Экономика кунгуров


Диагноз окончательный – смерть! - Делай, что должен, и будь, что будет

А давайте-ка вспомним, что я писал 5 лет назад – про стоимость барреля, про Украину, про «Суперджет», коррупцию и приближение революции.  Хоть в чем-то я ошибся?

Чтобы понять, что революция в РФ неизбежна, не нужно анализировать рейтинги царя и ПЖиВ, общественные настроения, отношения между враждующими кремлевскими башнями и т. д. Можете поверить мне на слово сейчас, а убедитесь в том сами потом – перед революцией рейтинг свергаемого диктатора всегда высок. Общественные настроения накануне взрыва обычно тоже спокойны, бури ничто не предвещает, она начинается буквально на пустом месте. И козни Госдепа тут не при чем.

Сегодня речь пойдет не об этом увлекательном антураже, а о вещах скучных и малопонятных большинству – об экономике. Описание экономической модели РФ звучит как диагноз смертельно больного социального организма. Я писал это раньше, но не грех и повторить. Идиоты делят страны на прогрессивные и отсталые, ориентируясь на внешний антураж: дескать, страны, исповедующие капиталистический путь развития – прогрессивны, а если они терпят фиаско – значит у них неправильный капитализм, в котором мало свобод, конкуренции, открытости и прочих няшных фишек.

Ранее я подробно описал современную двуединую капиталистическую систему, основанную на неравноценности обмена, в которой есть общества, отдающие свои ресурсы и труд другим, и, соответственно, общества, присваивающие. Первые могут выглядеть как максимально либеральные и свободные страны, вторые могут быть отягощены пережитками социального государства (это, как вы сами понимаете, не добавляет конкурентоспособности экономике). Однако суть неизменна: страны капиталистической периферии много производят и мало потребляют, страны капиталистической метрополии много потребляют, производя на первый взгляд, очень мало. Вот хоть усритесь, не сможете объяснить, по каким таким объективным причинам в малюcеньком туристическом Люксембурге средняя пенсия $2.500, а в главной мастерской мира – Китае – средняя зарплата всего $600. Разве Люксембург производит хоть десятую часть того, что потребляет?

Кстати, Рассеюшка так мощно вставала с колен последние лет 15, что по показателю средней зарплаты уже отстала от Китая. Сейчас Путирашку обгоняет Бразилия и Северная Африка. Но это так, к слову. Да, капитализм несправедлив, есть господа и есть господские слуги. Есть эксплуататоры и эксплуатируемые. Есть те, кто ипет и те, кого ипут. Так что декларировать горячую приверженность к капитализму мало, надо определиться, к какой категории относится РФ – к капиталистическим паханам или капиталистическим терпилам.

Туповатые марксисты видят решение вопроса в мировой революции: мол, страны производящие должны просто перестать обслуживать страны, их эксплуатирующие. Если индустриальное производство из Европы и Северной Америки переехало в Юго-Восточную Азию, то Старый Свет теперь зависим от азиатов точно так же, как дряхлый лорд от своего молодого слуги, который кормит его с ложечки и выносит из-под него горшок. О, это большое заблуждение!

Дело в том, что географическое расположение производящих мощностей не имеет никакого значения, важно лишь то, кто их контролирует. Кто контролирует – тот и получает гешефт. Хороший пример – производство iPhone (в потребительском обществе вещь почти сакральная). Производятся аппараты в Китае, из США туда доставляют всего лишь несколько компонентов из тысяч потребных, например сапфировое стекло. Можно ли на этом основании считать iPhone китайско-корейским, если его производство локализовано в Азии на 99%?

Apple не имеет собственных производственных мощностей. Проектируется iPhone и вся прочая техника Apple в офисах Купертино, штат Калифорния, США. Здесь разрабатывают дизайн устройств, ПО и планируют рекламные компании. ВСЁ! Как сказано на официальном русском сайте iPhone , «китайские производители, хоть и имеют лучший в мире потенциал для сборки устройств, но их работа оценивается лишь в одну сотую от общего вклада в создание гаджетов». То есть вот эти десятки тысяч китайцев в стерильных цехах китайского завода в провинции Сычуань (на фото), производящие 400 тыс. девайсов в день, получают лишь 1% от затрат на производство конечного продукта.

Постиндустриализм – это не исчезновение индустрии, постиндустриальный уклад экономики – это когда основная часть прибавочной стоимости создается мозгами, а не отбойным молотком в шахте. Давайте посмотрим, как это выглядит на примере гиганта постиндустриализма Apple и индустриального гиганта, например «Газпрома». 459 тысяч сотрудников «Газпрома» обеспечили компании в 2014 г. чистую прибыль в размере $3,5 млрд. 80 тысяч дизайнеров, программистов и клерков Apple сделали своим владельцам $39,5 млрд. чистой прибыли. То есть чистая прибыль в расчете на одного сотрудника у яблочного гиганта – $493 750, а у нашего национального достояния - $7 625. То есть рентабельность одного сотрудника, работающего головой, выше в 65 раз по сравнению с туземцами, качающими из недр пердячий газ мертвых динозавров! Вдумайтесь в эту цифру, поцреотические дебилы, воспевающие вставание Рассеюшки с колен!

Тупые ватники привыкли считать, что Америка вообще ничего не производит, а только печатает баксы. Рухнет пирамида доллара – и США окажутся с голой жопой.  Как видим, это представление в корне неверное. В США не только производят очень много, там производят значительно больше, чем в РФ на душу населения. Причем в США производят самый рентабельный продукт в мире – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ. Мир легко обойдется без российского газа (про нефть вообще умолчим), его можно будет заменить несколько более дорогим для потребителя иранским, ливийским или ближневосточным газом. Даже если завтра начнется «горячая» война на Украине и поставки газа из РФ будут перекрыты полностью, в Европе расконсервируют угольные электростанции и произведут энергию за счет менее рентабельного и более «грязного» топлива.  Газ, уголь, дрова – всего лишь топливо, конечный же продукт – тепло в домах и электроэнергия никак не меняют своих свойств в зависимости от способа производства.

Но чем можно заменить iPhone? Ничем, это продукт уникальный. Да, есть суррогатные аналоги, если можно так назвать, андроидфоны, но почему-то потребители предпочитают покупать о-о-о-о-чень дорогие айфоны вместо дешевеньких китайских смартфонов. В этом тоже заключается отличие постиндустриальной экономики от индустриальной. При индустриальной выигрывает при прочих равных тот, кто предлагает более ДЕШЕВЫЙ продукт, а в постиндустриальном укладе рулит тот, кто предлагает УНИКАЛЬНЫЙ продукт. Samsung, LG, Lenovo, Huawei и прочие могут конкурировать друг с другом за счет цены на свои девайсы, поступаясь своей прибылью, а Apple продолжает наращивать стоимость своей продукции, потому что их продукт обладает уникальными свойствами.

Сравнение Apple и «Газпрома» тем более наглядно, что у этих предприятий гигантский разрыв в соотношении между оборотом и чистой прибылью:  У американской корпорации чистая прибыль составляет 21,5% от оборота, в то время как у газового гиганта всего 3,4%. Стоит обратить внимание на принципиально важный момент – у «Газпрома» значительная часть производственных издержек приходится на ресурсы, которые расходуются на добычу и транспортировку газа, а у крупнейшей американской компании основная статья расходов – ЗАРПЛАТА ПЕРСОНАЛУ и подрядчикам. То есть Apple – это гигантский пылесос, который за год высосал со всего мира $183 млрд. и отдал их в руки американцев напрямую в виде зарплаты, дивидендов или налогов. В минусе пожалуй лишь сожженное электричество на кондиционирование офиса компании да тот самый «1%», что достается азиатам, штампующим девайсы.

Издержки на добычу у «Газпрома» растут, запасы истощаются, рентабельность падает, менеджмент деградирует. Финансовое состояние компании характеризуется одним емким словом – банкрот. Все потому, что добыча углеводородного сырья в XXI веке – это такое же «передовое» производство, как, например, производство перца или шелка.  А ведь каких-то 400 лет назад доставка перца в Европу обеспечивала 1000% прибыли! Да, человечество не сможет обойтись без перца и при постиндустриализме, спрос на него даже на три порядка выше, чем в феодальную эпоху. Однако ни одну страну мира не делает передовой и сильной наличие полей, где выращивается черный перец. В прошлом столетии рулили страны, контролирующие запасы углеводородного сырья, сейчас рулят те, что контролируют производство каких-то электронных потребительских фетишей. Нравится вам это или нет, но это – факт.

США – та страна, что может первой шагнуть в постиндустриальную эпоху. Сложно сказать, началась она или еще нет. Мне близка такая точка зрения: постиндустриальная эпоха начнется тогда, когда в широкий обиход войдет наноэлектроника и промышленное 3D-принтирование. Нанотехнологии обещают революцию и в энергетике. Еще три года назад я скептически относился к солярному электричеству. В середине 70-х годов нобелевский лауреат Петр Капица обосновал невозможность существования современной цивилизации на энергии с низкой плотностью (количество произведенной энергии на единицу земной поверхности). То есть, образно выражаясь, если мы всю потребную нам энергию захотим получать от солнечных батарей и ветряков, то нам придется всю поверхность земли занять солярными и ветровыми электростанциями – так много человеку нужно энергии, что не останется места для лесов, полей и вообще для жизни. Углеводородное топливо – это та же энергия солнца, однако в концентрированном выражении, накопленная в результате биогенеза за сотни миллионов лет. Поэтому этот источник энергии мог удовлетворить человека в индустриальную эпоху.

Характерной чертой постиндустриальной эпохи будет резкий всплеск энергоэффективности (именно поэтому я считаю, что она еще не наступила). То есть полезный выход энергии увеличится при том, что валовое производство энергии снизится. Для тех, кто не понял, поясняю: сегодня для производства энергии тратится все большее количество энергии. Чтобы добыть 10 бочек нефти, надо сжечь одну бочку (подробнее см. мои посты по тегу нефть, где раскрыто понятие EROEI), а полученные 9 бочек нефти тратятся на то, чтобы добыть из земли и обработать мегатонны полезных ископаемых, перевезти их на десятки тысяч километров, произвести индустриальным способом много нужных вещей, переведя половину сырья в стружку, после чего полезные вещи должны быть доставлены потребителю. Еще энное количество энергии тратится на утилизацию выброшенных на помойку товаров.

В новую же эпоху массовое производство будет строиться на конструировании материалов с заданными свойствами из атомов. Энергозатраты в перспективе снизятся на два порядка, ресурсоемкость – неще больше. Хотите наглядную иллюстрацию? Вспомните фильмы про войну – разведчики уходят в тыл врага с тяжеленной радиостанцией за плечами, а массивные батареи для нее несет вся разведгруппа. Потеря рации означает провал миссии. Сели батареи – надо отправлять самолет, чтобы он сбросил запасные элементы питания. Все это колоссальные затраты мышечных и машинных сил. Сегодня спутниковый телефон весит в 50 раз меньше, чем очень хорошая для своего времени радиостанция «Север-бис». Но если эта рация весила 2 кг, а анодная батарея БАС-60 к ней тянула 6 кг, то теперь гораздо более емкая и мощная литий-полимерная батарея будет весить грамм 300.  Ну а для современных средств связи достаточно и 50-граммового аккумулятора, заряжаемого при необходимости от компактной солнечной панели.  Таким образом, возможности радиосвязи выросли в сотни раз, а ресурсоемкость средств связи снизилась в десятки.

