-восточном направлении, Кир выступил против Вавилонии.

Весной 539 г. до н. э. персидская армия двинулась в поход и начала наступать вниз по долине р. Дияла. В августе 539 г. у г. Опис близ Тигра персы разгромили вавилонское войско, которым командовал сын Набонида Бел-шар-уцур. Затем персы переправились через Тигр к югу от Описа и окружили Сиппар. Оборону Сиппара возглавил сам Набонид. Персы встретили лишь ничтожное сопротивление со стороны гарнизона города, а сам Набонид бежал из него. 10 октября 539 г. Сиппар оказался в руках персов, а через два дня войско персов без боя вступило в Вавилон. Чтобы организовать оборону столицы, туда поспешил Набонид, но город был уже во вражеских руках, и вавилонской царь попал в плен. 20 октября 539 г. в Вавилон вступил и сам Кир, которому была устроена торжественная встреча.

После захвата Вавилонии все страны к западу от нее и до границ Египта добровольно подчинились персам.

В 530 г. Кир предпринял поход против массагетов, кочевых племен, обитавших на равнинах к северу от Гиркании и к востоку от Каспийского моря. Эти племена неоднократно совершали грабительские набеги на территорию Персидской державы. Чтобы ликвидировать опасность таких вторжений, Кир сначала создал на крайнем северо-востоке своего государства ряд пограничных укреплений. Однако затем во время битвы к востоку от Амударьи он потерпел полное поражение от массагетов и погиб. Эта битва, по всей вероятности, произошла в самом начале августа. Во всяком случае, к концу августа 530 г. весть о гибели Кира дошла до далекого Вавилона.

Геродот рассказывает, что Кир сначала хитростью овладел лагерем массагетов и перебил их. Но затем основные силы массагетов под руководством царицы Томирис нанесли персам тяжелое поражение, а отрубленная голова Кира была брошена в мешок, наполненный кровью. Геродот пишет также, что это сражение было самым жестоким из всех битв, в которых участвовали "варвары", т.е. негреки. По его утверждению, персы потеряли в этой войне 200 000 человек убитыми (разумеется, цифра эта сильно преувеличена).

 

Камбиз II

После гибели Кира в 530 г. царем Персидской державы стал его старший сын Камбиз II. Вскоре после восшествия на престол он начал готовиться к нападению на Египет.

После долгой военной и дипломатической подготовки, в результате которой Египет оказался в полной изоляции, Камбиз выступил в поход. Сухопутная армия получила поддержку со стороны флота финикийских городов, которые еще в 538 г. подчинились персам. Персидская армия благополучно добралась до пограничного египетского города Пелусий (в 40 км от совр. Порт-Саида). Весной 525 г. там же произошла единственная крупная битва. В ней обе стороны понесли тяжелые потери, а победа досталась персам. Остатки египетского войска и наемников в беспорядке бежали в столицу страны Мемфис.

Победители двинулись в глубь Египта по морю и суше, не встречая сопротивления. Командир египетского флота Уджагорресент не дал распоряжения об оказании сопротивления противнику и сдал без боя г. Саис и свой флот. Камбиз послал в Мемфис корабль с вестником, требуя сдачи города. Но египтяне напали на корабль и вырезали весь его экипаж вместе с царским вестником. После этого началась осада города, и египтянам пришлось сдаться. 2000 жителей было казнено в отместку за убийство царского вестника. Теперь весь Египет был в руках персов. Жившие к западу от Египта ливийские племена, а также греки Киренаики и город Барка добровольно подчинились Камбизу и прислали дары.

К концу августа 525 г. Камбиз был официально признан царем Египта. Он основал новую, XXVII династию фараонов Египта. Как свидетельствуют официальные египетские источники, Камбиз придал своему захвату характер личной унии с египтянами, короновался по египетским обычаям, пользовался традиционной египетской системой датировки, принял титул "царь Египта, царь стран" и традиционные титулы фараонов "потомок [богов] Ра, Осириса" и т.д. Он участвовал в религиозных церемониях в храме богини Нейт в Саисе, приносил жертвы египетским богам и оказывал им другие знаки внимания. На рельефах из Египта Камбиз изображен в египетском костюме. Чтобы придать захвату Египта законный характер, создавались легенды о рождении Камбиза от брака Кира с египетской царевной Нитетидой, дочерью фараона.

Вскоре после завоевания персами Египет снова начал жить нормальной жизнью. Юридические и административные документы времени Камбиза свидетельствуют о том, что первые годы персидского господства не нанесли значительного ущерба экономической жизни страны. Правда, сразу после захвата Египта персидская армия совершала грабежи, но Камбиз приказал своим воинам прекратить их, покинуть храмовые территории и возместил причиненный ущерб. Следуя политике Кира, Камбиз предоставил египтянам свободу в религиозной и частной жизни. Египтяне, как и представители других народов, продолжали занимать свои должности в государственном аппарате и передавали их по наследству.

Захватив Египет, Камбиз начал готовиться к походу против страны эфиопов (Нубии). С этой целью он основал в Верхнем Египте несколько укрепленных городов. Согласно Геродоту, Камбиз вторгся в Эфиопию без достаточной подготовки, без запасов продовольствия, в его армии началось людоедство, и он был вынужден отступить.

Пока Камбиз находился в Нубии, египтяне, зная о его неудачах, подняли восстание против персидского господства. В конце 524 г. Камбиз вернулся в административную столицу Египта Мемфис и начал суровую расправу с восставшими. Зачинщик восстания бывший фараон Псамметих III был казнен, страна усмирена.

Пока Камбиз в течение трех лет безвыездно находился в Египте, на его родине начались волнения. В марте 522 г., будучи в Мемфисе, он получил известие о том, что его младший брат Бардия поднял восстание в Персии и стал царем. Камбиз направился в Персию, но умер в пути при загадочных обстоятельствах, не успев вернуть себе власть.

 

Дарий I

Если верить Бехистунской надписи Дария I, на самом деле Бардия был убит по приказанию Камбиза еще до завоевания Египта и некий маг Гаумата захватил престол в Персии, выдавая себя за младшего сына Кира. Вряд ли мы когда-нибудь точно узнаем, был ли этот царь Бардией или же узурпатором, принявшим чужое имя.

29 сентября 522 г., после семи месяцев царствования, Гаумата был убит заговорщиками в результате внезапного нападения представителей семи наиболее знатных родов персов. Дарий, один из этих заговорщиков, стал царем Ахеменидской державы.

Сразу после захвата престола Дарием I против него восстала Вавилония, где, если верить Бехистунской надписи, некий Нидинту-Бел объявил себя сыном последнего вавилонского царя Набонида и стал царствовать под именем Навуходоносора III. Дарий лично возглавил поход против восставших. 13 декабря 522 г. у р. Тигр вавилоняне потерпели поражение, а через пять дней Дарий одержал новую победу в местности Зазана у Евфрата. После этого персы вступили в Вавилон, а руководители восставших были преданы казни.

Пока Дарий был занят карательными действиями в Вавилонии, против него восстали Персия, Мидия, Элам, Маргиана, Парфия, Саттагидия, сакские племена Средней Азии и Египет. Началась долгая, жестокая и кровопролитная борьба за восстановление державы.

Против восставших в Маргиане двинулся сатрап Бактрии Дадаршиш, и 10 декабря 522 г. маргианцы потерпели поражение. За этим последовала резня, во время которой каратели убили более 55 тыс. человек.

В самой Персии некий Вахьяздата выступил соперником Дария под именем сына Кира, Бардин, и нашел среди народа большую поддержку. Ему удалось также захватить восточноиранские области вплоть до Арахосии. 29 декабря 522 г. у крепости Капишаканиш и 21 февраля 521 г. в области Гандутава в Арахосии войска Вахьяздаты вступили в бой с армией Дария. По-видимому, эти битвы не принесли решающей победы ни одной из сторон, и армия Дария нанесла поражение противнику лишь в марте того же года. Но в самой Персии Вахьяздата все еще оставался хозяином положения, и сторонники Дария одержали над ним решающую победу у горы Парга в Персии лишь 16 июля 521 г. Вахьяздата был взят в плен и вместе с ближайшими своими сторонниками посажен на кол.

Но в остальных странах продолжались восстания. Первое восстание в Эламе было подавлено довольно легко, и вождь восставших Ассина был пленен и казнен. Однако вскоре некий Мартия поднял новое восстание в Эламе. Когда Дарию удалось восстановить свою власть в этой стране, почти вся Мидия оказалась в руках Фравартиша, который утверждал, что он — Хшатрита из рода древнего мидийского царя Киаксара. Это восстание было одним из наиболее опасных для Дария, и он сам выступил против мятежников. 7 мая 521 г. произошел крупный бой у г. Кундуруш в Мидии. Мидийцы потерпели поражение, и Фравартиш с частью своих приверженцев бежал в область Рага в Мидии. Но вскоре он был схвачен и приведен к Дарию, который жестоко расправился с ним. Он отрезал Фравартишу нос, уши и язык и выколол ему глаза. После этого его отвезли в Экбатаны и посадили там на кол. В Экбатаны были доставлены также ближайшие помощники Фравартиша и заключены в крепость, а затем с них содрали кожу.

В других странах борьба с восставшими все еще продолжалась. В различных областях Армении полководцы Дария долго, но безуспешно пытались усмирить мятежников. Первое крупное сражение произошло еще 31 декабря 522 г. в местности Изала. Потом войска Дария уклонялись от активных действий до 21 мая 521 г., когда они приняли бой в местности Зузахия. Через шесть дней произошла у р. Тигр новая битва. Но сломить упорство восставших армян все еще не удавалось, и в дополнение к войскам Дария, который действовал в Армении, была направлена новая армия. После этого удалось одержать победу над восставшими в бою в местности Аутиара, а 21 июня 521 г. армяне около горы Уяма потерпели новое поражение.

Тем временем Виштаспа, отец Дария, который являлся сатрапом Парфии и Гиркании, в течение многих месяцев уклонялся от сражений с восставшими. В марте 521 г. битва у г. Вишпаузатиш в Парфии не принесла ему победы. Только летом Дарий оказался в состоянии послать на помощь Виштаспе достаточно многочисленное войско, и после этого 12 июля 521 г. у г. Патиграбана в Парфии восставшие были разгромлены.

Но через месяц вавилоняне сделали новую попытку добиться независимости. Теперь во главе восстания стоял урарт Араха, который выдавал себя за Навуходоносора, сына Набонида (Навуходоносора IV). Против вавилонян Дарий послал армию во главе с одним из своих ближайших сподвижников, и 27 ноября 521 г. войско Арахи было разгромлено, а он сам и его соратники казнены.

Это было последним крупным восстанием, хотя в государстве все еще продолжались волнения. Теперь, через год с небольшим после захвата власти, Дарий смог упрочить свое положение и вскоре после этого восстановил державу Кира и Камбиза в ее старых границах.

Между 519 — 512 гг. персы покорили своей власти Фракию, Македонию и северо-западную часть Индии. Это было временем наивысшего могущества Персидской державы, границы которой стали простираться от р. Инд на востоке до Эгейского моря на западе, от Армении на севере до Эфиопии на юге. Таким образом, возникла мировая держава, объединившая под властью персидских царей десятки стран и народов.

 

Экономика и социальные институты

По своему социально-экономическому укладу держава Ахеменидов отличалась большим разнообразием. В нее входили области Малой Азии, Элам, Вавилония, Сирия, Финикия и Египет, которые задолго до возникновения Персидской империи имели свои государственные институты. Наряду с перечисленными экономически развитыми странами персы покорили также отсталые кочевые арабские, скифские и другие племена, которые находились на стадии разложения родового строя.

Восстания 522 — 521 гг. показали слабость Персидской державы и неэффективность управления завоеванными странами. Поэтому около 519 г. Дарий I провел важные административно-финансовые реформы, которые позволили создать устойчивую систему государственного управления и контроля над покоренными народами, упорядочили сбор податей с них и увеличили контингенты войска. В результате проведения этих реформ в жизнь в Вавилонии, Египте и других странах была создана по существу новая административная система, которая до конца господства Ахеменидов не претерпела существенных изменений.

Дарий I разделил государство на административно-податные округа, которые назывались сатрапиями. Как правило, сатрапии по своим размерам превосходили провинции более ранних империй, а в ряде случаев границы сатрапий совпадали со старыми государственными и этнографическими границами стран, входивших в состав Ахеменидской державы (например, Египет).

Во главе новых административных округов стояли сатрапы. Должность сатрапа существовала с возникновения Ахеменидской державы, но при Кире, Камбизе и в первые годы царствования Дария наместниками во многих странах являлись местные чиновники, как это было еще в Ассирийской и Мидийской империях. Реформы же Дария, в частности, были направлены на то, чтобы сосредоточить руководящие должности в руках персов, и на должность сатрапов теперь, как правило, назначались персы.

Далее, при Кире и Камбизе гражданские и военные функции были объединены в руках одного и того же лица, а именно, сатрапа. Дарий же ограничил власть сатрапа, установив четкое разделение функций сатрапов и военных властей. Теперь сатрапы стали только гражданскими наместниками и стояли во главе администрации своей области, осуществляли судебную власть, следили за хозяйственной жизнью страны и поступлением податей, обеспечивали безопасность в пределах границ своей сатрапии, контролировали местных чиновников и имели право чеканить серебряную монету. В мирное время в распоряжении сатрапов находилась только небольшая личная охрана. Что же касается армии, она подчинялась военачальникам, которые были независимы от сатрапов и подчинялись непосредственно царю. Однако после смерти Дария I это требование о разделе военных и гражданских функций не соблюдалось строго.

В связи с осуществлением новых реформ был создан большой центральный аппарат во главе с царской канцелярией. Центральное государственное управление находилось в административной столице Ахеменидской державы — Сузах. По государственным делам в Сузы приезжали многие высокопоставленные лица и мелкие чиновники из различных концов государства, начиная от Египта и заканчивая Индией. Не только в Сузах, но также в Вавилоне, Экбатанах, Мемфисе и других городах были крупные государственные канцелярии с большим штатом писцов.

Сатрапы и военачальники были тесно связаны с центральным управлением и находились под постоянным контролем царя и его чиновников, особенно тайной полиции ("уши и око царя"). Верховный контроль над всем государством и надзор над всеми чиновниками были доверены хазарапату ("тысяченачальник"), который одновременно являлся начальником личной гвардии царя.

Сатрапская канцелярия точно копировала царскую канцелярию в Сузах. Под начальством сатрапа находилось множество чиновников и писцов, в том числе, начальник канцелярии, начальник сокровищницы, принимавший государственные подати, глашатаи, которые сообщали государственые распоряжения, счетоводы, судебные следователи и т.д.

Уже при Кире II государственные канцелярии в западной части Ахеменидской державы пользовались арамейским языком, а позже, когда Дарий провел свои административные реформы, этот язык стал официальным и в восточных сатрапиях и применялся для общения между государственными канцеляриями всей империи. Из центра по всему государству рассылались официальные документы на арамейском языке. Получив эти документы на местах, писцы, которые знали два или несколько языков, переводили их на родной язык тех начальников областей, которые не владели арамейским.

Кроме общего для всего государства арамейского языка в различных странах для составления официальных документов писцы пользовались и местными языками. Например, в Египте администрация была двуязычна, и наряду с арамейским применялся также позднеегипетский язык (язык демотических документов) для общения с местным населением.

Особое положение в державе занимала персидская знать. Ей принадлежали крупные земельные владения в Египте, Сирии, Вавилонии, Малой Азии и в других странах. Яркое представление о хозяйствах такого типа дают письма сатрапа Египта в V в. до н. э. Аршамы и других знатных персидских вельмож своим управляющим. Эти письма большей частью являются инструкциями об управлении имениями. Аршама имел крупные земельные владения не только в Нижнем и Верхнем Египте, но также в шести различных странах на пути из Элама в Египет.

Огромные земельные владения (иногда целые области) с правом наследственной передачи и с освобождением от податей получили и так называемые "благодетели" царя, оказавшие последнему большие услуги. Они имели даже право суда над людьми, жившими в принадлежавших ему областях.

Владельцы крупных имений располагали собственным войском и судебно-административным аппаратом с целым штатом управляющих, начальников сокровищниц, писцов, счетоводов и т.д. Эти крупные землевладельцы обычно жили в больших городах —Вавилоне, Сузах и т.д., вдали от сельской местности, на доходы с земельных владений, которые находились в ведении их управляющих.