Нанотехнологии обещают повысить эффективность аккумуляторов и солнечных панелей еще на порядок. Так вот, почему я вспомнил Капицу. Он  не отрицал того, что «зеленая» энергетика способна удовлетворить потребности человечества, он лишь констатировал: «Чтобы это было рентабельно, надо понизить затраты на несколько порядков, и пока даже не видно пути, как это можно осуществить». Прошло 40 лет – и себестоимость солнечной энергии снизилась в 200 раз! КПД солнечной батареи достиг 44,7% против 1% в 70-х. Да, это рекорд чисто лабораторного характера. Да, сегодня пластины на арсениде галлия, позволяющие поглощать 40% солнечной энергии, баснословно дороги. Но теперь «видны пути, как это осуществить». Нанотехнологии в очень скором времени позволят собирать из атомов поликристаллы, которые будут эффективно аккумулировать солнечную энергию даже в высоких широтах при пасмурной погоде (монокристаллы эффективнее улавливают прямые солнечные лучи).

Так вот, ребята, когда это произойдет, а произойдет это очень скоро, «Газпром» превратится в хлам. В лучшем случае промышленную инфраструктуру удастся превратить в музеи и туристические достопримечательности, каковыми в Европе стали ветряные мельницы и фабрики XVIII столетия, работающие на водяной энергии.

РФ – страна, живущая исключительно за счет экономики вчерашнего дня, причем за счет самого примитивного его сегмента – добычи сырья. Развиваются ли в России перспективные технологии, та же нано-индустрия? Да, развивается. Каким бы мудаком ни был Чубайс, как бы ни воровали на «Сколково», сколь бы уныло ни выглядел «Ростех», но ростки нового технологического уклада  у нас есть. Однако проблема та же, что и у дряхлой романовской империи 100 лет назад: да, темпы развития российской экономики были рекордные, однако отставание от передовых стран Запада возрастало по всем направлениям. Корень проблемы заключался в том, что Российская империя не обладала индустриальным комплексом. От того, что Попов одним из первых изобрел радио, русским было ни тепло, ни холодно, потому что передовая радиопромышленность существовала в Германии, а удел русских – поставки немцам меди, которая требовалась радиопромышленности. Даже не медной проволоки, а именно меди, а порой даже медной руды, поскольку технологии обогащения руды в России были примитивные.

Что нужно для того, чтобы шагнуть в постиндустриализм? Как ни странно – индустрия.  Вы привыкли к клише, что на Западе происходит деиндустриализация. Термин совершенно не верный. На Западе происходит эффективное разделение труда: в Калифорнии делают дизайн и ПО для айфонов, а индустриальное производство находится в Азии. Это единая ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ЦЕПОЧКА. Однако азиаты получают 1% гешефта, а «белые воротнички» в Америке – 99%. И вокруг этих «белых воротничков» возникает постиндустриальная экономика услуг. Но сама-то индустрия с миллионами рабочих никуда не делась! На фабриках Foxconn, где осуществляется сборка электронного ширпотреба, трудится более 1,2 миллиона работников. И, кстати, чистая прибыль компании такая же, как у «Газпрома».

То есть "старая" индустрия на Западе не исчезла, она лишь переместилась, стала более компактной и роботизированной, но владеют гигантскими заводами и металлургическими комбинатами те же лица. Как известно, крупнейшим собственником Apple является корпорация Vanguard. Мне даже лень исследовать структуру собственников Foxconn, я и так с уверенностью скажу, что одним из владельцев компании будет все тот же Vanguard. Китайцы производят, но не владеют средствами производства. А американцы формально почти ничего не производят, однако именно американские инвестиционные корпорации и банковские синдикаты контролируют все ключевые отрасли мировой экономики. Это факт. Очень скоро вы с удивлением обнаружите, что и «российским» ТЭК почему-то рулят иностранные менеджеры.

Поэтому американцы могут позволить себе похоронить автоиндустрию в Детройте. Да, для отдельного города это – катастрофа. Но в масштабах страны – всего лишь оптимизация. Ведь американские компании контролируют большинство мировых автогигантов. И эти автогиганты, так же как заводы Foxconn в Китае, производят продукт за свой символический «1%», а главными выгодоприобретателями становятся американские дизайнеры, разработчики ПО для бортовых компьютеров и банкиры, раздающие автокредиты.

На Западе нет и не было деиндустриализации, мировая индустрия все так же контролируется Западом. А вот в России происходит деиндустриализация в чистом виде – то есть УНИЧТОЖЕНИЕ экономики индустриального уклада. Индустрия – это та почва, на которой произрастает дерево постинудстриальной экономики. Представьте себе, что в России изобрели супер-пупер-инновационный наноматериал – крепкий, как сталь, и легкий, как пластик. Может ли наш авиапром убить всех своих конкурентов, делая самолеты из нового суперматериала? Нет. Потому что российский авиапром – это жутко отсталый, стремительно деградирующий комплекс, не способный конкурировать не то что с американским авиапромом, но даже с бразильским!

Не откажу себе в удовольствии макнуть в парашу хомячков Фрицморгена и прочих дрочителей на Пуйло и вставание с колен. Вы так трогательно гордитесь «Суперджетом», но почему-то забываете о том, что его производство уже 10 лет приносит лишь убыток. Чистый убыток ОАК за 2014 г. – $220 млн. А вот бразильский  Embraer получил за тот же период $334 млн чистой прибыли. Это не удивительно, учитывая, что компания произвела за год 92 коммерческих лайнера и 116 бизнес-джетов против 35 «Суперджетов» в ОАК. На «Суперджете», похоже, уже поставили крест, потому что удельный вес иностранных компонентов в машине – 60-80%, и падение рубля делает его производство нерентабельным в принципе.

Кстати, цифра в 35 произведенных машин – это циничное наипалово путинской пропаганды. Все мировые автопроизводители планируют производство, исходя из имеющегося портфеля заказов. Авиакомпании стоят в очереди, рассчитывая получить машины через пять и более лет. И только один завод в мире в Комсомольске-на Амуре, где клепают «Суперджеты», работает «на склад». Да, сделали 35 машин, однако 8 из них так и остались невостребованными.  Всего же на хранении – 15 невостребованных машин. Это какой-то не поддающийся осмыслению лютый писдец – ОАК, присосавшись к бюджету, увлеченно производит то, что не нужно рынку, чтобы эффективные менеджеры могли разворовать госсубсидии и госинвестиции – вот истинный смысл путиномики! Выход на рынок китайского ARJ21 не сделает хуже «Суперджету» - хуже быть уже просто не может.

Я об этом писал три года назад, пропутинское хомячье высрало сотни коментов, похваляясь тем, как ОАК будет клепать по 60 лайнеров в год. Ну и кто из нас оказался прав, дурачки? Куда вам, ватные дебилы, просравшие советский авиапром, передовой для своего времени, тягаться не то что с корпорацией Boeing, поставившей в прошлом году заказчикам более 700 гражданских лайнеров, а хотя бы с китайцами и бразильцами?

Так вот, об индустрии. США с легкостью отказались от производства маломаржинального индустриального ширпотреба, типа легковых авто, но даже в мыслях не имели переводить в Азию свой ВПК и аэрокосмический комплекс. Причина в следующем: автомобили в XXI столетии – продукция с минимальной добавленной стоимостью, а вот самолет – совсем другое дело. Для производства автомобиля, себестоимость которого 9,5 тысяч долларов, а рыночная цена – 10 тысяч, американская рабочая сила слишком дорогая. В цене машины, грубо говоря, 50% - стоимость ресурсов и энергии, а 50% - стоимость труда, поэтому удорожание труда на 10% переводит производство авто в разряд убыточного.  Самолет же продается за 100 миллионов при себестоимости в 50 миллионов, Даже если американский рабочий будет получать в 5 раз больше китайского, производство все равно будет рентабельно. Но китайский рабочий в принципе не может составить конкуренцию американскому, потому что Boeing – мировой монополист, разделивший рынок больших авиалайнеров с Airbus.

Поскольку в США сохраняется и развивается авиапромышленный комплекс, то даже если российские нано-ученые совершат прорывное изобретение в области авиационных материалов, воспользуется этим изобретением именно Boeing. Сегодня ВСМПО штампует для американцев титановые заготовки за символический «1%»; будут там делать нанокорпуса за тот же «1%» - принципиально схема туземной экономики не изменится. Гешефт будет доставаться тому, кто КОНТРОЛИРУЕТ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ЦЕПОЧКУ, а не тому, кто делает в ней одно звено, пусть даже и супер-пупер-уникальное.

Почему я вспомнил о Boeing? Скажите, что выгоднее – качать дармовой газ из-под земли или делать самолеты? Конечно, делать самолеты – с этим даже тупорылая вата спорить не станет. И цифры это подтверждают: корпорация Boeing (160 тыс. сотрудников) в 2014 г. получила чистую прибыль в $5,45 млрд. против $3,5 млрд. у «Газпрома», эксплуатирующего природную ренту. Чистая прибыль на одного сотрудника у американских авиастроителей –$34 656 – в 4,5 раза выше, чем у «Газпрома». Почему же в РФ самолеты строить нерентабельно, а качать газ – вполне себе выгодно? Да потому что в РФ происходит деиндустриализация, то есть уничтожение высокопередельной индустриальной экономики и возврат к экономике природной ренты, а это, блять, уклад, свойственный ФЕОДАЛИЗМУ!

Специфика рентной экономики в том, что она не признает долгосрочных вложений, требуя максимально быстрой отдачи от инвестиций. Если у вас есть завод, вы не будете вкладывать в его модернизацию 100 миллионов, чтобы через 10 лет отбить затраты и выйти на рентабельность 10% в год. Вы просто сдадите станки в металлолом, а корпуса продадите под торговый центр, получив таким образом единовременную прибыль в 10 миллионов при НУЛЕВЫХ инвестициях. Да, рентабельность будет выше, чем при нормальном хозяйствовании, но лишь до тех пор, пока вы не утилизируете все заводы. Таким образом, за четверть века советская экономика была уже утилизирована в достаточной степени, чтобы сделать Рашку нежизнеспособной страной. Текущий нефтяной кризис по самым оптимистичным прогнозам продлится не менее 5 лет – этот срок рентная экономика РФ не переживет. Это даже не прогноз, это констатация неизбежного факта. Я писал об этом и три, и пять лет назад. Дебилы крутили пальцем у виска: мол, Кунгуров ипанулся, баррель через 5 лет будет стоить минимум 200 баксов.  А как вам цена в 48 зелененьких за бочку? И что вы запоете при цене в 40?

Для индустриальной экономики низкие цены на энергоносители – благо. Для феодальной рентной экономики – приговор. Индустриальная экономика – это экономика высокой прибавочной стоимости, когда в цене конечного продукта доминирующую часть занимает стоимость труда. Постиндустриальная экономика – экономика сверхвысокой прибавочной стоимости, когда в конечной цене основная часть – доля ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА. А феодальная экономика ренты – экономика отъема ресурсов у природы. В цене барреля доля труда нефтяника – ну, пусть 10%, остальное – подарок природы.

Смертельная слабость РФ в том, что страна продает не свой труд, а свои ресурсы. Дело даже не в том, что ресурсы стремительно иссякают. Дело в том, что эти ресурсы можно просто отобрать. НЕ  ПОЗВО-О-О-О-ОЛИ-М-М – хором орут тупорылые ватники – да пусть НАТО только сунется – сразу писды получит!!!! О, нет, никто не будет оккупировать Сибирь, чтобы забрать вашу нефть (впрочем, она давно уже не ваша). Чтобы ее забрать, достаточно просто опустить цены на нее – и вы, позорные терпилы, будете отдавать ее не то что за бесценок, а себе в убыток. На кой хер вас оккупировать? Вы, рабы, и так ибашите за миску баланды. Оккупация РФ экономически нецелесообразна, поскольку содержание оккупационного контингента – есть издержки, которые увеличат стоимость изымаемого у туземцев сырья.