Наконец, часть земель находилась в фактической собственности царя, по сравнению с предшествующим периодом при Ахеменидах размеры царской земли резко увеличились. Эти земли обычно сдавались в аренду. Так, например, согласно контракту, составленному в 420 г. близ Ниппура, представитель делового дома Мурашу обратился к управляющему посевными полями царя, расположенными по берегам нескольких каналов, с просьбой сдать ему в аренду сроком на три года одно поле. Арендатор обязался платить ежегодно в качестве арендной платы 220 кур ячменя (1 кур — 180 л), 20 кур пшеницы, 10 кур эммера, а также одного быка и 10 баранов.

Кроме того, царю принадлежали многие крупные каналы. Управляющие царя обычно сдавали эти каналы в аренду. В окрестностях Ниппура царские каналы арендовал дом Мурашу, который отдавал их, в свою очередь, в субаренду коллективам мелких землевладельцев. Например, в 439 г. семь землевладельцев заключили контракт с тремя арендаторами царского канала, в числе которых был и дом Мурашу. По этому контракту субарендаторы получили право орошать свои поля в течение трех дней ежемесячно водой из канала. За это они должны были платить 1/3 часть урожая.

Персидским царям принадлежали канал Акес в Средней Азии, леса в Сирии, доходы от ловли рыбы в Меридовом озере в Египте, рудники, а также сады, парки и дворцы в различных частях государства. О размере царского хозяйства определенное представление может дать тот факт, что в Персеполе ежедневно за счет царя питалось около 15 000 человек.

При Ахеменидах широко применялась такая система землепользования, когда царь сажал на землю своих воинов, которые обрабатывали выделенные для них наделы коллективно, целыми группами, отбывали воинскую повинность и платили определенную денежную и натуральную подать. Эти наделы назывались наделами лука, лошади, колесницы и т.д., и их владельцы должны были выполнять военную повинность в качестве лучников, всадников и колесничих.

В наиболее развитых странах Персидской державы труд рабов довольно широко применялся в основных отраслях экономики. Кроме того, большое количество рабов использовалось для выполнения различных видов домашней работы.

Когда хозяева не могли использовать рабов в сельском хозяйстве или мастерской либо же считали такое использование невыгодным, рабы нередко предоставлялись самим себе с уплатой определенного нормированного оброка с пекулия, которым владел раб. Своим пекулием рабы могли распоряжаться как свободные люди, давать в ссуду, закладывать или сдавать имущество в аренду и т.д. Рабы могли не только участвовать в экономической жизни страны, но также иметь свои печати, выступать свидетелями при заключении свободными и рабами различных деловых сделок. В правовой жизни рабы могли выступать как полноправные люди и судиться между собой или со свободными (но, разумеется, не со своими хозяевами). При этом, по-видимому, не было каких-либо различий в подходе к защите интересов рабов и свободных. Далее, рабы, как и свободные, давали свидетельские показания о преступлениях, совершенных другими рабами и свободными, в том числе, их собственными хозяевами.

Долговое рабство в ахеменидское время не имело большого распространения, по крайней мере, в наиболее развитых странах. Случаи самозаклада, не говоря о продаже себя в рабство, были сравнительно редким явлением. Но в Вавилонии, Иудее и Египте детей можно было отдавать в качестве залога. В случае неуплаты долга в установленный срок кредитор мог обратить в рабов детей должника. Однако муж не мог отдать в залог жену, во всяком случае, в Эламе, Вавилонии и Египте. В указанных странах женщина пользовалась определенной свободой, имела свое имущество, которым она сама могла распоряжаться. В Египте женщина даже имела право на развод, в отличие от Вавилонии, Иудеи и других стран, где такое право имел только мужчина.

В целом, рабов по отношению к количеству свободных, было сравнительно мало даже в наиболее развитых странах, и их труд не в состоянии был вытеснить труд свободных работников. Основой сельского хозяйства являлся труд свободных земледельцев и арендаторов, и в ремесле также доминировал труд свободного ремесленника, занятие которого обычно наследовалось в семье.

Храмы и частные лица вынуждены были прибегать в широких масштабах к использованию квалифицированного труда свободных работников в ремесле, сельском хозяйстве и, особенно, для выполнения трудных видов работы (оросительные сооружения, строительные работы и т.д.). Особенно много наемных работников было в Вавилонии, где они нередко работали на строительстве каналов или на полях партиями по нескольку десятков или нескольку сот человек. Часть наемников, работавших в храмовых хозяйствах Вавилонии, состояла из эламитов, которые приезжали в эту страну на время уборки урожая.

По сравнению с западными сатрапиями Ахеменидской державы рабство в Персии имело ряд своеобразных черт. Ко времени возникновения своего государства персы знали только патриархальное рабство, и рабский труд еще не имел серьезного экономического значения.

Документы на эламском языке, составленные в конце VI — первой половине V в. до н. э., содержат исключительно обильную информацию о работниках царского хозяйства в Иране, которые назывались курташ. Среди них были мужчины, женщины и подростки обоего пола. По крайней мере часть курташ жила семьями. В большинстве случаев курташ работали отрядами по нескольку сот человек, а некоторые документы говорят о партиях курташ численностью более тысячи человек.

Курташ работали в царском хозяйстве круглый год. Большинство их было занято на строительных работах в Персеполе. Среди них были рабочие всех специальностей (каменотесы, плотники, скульпторы, кузнецы, инкрустаторы и т.д.). Одновременно на строительных работах в Персеполе было занято не менее 4000 человек, строительство царской резиденции продолжалось в течение 50 лет. О масштабах этой работы может дать представление тот факт, что уже на подготовительном этапе нужно было превратить около 135 000 кв. м. неровной скальной поверхности в платформу определенной архитектурной формы.

Многие курташ работали и вне Персеполя. Это, в основном, были пастухи овец, виноделы и пивовары, а также, по всей вероятности, и пахари.

Что же касается юридического положения и социального статуса курташ, значительная их часть состояла из военнопленных, насильственно угнанных в Иран. Среди курташ было и некоторое количество подданных персидского царя, которые отбывали трудовую повинность в течение целого года. По-видимому, курташ можно считать полусвободными людьми, посаженными на царскую землю.

Основным источником государственных доходов были подати.

При Кире и Камбизе еще не было твердо урегулированной системы податей, основанной на учете экономических возможностей стран, входивших в состав Персидской державы. Подвластные народы доставляли подарки или же платили подати, которые, по крайней мере частично, вносились натурой.

Около 519 г. Дарий I установил систему государственных податей. Все сатрапии обязаны были платить строго фиксированные для каждой области денежные подати, установленные с учетом размеров обрабатываемой земли и ее плодородности.

Что же касается самих персов, они, как господствующий народ, не платили денежных налогов, но не были освобождены от натуральных поставок. Остальные народы платили в год в общей сложности около 7740 вавилонских талантов серебра (1 талант равнялся 30 кг). Большая часть этой суммы уплачивалась народами экономически наиболее развитых стран: Малой Азии, Вавилонии, Сирии, Финикии и Египта. Лишь некоторые храмы получили освобождение от налогов.

Хотя система подарков тоже была сохранена, последние отнюдь не носили добровольного характера. Размер подарков тоже был установлен, но в отличие от податей они уплачивались натурой. При этом преобладающее большинство подданных платили подати, а подарки доставлялись только народами, жившими на границах империи (колки, эфиопы, арабы и т.д.).

Суммы податей, установленные при Дарии I, оставались неизменными до конца существования Ахеменидской державы, несмотря на значительные экономические изменения в подвластных персам странах. На положении налогоплательщиков особенно отрицательно сказывалось то, что для уплаты денежных податей приходилось занимать деньги под залог недвижимого имущества или членов семьи.

После 517 г. до н. э. Дарий I ввел единую для всей империи монетную единицу, составлявшую основу ахеменидской денежной системы, а именно — золотой дарик весом 8,4 г. Теоретически средством обмена служил серебряный сикль весом 5,6 г, равный по своей стоимости 1/20 дарика и чеканившийся главным образом в малоазийских сатрапиях. Как на дарике, так и на сиклях помещалось изображение персидского царя.

Серебряные монеты чеканили также персидские сатрапы в своих резиденциях, и греческие города Малой Азии для расплаты с наемниками во время военных походов, и автономные города, и зависимые цари.

Однако монеты персидской чеканки мало использовались вне Малой Азии и даже в финикийско-палестинском мире IV в. до н. э. играли незначительную роль. До завоеваний Александра Македонского использование монет почти не распространялось на страны, далекие от берегов Средиземного моря. Например, чеканная монета при Ахеменидах еще не циркулировала в Вавилонии и употреблялась лишь для торговли с греческими городами. Приблизительно такое же положение было и в Египте ахеменидского времени, где серебро при уплате взвешивали "царским камнем", а также в самой Персии, где работники царского хозяйства получали плату нечеканенным серебром.

Соотношение золота к серебру в Ахеменидской державе составляло 1 к 13 1/3. Драгоценный металл, принадлежавший государству, подлежал чеканке только по усмотрению царя, и большая его часть хранилась в слитках. Таким образом, деньги, поступавшие в качестве государственных податей, в течение многих десятилетий откладывались в царских сокровищницах и были изъяты из обращения, только небольшая часть этих денег поступала обратно в качестве жалованья наемникам, а также для содержания двора и администрации. Поэтому для торговли не хватало чеканной монеты и даже драгоценных металлов в слитках. Это наносило большой вред развитию товарно-денежных отношений и принуждало к сохранению натурального хозяйства или заставляло прибегать к прямому обмену товарами.

В Ахеменидской державе было несколько крупных караванных дорог, которые соединяли области, удаленные друг от друга на многие сотни километров. Одна такая дорога начиналась в Лидии, пересекала Малую Азию и продолжалась до Вавилона. Другая дорога шла из Вавилона в Сузы и далее в Персеполь и Пасаргады. Большое значение имела также караванная дорога, которая соединила Вавилон с Экбатанами и продолжалась далее до Бактрии и индийских границ.

После 518 г. по распоряжению Дария I был восстановлен канал от Нила до Суэца, существовавший еще при Нехо, но ставший позднее несудоходным. Этот канал соединил Египет коротким путем через Красное море с Персией, и, таким образом, в Индию тоже была проложена дорога. Для укрепления торговых связей немаловажное значение имела и экспедиция морехода Скилака в Индию в 518 г.

Для развития торговли большое значение имело и различие в природе и климатических условиях стран, входивших в состав Ахеменидской державы. Особенно оживленной стала торговля Вавилонии с Египтом, Сирией, Эламом и Малой Азией, где вавилонские купцы покупали железо, медь, олово, строительный лес и полудрагоценные камни. Из Египта и Сирии вавилоняне вывозили квасцы для отбелки шерсти и одежды, а также для производства стекла и медицинских целей. Египет поставлял в греческие города зерно и полотно, покупая у них взамен вино и оливковое масло. Кроме того, Египет обеспечивал золотом и слоновой костью, а Ливан — кедровым деревом. Из Анатолии доставляли серебро, с Кипра — медь, а из районов верхнего Тигра вывозили медь и известняк. Из Индии импортировали золото, слоновую кость и благовонную древесину, из Аравии — золото, из Согдианы — лазурит и сердолик, а из Хорезма — бирюзу. Из Бактрии в страны Ахеменидской державы поступало сибирское золото. Из материковой Греции в страны Востока вывозили керамические изделия.

Существование Ахеменидской державы в значительной мере зависело от армии. Ядро армии составляли персы и мидийцы. Большая часть взрослого мужского населения персов являлась воинами. Они начинали служить, по-видимому, с 20 лет. В войнах, которые вели Ахемениды, большую роль играли и восточные иранцы. В частности, сакские племена поставляли для Ахеменидов значительное количество привычных к постоянной военной жизни конных лучников. Высшие должности в гарнизонах, на основных стратегических пунктах, в крепостях и т. д. обычно находились в руках персов.

Армия состояла из конницы и пехоты. Кавалерия рекрутировалась из знати, а пехота — из земледельцев. Комбинированные действия кавалерии и лучников обеспечили персам победы во многих войнах. Лучники расстраивали ряды противника, а после этого кавалерия уничтожала его. Главным оружием персидской армии являлся лук.

Начиная с V в. до н. э., когда из-за классового расслоения начало ухудшаться положение земледельческого населения в Персии, персидская пехота стала отступать на задний план, и ее постепенно заменяли греческими наемниками, игравшими большую роль благодаря своему техническому превосходству, выучке и опыту.

Костяком армии являлись 10 тысяч "бессмертных" воинов, первая тысяча которых состояла исключительно из представителей персидской знати и являлась личной охраной царя. Они были вооружены копьями. Остальные полки "бессмертных" состояли из представителей различных иранских племен, а также эламитов.

В завоеванных странах были размещены войска для предотвращения восстаний покоренных народов. Состав этих войск был пестрым, но в них обычно отсутствовали жители данной области.

На границах государства Ахемениды сажали воинов, наделив их земельными участками. Из военных гарнизонов такого типа лучше всего нам известна элефантинская военная колония, созданная для несения сторожевой и военной службы на границах Египта с Нубией. В элефантинском гарнизоне находились персы, мидийцы, карийцы, хорезмийцы и т. д., но основную часть этого гарнизона составляли иудейские поселенцы, служившие там еще при египетских фараонах.

Военные колонии, подобные элефантинской, находились также в Фивах, Мемфисе и других городах Египта. В гарнизонах этих колоний служили арамеи, иудеи, финикийцы и другие семиты. Такие гарнизоны являлись прочной опорой персидского господства и во время восстаний покоренных народов оставались верными Ахеменидам.

Во время важнейших военных походов (например, война Ксеркса с греками) все народы Ахеменидской державы обязаны были выделить определенное количество воинов.

При Дарии I персы начинают играть господствующую роль и на море. Морские войны велись Ахеменидами с помощью кораблей финикийцев, киприотов, жителей островов Эгейского моря и других морских народов, а также египетского флота.

 

Иран в V в. до н. э.

В VI в. до н. э. в экономическом и культурном отношении среди греческих областей ведущая роль принадлежала не Балканскому полуострову, а греческим колониям, входившим в Персидскую империю на побережье Малой Азии: Милету, Эфесу и т. д. Эти колонии располагали плодородными землями, в них расцветало ремесленное производство, им были доступны рынки обширной Персидской державы.

В 500 г. в Милете произошло восстание против персидского господства. Греческие города на юге и севере Малой Азии примкнули к восставшим. Руководитель восстания Аристагор в 499 г. обратился за помощью к материковым грекам. Спартанцы отказали в какой бы то ни было помощи, ссылаясь на дальность расстояния. Миссия Аристагора потерпела провал, так как лишь афиняне и эретрийцы на о-ве Эвбея откликнулись на призыв восставших, но и они послали лишь незначительное количество кораблей. Восставшие организовали поход против столицы Лидийской сатрапии Сард, захватили и сожгли город. Персидский сатрап Артафен вместе с гарнизоном укрылся в акрополе, который грекам не удалось захватить. Персы начали стягивать свои войска и летом 498 г. нанесли поражение грекам около г. Эфес. После этого афиняне и эретрийцы бежали, бросив малоазийских греков на произвол судьбы. Весной 494 г. персы осадили с моря и суши Милет, являвшийся главным оплотом восстания. Город был захвачен и до основания разрушен, а население уведено в рабство. В 493 г. восстание было подавлено повсеместно.

После подавления восстания Дарий начал приготовления к походу против материковой Греции. Он понимал, что персидское господство в Малой Азии будет непрочным, пока греки Балканского полуострова сохраняют независимость. В это время Греция состояла из множества автономных городов-государств с различным политическим строем, находившихся друг с другом в постоянной вражде и войнах.

В 492 г. персидская армия выступила в поход и прошла Македонию и Фракию, которые были завоеваны еще за два десятилетия до этого. Но около Афонского мыса на Халкидском полуострове персидский флот был разбит сильной бурей, и при этом погибло около 20 тыс. человек и было уничтожено 300 кораблей. После этого пришлось увести сухопутную армию обратно в Малую Азию и заново готовиться к походу.

В 491 г. в города материковой Греции были отправлены персидские послы с требованием "земли и воды", т.е. покорности власти Дария. Большинство греческих городов ответили согласием на требование послов, и лишь Спарта и Афины отказались подчиниться и даже убили самих послов. Персы начали готовиться к новому походу против Греции.

В начале августа персидская армия с помощью опытных греческих проводников направилась на кораблях в Аттику и высадилась на равнине Марафон в 40 км от Афин. Равнина эта тянется в длину на 9 км, а ширина ее составляет 3 км. Персидское войско вряд ли насчитывало более 15 тыс. человек.

В это время в афинском народном собрании происходили острые споры относительно предстоящей тактики войны с персами. После долгого обсуждения решено было направить афинское войско, которое состояло из 10 тыс. человек, на Марафонскую равнину. Спартанцы обещали помочь, но не спешили послать войско, ссылаясь на старинный обычай, согласно которому до полнолуния нельзя было выступать в поход.

На Марафоне обе стороны выжидали несколько дней, не решаясь вступить в бой. Персидская армия располагалась на открытой равнине, где можно было применить конницу. Афиняне, у которых совсем не было конницы, собрались в узкой части равнины, где персидские всадники не могли действовать. Между тем положение персидской армии становилось трудным, ибо надо было решить исход войны до прихода спартанского войска. В то же время персидская конница не могла двинуться в теснины, где располагались афинские воины. Поэтому персидское командование решило перебросить часть армии на захват Афин. После этого, 12 августа 590 г., афинское войско стремительным маршем двинулось на противника, чтобы дать генеральное сражение.

Персидские воины боролись мужественно, в центре смяли афинские ряды и стали преследовать их. Но на флангах у персов было меньше сил, и там они потерпели поражение. Затем афиняне стали биться с персами, прорвавшимися в центре. После этого персы начали отступать, неся большие потери. На поле боя осталось 6400 персов и их союзников и всего 192 афинянина.

Несмотря на понесенное поражение, Дарий не оставлял мысли о новом походе против Греции. Но подготовка такого похода требовала много времени, а между тем в октябре 486 г. в Египте вспыхнуло восстание против персидского господства.

Причинами восстания были тяжелый налоговый гнет и угон многих тысяч ремесленников для строительства дворцов в Сузах и Персеполе. Через месяц Дарий I, которому было 64 года, умер, не успев восстановить свою власть в Египте.

Преемником Дария I на персидском троне стал его сын Ксеркс. В январе 484 г. ему удалось подавить восстание в Египте. Египтяне подверглись безжалостной расправе, имущество многих храмов было конфисковано.

Но летом 484 г. вспыхнуло новое восстание, на этот раз в Вавилонии. Это восстание удалось вскоре подавить, и его зачинщики были сурово наказаны. Однако летом 482 г. вавилоняне восстали снова. Этот мятеж, охвативший большую часть страны, был особенно опасным, так как Ксеркс в это время уже находился в Малой Азии, готовясь к походу против греков. Осада Вавилона длилась долго и завершилась в марте 481 г. жестокой расправой. Городские стены и другие укрепления были срыты, многие жилые дома разрушены.

Весной 480 г. Ксеркс выступил в поход против Греции во главе огромной армии. Все сатрапии от Индии до Египта послали свои контингенты.

Греки решили оказать сопротивление в узком горном проходе под названием Фермопилы, который легко было защищать, так как персы не могли развернуть там свое войско. Однако Спарта послала туда лишь небольшой отряд в 300 воинов во главе с царем Леонидом. Общее количество греков, охранявших Фермопилы, равнялось 6500 человек. Они сопротивлялись стойко и три дня успешно отбивали лобовые атаки врага. Но затем Леонид, командовавший греческим войском, приказал главным силам отступить, а сам с 300 спартанцами остался прикрывать отступление. Они мужественно сражались до конца, пока все не погибли.

Греки придерживались такой тактики, что на море они должны наступать, а на суше обороняться. Объединенный греческий флот стоял в бухте между островом Саламином и побережьем Аттики, где большой персидский флот был лишен возможности маневрировать. Греческий флот состоял из 380 кораблей, из которых 147 принадлежали афинянам и были построены недавно с учетом всех требований военной техники. В руководстве флотом большую роль играл талантливый и решительный полководец Фемистокл. У персов было 650 кораблей, Ксеркс надеялся одним ударом уничтожить весь вражеский флот и тем самым победоносно закончить войну. Однако незадолго до битвы трое суток бушевала буря, многие персидские корабли были выброшены на скалистый берег, и флот понес большие потери. После этого, 28 сентября 480 г., произошла битва при Саламине, которая продолжалась целых двенадцать часов. Персидский флот оказался скованным в узком заливе, и его корабли мешали друг другу. Греки одержали в этой битве полную победу, и большая часть персидского флота была уничтожена. Ксеркс с частью армии решил вернуться в Малую Азию, оставив своего полководца Мардония с войском в Греции.

Решающая битва произошла 26 сентября 479 г. близ г. Платеи. Персидские конные лучники начали обстрел греческих рядов, и противник стал отступать. Мардоний во главе тысячи отборных воинов ворвался в центр спартанского войска и нанес ему большой ущерб. Но у персов, в отличие от греков, не было тяжелого вооружения, и в военном искусстве они уступали противнику. Персы располагали первоклассной конницей, однако она, по условиям местности, не могла принять участия в битве. Вскоре Мардоний вместе со своими телохранителями погиб. Персидское войско оказалось расколотым на отдельные отряды, которые действовали несогласованно.

Персидская армия была разгромлена, и ее остатки переправились на кораблях в Малую Азию.

В конце осени того же, 479 г., произошло крупное морское сражение при мысе Микале у берегов Малой Азии. Во время битвы малоазийские греки изменили персам и перешли на сторону материковых греков; персы потерпели полное поражение. Это поражение послужило сигналом к повсеместным восстаниям греческих государств в Малой Азии против персидского господства.

Победы греков при Саламине, Платеях и Микале заставили персов отказаться от идеи захвата Греции. Теперь, наоборот, Спарта и Афины перенесли военные действия на территорию противника, в Малую Азию. Постепенно грекам удалось изгнать персидские гарнизоны из Фракии и Македонии. Война между греками и персами продолжалась до 449 г.

Летом 465 г. Ксеркс был убит в результате заговора, и царем стал его сын Артаксеркс I.

В 460 г. в Египте вспыхнуло восстание во главе с Инаром. Афиняне послали на помощь восставшим свой флот. Персы потерпели несколько поражений, и им пришлось оставить г. Мемфис.

В 455 г. Артаксеркс I направил против восставших в Египте и их союзников сатрапа Сирии Мегабиза с сильным сухопутным войском и финикийским флотом. Восставшие вместе с афинянами потерпели поражение. В следующем году восстание было полностью подавлено, и Египет снова стал персидской сатрапией.

Тем временем война Персии с греческими государствами продолжалась. Однако вскоре, в 449 г., в Сузах был заключен мирный договор, по условиям которого малоазийские греческие города формально оставались под верховной властью персидского царя, но афиняне получили фактическое право управлять ими. Кроме того, Персия обязалась не посылать свои войска к западу от р. Галис, по которой по этому договору должна была проходить пограничная линия. Со своей стороны, Афины покинули Кипр и обязались не оказывать в будущем помощи египтянам в их борьбе против персов.

Постоянные восстания покоренных народов и военные поражения заставили Артаксеркса I и его преемников радикально изменить свою дипломатию, а именно, натравливать одни государства на другие, прибегая при этом к подкупу. Когда в Греции в 431 г. разразилась Пелопоннесская война между Спартой и Афинами, продолжавшаяся до 404 г., Персия помогала то одному, то другому из этих государств, будучи заинтересованной в их полном истощении.

В 424 г. Артаксеркс I умер. После дворцовых смут в феврале 423 г. царем стал сын Артаксеркса Ох, который принял тронное имя Дария II. Его царствование характеризуется дальнейшим ослаблением государства, усилением влияния придворной знати, дворцовыми интригами и заговорами, а также восстаниями покоренных народов.

В 408 г. в Малую Азию прибыли два энергичных военачальника, которые были полны решимости быстро и победоносно закончить войну. Один из них был Кир Младший, сын Дария II, являвшийся наместником нескольких малоазийских сатрапий. Кроме того, он стал командующим всеми персидскими войсками в Малой Азии. Кир Младший был способным полководцем и государственным деятелем и стремился к восстановлению былого величия Персидской державы. Одновременно руководство лакедемонским войском в Малой Азии перешло в руки опытного спартанского полководца Лисандра. Кир проводил дружественную Спарте политику и начал всячески помогать ее армии. Он вместе с Лисандром очистил малоазийское побережье и многие острова Эгейского моря от афинского флота.

В марте 404 г. Дарий II умер, и его старший сын, Арсак, стал царем, приняв тронное имя Артаксеркс II.

В 405 г. в Египте вспыхнуло восстание под руководством Амиртея. Восставшие одерживали одну победу за другой, и скоро вся Дельта оказалась в их руках. Сатрап Сирии Аброком собрал большую армию, чтобы бросить ее против египтян, однако в это время в самом центре Персидской державы Кир Младший, сатрап Малой Азии, поднял восстание против своего брата Артаксеркса II. Армия Аброкома была направлена против Кира, а египтяне получили передышку. Амиртей к началу IV в. установил свой контроль над всем Египтом. Восставшие перенесли военные действия даже на территорию Сирии.

Кир собрал большое войско, чтобы попытаться захватить престол. Спартанцы решили поддержать Кира и содействовали ему в наборе греческих наемников. В 401 г. Кир со своим войском двинулся из Сард в Малой Азии в Вавилонию и, не встретив никакого сопротивления, добрался до местности Кунакса на Евфрате в 90 км от Вавилона. Там же находилась армия персидского царя. Решающая битва произошла 3 сентября 401 г. Греческие наемники Кира расположились на обоих флангах, а остальное войско заняло центр.

Перед армией царя шли серпоносные колесницы, которые своими серпами разрезали все, что попадалось им на пути. Но правый фланг армии Артаксеркса был смят греческими наемниками. Кир, увидев Артаксеркса, бросился на него, оставив далеко позади своих воинов. Киру удалось нанести рану Артаксерксу, но тут же он сам был убит. После этого мятежная армия, лишившись своего вождя, потерпела поражение. 13 тыс. греческих наемников, служивших Киру Младшему, ценой больших усилий и потерь весной 400 г. удалось добраться до Черного моря, пройдя через Вавилонию и Армению (знаменитый "Поход десяти тысяч", описанный Ксенофонтом).

 

Падение Персидской державы

Около 360 г. от персов отпал Кипр. Одновременно происходили восстания в финикийских городах и начались волнения в сатрапиях Малой Азии. Вскоре от Персидской державы отпали Кария и Индия. В 358 г. кончилось царствование Артаксеркса II, и на престол вступил его сын Ох, который принял тронное имя Артаксеркс III. Прежде всего он истребил всех своих братьев, чтобы предотвратить дворцовый переворот.

Новый царь оказался человеком железной воли и крепко держал бразды правления в своих руках, отстранив влиятельных при дворе евнухов. Он энергично взялся за восстановление Персидской державы в ее прежних границах.

В 349 г. против Персии восстал финикийский город Сидон. Персидские чиновники, жившие в городе, были схвачены и убиты. Царь Сидона Теннес нанял греческих воинов на деньги, охотно предоставленные Египтом, и нанес два крупных поражения персидской армии. После этого Артаксеркс III принял командование на себя и в 345 г. во главе большой армии выступил против Сидона. После продолжительной осады город сдался и подвергся жестокой расправе. Сидон был сожжен и превращен в руины. Никто из жителей не спасся, так как в самом начале осады они, боясь случаев дезертирства, сожгли все свои корабли. Персы бросали многих сидонян вместе с их семьями в огонь и убили около 40 тыс. человек. Уцелевшие жители были обращены в рабство.

Теперь необходимо было подавить восстание и в Египте. Зимой 343 г. Артаксеркс выступил в поход на эту страну, где в это время царствовал фараон Нектанеб II. Навстречу персам вышла армия фараона, в которой насчитывалось 60 тыс. египтян, 20 тыс. греческих наемников и столько же ливийцев. Египтяне располагали также сильным флотом. Когда персидское войско дошло до пограничного города Пелусия, военачальники Нектанеба II советовали ему немедленно напасть на противника, но фараон не решился на такой шаг. Персидское командование воспользовалось передышкой и сумело провести свои корабли вверх по течению Нила, и персидский флот оказался в тылу у египетской армии. К этому времени положение египетского войска, расположенного у Пелусия, стало безнадежным.

Нектанеб II отступил вместе со своим войском к Мемфису. Но в это время греческие наемники, служившие фараону, перешли на сторону противника. В 342 г. персы захватили весь Египет и разграбили его города.

В 337 г. Артаксеркс III был отравлен своим личным врачом по наущению одного придворного евнуха. В 336 г. престол занял сатрап Армении Кодоман, принявший тронное имя Дарий III.

Пока верхушка персидской знати была занята дворцовыми интригами и переворотами, на политическом горизонте появился опасный противник. Македонский царь Филипп захватил Фракию, а в 338 г. при Херонее в Беотии нанес поражение объединенным силам греческих государств. Македоняне стали вершителями судьбы Греции, а сам Филипп был выбран командиром объединенной греческой армии.

В 336 г. Филипп послал в Малую Азию 10 тыс. македонских воинов для захвата западного побережья Малой Азии. Но в июле 336 г. Филипп был убит заговорщиками, и царем стал Александр, которому было всего 20 лет. Греки Балканского полуострова готовы были поднять восстание против молодого царя. Решительными действиями Александр упрочил свою власть. Он понимал, что для предстоящей войны с Персией требуется большая подготовка, и отозвал из Малой Азии македонское войско, тем самым усыпив бдительность персов.

Таким образом, Персия получила передышку на два года. Однако персами ничего не было сделано для подготовки к отражению неизбежной македонской угрозы. В этот ответственный период персы даже не стремились улучшить свою армию и совершенно игнорировали военные достижения македонян, особенно в области осадного дела. Хотя персидское командование понимало все преимущество македонского оружия, оно не стало реформировать свою армию, ограничившись лишь увеличением контингента греческих наемников. Кроме неистощимых материальных ресурсов, Персия имела превосходство над Македонией и в военном флоте. Зато македонские воины были оснащены лучшим для своего времени вооружением и их возглавляли опытные полководцы.

Весной 334 г. македонская армия выступила в поход. Она состояла из 30 тыс. пехотинцев и 5000 конницы. Ядром армии были тяжеловооруженная македонская пехота и конница. Кроме того, в армии были и греческие пехотинцы. Войско сопровождало 160 боевых кораблей. Поход был тщательно подготовлен. Для штурма городов везли осадные машины.

Хотя Дарий III располагал более многочисленным войском, по своим боевым качествам оно сильно уступало македонскому (особенно, тяжелой пехоте), и наиболее стойкой частью персидской армии являлись греческие наемники. Персидские сатрапы хвастливо заверяли своего царя, что враг будет разгромлен в первой же битве.

Первое столкновение произошло летом 334 г. на берегу Геллеспонта при р. Граник. Победителем оказался Александр. После этого он захватил греческие города в Малой Азии и двинулся вглубь страны. Из греческих городов Малой Азии Галикарнас долго оставался верным персидскому царю и упорно сопротивлялся македонянам. Летом 333 г. последние устремились в Сирию, где были сосредоточены главные силы персов. В ноябре 333 г. произошла новая битва, при Иссе, на границе Киликии с Сирией. Ядро персидской армии составляли 30 тыс. греческих наемников. Но Дарий III в своих планах решающую роль отводил персидской коннице, которая должна была смять левый фланг македонян. Александр, чтобы укрепить свой левый фланг, сосредоточил там всю фессалийскую конницу, а сам с остальным войском нанес удар по правому флангу противника и разгромил его.

Но в центр македонян прорвались греческие наемники, и Александр с частью войска поспешил туда. Ожесточенная битва продолжалась, однако Дарий III потерял самообладание и, не ожидая исхода сражения, бежал, бросив свою семью, которая попала в плен. Битва окончилась полной победой Александра, для него был открыт вход в Сирию и на финикийское побережье. Финикийские города Арад, Библ и Сидон сдались без сопротивления. Персидский флот лишился своего господствующего положения на море.

Но хорошо укрепленный Тир оказал захватчикам ожесточенное сопротивление, и осада города длилась семь месяцев. В июле 332 г. Тир был взят и разрушен, а население его обращено в рабство.