90% экспорта из РФ – низкопередельные полуфабрикаты и сырье – нефть, газ, мазут, алюминий, металлопрокат, да те же медь, лес, зерно, как и 100 лет назад. Половина доходов бюджета – выручка от продажи нефти и газа. Сейчас цены на углеводородное топливо упали. И в РФ мы наблюдаем удивительнейшую картину: добыча и экспорт РАСТУТ!!! То, что растут цены на АЗС – понятно, быдло должно из своего кармана компенсировать  выпадающие доходы эффективных менеджеров. Но почему растет экспорт при упавших ценах? Элементарная логика подсказывает, что при этом цены упадут еще ниже. Надо бы на время и добычу снизить, и вентиль на экспортной трубе слегка подзакрутить. Зачем отдавать за бесценок то, за что завтра можно выручить полновесный нефтедоллар? Ведь вы же верите в светлое завтра?

Это невозможно. Кремль не контролирует экономику РФ несмотря на то, что ТЭК формально находится под контролем государства. Во времена путинской стабильности и нефтегазовой халявы, длившейся более 10 лет, наши «государственные» нефтегазовые монстры нахватали кредитов на десятки миллиардов долларов. Если вы, идиоты, думаете, что они пошли на инвестиции и обновление основных фондов, то ошибаетесь. После нехитрых комбинаций эти деньги ушли обратно на Запад и материализовались в виде дворцов и яхт новой феодальной знати. И вот как раз сейчас эти долги приходится отдавать. За ваш, идиоты, счет. Хапнула Роснефть 50 ярдов, чтобы выкупить ТНК у ВР, которую ей продали за смешные $7,5 млрд, когда баррель стоил 100, а отдавать приходится с процентами, когда баррель проседает ниже 50. Объявить дефолт никак нельзя – рухнет вся экономика РФ. Вот и приходится насиловать истощенные месторождения только для того, чтобы расплатиться с европейскими банкирами, которые на всякий случай решили еще и отлучить РФ за «крымнаш» от кредитной сиськи.

Не один мускул не дрогнул на чекистской харе Пуйла. Пуйло сказало: «Спокуха, ребята, нам поможет Китай, за ценой мы не постоим». И не постояли. Китай дал кредит Роснефти на условиях, которые тщательно скрываются, а взамен потребовал гарантию поставок нефти по сниженным ценам до 2030 г. Когда баррель стоил $105, китайцы получали от Игорька Сечина «черное золото» по $60. Вчера баррель просел до $48. Если формула ценообразования осталась прежней, желтые братья получают нефть по $25, а это уже за гранью рентабельности. Да пох-й, зато у Пескова часики за 37 лямов.

Сырьевая экономика ущербна тем, что ее принципиально не может контролировать тот, кому она формально принадлежит. Все в руках потребителя сырья. Покупатель назначает туземцам цену на их бананы и баррели. Это правило не имеет исключений, все сырьевые туземные экономики находятся в жопе либо готовятся там оказаться. Феномены вроде Кувейта или Саудовской Аравии объясняются наличием громадных запасов сырья при маленькой численности населения. Но это временное явление.

Выводы: в начале цикла статей о неизбежности революции в РФ я постарался максимально доходчиво описать ситуацию столетней давности, когда экономика Российской империи стремительно развивалась, однако разрыв между нею и передовыми странами Запада нарастал. Россия шла вперед, но все больше и больше отставала. Россия становилась сильнее, чем была вчера, но слабела по отношению к соседям. В итоге страна ПОЛНОСТЬЮ утратила внешнеполитическое влияние, потерпела ряд унизительных военных поражений, в том числе от азиатской Японии. Российская империя настолько утратила суверенитет, что вынуждена была вступить в Первую мировую войну со своим крупнейшим торговым партнером (Германией) исключительно в интересах своих кредиторов. Однако правящий режим оказался неспособным контролировать ситуацию в стране в неблагоприятных военных условиях и рухнул.

Сейчас положение гораздо более катастрофическое: РФ не развивается медленнее, чем соседи, она деградирует. Мы не отстаем в гонке к постиндустриальному обществу, мы скатываемся к рентной экономике феодализма. Рентой стало все. Власть – тоже рента, система власти в Путирашке копирует модель допетровской бюрократии, когда волости и края отдавались «в кормление». РФ стремительно деградирует социально, экономически, технологически, научно и инфраструктурно. Страна подыхает. «Вылечить» ее никакими реформами уже невозможно.

В конце XIX века альтернатива была такой: индустриализация или смерть. Для осуществления индустриализации потребовалась смерть романовской империи и революция. Сейчас альтернатива в следующем: «постиндустриализация или смерть». Переход к постиндустриальной экономике знаний с помощью политического и социального инструментария феодального общества невозможен. Эволюционное развитие невозможно. Следовательно, необходима социально-политическая революция. Российская империя рухнула, не справившись с трудностями военного времени. Путирашка издыхает без всякой войны. Будете и дальше прятать голову в песок, убеждая себя, что все будет путем: баррель по 200, а доллар по 30, и заживем, как встарь, меняя нефть на бусы?

Я вам, ватным дебилам, напомню, что стало с папуасами, когда у них кончилось золото для обмена на стеклянные бусы – их вырезали или обратили в рабов. Вот в этом и заключается ваше будущее. А кто вас будет вырезать или бить кнутом на нефтяных плантациях – американцы, китайцы или эффективные менеджеры из туземной администрации – не важно.

Вы все еще трусливо блеете, что революция – это зло, «патамушта не хотим распада и стрельбы»? Да мне посрать, что вы хотите, а что не хотите, я подожду, пока вы не начнете синеть с голодухи. Революцию в России будет делать тупая, агрессивная от голода вата. А сохранится ли Россия, как историческая общность, будет зависеть от того, выполнит ли революция свою задачу – переход к постиндустриальной экономике знаний и восстановление индустриальной базы.

Я не пытаюсь убедить кого-то в том, что я прав, мне смешны феерически тупые возражения либерастов, охранителей, застабилов,  пуйлососов, дрочителей на совок или на великое православное прошлое. Я знаю, что абсолютно прав. Смысл моей писанины – дать вам возможность адекватно воспринимать реальность –  это поможет вам выжить. А если вы сдохнете, так в этом не будет никакой трагедии, все равно вы сейчас годитесь только на удобрение. На планете живет 7,1 миллиардов человек. Если исчезнут русские – население будет 7,0 миллиардов. Велика ли потеря для человечества?

kungurov.livejournal.com

Когда выйдет Кунгуров? - Я вам пишу...

По приговору за "оправдание терроризма" Кунгурову осталось сидеть примерно 10 месяцев. Ему дали 2 года, но в срок было зачтено время пребывания в СИЗО, поэтому осталось уже меньше года.

Условно-досрочное в случае Кунгурова практически неприменимо, этот вопрос я уточнял у его адвоката. Ходатайство можно подавать после 4/5 срока и процедура его рассмотрения очень небыстрая, поэтому срок скорее закончится, чем ходатайство на УДО будет рассмотрено.

Более того - освобождению Алексея через 10 месяцев может помешать новое дело, которое по некоторым данным собираются возбудить наши доблестные правоохранительные ограны, которые в теории должны защищать нас с вами, а на практике защищают преимущественно власть и элиту.

По этому поводу сам Алексей Кунгуров высказался в интервью, которое заочно дал Интернет-газете "Знак" -

"При нынешнем режиме выйду я, похоже, еще не скоро."

Возможно, Алексей прав. И хотя я склоняюсь к версии, что его дело - это результат выборочно-показательной, а не систематической борьбы с блогерами, но вероятности нового срока это не исключает. Выборочно-показательная борьба бывает еще более жесткой, чем систематическая.

Поэтому может так статься, что при нынешнем режиме Алексей действительно не выйдет.

Но тут можно задаться вопросом, а долго ли протянет нынешний режим?

Сегодня многим кажется, что Путин вечен, режим стабилен, зомбоящик всесилен, народ не хочет ничего менять и будет продлевать доброго царя Вову еще раза четыре. А уж здоровья-то ему при современной медицине и увлечении всяческим фитнесом должно хватить надолго.

Однако это лишь кажущаяся видимость.

Напомню, что в 1985 году абсолютное большинство считало СССР вечным. Сказать кому в 85-м, что Союза не станет уже через 6 лет - никто бы не поверил. Ну почти никто.

Точно так же в 1913-м году (который по статистическим показателям стал высшей точкой расцвета Российской империи) никто не представлял, что через несколько лет этой самой империи не станет. Ну почти никто.

Февральская революция 1917 года стала неожиданностью даже для Ленина. И августовские события 1991 года застали очень многих врасплох. Говорят, даже в Вашингтоне не ожидали, что процесс разрушения СССР пойдет так быстро.

Поэтому...

Я бы не стал утверждать, что Ресурсная Федерация слишком стабильна, а Путин вечен и ничто не способно обрушить режим.

Тем более, что сырьевая экономика зашла в тупик и выхода из него при нынешней системе не существует. Бурного роста цен на нефть не ожидается, а при нынешних ценах государство деградирует, эффективность управления понижается, основные фонды изнашиваются. При этом аппетиты элиты не снижаются и количество жуликов только растет, потому что каждый хочет приложиться к кормушке, пока она не иссякла совсем.

Некоторые вообще грабят страну так, будто завтра вообще не наступит. Захарченко и Хорошавин - яркие примеры грабителей "последнего дня".

Важно учесть, что по мере ухудшения экономического состояния уровень коррупции быстро растет, потому что коррупционеры начинают понимать, что может получиться так, что завтра воровать будет уже нечего и поэтому надо успеть сегодня.

Вспомните, как в декабре 2014 года при обвале рубля все бросились скупать импортную технику, чтобы зафиксировать в ней свои сбережения. Этот ажиотаж - пример того, что бывает при потере стабильности.

То же самое, только растянутое во времени на несколько лет происходит в среде чиновников и элиты - они тоже пытаются извлечь максимум дивидендов из своего положения, пока это возможно. И чем хуже ситуация - тем более решительно и бесстрашно они будут воровать, извлекая из своего положения прибыль. И этим они будут еще сильнее ухудшать ситуацию. И что характерно, никакой Путин и никакой телевизор от этого не спасут.

Путин и другие покемоны в телевизоре могут до поры до времени удерживать обывателей на их диванах, но над элитой и чиновниками, которые разворовывают страну, Путин с телепузиками не властны.

Поэтому Ресурсная Федерация медленно, но верно движется к очередному жесточайшему кризису - не только экономическому, но и политическому, управленческому, государственному. И этот кризис почти наверняка приведет к дефолту и перевороту. То есть к смене режима.

Когда это произойдет?

Думаю следующий срок Путина уже будет последним и скорее всего очень неполным. Возможно Путин даже не пойдет на следующий срок, а предпочтет уйти, пока не началось.

Помните, как в 1998 году накануне дефолта вместо Черномырдина поставили Кириенко?

Вот что-то похожее может быть и в этот раз. Предполагая приближение кризиса власти, правление ЗАО РФ может вывести Путина из-под удара и сделать президентом кого-нибудь другого, чтобы списать все проблемы на него, а самим... как в 98-м году - вывести активы куда подальше и потом постепенно свалить.

Поэтому может и не будет у Кунгурова нового срока, если верхушка уже начала смазывать лыжи.

Или будет, но окажется коротким, как и следующий срок Путина или кого там поставят козлом отпущения вместо него.

Думаю, осталось год-два, вряд ли больше.

И тогда... Кунгуров выйдет.

Выйдет и будет снова материть власть с особым цинизмом, крыть ее многоэтажным матом, изобличать и сквернословить.

Да он и сам про это сказал, цитирую:

"Буду продолжать заниматься тем, чем занимался."

Так что вот.

И многие из тех, кто всячески ругал Алексея, снова будут ежедневно заходить в его журнал, чтобы снова ругать, материть изобличать, сквернословить... то есть заниматься тем же, чем занимались, пока Алексей им писал.

Многие из критикующих Алексея просто не хотят понять, что проблема-то была совсем не в нем - проблема была в тех, кто его читал.

Кунгуров - это зеркало, выразитель мыслей определенной части нашего общества. И его посадкой проблема той части общества, которую он отражал и выражал - не решается.

А вот с освобождением Алексея проблема, вернее часть проблемы - может быть решена.

Потому что его освобождение будет означать, что у нас начал меняться режим, а значит начало меняться и общество - и это на самом деле главное, а Алексей и его освобождение - просто индикаторы изменений.

Если конечно вы этих изменений хотите...

amfora.livejournal.com

Алексей Кунгуров о мироустройстве: Иби или будь выибанным

Алексей Кунгуров, как всегда, в своем репертуаре режет правду-матку. На этот раз о системе мирового устройства политических и экономических взаимоотношениях между странами.

_________________________________________________________________________________________

Постоянно приходится слышать всхлипы, что РФ - сырьевой придаток Запада, колония или даже территория, находящаяся под скрытой оккупацией коварного ZOGa. С другой стороны раздаются экстатические вопли о вставании с колен, энергетической сверхдержаве, внешнеполитической экспансии, а то, что страна является членом G8, преподносится как повод для невъебенной национальной гордости: мол, "Большая восьмерка" рулит миром, а мы в этом непосредственно участвуем. Данные суждения что в первом, что во втором случае носят исключительно оценочно-ярлыковый харктер. Каков же реальный статус РФ в мировом раскладе? На самом деле определить это довольно просто. Достаточно того багажа знаний, что давала советская школа на уроках истории в 7-8 классах.

В современной экономической парадигме, господствующей последние лет 300, все страны и народы делятся на две категории - те, кто ибет, и те, кого ибут на эксплуататоров и эксплуатируемых. Эксплуатируемые страны традиционно делились на две категории - колонии и периферию. Колония - это страна (или безгосударственная территория), вовлеченная в систему неравноценного экономического обмена со своей метрополией. Все устроено по системе-ниппель: в одну сторону - дуй, в другую - …й. Колония вынуждена дешево продавать метрополии ресурсы и дорого покупать потребительские товары. Колония не имеет возможности изменить эту систему отношений, потому что правила игры устанавливает капиталистическая метрополия.

Кто там тявкнул из-под шконки, что капитализм - это рынок и конкуренция? Эй, рядом сидящие, завалите хлебало этому либерасту ботинком. Нет, конечно, конкуренция существует между белыми людьми за право ибать эксплуатировать папуасов, но к рынку эта конкуренция, опять же, не имеет ни малейшего отношения. Победитель в конкурентной борьбе определялся почти исключительно на полях сражений. Победили голландцы и англичане Испанию - вот и нет конкурента, поток золота из Америки меняет траекторию движения. Победили англичане голландцев - и мировая торговля ведется по правилам, которые диктует Лондон. Париж попытался оспорить британскую гегемонию под Трафальгаром, но нифига не вышло. В ходе двух мировых войн США стерли с лица земли классические колониальные империи - Японскую, Британскую и Французскую, и навязали новую систем отношений между колониями и метрополией. Да, только теперь впервые были введены в пропагандистский оборот такие понятия, как свобода, рынок и конкуренция.

То есть теоретически колонии могут выбирать, кто их будет ибать, но это, опять же, только теоретически, потому что на практике сильный все так же сам решает, кого отснашаь и делает жертве предложение, от которого та не в силах отказаться. Поэтому считается, что совокупление происходит по взаимному согласию. Колониальный империализм сменился империализмом финансовым: изменились рычаги воздействия на папуасов, но не сама система-ниппель. Колонии, даже обзаведясь собственными флагами, все так же участвуют в навязанном неравноценном обмене: они дешево продают свой труд, отдают за бесценок ресурсы и дорого покупают потребительские товары. И не важно, что цены диктует не метрополия, а некий какбэ "свободный" рынок. В любом случае прибыль концентрируется у белых дядей, а не у папуасов. Инструменты грабежа со времен первых  конкистадоров немного изменились - это система мирового разделения труда, покупательный диспаритет валют, ссудный процент, инфляционные диверсии  и т. д., но грабеж от этого не перестал быть грабежом. А если какая-то колония вдруг начинает вести себя не так, как хочется метрополии, ее тут же объявляют диктатурой и херачат гуманитарными бомбардировками или устраивают затяжную гражданскую войну, пока жертва не приходит в полный упадок.

Периферийная страна - это та же колония, но в более мягком варианте. Если колония управляется администрацией, назначенной метрополией, а господство метрополии поддерживается ее армией, то периферийная страна имеет собственную систему управления и вооруженные силы. Но суть неизменна: периферийная страна участвует в неравноценном обмене - отдает много, получает мало. Ключевой момент: даже являясь монопольным поставщиком какого-либо продукта, периферийная страна не контролирует рынок сбыта. Соответственно, основной гешефт получает тот, кто диктует условия сделки, а не продавец.  Вот, например, в начале XX века Великобритания вообще не обладала месторождениями нефти, однако сливки снимали нефтяные гиганты Royal Dutch Shell  (англо-нидерландская группа) и British Petroleum, а вовсе не Иран, Венесуэла или Россия, обладавшие крупными запасами нефти.

Может быть, англичане располагали каким-то секретными высокими технологиями? Нет же, первенство в технологиях переработки нефти формально было за Россией, она же была и мировым лидером по добыче. Но Россия была страной периферийного капитализма, и потому сосала лапу. Формально нефть добывали русские акционерные общества и товарищества, но принадлежали они в основном британскому капиталу (опосредованно банкирскому клану Ротшильдов). Царское правительство, находясь в зависимости от европейских банков, вынуждено было идти на унизительные уступки нефтяным магнатам. Например, для экспортеров нефти были приняты льготные тарифы на перевозку нефти по железным дорогам, из-за чего казна несла колоссальные убытки. Про выгоду Ирана (тогда - Персия) вообще умолчим, с ней обходились, как с бесправной колонией.

Хоть концессией распоряжалась Anglo-Persian Oil Company (APOC), персидского в ней не было ничего, кроме названия, 97% акций компании находилось в собственности шотландской Burmah Oil Company, а оставшиеся 3% принадлежали первому председателю компании, Лорду Страткону. У персидского шаха было лишь два варианта: получить за концессию 20 тыс. фунтов стерлингов или не получить.  Плюс к этому ему было обещано 16% от продажной цены нефти, но… Как же белые люди не наибут папуасов? Burmah Oil Company продала британскому правительству контрольный пакет акций компании, а APOC обязалась продавать нефть правительству по фиксированной цене в течение 30 лет. Думаю, нетрудно догадаться, что "фиксированная цена" к рыночной не имела никакого отношения. Фактически владелец нефти продавал ее сам себе по установленной самим же  цене, и "честно" платил с нее роялти. Подобную схему в 90-е годы с успехом использовал Ходорковский, о чем я писал тут.

Естественно, такое положение дел не очень нравилось персидской стороне, но мнение Тегерана никого не ипало. Англичане в 1919 г. фактически превратили формально независимую страну в свою колонию, навязав ей проведение "реформ", под которые выдали им кредит в 2 млн. фунтов стерлингов. Реформы имели примерно такой же результат, как и российские реформы в постсоветский период -   всеобщий упадок, хаос и тотальная коррупция.  На этом фоне в 1920 г. были проведены переговоры о "справедливом" роялти, по результатам которых англичане отделались подачкой в 1 млн. фунтов лично шаху. Самое смешное, что переговоры были не англо-персидскими, а англо-английскими, потому что иранскую сторону представлял сотрудник британского министерства финансов сэр Сидней Армитэйдж-Смит.

Ладно, шаха умаслили. Но, сцуко, обнищавший народец начал роптать, чем воспользовался генерал Реза Пехлеви, поднявший в 1921 г. антишахский (а по факту антианглийский) мятеж. Ну, и что с того? Зря, что ли, англичане выдавали кредит на "реформы"? Ведь реформированием шахской армии руководили английские инструктора, и даже зарплату иранским офицерам в бригаде Пехлеви платили англичане. Так что Великобритания охотно поддержала антишахский путч, в результате которого Пехлеви сначала стал военным министром, потом премьер-министром, а в 1925 г. сверг шахскую династию Каджаров и сам стал шахом, основав династию Пехлеви. Англичане, воспользовавшись ситуацией, тут же аннулировали соглашение о роялти 1921 г.

Реза Шах наивно рассчитывал, что укрепившись у власти, он заставит англичан делиться по справедливости, и в 1928 г. потребовал радикального пересмотра условий договора концессии. Англичане вступили с ним в переговоры, которые безрезультатно тянулись четыре года. При этом APOC демонстративно не выполняла даже грабительские условия договора 1909 г. Великобритания осознавала свою полную безнаказанность: ей принадлежали нефтепромыслы, нефтеперерабатывающий завод в Абадане, вся инфраструктура, весь менеджмент и технический персонал был британским. Персы использовались лишь в качестве почти дармовой рабочей силы на грязной работе. Самое поразительное, что Иран не мог даже заставить APOC делиться нефтью. Для своих нужд Иран закупал нефть у СССР, разумеется, за валюту.

Разъяренный шах в 1932 г. аннулировал концессионное соглашение с APOC. Но англичане и ухом не повели, они просто отказались признать решение шаха и продолжили качать нефть в свое удовольствие. Если бы Персия была колонией, тем бы дело и кончилось. Ну, возможно шаха бы свергли. Но ведь формально это была суверенная страна, член Лиги Наций. Именно туда Реза Шах и пожаловался на беспредельщиков-англичан. Но Лига Наций ничем ему не помогла, ограничившись рекомендацией "прийти к обоюдному соглашению". Пришлось Пехлеви согласиться на условия англичан, которые дарили  Персии 20% акций APOC, сокращали в четыре раза территорию концессии, обещали увеличить размер роялти и даже милостиво согласились продавать Персии нефть по льготной цене. Однако данные условия должны были действовать до 1993 г. На самом деле большинство уступок носило чисто формальный характер. Например, британцы сами выбирали, какие районы оставить за концессией, а какие отдать Ирану. Отдать было не жалко, потому что ни самостоятельно наладить нефтедобычу, ни передать кому-либо Иран эти месторождения не мог. Да и отдала APOC самые бедные нефтью участки. Что касается роялти, то выплата по новому договору все равно оставались ничтожными, налогов в казну Великобритании компания платила больше. В 1941 г. Великобритания и СССР оккупировали Иран (страна переименована в 1935 г.). Шаха англичане свергли и он умер в изгнании.

После завершения Второй мировой войны во всем мире стали набирать обороты процессы деколонизации. Великобритания, хоть формально и победила в войне, но по факту Британская империя развалилась. В 1949 г. на выборах в Иране победил Национальный Фронт, а премьер-министр Мосаддык, последовательно добивающийся суверенитета Ирана, в 1951 г. объявил о национализации нефтяной промышленности. Англичане дважды пытались склонить иранское правительство к паритетному разделу прибылей от продажи нефти, однако упрямый Мосаддык был непреклонен, а шах Мохаммед Реза боялся вызвать гнев подданных и вынужден был идти на поводу у популярного в массах премьера.

Сначала англичане попытались задавить Иран экономической блокадой, призвав крупнейшие нефтяные компании отказаться от закупок иранской нефти, что и было сделано. Не правда ли, это один в один напоминает нынешнее нефтяное эмбарго, инициированное США протии Ирана? Однако блокада не дала результатов. Тогда инициатива в иранском вопросе перешла к США, сменившим Великобританию на посту главного мирового кровососа. После того, как Мосаддык отвег предложенный Вашингтоном план создания международного консорциума, которому Национальная иранская нефтяная компания будет продавать нефть, пиндосы осуществили в Иране госпереворот. Руководили операцией братья Фостер и Аллен Даллес, соответственно госсекретарь США и директор ЦРУ.  В результате к власти пришел проамериканский режим, и в 1954 г. марионеточное првительство приняло американский план, предоставлявший Международному нефтяному консорциуму право добывать иранскую нефть в течение 25 лет.