Отклонив просьбы Дария III о мире, Александр стал готовиться к продолжению войны. Осенью 332 г. он захватил Египет, а потом вернулся в Сирию и направился к местности Гавгамелы, недалеко от Арбелы, где находился персидский царь со своим войском. 1 октября 331 г. произошла битва. Центр армии Дария III занимали греческие наемники, а против них расположилась македонская пехота. Персы имели численный перевес на правом фланге и расстроили македонские ряды. Но решающая схватка происходила в центре, где Александр вместе со своей конницей проник в середину персидского войска. Персы ввели в бой колесницы и слонов, однако Дарий III, как и при Иссе, преждевременно счел продолжавшуюся битву проигранной и бежал. После этого противнику сопротивлялись лишь греческие наемники. Александр одержал полную победу и захватил Вавилонию, а в феврале 330 г. македоняне вступили в Сузы. Потом в руки македонян попали Персеполь и Пасаргады, где хранились главные сокровищницы персидских царей.

Дарий со своими приближенными бежал из Экбатан в Восточный Иран, где был убит бактрийским сатрапом Бессом, и Персидская держава перестала существовать.

Источник: неизвестен

   

ancient.gerodot.ru

Персидское государство и народы империи

В списке Геродота говорится о 70 народах и племенах, входивших в состав Персидской державы, тогда как в Бехистунской надписи приводятся названия лишь 23 стран. Что можно сказать об отношении персов к побежденным народам? Об этом поведали ассирийские надписи IX–VII веков до н. э. Вавилонская историческая хроника говорит о захвате Месопотамии персами (Хроника Набонида-Кира). О том же повествует и Цилиндр Кира II, составленный на аккадском языке. О бурных событиях конца правления Камбиза и первых годах царствования Дария I рассказывает и знаменитая Бехистунская надпись. О войнах между Персией, Спартой и Афинами в 433–411 годах до н. э. повествуют Фукидид в его «Истории» и Ксенофонт в «Греческой истории». Для Персидской державы характерны процессы интенсивного этнического смешения, синкретизма разных культур. При этом замечу, что особенно осторожно они вели себя по отношению к религиозным центрам. В одном из текстов говорится, что, покорив Вавилонию, Кир «вернул идолы вавилонских богов в их святилища, сердца их удовлетворил… и (ежедневно) клал перед ними пищу… Настала радость (для жителей) Вавилона, он их из тюрем освободил». В Вавилонской хронике сказано, что Кир даровал жителям мир и держал свое войско вдали от святилищ. Одна из надписей подчеркивает, что царь стал заботливым попечителем вавилонских храмов. Другая надпись (из Ура) гласит: «Великие боги вручили в мои руки все страны. Я восстановил в стране благополучную жизнь». И хотя, возможно, все эти надписи носят в какой-то мере и заказной характер, а храмы Египта, Вавилонии, Малой Азии, как мы знаем, были обложены податями и должны были направлять рабов для работ в царском хозяйстве владыки персов, в целом политику Кира, Дария или Камбиза можно считать если не прогрессивной (далеко от того), то весьма сдержанной для того времени.

В Цилиндре Кира, например, сказано: «Кир обращался справедливо с черноголовыми (вавилонянами)… Все жители Вавилона и всей страны… князья и наместники склонились перед ним в поклоне и облобызали его ноги, радуясь и сияя, что царство у него. Они с радостью приветствовали его как владыку мира, с помощью которого они вернулись от смерти к жизни». Следует, конечно, опустить восторженный эпитет – «радуясь и сияя». Тем более известно, что, по рассказу вавилонского жреца Бероса, написавшего историю своей страны (290 г. до н. э.), отношение Кира к Вавилону было враждебным. Столицу он взял только после ожесточенного сопротивления и приказал разрушить грозные внешние стены города. И тем не менее историки отмечают: «…мирное и благожелательное завоевание Кира было чем-то новым в истории Месопотамии. Население не уничтожалось, не высылалось, статуи городских богов не разрушались. Вместо этого новый царь (Кир) пробудил в религиозной, политической и экономической жизни Вавилона радостные ожидания».

Древней столицей государства Кира II были Пасаргады, священный город Ахеменидов. Город известен с IV тысячелетия до н. э. и был расположен на высоте 1900 м над уровнем моря в 80 км к северу от Персеполя. К настоящему времени от дворцов Кира остался лишь один каменный рельеф, украшающий стену, а на нем надпись: «Я – Кир, царь, Ахеменид». Боги, как же скоротечна слава мирская.

Данники персов. Рельеф из Персеполя

Разумеется, политика победителей-персов в отношении покоренных стран и народов была традиционной. Страны поставляли рабов, богатства, ресурсы, контингенты войск для очередных походов, ремесленников и строителей – для создания грандиозных дворцов. О сооружении одного такого дворца в Сузах Дарий I сообщал: «Земля была вырыта глубоко, гравий засыпан, сырцовый кирпич формован – вавилонский народ (все это) сделал. Кедр доставлен с гор Ливана. Ассирийский народ доставил его до Вавилона, а в Сузы его доставили карийцы и ионийцы. Дерево доставлено из Гандхары и Кармании. Золото, которое здесь использовано, доставлено из Лидии и Бактрии. Самоцветы, лазурит и сердолик, которые использованы здесь, доставлены из Хорезма, серебро и эбоновое дерево из Египта, украшения для стен из Ионии, слоновая кость из Эфиопии, Индии и Арахосии. Каменные колонны, которые здесь использованы, доставлены из селения Абираду в Эламе. Работники, которые тесали камень, были ионийцы и лидийцы. Золотых дел мастера… были мидийцы и египтяне. Люди, которые инкрустировали дерево, были мидийцы и египтяне. Люди, которые формовали обожженный кирпич, были вавилоняне. Люди, которые украшали стену, были мидийцы и египтяне». Как видите, многие в поте лица трудились на персов.

Терраса в Персеполе, столице персов

Был среди данников персов и «избранный народ». Что делали евреи в Персидской монархии? Обслуживали персов… Евреи восторженно приветствовали войска царя Кира, когда тот вторгся в Вавилонию (539 г. до н. э.). Кир, овладев страной, тут же отменил реформы Набонида, привлек на свою сторону жрецов и разрешил изгнанникам из Иудеи возвратиться в Иерусалим и восстановить разрушенный храм. Об этом говорится и в знаменитом декрете Кира от 538 года до н. э. (своего рода «хартии иудейской свободы»). Декрет дошел до нас в двух редакциях – на еврейском и арамейском языках. В дословном переводе еврейский текст гласит: «Так говорит Кир, царь Персидский: все царства земли дал мне Господь, Бог небесный, и он повелел мне построить ему дом в Иерусалиме, что в Иудее. Кто есть из вас (то есть из слушавших про это заявление), из всего народа, да будет его Бог с ним – и пусть он идет в Иерусалим, что в Иудее, и строит дом Господа, Бога Израиля, того Бога, который в Иерусалиме». При этом в арамейском тексте даны размеры храма и содержится распоряжение оплатить расходы по его постройке из царской казны, а также вернуть в Иерусалим храмовую утварь, увезенную Навуходоносором. Обе редакции декрета считаются подлинными.

Можно себе представить охватившее евреев воодушевление. Как известно, первая группа переселенцев, насчитывавшая несколько тысяч человек, покинула Вавилонию в 538 году до н. э. Большинство возвратившихся поселилось в Северной Иудее, так как их Иерусалим был разрушен. Но все же при царе Дарии постройка храма завершилась (516 г. до н. э.). Последующие двести лет евреи Иудеи будут находиться под властью персов.

Трехъязычная золотая закладная плита Дария из Персеполя

И все-таки евреи, похоже, были единственными (разумеется, кроме персов), кто оказался в выигрышном положении после побед Кира. Источники указывают, что с падением Вавилона и с распространением персидской власти (по выражению книги Эсфирь, на 127 областей «от Индии до Эфиопии») перед иудейскими изгнанниками открылись широкие возможности и перспективы на поприще торговой деятельности. В 13–14 гл. Книги Исайи говорится о мидянах (в похвальном тоне), что они «не ценят серебра и не пристрастны к золоту». Поэтому иудеи, которые, напротив, как известно, весьма пристрастны к тому и к другому, расползаются по всей персидской монархии. Стремительно растет их влияние и значение в экономической и общественной жизни. «В персидском царстве, – пишет А. Тюменев, – они стали представлять серьезную общественную силу, порой достигая весьма влиятельного положения. Наряду со старыми иудейскими общинами в Месопотамии, сохранившимися с вавилонского плена, возникают довольно крупные поселения иудеев уже и в собственно персидских городах; и прежде всего в столичном городе Сузы, где им в короткое время удалось обрести значительное влияние и высокое положение».

Лавка на восточном базаре

В повести «Эсфирь», действие которой приурочивается ко времени царствования Ксеркса, говорится о существовании значительного еврейского поселения в Сузах. Кстати, там и выдвинулся пророк Неемия, занявший видную должность и добившийся влиятельного положения при персидском дворе. Иудеи представляли народ, широко разбросанный и рассеянный по всем областям персидского царства.

В Персии им удалось взять в свои руки немалую часть экономики, торговли и денежные операции. Преимущественно это были все же восточные области царства (территория бывшей нововавилонской монархии и собственно Персии). На побережье Малой Азии, в областях, занятых греческими колонистами, они, видимо, встречались еще относительно редко. Столь мощным и решительным было это «мирное вторжение», что персы в первое время даже растерялись. Когда же они спохватились, было уже поздно – многие ключевые посты в финансах и торговле, видимо, оказались в руках иудеев. Иначе просто невозможно объяснить указ царя об истреблении иудеев. Персы ведь отнюдь не кровожадны, но этот указ был разослан во все 127 областей персидского царства. По случаю этого указа, как говорится в повести «Эсфирь», «во всякой области и месте, куда только доходило повеление царя и указ его, было большое сетование у иудеев». И еще более велика была их радость, когда указ отменили.

Все же следует признать, что для определенного периода, когда анархия и постоянные войны раздирали эйкумену на части, а народы ввергались в распри и междуусобицы, власть единой державы могла представлять некое сдерживающее начало. Тем более выяснилось, что когда персидские войска захватывали города, они в общем и целом вели себя весьма сдержанно. Так было при взятии Вавилона, где войска охраняли храмы (особенно Эсагилу), грабежи и их осквернение не допускались. Персы вели себя если и не «образцово», то по крайней мере более цивилизованно. Это объясняется целым рядом причин. Во-первых, Кир был благодарен вавилонским жрецам за их измену Набониду. Тот подолгу не жил в Вавилоне и пренебрег обрядами (отменил жертвы Мардуку, то есть приношения жрецам).

Дж. Уотерхаус. Жрица (магический круг)

Понятно, что жрецы возненавидели его и заключили союз с врагом – персидским царем. Они даже побуждали его к нападению на Вавилон. Во-вторых, когда персы выступили в поход против Вавилона, их к победе привел не кто иной, как прежний наместник Набонида – Гобрий, который и вступил без боя в Вавилон (539 г. до н. э.). В-третьих, вавилоняне встретили Кира (как он признал и сам) как освободителя. В Цилиндре Кира говорится, что сам бог Мардук сопутствовал ему «как друг и товарищ», без боя и битвы дал вступить в Вавилон и «пощадил град от утеснения». Признав культ города, он завоевал на свою сторону симпатии многих. «Все жители Вавилона, весь Шумер и Аккад, вельможи и наместники склонились перед ним и целовали его ноги; они радовались царству его, и сияли их лица». Взятие Вавилона сделало Кира властителем над Халдейским царством… Вавилон продолжал при нем процветать. Характерно, что такой же политики следовали наиболее известные преемники Кира – Камбис и Дарий. Вавилон будет сохранять ранг столицы наряду с Экбатанами и Сузами. Персидские цари и сами подолгу жили в Вавилоне, а дворец Навуходоносора стал резиденцией персидского сатрапа. Когда случались восстания против персов, то зачинщиков казнили, но город обычно не трогали. Включение Вавилона в огромную державу Ахеменидов дало городу многочисленные экономические и торговые преимущества. Через город, как и прежде, шли важнейшие караванные пути, тут функционировали банкирские и торговые дома, велось интенсивное строительство.

Разумеется, такая политика была выгодна прежде всего самим персам. Получаемые персами с Вавилона налоги были наибольшими по сравнению с иными сатрапиями. И лишь при очередном восстании (Шамаш-ирба) взбешенный Ксеркс, тот, что «высек море», решил в назидание непокорным «высечь» и Вавилон: он разрушил Эсагилу, Этеменанки, разграбил город, приказал вновь снести его укрепления, арестовал и выслал ряд жрецов, а также приказал расплавить статую бога Мардука, перед которым совершались культы. Вавилон лишился своей самостоятельности.

Многие народы оказали мужественное сопротивление персам… Одним из таких народов были скифы. В 530 году до н. э. Кир II вознамерился покорить союз кочевых племен, живших за Амударьей. Племена именовались массагетами, а во главе их стояла царица Томирис. В отличие от обычных мирных земледельческих племен они были прекрасными воинами и имели тяжелую конницу. В бронзовые панцири облачались как воины, так и кони. Вначале Кир прибег к хитрости. Решив обмануть царицу, он предложил ей замужество. Умная Томирис заметила, что она уже немолода для брака, а если ему нужна власть, пусть царит в своей стране, а она будет царствовать на своей земле. Лучше жить в мире, но если он все же хочет узнать, какова скифская женщина в битве, она и против этого не возражает.

Кир в образе гения

Тогда коварный Кир прибегает к хитрости. Зная страсть скифов к вину (ранее и мидийцам однажды удалось, под предлогом дружеских чувств, напоить победителей-скифов и всех их перерезать поголовно, пока те спокойно почивали после пиршества), он приказал собрать всех слабых и неважных воинов и двинуть тех на скифов, наказав выполнить намеченный им план (приготовить обильную трапезу и выпивку еще перед появлением врага). Скифов возглавлял молодой сын царицы Томирис. При первой же стычке скифы легко и без труда разбили передовой отряд отданных в жертву персов, а затем сели за столы и стали бражничать, отмечая победу. Тогда, переправившись через Амударью, на них обрушилось всей своею мощью главное войско самого Кира. Он перебил большую часть скифов, многих полонил, включая сына царицы (было убито и взято в плен около 150 тысяч человек). Даже если эта цифра преувеличена, она дает представление о размерах катастрофы. Узнав о несчастье, царица попросила Кира отпустить сына, а самому убраться восвояси. Тогда она обязалась не мстить коварному персу. Но Кир и не думал выполнять ее просьбы. В плену молодой царь, сын Томирис (чья страсть к вину и глупость сгубили столько соотечественников), от позора и отчаяния наложил на себя руки. Разгневанная Томирис, пылая жаждой мести, двинула на Кира все свои войска (якобы войско насчитывало триста тысяч мужчин и двести тысяч женщин).

Гробница Кира в Пасаргадах

Грянула битва, одна из самых жестоких и кровавых в древней истории. Кир был разбит и погиб. Согласно одной из версий, предводительница скифов велела отрубить завоевателю Киру голову, погрузив ее в мешок, наполненный кровью, чтобы кровожадный враг насытился ею сполна. Обращаясь к голове Кира, царица сказала: «Хотя я осталась в живых и одержала большую победу, но не радует она меня; не искала я вражды с тобой, а ты пришел и коварством погубил моего юного сына. Ты всегда жаждал крови, так напейся же ею досыта в этом мешке, кровопийца». Таковы были наши первые знакомства с персами на поле брани. Хотя, согласно Ктезию, Кир погиб в борьбе против бербисов, народа, жившего на границе Индии, Ксенофонт утверждал, что Кир, процарствовавший двадцать девять лет (558–529 гг. до н. э.), скончался просто от старости. Ему якобы во сне явилось некое лицо, сообщившее, что пора ему уже собираться в последний путь – «к богам». Царь принес жертвы богам, простился с женами, детьми и друзьями, дал последнее напутствие сыновьям и умер. Из всех памятников в Пасаргаде, бывшей столице Персии, от него остался один, довольно скромный монумент, фактически – груда камней.