Согласно договору англичане получали компенсацию в 25 млн. фунтов стерлингов за ущерб, причиненный национализацией, а в Международном консорциуме British Petroleum (бывшая APOC) получила 40% акций. Учитывая, что пакет в 14% акций получила Royal Dutch Shell, можно считать, что формально Великобритания сохранила за собой контрольный пакет. Но фактически на Ближнем Востоке уже был новый хозяин - США. Лишь в 1979 г., когда в Иране был свергнут проамериканский режим шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, Иран встал на путь приобретения реального суверенитета. Это, и только это является причиной лютой ненависти к персам ведущих стран капиталистического центра.

Раньше единственным принципиальным отличием колонии от периферийной страны было наличие суверенитета, порой чисто формального. Но, тем не менее, периферия сама могла обладать колониями, то есть выступала как бы субподрядчиком в грабеже папуасов в пользу метрополии. После 60-х годов колоний в классическом смысле, как территорий, контролируемые метрополий, уже не существует. Сегодня все колонии контролируются опосредовано.

Возникает резонный вопрос: а может ли страна быть суверенной, то есть не позволять себя ибать эксплуатировать, но при этом не становиться эксплуататором? Да, это возможно. СССР был первым государством на планете, вырвавшимся из капиталистической парадигмы "еби или будь выебанным". Путь к суверенитету лежал через автаркию. После Второй мировой войны Советский Союз создал систему мировой торговли, базирующуюся не на наибалове путем обмена у папуасов золота на стеклянные бусы (бумажные фантики, пластиковые айфоны…), а на паритетном обмене товарами и материальными ресурсами. К сожалению, ублюдок Хрущев отказался от создания альтернативной капитализму миросистемы, и под разговоры о мирном сосуществовании двух систем начался процесс возврата нашей страны в систему капиталистической мировой торговли. Итог известен. Однако хоть и в ущербном виде, но для стран СЭВ система паритетного, то есть честного обмена какое-то время действовала, пока деградировавшая советская элита не похерила эту весьма эффективную модель, суть которой была предельно проста: из канонической капиталистической схемы товар-деньги-товар были исключены деньги, и получилось, что товар обменивается на другой товар по эквивалентной стоимости.

Для тех, кому либерасты совсем моск засрали, объясняю еще проще: на таком честном рынке нельзя прийти с пачкой напечатанных зеленых фантиков и обменять их на то, на что пожелаешь, да еще и по той цене, какую ты сам своим фантикам назначишь. Чтобы получить материальные ценности, ты должен предложить в обмен только востребованную рынком другую материальную ценность. Взаиморасчет происходит в условных счетных единицах, не имеющих ни физического воплощения, ни возможности конвертировать в какие-либо иные денежные единицы. В такой системе просто физически был невозможен дисбаланс во внешней торговле. Соответственно, в этой системе не было ни метрополии, ни колоний с  периферией,  откуда центр выкачивает богатства.

Конечно, сейчас либерасты кричат, что СССР кормил задарма Восточную Европу, а бывшие "братья" по соцлагерю вопят, что русские их нещадно эксплуатировали. Но все это чисто пропагандистский пиздеж. Уж если  смотреть по существу, то именно сейчас бывших братушек и ибут вовсю их новые старые хозяева. Возьмем, например, Болгарию - полноправного члена ЕС.  После развала СЭВ экономика страны ухнула в жопу, уровень жизни 1989 г. по официальным данным был достигнут только в 2004 г. Но сейчас этот самый уровень жизни явно ползет вниз. Помните, недавно по телеящику показывали, как болгары, получив квиточки на оплату коммунальных услуг, массово вывалили на улицы и стали требовать отставки правительства? Причиной послужил резкий рост цен на электроэнергию.

Почему же цены выросли? Дело в том, что при социализме в Болгарии была построена мощная АЭС "Козлодуй" (еще начато строительство АЭС "Белене"). Это позволило стране не только удовлетворить собственные потребности, но и продавать электроэнергию соседям. Однако при вступлении в ЕС Брюссель обязал болгар заглушить четыре из шести реакторов "Козлодуя", что по оценкам болгар, принесло стране убытки в 1,6 млрд. евро. Строительство "Белене" заморожено решением правительства. Вообще-то по поводу "Белене" был проведен референдум, на котором большинство участников высказалось за строительство, но при правильно отстроенной демократии мнение большинства никого не ипет. Более того, ЕС предъявил Болгарии требование наращивать долю "зеленой" энергетики (я полагаю, это пролоббировали производители ветрогенераторов), а так же приватизировать и модернизировать электрические сети. В итоге Болгария столкнулась с дефицитом электроэнергии, которую пришлось покупать за валюту, а стоимость "зеленой" электроэнергии оказалась заоблачно высока. Оплачивать все это удовольствие пришлось конечному потребителю, что чуть не привело к свержению правительства. Кстати, болгарские распределительные сети теперь принадлежат немецкому концерну E.ON, который расходы на модернизацию сетей по евростандартам так же возложил на потребителя. Что получается? Некогда общенародная болгарская собственность перешла в собственность иностранных энергоконцернов, которые благодаря этому нарастили свои прибыли, и при этом с рынка устранен конкурент-экспортер электроэнергии.

Налицо ситуация, которую можно назвать неоколонизацией,  стране-жертве навязывается старая добрая система-ниппель. Правда, обставлено все весьма гламурно: в Болгарию не приплыли броненосцы и не прилетели гуманитарные бомбардировщики, наоборот, страну какбэ приняли в клуб белых людей - в ЕС, и даже вроде как евро ей позволят печатать с 2014 г. Но по факту страну грабят, нынешний типа "инвестиционный бум" на самом деле означает скупку за бесценок национальной экономики забугорными "инвесторами". А вот когда закончится процесс "модернизации экономики" и Брюссель перестанет выплачивать Болгарии компенсационные транши для социальной амортизации - вот тогда братьев-славян и нагнут раком в полной мере. Нет, ребятки, вы - не белые люди, вы - бледные папуасы. Впрочем, вам папуасить не привыкать.

Ну, а теперь про РФ. Впрочем, про нее, родимую, в следующий раз, а то и так многабукафф.

Источник: kungurov в Иби или будь выибанным

aloban75.livejournal.com

Окончательный российский диагноз – смерть NOVA UKRAINA.ORG

2016-01-15 17:49:00. Аналітика

Алексей Кунгуров – тюменский писатель, журналист, политтехнолог – успел достаточно насолить российским ортодоксам пропутинского толка. С ним и судиться пытались, и рот ему заткнуть, но безрезультатно.

Человек, наделенный энциклопедическими знаниями и умеющий их непредвзято употребить для анализа российской действительности, в проекции ее на экран общемировых тенденций в политике, экономике, культуре, он приходит к весьма неутешительным выводам.

Достаточно вспомнить названия нескольких из множества его книг – «Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова–Риббентропа», «Киевской Руси не было, или Что скрывают историки», «Будет ли революция в России», «Феномен Собянина. Кто делает президентов», «Вертикаль. Как работает система Путина», – чтобы увидеть насколько широк диапазон интересов писателя и каковы его мировоззренческие позиции. Вот и в предлагаемой статье, где исследуется реальная экономическая ситуация в России, он приходит к выводам, прямо противоречащим насквозь лживой легенде о стабильности путинского режима, которому никакие революции не страшны.

Тут для Кунгурова все абсолютно ясно. Экономику РФ не вытащить из выгребной ямы, в которую она провалилась, никакими усилиями. Катастрофа неизбежна. А это значит, основное препятствие на пути украинцев в будущее, в принципе, уже устранено. Стоит одолеть собственных коррупционеров, разлагающих страну изнутри, и желанный результат будет достигнут в считанные годы. Итак, если вы готовы простить автору "крутую" лексику (собственно мат), читайте опубликованную Кунгуровым в своем ЖЖ отходную прогнившей России под выразительным названием – «Диагноз окончательный – смерть!»:

А давайте-ка вспомним, что я писал 5 лет назад – про стоимость барреля, про Украину, про «Суперджет», коррупцию и приближение революции.  Хоть в чем-то я ошибся?

Чтобы понять, что революция в РФ неизбежна, не нужно анализировать рейтинги царя и ПЖиВ, общественные настроения, отношения между враждующими кремлевскими башнями и т. д. Можете поверить мне на слово сейчас, а убедитесь в том сами потом – перед революцией рейтинг свергаемого диктатора всегда высок. Общественные настроения накануне взрыва обычно тоже спокойны, бури ничто не предвещает, она начинается буквально на пустом месте. И козни Госдепа тут не при чем.

Сегодня речь пойдет не об этом увлекательном антураже, а о вещах скучных и малопонятных большинству – об экономике. Описание экономической модели РФ звучит как диагноз смертельно больного социального организма. Я писал это раньше, но не грех и повторить. Идиоты делят страны на прогрессивные и отсталые, ориентируясь на внешний антураж: дескать, страны, исповедующие капиталистический путь развития – прогрессивны, а если они терпят фиаско – значит у них неправильный капитализм, в котором мало свобод, конкуренции, открытости и прочих няшных фишек.

Ранее я подробно описал современную двуединую капиталистическую систему, основанную на неравноценности обмена, в которой есть общества, отдающие свои ресурсы и труд другим, и, соответственно, общества, присваивающие. Первые могут выглядеть как максимально либеральные и свободные страны, вторые могут быть отягощены пережитками социального государства (это, как вы сами понимаете, не добавляет конкурентоспособности экономике). Однако суть неизменна: страны капиталистической периферии много производят и мало потребляют, страны капиталистической метрополии много потребляют, производя на первый взгляд, очень мало. Вот хоть усритесь, не сможете объяснить, по каким таким объективным причинам в малюcеньком туристическом Люксембурге средняя пенсия $2.500, а в главной мастерской мира – Китае – средняя зарплата всего $600. Разве Люксембург производит хоть десятую часть того, что потребляет?

Кстати, Рассеюшка так мощно вставала с колен последние лет 15, что по показателю средней зарплаты уже отстала от Китая. Сейчас Путирашку обгоняет Бразилия и Северная Африка. Но это так, к слову. Да, капитализм несправедлив, есть господа и есть господские слуги. Есть эксплуататоры и эксплуатируемые. Есть те, кто ипет и те, кого ипут. Так что декларировать горячую приверженность к капитализму мало, надо определиться, к какой категории относится РФ – к капиталистическим паханам или капиталистическим терпилам.

Туповатые марксисты видят решение вопроса в мировой революции: мол, страны производящие должны просто перестать обслуживать страны, их эксплуатирующие. Если индустриальное производство из Европы и Северной Америки переехало в Юго-Восточную Азию, то Старый Свет теперь зависим от азиатов точно так же, как дряхлый лорд от своего молодого слуги, который кормит его с ложечки и выносит из-под него горшок. О, это большое заблуждение!

Дело в том, что географическое расположение производящих мощностей не имеет никакого значения, важно лишь то, кто их контролирует. Кто контролирует – тот и получает гешефт. Хороший пример – производство iPhone (в потребительском обществе вещь почти сакральная). Производятся аппараты в Китае, из США туда доставляют всего лишь несколько компонентов из тысяч потребных, например сапфировое стекло. Можно ли на этом основании считать iPhone китайско-корейским, если его производство локализовано в Азии на 99%?

Apple не имеет собственных производственных мощностей. Проектируется iPhone и вся прочая техника Apple в офисах Купертино, штат Калифорния, США. Здесь разрабатывают дизайн устройств, ПО и планируют рекламные компании. ВСЁ! Как сказано на официальном русском сайте iPhone , «китайские производители, хоть и имеют лучший в мире потенциал для сборки устройств, но их работа оценивается лишь в одну сотую от общего вклада в создание гаджетов». То есть вот эти десятки тысяч китайцев в стерильных цехах китайского завода в провинции Сычуань (на фото), производящие 400 тыс. девайсов в день, получают лишь 1% от затрат на производство конечного продукта.