Изображение амазонок

Персы нередко прибегали к услугам дипломатии, пропагандистским и политическим уловкам. В этой связи представляет интерес надпись на гробнице Дария I. На одной из них (Накширустемской надписи b), как и в речи Дария у Геродота, царь участвует в диспуте между заговорщиками, которые убили мага Гаумату и тем самым расчистили ему путь к трону. В споре три стороны доказывают преимущества того или другого политического строя для Персии: Отана восхваляет демократию, Мегабиз – олигархию, Дарий же – монархию. Могли ли персы, приверженцы сатрапий и тирании, вдруг выступить в пользу демократии? Возможно ли такое в принципе? Вначале удивился и Геродот. Рассказывая о первом походе Мардония на Грецию (492 г. до н. э.), историк приводит мнение Отаны о преимуществах демократии: «Проезжая вдоль берега Азии, Мардоний прибыл в Ионию, и там случилось величайшее чудо, которое я хочу сообщить тем из эллинов, которые не хотят верить, что Отана высказал мнение семи персам о необходимости демократии для персов: Мардоний сместил всех тиранов ионинян и восстановил в городах демократии». За подобное утверждение Геродоту крепко досталось от современников. Его упрекали в «лживости», в «проперсидских» настроениях. Нечто похожее, как мы позже убедимся, случилось и с Ксенофонтом. Однако этим сведениям, полагаю, можно доверять. Мы же приводим их тут только потому, что не хотим, чтобы наш читатель стал жертвой присущих Западу (уже тогда, 2500 лет тому назад) и грубо насаждаемых в нынешней России стереотипов. Дескать, якобы лишь в Европе и США (у греков, римлян, европейцев, американцев) может быть настоящая, нормальная демократия.

Реконструкция жилища в Восточном Иране

После певца демократии, Отана, выступил Мегабиз. Он ратовал за олигархию, уверяя, что это самый совершенный политический строй, так как у власти оказываются «лучшие люди» (богачи). Дарий, выступавший третьим, не принял ни демократию, ни олигархов. Ему была больше по душе монархия. Чем же Дарий мотивировал свой выбор? Он считал, что монархия хороша тем, что позволяет защищать народ от насилия знати и защищать знать от насилия народа. Как заметил В. Струве, этот тезис полностью совпадает с установкой Солона, который похвалялся тем, что прикрывал своим крепким щитом и знать и народ, не давая возможности несправедливо одерживать победу ни той, ни другой стороне. Возможно, Дарий, подобно греку Солону, видел свою главную роль, свою историческую миссию в защите народа от хищнической политики олигархов и племенной знати?

В то же время, принадлежа и сам к знатному роду, он не желал отдавать и элиту на растерзание плебсу. В то же время в надписи Дарий подчеркивает свою исключительную роль как творца мира для народов своей державы. Во время восстаний и интриг, которые затевают честолюбивые правители, как всегда, особенно страдал народ. В восстаниях случалось, что «один другого побивал». Дарий же достиг, волею Ахурамазды, того, что «один другого не поражает, но на (своем) месте каждый пребывает». Законам его вынуждена была подчиняться и знать: «Что касается закона моего, (то) его они боятся, так что сильный простолюдина не поражает и не притесняет».

О ком шла речь? С одной стороны, это высшая сановная знать Персии. С другой, простой народ, включая народ-войско племен Ирана. Поэтому еще раз подчеркну: и в своей надгробной надписи, и в надписи на Бехистунской скале Дарий упорно проводит одну мысль. Он – за монархическое правление, ибо только при этом возможна демократия для народа и обуздание самоуправства олигархов. Он говорит: «Ни над простолюдином, ни над знатным я не совершал насилия». Будучи справедливым или, вернее, полагая быть справедливым (что ни одно и то же) по отношению к народу и к знати, Дарий стал называть себя «судьей» и «законодателем» («framataram»). Напротив, олигархи, утверждал Мегабиз, в равной мере хотели избежать «своеволия самодержца» и «своеволия разнузданного народа». И, разумеется, установить свое собственное «своеволие олигархов». Последнее куда хуже.

Надо бы отметить и еще одну (в целом довольно похвальную) черту персидских нравов и их законов. Дарий осторожно относился как к выявлению и наказанию «врагов», так и к приближению и осыпанию милостями «друзей». Геродот причисляет к установлениям персов, заслуживающим одобрения, обычай, согласно которому «ни царь сам не казнит никого за одну провинность, ни кто-нибудь другой из персов не предает смерти никого из своих рабов, провинившихся лишь один раз. Только после тщательного размышления и если он установит, что совершенные преступления более многочисленны и более значительны, нежели оказанные услуги, лишь тогда перс дает волю своему гневу». Далее Геродот говорит о решении, которое принял Дарий относительно правителя эолийской Кумы Сандокеса в связи с совершенным им преступлением. Сандокес, сын Фамаспы, «будучи одним из царских судей, постановил за деньги несправедливый приговор». Дарий приказал преступника распять… Ей-богу, очень даже демократично! Сандокес уже висел на кресте, когда Дарий после тщательного размышления все же пришел к выводу, что заслуги его по отношению к дому царя «более многочисленны, чем его преступления». Поняв это и осознав, что «он поступил скорее поспешно, нежели мудро», Дарий велел его помиловать. Если помните, греческие и римские судьи и чиновники (как и русские) занимались поборами совершенно спокойно, почти не подвергаясь наказанию. Их даже награждали за их «труды» орденами и медалями.

В этом смысле персидские законы и обычаи, видимо, гораздо предпочтительнее для Азии. Правда, случались и огрехи. Когда Дарий однажды решил исправить свою же ошибку и помиловать правителя Милета, Гистиэя, оказавшего ему услугу во время похода на скифов, он не успел вмешаться. Гистиэй, подняв ионян против персов, затем сдался на милость Дария, рассчитывая на благородство царя. Гистиэя казнили, а его забальзамированную голову отослали Дарию в Сузы. Правда, некоторым «утешением» мертвецу стало то, что его прах похоронили с почестями.

Дарий I (522–486 гг. до н. э.) был многогранной личностью. Основанное Киром царство он укреплял и обустраивал. По его приказу велось активное строительство на территории монархии. Сооружались дороги, соединявшие различные концы царства – от Эгейского моря до Суз, от Вавилона в Бактрию, и другие. После 518 года, по распоряжению Дария, был восстановлен канал от Нила до Суэца. Известно, что канал был прорыт еще при фараоне Нехо. Однако со временем его занесло песком и он стал несудоходен. Стратегически канал представлял собой важнейшую артерию, ибо он соединил Египет коротким путем через Красное море с Персией. Кроме того, благодаря каналу становился более удобным и доступным путь в Индию.

Персеполис – столица персов. Реконструкция

При Дарии была основана знаменитая резиденция в Персеполе. Дворец в Персеполе занимал территорию 3 600 кв. м, вмещая 10 000 человек. Потолок поддерживали 72 изящные колонны. Дворец имел лестницу. На рельефах ее изображены представители 33 народов Ахеменидской державы, несущих подарки и дань персидскому царю. Иранцы называли Персеполь «Тахтэ Джемшид» – «Трон Джемшида» (так величали легендарного персидского царя). В поэме Фирдоуси «Шахнаме» царь выведен как могущественный повелитель, якобы обладавший волшебной чашей, в которой можно было увидеть весь мир, все, что в нем происходит. Подобно Джемшиду, что мог творить чудеса, Дарий также решил возвести сказочный город – у скалистой горы Кух-и-Рахмат («Гора милостей»). По его приказу на гигантской платформе (площадью в 500 ґ 350 м, высотой в 20 м) были воздвигнуты удивительные сооружения. Тут поднялись дворцы, были проложены водопровод и система канализации. Поистине замечательным творением явилась лестница со 106 ступенями восьмиметровой ширины. Она вела к залу с резными колоннами, что был назван «Ворота всех народов». Через него шли посланцы народов к Дарию с подношениями и выражениями восторга и поклонения. Здесь же находилась Ападана – парадный дворец, построенный при Дарии I и его внуке Ксерксе. Огромный квадратный зал опирался на 72 каменные колонны и был жемчужиной древней персидской архитектуры (площадью в 1000 кв. м). Колонны украшены были рельефами, отражающими стороны из придворной жизни. Можно представить себе, сколь величественное зрелище развертывалось перед восседавшим на троне царем, к которому направлялись подданные, гости, пленники. К счастью, запечатленные в камне по обеим сторонам лестницы, на ее стенах картины и барельефы уцелели, сохранившись до наших дней.

На них предстают воины с конями и колесницами, сановники, правители, жители Вавилона и т. д. Им светит крылатое солнце, которое поддерживают два льва с головами людей. Утверждают, что во время приемов в Персеполе одновременно собиралось до 10 тысяч человек. К югу от Ападаны лежат руины зала совещаний – Трипилиона, к востоку – руины «Зала ста колонн», тронного зала царя Ксеркса. Этот зал еще более грандиозен, чем Ападана, над его сооружением трудились 10 000 мастеров. Особое внимание царь уделил созданию колоссальной сокровищницы, состоявшей из множества залов площадью в 11 000 кв. метров. Двери ее когда-то были облицованы золотыми пластинами (небольшой кусок такой пластины был найден археологами в 1941 г.). Пластины украшали различного рода орнаменты. Говорят, Александру Македонскому понадобилось 300 верблюдов и множество мулов, чтобы вывезти все сокровища персов. Персеполь создан был для празднеств и торжеств. Раскопки тут ведутся, и Музей продолжает пополняться удивительными находками.

Ручка вазы в виде козерога

Ахеменидский ритон

Представляет интерес и организация Персидского царства. В его победные годы оно представляло монархию, простиравшуюся от греческого моря до Гималаев, от африканской пустыни до степей Аральского озера. Главными скрепами империи были армия и бюрократия. Дройзен в «Истории эллинизма» подчеркивал, что мощной культуры, которая могла бы переделать побежденные народы, как это делали греки или культуры Вавилона и Ассирии, у персов не было. Религия света, составлявшая главную идейную силу персидского народа, не могла привлечь к себе большое число сторонников. Поэтому больше приходилось надеяться на военную силу и прочность дисциплины. Однако не стоит приуменьшать заслуги и таланты персов. Дарий провел реформу административной системы империи (у персов в разное время было от 20 до 31 сатрапий), создал почту, упорядочил систему налогообложения, принял монетную систему («дарики»), установил официальный государственный язык, реорганизовал армию.

Дройзен впадает в явный европоцентризм и гиперэллинизм, пренебрежительно говоря: «Эта организация была полной противоположностью тому, как развивался греческий мир: в Греции мы находим один народ, разделившийся на тысячи вполне автономных кружков, из которых каждый жил своей изолированной жизнью благодаря неисчерпаемому богатству их подвижного и оригинального ума, – в Персии множество наций, по большей части уже отживших и неспособных устроить свою собственную жизнь, были сплочены в одно силой оружия и удерживались строгим и гордым превосходством персидского народа и персидского царя, «богоподобного человека», во главе их». Вместе с тем даже он не может не признать достоинств, присущих персам как великому народу. Выясняется, что персы не отнимают у других народов «их индивидуальности и привычного им образа жизни», и даже охраняют ранее установленные самими народами порядки (то, чего требует их право) и религии.

После того как персы покорили лидийское царство (страну Креза), известное своим богатством, они многое переняли у него в нравах и особенно в одежде. Ведь лидийцы тогда занимали господствующее положение в этой области в Малой Азии. Во всем мире широкой известностью пользовались лидийские ткани, продукция их ткачих и красильщиков. Они соперничали с финикийскими изделиями. Особенно славились красильни лидян. У греков вошло в поговорку отмечать особое великолепие «сардской краски» (ярко-красный цвет получали из цветов сандалового дерева). Поэт Вергилий в «Энеиде» говорит, обращаясь к азиатам: «В яркий шафран, в пурпур блестящий окрашены ваши одежды». Среди ткацких изделий высоко ценились сардские ковры с коротко остриженным ворсом, прозрачные и тонкие ткани с островов Коса и Амаргоса. По словам Геродота, знатные мидяне во время Креза, помимо их одноцветных, пурпурных одежд, носили и разноцветные платья. Одежды обычно делались (в подражание фракийским и понтийским народам) из клетчатых материй и были похожи на пестрые одежды египтян или заимствованы у других народов Ближней Азии.

Лидийско-фригийские и персидские одежды

Такие одежды, особенно отделанные золотыми рисунками, стали очень популярны и у персов. На примере тех же одежд мы видим, сколь мощным являлось культурное влияние народов друг на друга. Каждый мог заимствовать у других что-то, что ему понравилось. Понтийские народы, в том числе жившие по соседству с греческими колонистами скифы, любили украшать одежды золотыми рисунками, вотканными или нашитыми. Вдобавок они иногда нашивали разной величины и формы золотые бляхи с затейливой искусной чеканкой, придавая им форму звезд, как у древних ассирийцев. Если греки и римляне наготы не стыдились, нося тунику или тогу, то восточные народы предпочитали плотно закрывать тело. Красивая шапка или богатая головная повязка дополняли головной убор. Поэтому мы часто видим восточные народы в шапках. Овидий по этому поводу как-то шутливо заметил, что Мидас носил фригийскую шапку для того, чтобы прятать под ней ослиные уши, которыми его наградил бог Аполлон.

Реконструкция древнего царского захоронения

Персы относились терпимо ко всем религиям. Заботясь о торговле и благосостоянии, они оставляли покоренным народам их родовых князей, если те изъявляли покорность и готовы были платить дань. А чтобы удержать власть, во главе военной и административной организации территорий поставили мидян и персов. Начиная с Кира, который не только оставил Астиагу, царю Мидии, все удобства, вина и почие мелкие радости, а его народу – обычаи, церемонии и нравы, другие пойдут тем же путем. Поэтому многие греческие правители, как впоследствии убедимся, воспринимали персов как союзников и друзей. Для иных персы были даже ближе, чем соотечественники, их смертельные враги и конкуренты. Показателен отрывок из Геродота, где спор ведут афинянин Мильтиад и милетянин Гистией. Спор идет о том, чье же покровительство стоит предпочесть – скифов или персов. Мильтиад выступал за союз со скифами, а Гистией – за союз с персами. Последний говорил так: ныне, благодаря Дарию, «каждый из них царь в своей области, по ниспровержении же власти Дариевой ни он не сможет властвовать над милетянами, ни кто другой над кем другим, ибо каждый город захочет скорее народоправства, нежели самовластвования». Все ионяне согласились с мнением Гистиея.

Правда, как уже говорилось, при каждом национальном властителе персы ставили своего наместника (сатрапа) с доверенными лицами. Они собирали с народа дань, набирали воинов на службу царю персов и вообще следили за поведением всех подданных. При сатрапе находился своего рода начальник особого отдела, «глаза и уши царя», который имел право даже сместить наместника с его поста. Что же касается персов, то они, как народ-господин, понятное дело, денежных налогов не платили. Однако это не означает, что они были полностью освобождены от всех тягот (натуральных поставок). Всего подчиненные народы выплачивали в казну персов около 7740 вавилонских талантов серебра (1 талант – 30 кг). Существовала, разумеется, и система подарков, направляемых царю персов в памятные даты.

Власть царя поддерживала как отборная гвардия персов (десять тысяч «бессмертных»), так и сеть дорог по всему царству, с почтовыми станциями и эстафетами, находящимися в постоянной готовности, с крепостями, воздвигнутыми около важных пунктов и у проходов на границах. Примерно двадцать сатрапий, на которые было поделено царство персов, управлялось высшими чиновниками (сатрапами), за которыми сохранялся постоянный надзор верховного царя. Строгость религии персов, военная подготовка, правильное воспитание, а также строжайшая дисциплина и суровое правосудие усиливали власть персидского владыки. «Горе сатрапу, – заключает Дройзен отрывок о персидском государственном устройстве и нравах персов, – который мало заботится о земледелии, о благосостоянии своей провинции и об орошении, который не разводит парков, в провинции которого убывает народонаселение или отстает культура почвы, который угнетает подданных: по воле царя и мыслию и делом они должны быть правыми слугами чистого учения; все их взоры должны быть обращены на царя, и только на него; как Ормузд, которого он является изображением и орудием, правит царством света и борется с губительным, замышляющим зло Ариманом, так же и он неограничен, непогрешен, выше всех и вся». Пожалуй, из всех черт, которые отличали «благородных персов», грекам более всего импонировало их единство. Как раз единства грекам и недоставало, ибо те-то как раз и жили в вечной сваре.

Персидский сатрап перед изображением великого царя

Конечно, для нынешних европейцев или американцев кажется крайне удивительным, что племя кочевых всадников, пришедшее бог весть откуда, возможно, из северных степей России, вдруг «взяло на себя заботу о цивилизованном мире и не разрушило цивилизацию, а расширило ее». Возможно, истоки иранцев лежат где-то в скифских просторах, о чем говорят и находки вблизи р. Оби скифско-персидских ковров, и собрания золотых и драгоценных предметов из раскопок у деревни Саккиз (от «сакай», то есть скиф) – тут использованы мотивы скифского и персидского анимализма, и находки бронзовых изделий Луристана, вероятно, сделанные завоевателями-арийцами, мастерами из кочевых племен (скифами или персами). Кир, как известно, проложил дорогу завоеваниям Александра Великого.

Когда в дальнейшем мы будем говорить о заслугах Александра, о том, что он продвинулся далеко на Восток, в Индию, донес «свет греческой культуры» парфянам, основал греческое государство в Бактрии, сделал шаг к сближению народов и т. п., не будем никогда забывать, что история в древности шла прежде всего под знаком зодиака Востока, а не Запада. Вообще в культурном влиянии нет одного действующего лица, это как минимум два партнера, но на самом деле их гораздо больше. Поэтому можно согласиться с заключением Г. Лэмба. Он пишет: «Но этот поток имел два направления. Почти ничего обычно не говорится о том, что пришло после Александра из Персии на Запад. Концепция золотой дороги в Самарканд могла возникнуть тогда, когда богатства из далеких Китая и Туркестана стали прибывать в Александрию на Ниле. Приемы восточной архитектуры применялись при строительстве Рима; бронзовые и глазурованные изделия проникли в западные страны и были освоены ремесленниками, а с культурой Митры пришли таинственные верования, нарушившие самообладание Рима». Вместе с тем некоторые до сих пор считают, что истинно великим царем, оставшимся в человеческой памяти, был не македонец, а перс. Борьба за влияние над миром усиливалась, и наиболее, пожалуй, ярким образцом такого противостояния («битвы цивилизаций») явилась схватка персов и греков – схватка меж Востоком и Западом.

historylib.org

Персия. История и культура. - Путешествуя по страницам истории - Путешествуя по миру и истории - Каталог статей

Персидское царство. История и культура.

ПЕРСИЯ. ДРЕВНЯЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. 

Персия – древнее название страны в Юго-Западной Азии, которая с 1935 официально называется Ираном. Прежде использовались оба названия, и сегодня название «Персия» все еще употребляется, когда речь заходит об Иране.

В древности Персия стала центром одной из величайших в истории империй, простиравшейся от Египта до р. Инд. В ее состав вошли все предшествующие империи – египтян, вавилонян, ассирийцев и хеттов. Более поздняя империя Александра Македонского почти не включала территорий, которые бы до этого не принадлежали персам, при этом она была меньше, чем Персия при царе Дарии.

С момента возникновения в 6 в. до н.э. до завоевания Александром Македонским в 4 в. до н.э. в течение двух с половиной столетий Персия занимала главенствующее положение в Древнем мире. Греческое господство продлилось примерно сто лет, и после его падения персидская держава возродилась при двух местных династиях: Аршакидов (Парфянское царство) и Сасанидов (Новоперсидское царство). Более семи веков они держали в страхе сначала Рим, а потом Византию, пока в 7 в. н.э. государство Сасанидов не было покорено исламскими завоевателями.

География империи. Земли, населенные древними персами, лишь приблизительно совпадают с границами современного Ирана. В глубокой древности таких границ просто не существовало. Были периоды, когда персидские цари являлись владыками большей части известного тогда мира, в иные времена основные города империи находились в Месопотамии, к западу от собственно Персии, а случалось и так, что вся территория царства оказывалась поделенной между враждовавшими местными правителями.

Значительную часть территории Персии занимает высокое засушливое нагорье (1200 м), пересеченное горными хребтами с отдельными вершинами, достигающими 5500 м. На западе и севере расположены горные массивы Загрос и Эльбурс, которые обрамляют нагорье в виде буквы V, оставляя его открытым к востоку. Западные и северные границы нагорья приблизительно совпадают с нынешними границами Ирана, но на востоке оно выходит за пределы страны, занимая часть территории современного Афганистана и Пакистана. От плато изолированы три области: побережье Каспийского моря, побережье Персидского залива и юго-западные равнины, представляющие собой восточное продолжение Месопотамской низменности.

Непосредственно к западу от Персии расположена Месопотамия, родина самых древних мировых цивилизаций. Месопотамские государства Шумер, Вавилония и Ассирия оказали значительное влияние на раннюю культуру Персии. И хотя персидские завоевания завершились спустя почти три тысячи лет после расцвета Месопотамии, Персия во многих отношениях стала наследницей месопотамской цивилизации. Большинство важнейших городов Персидской империи располагались в Месопотамии, а персидская история в значительной мере представляет собой продолжение месопотамской истории.

Персия лежит на путях самых ранних переселений из Центральной Азии. Медленно продвигаясь на запад, переселенцы огибали северную оконечность Гиндукуша в Афганистане и поворачивали на юг и запад, где через более доступные районы Хорасана, к юго-востоку от Каспийского моря, попадали на Иранское нагорье к югу от гор Эльбурса. Веками позже параллельно раннему маршруту пролегла главная торговая артерия, связывавшая Дальний Восток со Средиземноморьем и обеспечивавшая управление империей и переброску войск. На западной оконечности нагорья она спускалась на равнины Месопотамии. Другие важные пути связывали юго-восточные равнины через сильно пересеченные горы с собственно нагорьем.

В стороне от нескольких главных дорог по длинным и узким горным долинам были разбросаны поселения тысяч сельскохозяйственных общин. Они вели натуральное хозяйство, в силу изолированности от соседей многие из них оставались в стороне от войн и нашествий и в течение многих веков выполняли важную миссию по сохранению преемственности культуры, столь характерной для древней истории Персии.

ИСТОРИЯ

Древний Иран. Известно, что самые древние обитатели Ирана имели иное происхождение, нежели персы и родственные им народы, создавшие цивилизации на Иранском нагорье, а также семиты и шумеры, цивилизации которых возникли в Месопотамии. При раскопках в пещерах вблизи южного побережья Каспийского моря были обнаружены скелеты людей, датированные VIII тыс. до н.э. На северо-западе Ирана, в местечке Гёй-Тепе, были найдены черепа людей, живших в III тыс. до н.э.

Ученые предложили назвать коренное население каспиями, что указывает на географическую связь с народами, населявшими Кавказские горы к западу от Каспийского моря. Сами кавказские племена, как известно, мигрировали в более южные районы, в пределы нагорья. «Каспийский» тип, по-видимому, сохранился в сильно ослабленном виде среди кочевых племен луров в современном Иране.

Для археологии Среднего Востока центральным вопросом является датировка появления здесь сельскохозяйственных поселений. Памятники материальной культуры и другие свидетельства, найденные в каспийских пещерах, говорят о том, что населявшие регион племена с VIII до V тыс. до н.э. занимались преимущественно охотой, затем перешли к скотоводству, которое, в свою очередь, ок. IV тыс. до н.э. сменилось земледелием. Постоянные поселения появились в западной части нагорья еще до III тыс. до н.э., а скорее всего – в V тыс. до н.э. К главнейшим поселениям можно отнести Сиалк, Гёй-Тепе, Гиссар, но самым крупным были Сузы, ставшие впоследствии столицей персидского государства. В этих небольших селениях вдоль петляющих узких улочек теснились друг к другу глинобитные хижины. Умерших хоронили либо под полом дома, либо на кладбище в скрюченном («утробном») положении. Реконструкция жизни древних обитателей нагорья производилась на основании изучения утвари, орудий труда и украшений, которые помещались в могилы, чтобы снабдить усопшего всем необходимым для загробной жизни.

Развитие культуры в доисторическом Иране происходило поступательно в течение многих веков. Как и в Месопотамии, здесь начали строить кирпичные дома больших размеров, изготавливать предметы из литой меди, а затем и из литой бронзы. Появились печати из камня с вырезанным рисунком, которые являлись свидетельствами появления частной собственности. Найденные большие кувшины для хранения продуктов позволяют предположить, что на период между урожаями делались запасы. Среди находок всех периодов встречаются статуэтки богини-матери, часто изображавшейся с супругом, который был ей одновременно и мужем и сыном.

Самым примечательным является огромное разнообразие расписных глиняных изделий, стенки некоторых из них не толще скорлупы куриного яйца. Изображенные в профиль фигурки птиц и животных свидетельствуют о таланте доисторических ремесленников. На некоторых глиняных изделиях изображен сам человек, занятый охотой или совершающий какие-то ритуалы. Около 1200–800 до н.э. расписная керамика сменяется одноцветной – красной, черной или серой, что объясняют вторжением племен из пока еще не установленных регионов. Керамика такого же типа была найдена очень далеко от Ирана – в Китае.

Ранняя история. Историческая эпоха начинается на Иранском нагорье в конце IV тыс. до н.э. Бльшая часть сведений о потомках древних племен, живших на восточных границах Месопотамии, в горах Загроса, почерпнута из месопотамских летописей. (О племенах, населявших центральные и восточные районы Иранского нагорья, в летописях никаких сведений нет, потому что они не имели связей с месопотамскими царствами.) Самыми крупными из народов, населявших Загрос, были эламиты, захватившие древний город Сузы, расположенный на равнине у подножий Загроса, и основавшие там могущественное и процветающее государство Элам. Эламские летописи начали составляться ок. 3000 до н.э. и велись две тысячи лет. Далее к северу жили касситы, варварские племена конников, которые к середине II тыс. до н.э. завоевали Вавилонию. Касситы восприняли цивилизацию вавилонян и правили Южной Месопотамией несколько столетий. Менее значимыми были племена Северного Загроса, луллубеи и гутии, обитавшие в районе, где великий трансазиатский торговый путь спускался от западной оконечности Иранского нагорья на равнину.

Нашествие ариев и Мидийское царство. Начиная со II тыс. до н.э. на Иранское нагорье одна за другой обрушивались волны нашествий племен из Центральной Азии. Это были арии, индоиранские племена, говорившие на диалектах, являвшимися праязыками нынешних языков Иранского нагорья и Северной Индии. Они же дали Ирану его имя («родина ариев»). Первая волна завоевателей нахлынула ок. 1500 до н.э. Одна группа ариев осела на западе Иранского нагорья, где основала государство Митанни, другая группа – на юге среди касситов. Однако основной поток ариев миновал Иран, повернув резко на юг, перевалил через Гиндукуш и вторгся в Северную Индию.

В начале I тыс. до н.э. по тому же пути на Иранское нагорье прибыла вторая волна пришельцев, собственно иранских племен, причем куда более многочисленная. Часть иранских племен – согдийцы, скифы, саки, парфяне и бактрийцы – сохранили кочевой образ жизни, другие ушли за пределы нагорья, но два племени, мидяне и персы (парса), обосновались в долинах хребта Загрос, смешались с местным населением и восприняли их политические, религиозные и культурные традиции. Мидяне осели в окрестностях Экбатаны (современный Хамадан). Персы расселились несколько южнее, на равнинах Элама и в горном районе, примыкающем к Персидскому заливу, который позднее получил название Персида (Парса или Фарс). Возможно, первоначально персы обосновались к северо-западу от мидян, западнее озера Резайе (Урмия), и лишь позднее переместились к югу под давлением Ассирии, переживавшей тогда пик своего могущества. На некоторых ассирийских барельефах 9 и 8 вв. до н.э. изображены сражения с мидянами и персами.

Постепенно набирало силу Мидийское царство со столицей в Экбатане. В 612 до н.э. мидийский царь Киаксар (правил с 625 по 585 до н.э.) вступил в союз с Вавилонией, захватил Ниневию и сокрушил ассирийскую державу. Мидийское царство простиралось от Малой Азии (современная Турция) почти до р.Инд. На протяжении всего лишь одного царствования Мидия из маленького княжества-данника превратилась в сильнейшую державу Среднего Востока.

Персидское государство Ахеменидов. Могущество Мидии не продержалось дольше жизни двух поколений. Персидская династия Ахеменидов (названная так по имени своего основателя Ахемена) еще при мидянах стала господствовать в Парсе. В 553 до н.э. Кир II Великий, Ахеменид, правитель Парсы, поднял восстание против мидийского царя Астиага, сына Киаксара, в результате которого был создан могущественный союз мидян и персов. Новая держава угрожала всему Среднему Востоку. В 546 до н.э. царь Лидии Крез возглавил направленную против царя Кира коалицию, в которую помимо лидийцев вошли вавилоняне, египтяне и спартанцы. Согласно легенде, оракул предсказал лидийскому царю, что война закончится крушением великого государства. Обрадованный Крез даже не удосужился спросить, какое именно государство имелось в виду. Война закончилась победой Кира, который преследовал Крёза до самой Лидии и там захватил его в плен. В 539 до н.э. Кир занял Вавилонию, а к концу своего правления расширил границы государства от Средиземного моря до восточных окраин Иранского нагорья, сделав столицей Пасаргады, город на юго-западе Ирана.

Камбис, сын Кира, захватил Египет и провозгласил себя фараоном. Умер он в 522 до н.э. Некоторые источники утверждают, что он покончил жизнь самоубийством. После его смерти персидским троном завладел мидийский маг, но несколько месяцев спустя он был свергнут Дарием, представителем более молодой ветви династии Ахеменидов. Дарий (правил с 522 по 485 до н.э.) – величайший из персидских царей, в нем сочетались таланты правителя, строителя и полководца. При нем под власть Персии перешла северо-западная часть Индии вплоть до р.Инд и Армения до гор Кавказа. Дарий даже организовал поход во Фракию (современная территория Турции и Болгарии), но скифы отбросили его от Дуная.

В годы правления Дария греки-ионийцы в западной части Малой Азии подняли восстание. Поддержанное греками в самой Греции, оно положило начало борьбе против персидского господства, которая закончилась только через полтора столетия из-за падения Персидского царства под ударами Александра Македонского. Дарий подавил ионийцев и начал поход против Греции. Однако буря разметала его флот у мыса Афон (Халкидонский п-ов). Через два года он предпринял второй поход против Греции, но греки разгромили огромную армию персов в битве при Марафоне, недалеко от Афин (490 до н.э.).

Сын Дария Ксеркс (правил с 485 по 465 до н.э.) возобновил войну с Грецией. Он захватил и сжег Афины, но после разгрома персидского флота при Саламине в 480 до н.э. был вынужден вернуться в Малую Азию. Оставшиеся годы своего правления Ксеркс провел в роскоши и забавах. В 485 до н.э. он пал от руки одного из своих придворных. В долгие годы царствования его сына Артаксеркса I (правил с 465 по 424 до н.э.) в государстве воцарился мир и процветание. В 449 до н.э. он заключил мир с Афинами.

После Артаксеркса власть персидских монархов над их обширными владениями стала заметно ослабевать. В 404 до н.э. отпал Египет, одно за другим восставали горные племена, началась борьба за трон. Самым значительным в этой борьбе был мятеж, поднятый Киром Младшим против Артаксеркса II и завершившийся поражением Кира в 401 до н.э. в сражении при Кунаксе, недалеко от Евфрата. Большая армия Кира, состоявшая из греческих наемников, с боями пробилась через разваливавшуюся империю к себе на родину, в Грецию. Греческий полководец и историк Ксенофонт описал это отступление в своем произведении Анабасис, ставшем классикой военно-художественной литературы. Артаксеркс III (правил с 358/359 по 338 до н.э.) с помощью греческих наемников ненадолго восстановил империю в ее прежних границах, но уже вскоре после его смерти Александр Македонский уничтожил былую мощь Персидского государства.

Организация государства Ахеменидов. Если не считать нескольких кратких ахеменидских надписей, основные сведения о государстве Ахеменидов мы черпаем из работ древнегреческих историков. Даже имена персидских царей вошли в историографию так, как их писали древние греки. Например, имена царей, известных сегодня как Киаксар, Кир и Ксеркс, по-персидски произносятся как Увахштра, Куруш и Хшаяршан.

Главным городом государства были Сузы. Вавилон и Экбатана считались административными центрами, а Персеполь – центром ритуальной и духовной жизни. Государство было разделено на двадцать сатрапий, или провинций, во главе которых стояли сатрапы. Сатрапами становились представители персидской знати, а сама должность передавалась по наследству. Такое сочетание власти абсолютного монарха и полунезависимых наместников составляло характерную особенность политического устройства страны на протяжении многих веков.

Все провинции соединялись почтовыми дорогами, самая значительная из которых, «царская дорога» длиной 2400 км, пролегала от Суз до средиземноморского побережья. Несмотря на то, что по всей империи были введены единая административная система, единая денежная единица и единый официальный язык, многие подвластные народы сохраняли свои обычаи, религию и местных правителей. Период правления Ахеменидов отличался терпимостью. Долгие годы мира при персах благоприятствовали развитию городов, торговли и сельского хозяйства. Иран переживал свой Золотой век.