Постиндустриализм – это не исчезновение индустрии, постиндустриальный уклад экономики – это когда основная часть прибавочной стоимости создается мозгами, а не отбойным молотком в шахте. Давайте посмотрим, как это выглядит на примере гиганта постиндустриализма Apple и индустриального гиганта, например «Газпрома». 459 тысяч сотрудников «Газпрома» обеспечили компании в 2014 г. чистую прибыль в размере $3,5 млрд. 80 тысяч дизайнеров, программистов и клерков Apple сделали своим владельцам $39,5 млрд. чистой прибыли. То есть чистая прибыль в расчете на одного сотрудника у яблочного гиганта – $493 750, а у нашего национального достояния - $7 625. То есть рентабельность одного сотрудника, работающего головой, выше в 65 раз по сравнению с туземцами, качающими из недр пердячий газ мертвых динозавров! Вдумайтесь в эту цифру, поцреотические дебилы, воспевающие вставание Рассеюшки с колен!

Тупые ватники привыкли считать, что Америка вообще ничего не производит, а только печатает баксы. Рухнет пирамида доллара – и США окажутся с голой жопой.  Как видим, это представление в корне неверное. В США не только производят очень много, там производят значительно больше, чем в РФ на душу населения. Причем в США производят самый рентабельный продукт в мире – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ. Мир легко обойдется без российского газа (про нефть вообще умолчим), его можно будет заменить несколько более дорогим для потребителя иранским, ливийским или ближневосточным газом. Даже если завтра начнется «горячая» война на Украине и поставки газа из РФ будут перекрыты полностью, в Европе расконсервируют угольные электростанции и произведут энергию за счет менее рентабельного и более «грязного» топлива.  Газ, уголь, дрова – всего лишь топливо, конечный же продукт – тепло в домах и электроэнергия никак не меняют своих свойств в зависимости от способа производства.

Но чем можно заменить iPhone? Ничем, это продукт уникальный. Да, есть суррогатные аналоги, если можно так назвать, андроидфоны, но почему-то потребители предпочитают покупать о-о-о-о-чень дорогие айфоны вместо дешевеньких китайских смартфонов. В этом тоже заключается отличие постиндустриальной экономики от индустриальной. При индустриальной выигрывает при прочих равных тот, кто предлагает более ДЕШЕВЫЙ продукт, а в постиндустриальном укладе рулит тот, кто предлагает УНИКАЛЬНЫЙ продукт. Samsung, LG, Lenovo, Huawei и прочие могут конкурировать друг с другом за счет цены на свои девайсы, поступаясь своей прибылью, а Apple продолжает наращивать стоимость своей продукции, потому что их продукт обладает уникальными свойствами.

Сравнение Apple и «Газпрома» тем более наглядно, что у этих предприятий гигантский разрыв в соотношении между оборотом и чистой прибылью:  У американской корпорации чистая прибыль составляет 21,5% от оборота, в то время как у газового гиганта всего 3,4%. Стоит обратить внимание на принципиально важный момент – у «Газпрома» значительная часть производственных издержек приходится на ресурсы, которые расходуются на добычу и транспортировку газа, а у крупнейшей американской компании основная статья расходов – ЗАРПЛАТА ПЕРСОНАЛУ и подрядчикам. То есть Apple – это гигантский пылесос, который за год высосал со всего мира $183 млрд. и отдал их в руки американцев напрямую в виде зарплаты, дивидендов или налогов. В минусе пожалуй лишь сожженное электричество на кондиционирование офиса компании да тот самый «1%», что достается азиатам, штампующим девайсы.

Издержки на добычу у «Газпрома» растут, запасы истощаются, рентабельность падает, менеджмент деградирует. Финансовое состояние компании характеризуется одним емким словом – банкрот. Все потому, что добыча углеводородного сырья в XXI веке – это такое же «передовое» производство, как, например, производство перца или шелка.  А ведь каких-то 400 лет назад доставка перца в Европу обеспечивала 1000% прибыли! Да, человечество не сможет обойтись без перца и при постиндустриализме, спрос на него даже на три порядка выше, чем в феодальную эпоху. Однако ни одну страну мира не делает передовой и сильной наличие полей, где выращивается черный перец. В прошлом столетии рулили страны, контролирующие запасы углеводородного сырья, сейчас рулят те, что контролируют производство каких-то электронных потребительских фетишей. Нравится вам это или нет, но это – факт.

США – та страна, что может первой шагнуть в постиндустриальную эпоху. Сложно сказать, началась она или еще нет. Мне близка такая точка зрения: постиндустриальная эпоха начнется тогда, когда в широкий обиход войдет наноэлектроника и промышленное 3D-принтирование. Нанотехнологии обещают революцию и в энергетике. Еще три года назад я скептически относился к солярному электричеству. В середине 70-х годов нобелевский лауреат Петр Капица обосновал невозможность существования современной цивилизации на энергии с низкой плотностью (количество произведенной энергии на единицу земной поверхности). То есть, образно выражаясь, если мы всю потребную нам энергию захотим получать от солнечных батарей и ветряков, то нам придется всю поверхность земли занять солярными и ветровыми электростанциями – так много человеку нужно энергии, что не останется места для лесов, полей и вообще для жизни. Углеводородное топливо – это та же энергия солнца, однако в концентрированном выражении, накопленная в результате биогенеза за сотни миллионов лет. Поэтому этот источник энергии мог удовлетворить человека в индустриальную эпоху.

Характерной чертой постиндустриальной эпохи будет резкий всплеск энергоэффективности (именно поэтому я считаю, что она еще не наступила). То есть полезный выход энергии увеличится при том, что валовое производство энергии снизится. Для тех, кто не понял, поясняю: сегодня для производства энергии тратится все большее количество энергии. Чтобы добыть 10 бочек нефти, надо сжечь одну бочку (подробнее см. мои посты по тегу нефть, где раскрыто понятие EROEI), а полученные 9 бочек нефти тратятся на то, чтобы добыть из земли и обработать мегатонны полезных ископаемых, перевезти их на десятки тысяч километров, произвести индустриальным способом много нужных вещей, переведя половину сырья в стружку, после чего полезные вещи должны быть доставлены потребителю. Еще энное количество энергии тратится на утилизацию выброшенных на помойку товаров.

В новую же эпоху массовое производство будет строиться на конструировании материалов с заданными свойствами из атомов. Энергозатраты в перспективе снизятся на два порядка, ресурсоемкость – неще больше. Хотите наглядную иллюстрацию? Вспомните фильмы про войну – разведчики уходят в тыл врага с тяжеленной радиостанцией за плечами, а массивные батареи для нее несет вся разведгруппа. Потеря рации означает провал миссии. Сели батареи – надо отправлять самолет, чтобы он сбросил запасные элементы питания. Все это колоссальные затраты мышечных и машинных сил. Сегодня спутниковый телефон весит в 50 раз меньше, чем очень хорошая для своего времени радиостанция «Север-бис». Но если эта рация весила 2 кг, а анодная батарея БАС-60 к ней тянула 6 кг, то теперь гораздо более емкая и мощная литий-полимерная батарея будет весить грамм 300.  Ну а для современных средств связи достаточно и 50-граммового аккумулятора, заряжаемого при необходимости от компактной солнечной панели.  Таким образом, возможности радиосвязи выросли в сотни раз, а ресурсоемкость средств связи снизилась в десятки.

Нанотехнологии обещают повысить эффективность аккумуляторов и солнечных панелей еще на порядок. Так вот, почему я вспомнил Капицу. Он  не отрицал того, что «зеленая» энергетика способна удовлетворить потребности человечества, он лишь констатировал: «Чтобы это было рентабельно, надо понизить затраты на несколько порядков, и пока даже не видно пути, как это можно осуществить». Прошло 40 лет – и себестоимость солнечной энергии снизилась в 200 раз! КПД солнечной батареи достиг 44,7% против 1% в 70-х. Да, это рекорд чисто лабораторного характера. Да, сегодня пластины на арсениде галлия, позволяющие поглощать 40% солнечной энергии, баснословно дороги. Но теперь «видны пути, как это осуществить». Нанотехнологии в очень скором времени позволят собирать из атомов поликристаллы, которые будут эффективно аккумулировать солнечную энергию даже в высоких широтах при пасмурной погоде (монокристаллы эффективнее улавливают прямые солнечные лучи).

Так вот, ребята, когда это произойдет, а произойдет это очень скоро, «Газпром» превратится в хлам. В лучшем случае промышленную инфраструктуру удастся превратить в музеи и туристические достопримечательности, каковыми в Европе стали ветряные мельницы и фабрики XVIII столетия, работающие на водяной энергии.

РФ – страна, живущая исключительно за счет экономики вчерашнего дня, причем за счет самого примитивного его сегмента – добычи сырья. Развиваются ли в России перспективные технологии, та же нано-индустрия? Да, развивается. Каким бы мудаком ни был Чубайс, как бы ни воровали на «Сколково», сколь бы уныло ни выглядел «Ростех», но ростки нового технологического уклада  у нас есть. Однако проблема та же, что и у дряхлой романовской империи 100 лет назад: да, темпы развития российской экономики были рекордные, однако отставание от передовых стран Запада возрастало по всем направлениям. Корень проблемы заключался в том, что Российская империя не обладала индустриальным комплексом. От того, что Попов одним из первых изобрел радио, русским было ни тепло, ни холодно, потому что передовая радиопромышленность существовала в Германии, а удел русских – поставки немцам меди, которая требовалась радиопромышленности. Даже не медной проволоки, а именно меди, а порой даже медной руды, поскольку технологии обогащения руды в России были примитивные.

Что нужно для того, чтобы шагнуть в постиндустриализм? Как ни странно – индустрия.  Вы привыкли к клише, что на Западе происходит деиндустриализация. Термин совершенно не верный. На Западе происходит эффективное разделение труда: в Калифорнии делают дизайн и ПО для айфонов, а индустриальное производство находится в Азии. Это единая ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ЦЕПОЧКА. Однако азиаты получают 1% гешефта, а «белые воротнички» в Америке – 99%. И вокруг этих «белых воротничков» возникает постиндустриальная экономика услуг. Но сама-то индустрия с миллионами рабочих никуда не делась! На фабриках Foxconn, где осуществляется сборка электронного ширпотреба, трудится более 1,2 миллиона работников. И, кстати, чистая прибыль компании такая же, как у «Газпрома».

То есть "старая" индустрия на Западе не исчезла, она лишь переместилась, стала более компактной и роботизированной, но владеют гигантскими заводами и металлургическими комбинатами те же лица. Как известно, крупнейшим собственником Apple является корпорация Vanguard. Мне даже лень исследовать структуру собственников Foxconn, я и так с уверенностью скажу, что одним из владельцев компании будет все тот же Vanguard. Китайцы производят, но не владеют средствами производства. А американцы формально почти ничего не производят, однако именно американские инвестиционные корпорации и банковские синдикаты контролируют все ключевые отрасли мировой экономики. Это факт. Очень скоро вы с удивлением обнаружите, что и «российским» ТЭК почему-то рулят иностранные менеджеры.

Поэтому американцы могут позволить себе похоронить автоиндустрию в Детройте. Да, для отдельного города это – катастрофа. Но в масштабах страны – всего лишь оптимизация. Ведь американские компании контролируют большинство мировых автогигантов. И эти автогиганты, так же как заводы Foxconn в Китае, производят продукт за свой символический «1%», а главными выгодоприобретателями становятся американские дизайнеры, разработчики ПО для бортовых компьютеров и банкиры, раздающие автокредиты.

На Западе нет и не было деиндустриализации, мировая индустрия все так же контролируется Западом. А вот в России происходит деиндустриализация в чистом виде – то есть УНИЧТОЖЕНИЕ экономики индустриального уклада. Индустрия – это та почва, на которой произрастает дерево постинудстриальной экономики. Представьте себе, что в России изобрели супер-пупер-инновационный наноматериал – крепкий, как сталь, и легкий, как пластик. Может ли наш авиапром убить всех своих конкурентов, делая самолеты из нового суперматериала? Нет. Потому что российский авиапром – это жутко отсталый, стремительно деградирующий комплекс, не способный конкурировать не то что с американским авиапромом, но даже с бразильским!

Не откажу себе в удовольствии макнуть в парашу хомячков Фрицморгена и прочих дрочителей на Пуйло и вставание с колен. Вы так трогательно гордитесь «Суперджетом», но почему-то забываете о том, что его производство уже 10 лет приносит лишь убыток. Чистый убыток ОАК за 2014 г. – $220 млн. А вот бразильский  Embraer получил за тот же период $334 млн чистой прибыли. Это не удивительно, учитывая, что компания произвела за год 92 коммерческих лайнера и 116 бизнес-джетов против 35 «Суперджетов» в ОАК. На «Суперджете», похоже, уже поставили крест, потому что удельный вес иностранных компонентов в машине – 60-80%, и падение рубля делает его производство нерентабельным в принципе.

Кстати, цифра в 35 произведенных машин – это циничное наипалово путинской пропаганды. Все мировые автопроизводители планируют производство, исходя из имеющегося портфеля заказов. Авиакомпании стоят в очереди, рассчитывая получить машины через пять и более лет. И только один завод в мире в Комсомольске-на Амуре, где клепают «Суперджеты», работает «на склад». Да, сделали 35 машин, однако 8 из них так и остались невостребованными.  Всего же на хранении – 15 невостребованных машин. Это какой-то не поддающийся осмыслению лютый писдец – ОАК, присосавшись к бюджету, увлеченно производит то, что не нужно рынку, чтобы эффективные менеджеры могли разворовать госсубсидии и госинвестиции – вот истинный смысл путиномики! Выход на рынок китайского ARJ21 не сделает хуже «Суперджету» - хуже быть уже просто не может.

Я об этом писал три года назад, пропутинское хомячье высрало сотни коментов, похваляясь тем, как ОАК будет клепать по 60 лайнеров в год. Ну и кто из нас оказался прав, дурачки? Куда вам, ватные дебилы, просравшие советский авиапром, передовой для своего времени, тягаться не то что с корпорацией Boeing, поставившей в прошлом году заказчикам более 700 гражданских лайнеров, а хотя бы с китайцами и бразильцами?

Так вот, об индустрии. США с легкостью отказались от производства маломаржинального индустриального ширпотреба, типа легковых авто, но даже в мыслях не имели переводить в Азию свой ВПК и аэрокосмический комплекс. Причина в следующем: автомобили в XXI столетии – продукция с минимальной добавленной стоимостью, а вот самолет – совсем другое дело. Для производства автомобиля, себестоимость которого 9,5 тысяч долларов, а рыночная цена – 10 тысяч, американская рабочая сила слишком дорогая. В цене машины, грубо говоря, 50% - стоимость ресурсов и энергии, а 50% - стоимость труда, поэтому удорожание труда на 10% переводит производство авто в разряд убыточного.  Самолет же продается за 100 миллионов при себестоимости в 50 миллионов, Даже если американский рабочий будет получать в 5 раз больше китайского, производство все равно будет рентабельно. Но китайский рабочий в принципе не может составить конкуренцию американскому, потому что Boeing – мировой монополист, разделивший рынок больших авиалайнеров с Airbus.

Поскольку в США сохраняется и развивается авиапромышленный комплекс, то даже если российские нано-ученые совершат прорывное изобретение в области авиационных материалов, воспользуется этим изобретением именно Boeing. Сегодня ВСМПО штампует для американцев титановые заготовки за символический «1%»; будут там делать нанокорпуса за тот же «1%» - принципиально схема туземной экономики не изменится. Гешефт будет доставаться тому, кто КОНТРОЛИРУЕТ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ЦЕПОЧКУ, а не тому, кто делает в ней одно звено, пусть даже и супер-пупер-уникальное.

Почему я вспомнил о Boeing? Скажите, что выгоднее – качать дармовой газ из-под земли или делать самолеты? Конечно, делать самолеты – с этим даже тупорылая вата спорить не станет. И цифры это подтверждают: корпорация Boeing (160 тыс. сотрудников) в 2014 г. получила чистую прибыль в $5,45 млрд. против $3,5 млрд. у «Газпрома», эксплуатирующего природную ренту. Чистая прибыль на одного сотрудника у американских авиастроителей –$34 656 – в 4,5 раза выше, чем у «Газпрома». Почему же в РФ самолеты строить нерентабельно, а качать газ – вполне себе выгодно? Да потому что в РФ происходит деиндустриализация, то есть уничтожение высокопередельной индустриальной экономики и возврат к экономике природной ренты, а это, блять, уклад, свойственный ФЕОДАЛИЗМУ!

Специфика рентной экономики в том, что она не признает долгосрочных вложений, требуя максимально быстрой отдачи от инвестиций. Если у вас есть завод, вы не будете вкладывать в его модернизацию 100 миллионов, чтобы через 10 лет отбить затраты и выйти на рентабельность 10% в год. Вы просто сдадите станки в металлолом, а корпуса продадите под торговый центр, получив таким образом единовременную прибыль в 10 миллионов при НУЛЕВЫХ инвестициях. Да, рентабельность будет выше, чем при нормальном хозяйствовании, но лишь до тех пор, пока вы не утилизируете все заводы. Таким образом, за четверть века советская экономика была уже утилизирована в достаточной степени, чтобы сделать Рашку нежизнеспособной страной. Текущий нефтяной кризис по самым оптимистичным прогнозам продлится не менее 5 лет – этот срок рентная экономика РФ не переживет. Это даже не прогноз, это констатация неизбежного факта. Я писал об этом и три, и пять лет назад. Дебилы крутили пальцем у виска: мол, Кунгуров ипанулся, баррель через 5 лет будет стоить минимум 200 баксов.  А как вам цена в 48 зелененьких за бочку? И что вы запоете при цене в 40?

Для индустриальной экономики низкие цены на энергоносители – благо. Для феодальной рентной экономики – приговор. Индустриальная экономика – это экономика высокой прибавочной стоимости, когда в цене конечного продукта доминирующую часть занимает стоимость труда. Постиндустриальная экономика – экономика сверхвысокой прибавочной стоимости, когда в конечной цене основная часть – доля ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА. А феодальная экономика ренты – экономика отъема ресурсов у природы. В цене барреля доля труда нефтяника – ну, пусть 10%, остальное – подарок природы.

Смертельная слабость РФ в том, что страна продает не свой труд, а свои ресурсы. Дело даже не в том, что ресурсы стремительно иссякают. Дело в том, что эти ресурсы можно просто отобрать. НЕ  ПОЗВО-О-О-О-ОЛИ-М-М – хором орут тупорылые ватники – да пусть НАТО только сунется – сразу писды получит!!!! О, нет, никто не будет оккупировать Сибирь, чтобы забрать вашу нефть (впрочем, она давно уже не ваша). Чтобы ее забрать, достаточно просто опустить цены на нее – и вы, позорные терпилы, будете отдавать ее не то что за бесценок, а себе в убыток. На кой хер вас оккупировать? Вы, рабы, и так ибашите за миску баланды. Оккупация РФ экономически нецелесообразна, поскольку содержание оккупационного контингента – есть издержки, которые увеличат стоимость изымаемого у туземцев сырья.

90% экспорта из РФ – низкопередельные полуфабрикаты и сырье – нефть, газ, мазут, алюминий, металлопрокат, да те же медь, лес, зерно, как и 100 лет назад. Половина доходов бюджета – выручка от продажи нефти и газа. Сейчас цены на углеводородное топливо упали. И в РФ мы наблюдаем удивительнейшую картину: добыча и экспорт РАСТУТ!!! То, что растут цены на АЗС – понятно, быдло должно из своего кармана компенсировать  выпадающие доходы эффективных менеджеров. Но почему растет экспорт при упавших ценах? Элементарная логика подсказывает, что при этом цены упадут еще ниже. Надо бы на время и добычу снизить, и вентиль на экспортной трубе слегка подзакрутить. Зачем отдавать за бесценок то, за что завтра можно выручить полновесный нефтедоллар? Ведь вы же верите в светлое завтра?

Это невозможно. Кремль не контролирует экономику РФ несмотря на то, что ТЭК формально находится под контролем государства. Во времена путинской стабильности и нефтегазовой халявы, длившейся более 10 лет, наши «государственные» нефтегазовые монстры нахватали кредитов на десятки миллиардов долларов. Если вы, идиоты, думаете, что они пошли на инвестиции и обновление основных фондов, то ошибаетесь. После нехитрых комбинаций эти деньги ушли обратно на Запад и материализовались в виде дворцов и яхт новой феодальной знати. И вот как раз сейчас эти долги приходится отдавать. За ваш, идиоты, счет. Хапнула Роснефть 50 ярдов, чтобы выкупить ТНК у ВР, которую ей продали за смешные $7,5 млрд, когда баррель стоил 100, а отдавать приходится с процентами, когда баррель проседает ниже 50. Объявить дефолт никак нельзя – рухнет вся экономика РФ. Вот и приходится насиловать истощенные месторождения только для того, чтобы расплатиться с европейскими банкирами, которые на всякий случай решили еще и отлучить РФ за «крымнаш» от кредитной сиськи.

Не один мускул не дрогнул на чекистской харе Пуйла. Пуйло сказало: «Спокуха, ребята, нам поможет Китай, за ценой мы не постоим». И не постояли. Китай дал кредит Роснефти на условиях, которые тщательно скрываются, а взамен потребовал гарантию поставок нефти по сниженным ценам до 2030 г. Когда баррель стоил $105, китайцы получали от Игорька Сечина «черное золото» по $60. Вчера баррель просел до $48 (это было написано в августе, а сегодня баррель просел уже ниже $30 - NU). Если формула ценообразования осталась прежней, желтые братья получают нефть по $25, а это уже за гранью рентабельности. Да пох-й, зато у Пескова часики за 37 лямов.

Сырьевая экономика ущербна тем, что ее принципиально не может контролировать тот, кому она формально принадлежит. Все в руках потребителя сырья. Покупатель назначает туземцам цену на их бананы и баррели. Это правило не имеет исключений, все сырьевые туземные экономики находятся в жопе либо готовятся там оказаться. Феномены вроде Кувейта или Саудовской Аравии объясняются наличием громадных запасов сырья при маленькой численности населения. Но это временное явление.

ВЫВОДЫ: в начале цикла статей о неизбежности революции в РФ я постарался максимально доходчиво описать ситуацию столетней давности, когда экономика Российской империи стремительно развивалась, однако разрыв между нею и передовыми странами Запада нарастал. Россия шла вперед, но все больше и больше отставала. Россия становилась сильнее, чем была вчера, но слабела по отношению к соседям. В итоге страна ПОЛНОСТЬЮ утратила внешнеполитическое влияние, потерпела ряд унизительных военных поражений, в том числе от азиатской Японии. Российская империя настолько утратила суверенитет, что вынуждена была вступить в Первую мировую войну со своим крупнейшим торговым партнером (Германией) исключительно в интересах своих кредиторов. Однако правящий режим оказался неспособным контролировать ситуацию в стране в неблагоприятных военных условиях и рухнул.

Сейчас положение гораздо более катастрофическое: РФ не развивается медленнее, чем соседи, она деградирует. Мы не отстаем в гонке к постиндустриальному обществу, мы скатываемся к рентной экономике феодализма. Рентой стало все. Власть – тоже рента, система власти в Путирашке копирует модель допетровской бюрократии, когда волости и края отдавались «в кормление». РФ стремительно деградирует социально, экономически, технологически, научно и инфраструктурно. Страна подыхает. «Вылечить» ее никакими реформами уже невозможно.