Персидская армия по составу и тактике отличалась от прежних армий, для которых были типичны колесницы и пехота. Главной ударной силой персидских войск стали конные лучники, засыпавшие противника тучей стрел, не вступая при этом с ним в прямое соприкосновение. Армия состояла из шести корпусов по 60 000 воинов в каждом и элитных соединений численностью 10 000 человек, отобранных из членов знатнейших семейств и называвшихся «бессмертными»; они же составляли личную охрану царя. Однако во время походов в Грецию, а также во время правления последнего царя из династии Ахеменидов Дария III в бой шла огромная, плохо управляемая масса конников, колесниц и пехотинцев, не способная маневрировать на небольших пространствах и зачастую значительно уступавшая дисциплинированной пехоте греков.

Ахемениды очень гордились своим происхождением. Бехистунская надпись, выбитая на скале по приказу Дария I, гласит: «Я, Дарий, великий царь, царь царей, царь стран, населенных всеми народами, давно уже царь этой великой земли, простирающейся еще дальше, сын Гистаспа, Ахеменид, перс, сын перса, арий, и предки мои были ариями». Однако цивилизация Ахеменидов представляла собой конгломерат обычаев, культуры, общественных институтов и идей, существовавших во всех частях Древнего Мира. В то время Восток и Запад впервые вступили в непосредственный контакт, и возникший в результате обмен идеями никогда после этого не прерывался.

Эллинское владычество. Ослабленное нескончаемыми мятежами, восстаниями и междоусобицей, государство Ахеменидов не устояло перед армиями Александра Великого. Македонцы высадились на Азиатском континенте в 334 до н.э., нанесли поражение персидским войскам на р. Граник и дважды разгромили огромные армии под командованием бездарного Дария III – в битве при Иссе (333 до н.э.) на юго-западе Малой Азии и при Гавгамелах (331 до н.э.) в Месопотамии. Овладев Вавилоном и Сузами, Александр направился к Персеполю и предал его огню, очевидно, в отместку за сожженные персами Афины. Продолжая двигаться на восток, он нашел тело Дария III, убитого его собственными воинами. Более четырех лет Александр провел на востоке Иранского нагорья, основывая многочисленные греческие колонии. Затем он повернул на юг и завоевал персидские провинции на территории, которая в настоящее время является Западным Пакистаном. После этого он отправился в поход в долину Инда. Вернувшись в 325 до н.э. в Сузы, Александр стал активно поощрять своих солдат брать себе в жены персиянок, лелея идею о едином государстве македонцев и персов. В 323 до н.э. Александр в возрасте 33 лет умер от лихорадки в Вавилоне. Завоеванная им огромная территория была тут же поделена между его военачальниками, соперничавшими между собой. И хотя замысел Александра Македонского слить воедино греческую и персидскую культуру так и не был осуществлен, многочисленные колонии, основанные им и его преемниками, в течение веков сохраняли своеобразие своей культуры и оказывали значительное влияние на местные народы и их искусство.

После смерти Александра Великого Иранское нагорье вошло в состав государства Селевкидов, получившего свое название по имени одного из его полководцев. Вскоре местная знать начала борьбу за независимость. В сатрапии Парфия, расположенной к юго-востоку от Каспийского моря в местности, известной под названием Хорасан, восстало кочевое племя парнов, изгнавшее наместника Селевкидов. Первым правителем Парфянского государства стал Аршак I (правил с 250 по 248/247 до н.э.).

Парфянское государство Аршакидов. Период, последовавший за восстанием Аршака I против Селевкидов, называют либо периодом Аршакидов, либо парфянским периодом. Между парфянами и Селевкидами велись постоянные войны, закончившиеся в 141 до н.э., когда парфяне под предводительством Митридата I взяли Селевкию, столицу Селевкидов на реке Тигр. На противоположном берегу реки Митридат основал новую столицу Ктесифон и распространил свое владычество на бльшую часть Иранского нагорья. Митридат II (правил с 123 по 87/88 до н.э.) еще больше расширил пределы государства и, приняв титул «царь царей» (шахиншах), стал властителем обширной территорией от Индии до Месопотамии, а на востоке до Китайского Туркестана.

Парфяне считали себя прямыми наследниками государства Ахеменидов, и их сравнительно бедная культура восполнялась влиянием эллинистической культуры и традициями, привнесенными ранее Александром Македонским и Селевкидами. Как и раньше в государстве Селевкидов, политический центр переместился к западу от нагорья, а именно в Ктесифон, поэтому в Иране в хорошем состоянии сохранилось немного памятников, свидетельствующих о том времени.

В годы царствования Фраата III (правил с 70 по 58/57 до н.э.) Парфия вступила в период практически непрерывных войн с Римской империей, который длился почти 300 лет. Противоборствующие армии сражались на обширной территории. Парфяне разгромили армию под командованием Марка Лициния Красса при Каррах в Месопотамии, после чего граница между двумя империями пролегла по Евфрату. В 115 н.э. римский император Траян взял Селевкию. Несмотря на это, парфянская держава устояла, а в 161 Вологес III опустошил римскую провинцию Сирию. Однако долгие годы войны обескровили парфян, а попытки одолеть римлян на западных границах ослабили их власть над Иранским нагорьем. В ряде районов вспыхнули мятежи. Сатрап Фарса (или Парсы) Ардашир, сын религиозного лидера, объявил себя правителем как прямой потомок Ахеменидов. Разбив несколько парфянских армий и убив в битве последнего парфянского царя Артабана V, он взял Ктесифон и нанес сокрушительное поражение коалиции, пытавшейся восстановить власть Аршакидов.

Государство Сасанидов. Ардашир (правил с 224 по 241) основал новую персидскую империю, известную как государство Сасанидов (от древнеперсидского титула «сасан», или «командир»). Его сын Шапур I (правил с 241 по 272) сохранил элементы прежней феодальной системы, но создал в высшей степени централизованное государство. Армии Шапура сначала двинулись на восток и заняли все Иранское нагорье до р. Инд, а затем повернули на запад против римлян. В битве при Эдессе (близ современной Урфы, Турция) Шапур захватил в плен римского императора Валериана вместе с его 70-тысячной армией. Пленных, среди которых были архитекторы и инженеры, заставили работать на строительстве дорог, мостов и ирригационных систем в Иране.

На протяжении нескольких веков в династии Сасанидов сменилось около 30 правителей; часто преемников назначали высшее духовенство и феодальная знать. Династия вела непрерывные войны с Римом. Шапур II, вступивший на трон в 309, за 70 лет своего правления трижды воевал с Римом. Величайшим из Сасанидов признается Хосров I (правил с 531 по 579), которого называли Справедливым или Ануширван («Бессмертная душа»).

При Сасанидах была установлена четырехступенчатая система административного деления, введена фиксированная ставка поземельного налога и осуществлялись многочисленные проекты искусственного орошения. На юго-западе Ирана до сих пор сохранились следы этих ирригационных сооружений. Общество делилось на четыре сословия: воинов, жрецов, писцов и простолюдинов. К последним относились крестьяне, торговцы и ремесленники. Первые три сословия пользовались особыми привилегиями и, в свою очередь, имели несколько градаций. Из высшей градации сословия, сардаров, назначались наместники провинций. Столицей государства был Бишапур, важнейшими городами – Ктесифон и Гундешапур (последний славился как центр медицинского образования).

После падения Рима место традиционного врага Сасанидов заняла Византия. Нарушив договор о вечном мире, Хосров I вторгся в Малую Азию и в 611 захватил и сжег Антиохию. Его внук Хосров II (правил с 590 по 628), прозванный Парвиз («Победоносный»), ненадолго вернул персам былую славу времен Ахеменидов. В ходе нескольких походов он фактически разгромил Византийскую империю, но византийский император Ираклий совершил смелый бросок по персидским тылам. В 627 армия Хосрова II потерпела сокрушительное поражение при Ниневии в Месопотамии, Хосров был низложен и зарезан собственным сыном Кавадом II, умершим несколько месяцев спустя.

Могущественное государство Сасанидов оказалось без правителя, с разрушенной социальной структурой, истощенным в результате долгих войн с Византией на западе и с центральноазиатскими тюрками на востоке. В течение пяти лет сменилось двенадцать полупризрачных правителей, безуспешно пытавшихся навести порядок. В 632 Йездегерд III на несколько лет восстановил центральную власть, но этого оказалось недостаточно. Истощенная империя не могла противостоять натиску воинов ислама, неудержимо рвавшихся на север с Аравийского п-ова. Первый сокрушительный удар они нанесли в 637 в битве при Кадиспи, вследствие чего пал Ктесифон. Окончательное поражение Сасаниды потерпели в 642 в битве при Нехавенде в центральной части нагорья. Йездегерд III бежал как затравленный зверь, его убийство в 651 ознаменовало конец эпохи Сасанидов.

КУЛЬТУРА

Технология. Ирригация. Вся экономика древней Персии основывалась на сельском хозяйстве. Количество осадков на Иранском нагорье недостаточно для ведения экстенсивного сельского хозяйства, поэтому персам приходилось полагаться на ирригацию. Немногочисленные и неполноводные реки нагорья не обеспечивали арыки достаточным количеством воды, и летом они пересыхали. Поэтому персы разработали уникальную систему подземных каналов-канатов. У подножия горных хребтов вырывались глубокие колодцы, проходившие сквозь твердые, но пористые слои гравия до подстилающих их водонепроницаемых глин, которые образуют нижнюю границу водоносного горизонта. В колодцах собирались талые воды с горных вершин, покрывающихся зимой толстым слоем снега. От этих колодцев прорывались подземные водоводы высотой в рост человека с расположенными через равные промежутки вертикальными шахтами, через которые поступали свет и воздух для рабочих. Водоводы выходили на поверхность и круглый год служили источниками воды.

Искусственное орошение с помощью дамб и каналов, зародившееся и широко использовавшееся на равнинах Месопотамии, распространилось и на сходную по природным условиям территорию Элама, по которой протекает несколько рек. Эта область, известная ныне как Хузистан, густо изрезана сотнями древних каналов. Ирригационные системы достигли своего наивысшего развития в Сасанидский период. В наши дни еще сохранились многочисленные остатки дамб, мостов и акведуков, возведенных при Сасанидах. Поскольку они были спроектированы захваченными в плен римскими инженерами, то как две капли воды напоминают подобные сооружения, встречавшиеся по всей Римской империи.

Транспорт. Реки Ирана несудоходны, но в других частях империи Ахеменидов водный транспорт был хорошо развит. Так, в 520 до н.э. Дарий I Великий реконструировал канал между Нилом и Красным морем. В Ахеменидский период велось широкое строительство сухопутных дорог, однако мощеные дороги сооружались в основном в болотистых и горных районах. Значительные участки узких, вымощенных камнем дорог, построенных при Сасанидах, встречаются на западе и юге Ирана. Необычным для того времени был выбор места сооружения дорог. Они прокладывались не по долинам, вдоль берегов рек, а по гребням гор. В долины дороги спускались только для того, чтобы дать возможность перейти на другой берег в стратегически важных местах, для чего возводились массивные мосты.

Вдоль дорог на расстоянии дневного пути одна от другой были построены почтовые станции, где меняли лошадей. Действовала очень эффективная почтовая служба, причем почтовые курьеры покрывали до 145 км в день. Центром разведения лошадей с незапамятных времен была плодородная область в горах Загроса, расположенная по соседству с трансазиатским торговым путем. Иранцы с древности начали использовать верблюдов в качестве вьючных животных; в Месопотамию этот «вид транспорта» попал из Мидии ок. 1100 до н.э.

Экономика. Основой экономики Древней Персии было сельскохозяйственное производство. Процветала и торговля. Все многочисленные столицы древних иранских царств располагались вдоль важнейшего торгового пути между Средиземноморьем и Дальним Востоком или на его ответвлении в сторону Персидского залива. Во все периоды иранцы играли роль промежуточного звена – они охраняли этот путь и оставляли у себя часть перевозимых по нему товаров. При раскопках в Сузах и Персеполе найдены прекрасные изделия из Египта. На рельефах Персеполя изображены представители всех сатрапий государства Ахеменидов, подносящие дары великим властелинам. Со времени Ахеменидов Иран экспортировал мрамор, алебастр, свинец, бирюзу, ляпис-лазурь (лазурит) и ковры. Ахемениды создали сказочные запасы золотых монет, отчеканенных в разных сатрапиях. В отличие от них Александр Македонский ввел единую серебряную монету для всей империи. Парфяне вернулись к золотой денежной единице, а во времена Сасанидов в хождении преобладали серебряные и медные монеты.

Система больших феодальных поместий, сложившаяся при Ахеменидах, дожила до периода Селевкидов, но цари в этой династии существенно облегчили положение крестьян. Затем, в парфянский период, огромные феодальные поместья были восстановлены, и при Сасанидах эта система не изменилась. Все государства стремились получить максимальные доходы и устанавливали налоги на крестьянские хозяйства, скот, землю, вводили подушные подати, производили сборы за проезд по дорогам. Все эти налоги и сборы взимались либо имперской монетой, либо натурой. К концу Сасанидского периода число и величина поборов превратились в невыносимое бремя для населения, и этот налоговый пресс сыграл решающую роль в распаде социальной структуры государства.

Политическая и социальная организация. Все персидские правители являлись абсолютными монархами, управлявшими подданными по воле богов. Но абсолютной эта власть была лишь теоретически, на деле же она ограничивалась влиянием наследственных крупных феодалов. Правители старались добиться стабильности с помощью браков с родственниками, а также беря в жены дочерей потенциальных или действительных врагов – как внутренних, так и иноземных. Тем не менее правлению монархов и преемственности их власти угрожали не только внешние враги, но и члены их собственных семейств.

Мидийский период отличался весьма примитивной политической организацией, что весьма типично для народов, переходящих к оседлому образу жизни. Уже у Ахеменидов появляется концепция унитарного государства. В государстве Ахеменидов сатрапы несли полную ответственность за положение дел в своих провинциях, но могли подвергнуться неожиданной проверке инспекторами, которых называли глазами и ушами царя. Царский суд постоянно подчеркивал важность отправления правосудия и поэтому непрерывно переезжал из одной сатрапии в другую.

Александр Македонский женился на дочери Дария III, сохранил сатрапии и обычай простираться ниц перед царем. Селевкиды переняли от Александра идею слияния рас и культур на гигантских просторах от Средиземного моря до р. Инд. В этот период происходило быстрое развитие городов, сопровождавшееся эллинизацией иранцев и иранизацией греков. Однако среди правителей не было иранцев, и их всегда считали чужаками. Иранские традиции сохранялись в районе Персеполя, где строились храмы в стиле эпохи Ахеменидов.

Парфяне попытались объединить древние сатрапии. Они сыграли также важную роль в борьбе с наступавшими с востока на запад кочевниками из Центральной Азии. Как и раньше, во главе сатрапий стояли наследственные наместники, новым же фактором стало отсутствие естественной преемственности царской власти. Легитимность парфянской монархии перестала быть неоспоримой. Преемник выбирался советом, составленным из знати, что неизбежно приводило к нескончаемой борьбе между соперничавшими группировками.

Сасанидские цари предприняли серьезную попытку возродить дух и первоначальную структуру государства Ахеменидов, отчасти воспроизведя его жесткую социальную организацию. В нисходящем порядке располагались вассальные князья, наследственные аристократы, знать и рыцари, жрецы, крестьяне, рабы. Государственным административным аппаратом руководил первый министр, которому подчинялось несколько министерств, в том числе военное, юстиции и финансов, каждое из которых имело свой штат умелых чиновников. Верховным судьей был сам царь, правосудие же отправлялось жрецами.

Религия. В глубокой древности был широко распространен культ великой богини-матери, символа деторождения и плодородия. В Эламе ее называли Кирисиша, и на протяжении всего парфянского периода ее изображения отливались на луристанских бронзовых изделиях и выполнялись в виде статуэток из терракоты, кости, слоновой кости и металлов.

Жители Иранского нагорья поклонялись и многим божествам Месопотамии. После того как первая волна ариев прошла через Иран, здесь появились такие индоиранские божества, как Митра, Варуна, Индра и Насатья. Во всех верованиях непременно присутствовала пара божеств – богиня, олицетворявшая Солнце и Землю, и ее супруг, олицетворявший Луну и природные стихии. Местные боги носили имена племен и народов, которые им поклонялись. В Эламе были свои божества, в первую очередь богиня Шала и ее супруг Иншушинак.

Ахеменидский период ознаменовался решительным поворотом от политеизма к более универсальной системе, отражающей вечную борьбу между добром и злом. Самая ранняя из надписей этого периода – металлическая дощечка, изготовленная до 590 до н.э., – содержит имя бога Агурамазды (Ахурамазды). Косвенным образом надпись может являться отражением реформы маздаизма (культа Агурамазды), осуществленной пророком Заратуштрой, или Зороастром, о чем повествуется в Гатах, древних священных гимнах.

Личность Заратуштры продолжает окутывать тайна. По-видимому, он родился ок. 660 до н.э., но, возможно, значительно раньше, а может быть, и много позже. Бог Агурамазда олицетворял доброе начало, истину и свет, по-видимому, в противовес Ариману (Ангра-Майню), олицетворению злого начала, хотя само понятие Ангра-Майню могло появиться и позднее. В надписях Дария упоминается Агурамазда, а рельеф на его могиле изображает поклонение этому божеству у жертвенного огня. Летописи дают основание полагать, что Дарий и Ксеркс верили в бессмертие. Поклонение священному огню происходило как внутри храмов, так и на открытых местах. Маги, первоначально члены одного из мидийских кланов, превратились в наследственных жрецов. Они надзирали за храмами, заботились об укреплении веры, исполняя определенные ритуалы. Почиталась этическая доктрина, основанная на добрых помыслах, добрых словах и добрых делах. На протяжении всего Ахеменидского периода правители весьма терпимо относились к местным божествам, а начиная с правления Артаксеркса II древний иранский бог Солнца Митра и богиня плодородия Анахита получили официальное признание.

Парфяне в поисках собственной официальной религии обратились к иранскому прошлому и остановились на маздаизме. Традиции были кодифицированы, а маги вновь обрели прежнюю власть. Официальным признанием, а также популярностью в народе продолжал пользоваться культ Анахиты, а культ Митры перешагнул западные границы царства и распространился на большей части Римской империи. На западе Парфянского царства терпимо относились к христианству, получившему здесь широкое распространение. В то же время в восточных областях империи греческие, индийские и иранские божества соединились в едином греко-бактрийском пантеоне.

При Сасанидах преемственность была сохранена, но при этом произошли и некоторые важные изменения в религиозных традициях. Маздаизм пережил большинство ранних реформ Заратуштры и оказался связанным с культом Анахиты. Чтобы соперничать на равных с христианством и иудаизмом, была создана священная книга зороастрийцев Авеста, сборник древних стихов и гимнов. Маги по-прежнему стояли во главе жрецов и были хранителями трех великих национальных огней, а также святых огней во всех важных поселениях. Христиане к тому времени уже давно подвергались преследованиям, их считали врагами государства, поскольку отождествляли с Римом и Византией, но к концу правления Сасанидов отношение к ним стало более терпимым и в стране процветали общины несториан.

В Сасанидский период возникли также и другие религии. В середине 3 в. проповедовал пророк Мани, который развивал идею объединения маздаизма, буддизма и христианства и особенно подчеркивал необходимость освобождения духа от тела. Манихейство требовало от жрецов безбрачия, а от верующих добродетельности. Последователи манихейства должны были соблюдать посты и возносить молитвы, но не поклоняться изображениям и не совершать жертвоприношений. Шапур I благосклонно относился к манихейству и, возможно, намеревался сделать его государственной религией, но этому резко воспротивились все еще могущественные жрецы маздаизма и в 276 Мани был казнен. Тем не менее манихейство еще на протяжении нескольких столетий сохранялось в Центральной Азии, Сирии и Египте.

В конце 5 в. проповедовал еще один религиозный реформатор – уроженец Ирана Маздак. Его этическая доктрина соединяла как элементы маздаизма, так и практические представления о ненасилии, вегетарианстве и общинной жизни. Кавад I поначалу поддержал секту маздакийцев, но и на этот раз официальное жречество оказалось сильнее и в 528 пророк и его последователи были казнены. Появление ислама положило конец национальным религиозным традициям Персии, но группа зороастрийцев бежала в Индию. Их потомки, парсы, все еще исповедуют религию Заратуштры.

Архитектура и искусство. Ранние изделия из металла. Помимо колоссального количества предметов из керамики исключительно важное значение для изучения Древнего Ирана имеют изделия, выполненные из таких долговечных материалов, как бронза, серебро и золото. Огромное число т.н. луристанских бронз было обнаружено в Луристане, в горах Загроса, во время нелегальных раскопок могил полукочевых племен. Эти не имеющие аналогов образцы включали оружие, конскую сбрую, украшения, а также предметы с изображениями сцен из религиозной жизни или обрядового назначения. До сих пор ученые не пришли к единому мнению относительно того, кем и когда они были изготовлены. В частности, было выдвинуто предположение, что они создавались с 15 в. до н.э. по 7 в. до н.э., вероятнее всего – касситами или скифо-киммерийскими племенами. Бронзовые изделия продолжают находить в провинции Азербайджан на северо-западе Ирана. По стилю они существенно отличаются от луристанских бронз, хотя, по-видимому, и те и другие относятся к одному и тому же периоду. Бронзовые изделия из Северо-Западного Ирана сходны с новейшими находками, сделанными в том же регионе; например, похожи друг на друга находки случайно обнаруженного клада в Зивие и замечательный золотой кубок, найденный во время раскопок в Хасанлу-Тепе. Эти предметы относятся к 9–7 вв. до н.э., в их стилизованном орнаменте и изображении божеств просматривается ассирийское и скифское влияние.

Ахеменидский период. Архитектурных памятников доахеменидского периода не сохранилось, хотя на рельефах в дворцах Ассирии изображены города на Иранском нагорье. Весьма вероятно, что еще долгое время и при Ахеменидах население нагорья вело полукочевой образ жизни и для региона были типичны деревянные постройки. Действительно, монументальные сооружения Кира в Пасаргадах, включая его собственную гробницу, напоминающую деревянный дом с остроконечной крышей, а также Дария и его преемников в Персеполе и их гробницы в соседнем Накши-Рустеме представляют собой каменные копии деревянных прототипов. В Пасаргадах царские дворцы с колонными залами и портиками были разбросаны по тенистому парку. В Персеполе при Дарии, Ксерксе и Артаксерксе III залы приемов и царские дворцы строились на приподнятых над окружающей местностью террасах. При этом характерны были не арки, а типичные для этого периода колонны, перекрытые горизонтальными балками. Рабочую силу, строительные и отделочные материалы, а также украшения доставляли со всей страны, стиль же архитектурных деталей и резных рельефов представлял собой смесь художественных стилей преобладавших тогда в Египте, Ассирии и Малой Азии. При раскопках в Сузах найдены части дворцового комплекса, строительство которого было начато при Дарии. План сооружения и его декоративное убранство обнаруживают гораздо большее ассиро-вавилонское влияние, чем дворцы в Персеполе.

Ахеменидское искусство также отличалось смешением стилей и эклектикой. Оно представлено резьбой по камню, бронзовыми фигурками, статуэтками из драгоценных металлов и ювелирными изделиями. Лучшие ювелирные изделия были обнаружены в сделанной много лет назад случайной находке, известной как Амударьинский клад. Всемирно известны барельефы Персеполя. На некоторых из них изображены цари во время торжественных приемов или побеждающие мифических зверей, а вдоль лестниц в большом зале приемов Дария и Ксеркса выстроилась царская охрана и видна длинная процессия народов, приносящих дань владыке.

Парфянский период. Большинство архитектурных памятников Парфянского периода найдены к западу от Иранского нагорья и имеют мало иранских черт. Правда, в этот период появляется элемент, который будет широко использоваться во всей последующей иранской архитектуре. Это т.н. айван, прямоугольный сводчатый зал, открытый со стороны входа. Парфянское искусство было еще более эклектичным, чем искусство Ахеменидского периода. В различных частях государства изготавливались разные по стилю изделия: в одних – эллинистические, в других – буддистские, в третьих – греко-бактрийские. Для украшения использовались гипсовые фризы, резьба по камню и настенная живопись. В этот период популярностью пользовались глазурованные глиняные изделия, предтеча керамики.

Сасанидский период. Многие сооружения Сасанидского периода находятся в сравнительно хорошем состоянии. Большинство из них были сложены из камня, хотя использовался и обожженный кирпич. Среди сохранившихся зданий – царские дворцы, храмы огня, дамбы и мосты, а также целые кварталы городов. Место колонн с горизонтальными перекрытиями заняли арки и своды; квадратные помещения увенчивались куполами, широко использовались арочные проемы, многие постройки имели айваны. Купола поддерживали четыре тромпа, сводчатые конструкции конусообразной формы, которые перекрывали углы квадратных помещений. Руины дворцов сохранились в Фирузабаде и Сервестане, на юго-западе Ирана, и в Касре-Ширине, на западной окраине нагорья. Самым большим считался дворец в Ктесифоне, на р. Тигр, известный как Таки-Кисра. В центре его находился гигантский айван со сводом высотой 27 и расстоянием между опорами, равным 23 м. Сохранилось более 20 храмов огня, основными элементами которых являлись квадратные помещения, увенчанные куполами и иногда окруженные сводчатыми коридорами. Как правило, такие храмы воздвигались на высоких скалах, чтобы открытый священный огонь был виден на большом расстоянии. Стены зданий покрывались штукатуркой, на которую наносился выполненный техникой насечки рисунок. Многочисленные высеченные в скалах рельефы встречаются по берегам водоемов, питаемых весенними водами. На них изображены цари перед Агурамаздой или побеждающие своих врагов.

Вершиной Сасанидского искусства являются ткани, серебряные блюда и кубки, большинство из которых изготавливались для царского двора. На тонкой парче вытканы сцены царской охоты, фигуры царей в торжественном убранстве, геометрические и цветочные орнаменты. На серебряных чашах встречаются выполненные техникой выдавливания или аппликации изображения царей на троне, батальных сцен, танцовщиц, дерущихся зверей и священных птиц. Ткани, в отличие от серебряных блюд, выполнены в стилях, пришедших с запада. Кроме того, найдены изящные бронзовые курильницы и широкогорлые кувшины, а также глиняные изделия с барельефами, покрытыми блестящей глазурью. Смешение стилей до сих пор не позволяет точно датировать найденные предметы и определить место изготовления большинства из них.

Письменность и наука. Древнейшая письменность Ирана представлена пока еще не расшифрованными надписями на протоэламском языке, на котором говорили в Сузах ок. 3000 до н.э. Гораздо более развитые письменные языки Месопотамии быстро распространились в Иране, и в Сузах и на Иранском нагорье много веков население пользовалось аккадским языком.

Пришедшие на Иранское нагорье арии принесли с собой индоевропейские языки, отличные от семитских языков Месопотамии. В Ахеменидский период царские надписи, высеченные на скалах, представляли собой параллельные колонки на древнеперсидском, эламском и вавилонском языках. На протяжении всего Ахеменидского периода царские документы и частная переписка велись либо клинописью на глиняных табличках, либо письмом на пергаменте. При этом в ходу были по меньшей мере три языка – древнеперсидский, арамейский и эламский.

Александр Македонский ввел греческий язык, его учителя обучили около 30 000 молодых персов из знатных семей греческому языку и военной науке. В великих походах Александра сопровождала большая свита географов, историков и писцов, которые записывали все происходящее день за днем и знакомились с культурой всех встречавшихся по пути народов. Особое внимание уделялось мореходству и установлению морского сообщения. Греческий язык продолжал использоваться и при Селевкидах, в то же время в районе Персеполя сохранился древнеперсидский язык. В качестве языка торговли греческий служил на протяжении всего Парфянского периода, но основным языком Иранского нагорья стал среднеперсидский, представлявший собой качественно новую ступень развития древнеперсидского. За многие столетия арамейское письмо, использовавшееся для записей на древнеперсидском языке, преобразовалось в пехлевийское письмо с неразвитым и неудобным алфавитом.

В Сасанидский период среднеперсидский язык стал официальным и основным языком жителей нагорья. Его письменность была основана на варианте пехлевийской графики, известной как пехлевийско-сасанидское письмо. Священные книги Авесты записывались особым образом – вначале на зенде, а потом – на авестском языке.

В Древнем Иране наука не поднялась на те высоты, которых она достигла в соседней Месопотамии. Дух научного и философского поиска пробудился только в Сасанидский период. С греческого, латинского и других языков были переведены важнейшие труды. Именно тогда на свет появились Книга Великих Подвигов, Книга чинов, Страны Ирана и Книга Царей. Другие работы этого периода сохранились только в позднейшем арабском переводе.

nobo.ucoz.ru

Религия древних персов. История Древнего Востока

Религия древних персов

Немногочисленные клинообразные надписи на древнеперсидском языке эпохи Ахеменидов, персидские изображения и памятники материальной культуры этого времени, а также некоторые свидетельства греческих авторов позволяют лишь в самых общих чертах восстановить древнейшую религию персов. Религиозный сборник древних персов «Авеста» составлялся на основе древних преданий в более поздние времена вплоть до начала царствования Сасанидов (III в. н. э.). Только некоторые наиболее древние части «Авесты», как, например, «Гаты» (священные песни), отражают древние религиозные представления персов, восходящие вплоть до эпохи Ахеменидов.

Древнейшие религиозные воззрения персов отличались большой примитивностью и вполне соответствовали тому древнему родовому строю, который основывался главным образом на скотоводческом и земледельческом хозяйстве оседлого типа, но сохранял ещё черты кочевого быта. Так, в «Авесте» сохранилось славословие земле с перечнем священных гор. А Геродот прямо указывает на то, что персы приносили «жертвы на высочайших горах». Как и другие древневосточные народы, персы поклонялись священной водной стихии, которая рисовалась их воображению в виде первородных вод или в виде священного озера Ворукаша. Особенным почитанием пользовался священный огонь, считавшийся сыном верховного бога. Ему приносили жертвы на простых алтарях обычно под открытым небом, как мы это видим на изображении, сохранившемся на гробнице Дария. Этот культ священного огня получил впоследствии особенное значение и широкое распространение в качестве центрального культа персидской религии и сохранился у персов-огнепоклонников до настоящего времени. Бог огня (Атар) считался благим богом, который побеждал трёхголового дракона Дахаку. К глубокой древности восходил культ священных животных: быка, коровы, лошади и собаки. Большое место в культе занимали священные растения, из которых делался опьяняющий напиток «хаома».

Со времени Дария I персидская религия используется для укрепления классового рабовладельческого общества и деспотического государства. Верховным богом провозглашается Ахурамавда (Возвышенная мудрость), который обычно изображался в виде небесного царя, находящегося в крылатом солнечном диске. Дарий в своих надписях называет его творцом, который «то небо создал, который ту землю создал, который человека создал, который благоденствие создал человеку, который Дария царём сделал, который Дарию-царю царство вручил». Таким образом, верховный бог-творец Ахурамавда изображается в качестве небесного царя, покровителя царя земного. Впоследствии в персидской религии довольно подробно разрабатывается учение о божественном происхождении царской власти. Верховному богу, его пророку и царю всегда сопутствует божественное «царское» и «неугасимое сияние» («хварно»), которое роднит царя с божественным солнцем, сообщает ему жизнетворную, магическую силу и возможность всегда побеждать своих врагов.

Исконный дуализм, свойственный всякой примитивной религии, принимает в связи с этим учением резко выраженную форму. Если верховный бог Ахурамазда (по-гречески — Ормузд) считается благим богом света и добра, то противоположным ему началом мрака, смерти и зла считается Анхра-Майнью (по-гречески — Ариман). С этим религиозным дуализмом тесно связана и соответствующая этика, требующая от человека выполнения всех обязанностей честного, скромного и правдивого земледельца.

Превращение Персии в огромное государство, которое объединяло множество различных народов, потребовало введения единой государственной религии и единого культа верховного бога, покровителя царя. В царствование Ксеркса начинается гонение на древние культы «дайвов», которые были отныне объявлены злыми духами. Ксеркс в одной надписи говорит: «Волею Ахурамазда я разрушил эти капища „дайвов“ и повелел, дабы „дайвам“ впредь не поклонялись. Где ранее поклонялись „дайвам“, там я почитал Ахурамазду». Таким образом был введён единый культ верховного бога Ахурамазда, покровителя царя, победителя над силами смерти, мрака и над всеми врагами царя и государства. Позднейшие предания приписывали основание этой религиозной системы и проведение этих религиозных верований пророку Заратуштре (Зороастру). Поэтому древнеперсидская религия с её характерным дуализмом и резко выраженным этическим характером называется зороастризмом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru


Смотрите также