В конце XIX века альтернатива была такой: индустриализация или смерть. Для осуществления индустриализации потребовалась смерть романовской империи и революция. Сейчас альтернатива в следующем: «постиндустриализация или смерть». Переход к постиндустриальной экономике знаний с помощью политического и социального инструментария феодального общества невозможен. Эволюционное развитие невозможно. Следовательно, необходима социально-политическая революция. Российская империя рухнула, не справившись с трудностями военного времени. Путирашка издыхает без всякой войны. Будете и дальше прятать голову в песок, убеждая себя, что все будет путем: баррель по 200, а доллар по 30, и заживем, как встарь, меняя нефть на бусы?

Я вам, ватным дебилам, напомню, что стало с папуасами, когда у них кончилось золото для обмена на стеклянные бусы – их вырезали или обратили в рабов. Вот в этом и заключается ваше будущее. А кто вас будет вырезать или бить кнутом на нефтяных плантациях – американцы, китайцы или эффективные менеджеры из туземной администрации – не важно.

Вы все еще трусливо блеете, что революция – это зло, «патамушта не хотим распада и стрельбы»? Да мне посрать, что вы хотите, а что не хотите, я подожду, пока вы не начнете синеть с голодухи. Революцию в России будет делать тупая, агрессивная от голода вата. А сохранится ли Россия, как историческая общность, будет зависеть от того, выполнит ли революция свою задачу – переход к постиндустриальной экономике знаний и восстановление индустриальной базы.

Я не пытаюсь убедить кого-то в том, что я прав, мне смешны феерически тупые возражения либерастов, охранителей, застабилов,  пуйлососов, дрочителей на совок или на великое православное прошлое. Я знаю, что абсолютно прав. Смысл моей писанины – дать вам возможность адекватно воспринимать реальность –  это поможет вам выжить. А если вы сдохнете, так в этом не будет никакой трагедии, все равно вы сейчас годитесь только на удобрение. На планете живет 7,1 миллиардов человек. Если исчезнут русские – население будет 7,0 миллиардов. Велика ли потеря для человечества?

Написано 11 августа 2015

Предисловие к статье - из otrageniya.com

novaukraina.org

Что делать русским революционерам в текущий момент?

В продолжение этой темы. Идиоты искренне полагают, что цель любого политического объединения – понравиться им. Поскольку идиоты составляют подавляющее большинство населения, в этом, с одной стороны есть логика. Но это логика идиотская. Даже если речь идет о каком-то избирательном проекте, понравиться идиотам – всего лишь задача, а не цель (цель -  власть). Если есть деньги, эта задача решается сугубо технологически: мозг быдла разжижается зомбоящиком и дальше получившейся липкой массе можно придать любую форму.  Но если речь идет о революционных объединениях, то тут уж, извини дорогое быдло, твое мнение никого не колебет.

Цель любых революционеров во все времена – преобразование общества. Скажите, на кой хрен революционерам нравиться массовке? Для прихода к власти революционерам требуется ДЕЯТЕЛЬНАЯ поддержка активного меньшинства, иногда – меньшинства совершенно ничтожного. Если в условиях стабильной буржуазной демократии манипляция массовым сознанием есть инструмент обретения власти, то в революционной ситуации рулит грубая сила. А после победы революционеров министерство пропаганды быстро сформирует общественное мнение в правильном ключе.

Но что такое сила? Покажу на таком примере. Мне один читатель рассказывал, как менялась власть в их 70-тысячном городке на Украине во время майданных событий. Уже когда Янукович сбежал, в городе появились около 40 революционных матросов гопников с битами. Их никто не звал и никто им не симпатизировал, что приезжих нисколько не опечалило. Они устроили на въезде и выезде из города два блокпоста, где с важным видом проверяли документы и досматривали грузы. Если кто-то начинал быковать или задавать вопросы «По какому праву?» без лишних слов получал в лоб, после чего становился в высшей степени лоялен к «стражам революции». Другая часть гопников заняла мэрию. Главарь вызвал к себе мэра и начальника милиции – тех не смогли найти. Милиция в полном составе попряталась по домам. Прокурор сбежал, местные судьи все разом «заболели гриппом», их примеру последовали и депутаты городской рады, за исключением пары местных бандеровцев с мандатами. В общем, через три дня революционерам стало скучно и они просто уехали делать революцию в другое место.

В городе одних только милиционеров было 120 человек. Плюс воинская часть, командир которой был озабочен только одним – как бы не разграбили его склады и оружейку. Говорят, от греха подальше все оружие, кроме 15 автоматов для караула, изъяли и запрятали в бомбоубежище, чтоб затопить его в случае опасности. Но СИЛОЙ, которой безропотно подчинился 70-тысячный город, оказались 40 приезжих гопников с битами. Кстати, как рассказывает мой источник, самое худшее началось как раз после того, как эта СИЛА покинула городок, потому что местные бандюганы, сидевшие во время визита «гонцов майдана» очень тихо, четко уловили тренды и, напялив на морды балаклавы, с воплями  «Слава Украине», совершили несколько дерзких «экспроприаций». Перепуганная милиция бездействовала, не понимая, с кем имеет дело. Еще более перепуганное население молилось, чтоб революционные гопники вернулись в город. Полагаю, в городах-миллионниках схема принципиально не отличалась, разве что тут требовался отряд в 500 человек.

К чему это я клоню? Да вот, пробежал глазами заголовки в бложиках и вконтактиках, где идиоты выражают свое отношение к клубу/совету/комитету «25 января». Наибольшая часть отзывов примерно такая: фу, какой позор, как ты (Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Просвирин, Кунгуров и т.д.) нужное подчеркунть мог стоять рядом с таким говном, как Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Просвирин, Кунгуров и т.д.  нужное подчеркунть. Меньшая часть рецензентов снисходительно поучает: мол, мы бы смогли воспринять ваш комитет серьезно, но вы же сами исключили такую возможность, пригласив к себе такое чмо, как Стрелков, Крылов, Калашников, Лимонов, Просвирин, Кунгуров и т.д. нужное подчеркунть. Остальные просто гыгыгкали: мол, с какого бодуна такие лебедь, рак и щука решили впрячься в одну телегу.

Дурачки, если следовать вашей логике, то никакое антирежимное объединение вообще невозможно в принципе, потому что фанаты нациков, например, на дух не переносят левачков, тех же колбасит от первых, потому что они фашня, диды не для того воевали и т.д. Самое смешное, что даже между собой левачки никогда не были способны объединяться. Я более 10 лет назад числился в соучредителях «Левого фронта» и участвовал в паре учредительных конференций и координационных комитетов. В ходе этих мероприятий пламенные сторонники «левой идеи» и пересрались вдрызг.

В националистических тусовках я никогда не участвовал, но знаю, что у них примерно та же хрень происходит. Только самое популярное обвинение у этих товарищей в том, что оппонент является штатным провокатором ФСБ. Особенно смешно, когда штатными провокаторами ФСБ клеймят друг друга внештатные провокаторы конторы.

Всякого рода политически озабоченные поцреоты вообще никогда не пытались объединяться, потому что их политические платформы несовместимы в принципе, даже если хозяева у них одни и те же. Например, как могут объединиться запутинские поцреоты-НОДовцы с просоветскими поцреотами-кургинятами, которые с энтузиазмом сосут у того же Путина. Сосут они не то, что вы подумали, а сиську. Финансовую, естественно. Единственная платформа, на которой они могут сойтись – это совместные действия против запутинских поцреотов-стариковцев, дабы отодвинуть их от заветной путинской сиськи.

Но есть же здоровые патриотические силы! – возразит продвинутый читатель. Конечно, есть. Вот только слово «силы» здесь неуместно. Я про себя называю эти силы другим словом, заменив первую букву «с» на «х». «Хилы» эти носятся со своими «платформами», как с писанными торбами, пытаясь заманить к себе как можно больше знаковых лиц и тем самым консолидировать «здоровые патриотические силы» под своим флагом. Смысла в этой суете чуть меньше, чем нисколько, просто потому, что идеологи и авторы программ пытаются сформировать лишь свой персональный фан-клуб по принципу приверженности единственно верному догмату.

Суровая же правда жизни в том, что ничто не разделяет людей так, как идеология. Даже если в одном месте собрать 10 человек, горячих приверженцев одной идеологии, они тут же перегрызутся либо по поводу трактовок догмата, либо за место центрового вождя. Что уж говорить о всех прочих «простых патриотах». Одни хотят патриотизм социалистический, другие – монархический, третьи фапают на религиозный фетиш, другие являются представителями патриотической национально-свидомой буржуазии, четвертые же падают в обморок, представив себе, что в светлом будущем Рассиюшки сохранится буржуазия в любой форме.

Лучшие умы современности заявляют: нам нужна принципиально новая патриотическая идеология, которая способна объединить и правых, и левых, и радикальных, и консервативных патриотов, позволит им решить в раках этой новой идеологии все свои противоречия. Такая идеология уже есть, и даже не одна, на повестке дня создание партии нового типа, которая понесла бы эту продвинутую идеологию в массы.

Многие тут стонут, что у антипутинских оппозиционеров нет позитивной программы. Мол, свергнут Путина – а дальше что? Да этих позитивных программ разной степени адекватности – вагон и маленькая тележка. Вот, например, Центр научной политической мысли и идеологи (Центр Сулакшина) уже лет 10 только тем и занимается, что шлифует позитивную программу, которой, по мнению быдла, не существует. Программа есть, но никогда массы ее не поддержат. Просто потому что они никогда не прочитают даже 1% материалов, которые есть по данной ссылке.

Массам нахер никакой идеологии не надо, и никогда не было нужно. Разве революция 17-го года случилась оттого, что массы прониклись марксизмом? Ухахаха! Ленин уже после революции постоянно тыкал носом членов ЦК своей марксистской партии за то, что они Маркса не читали. Что уж там говорить о крестьянах и рабочих, половина из которых вообще была неграмотной. Массы хотели мира, землю, хлеба, пограбить награбленное, и ничего более. Поэтому победила партия, которая провозгласила привлекательные для масс лозунги, как то «Мир народам!», «Земля – крестьянам!» «Хлеб – голодным!» и «Даешь экспроприацию экспроприаторов!».

Победила эта известная всем партия, благодаря лозунгам, а вовсе не благодаря идеологии или позитивной программе. Лозунги обеспечили поддержку активного меньшинства, активное меньшинство дало силу, а с помощью этой силы известная всем партия утвердила свою гегемонию. При чем тут вообще идеология? При чем тут марксизм? Марксизм исповедовали анархисты, националисты-социалисты, меньшевики, эсеры. Да и программы у всех были одна другой краше. Нет, рулит во время революции именно сила.

Почему большевики взяли власть в октябре 1917 г.? Идеология тут точно была не при делах. Ленин ловко использовал гопника, блядуна и алкоголика Пашку Дыбенко, который пользовался авторитетом в среде тупой, пьяной и агрессивной матросни. Среди матросов было много очень много анархистов, однако анархисты не сделали революцию. Среди матросов было очень много эсеров и меньшевиков. Однако на защиту эсеровско-меньшевистского правительства Керенского матросы не встали. Большевиков (точнее, примкнувших к большевикам) среди революционной матросни было кратно меньше (в Центральном комитете Балтфлота – всего 6 человек из 33), чем эсеров, анархистов, меньшевиков и прочих. Однако Центробалт возглавлял большевик Дыбенко, и потому матросики с этузиазмом пошли в Зимний дворец свергать министров-капиталистов, трахать бабский батальон и бухать пойло из дворцовых погребов. Тут симпатии\антипатии к большевикам играли меньшую роль, чем перспектива нажраться коньяку нахаляву.

Через четыре месяца большевики Центробалт ликвидировали. Идеология тут тоже совершенно не при чем, хотя формально это обосновали решение тем, что он, дескать, подпал под анархистское влияние. Просто если власть уже взята, инструмент, с помощью которого было свергнуто старое правительство, стал не нужен. А в 1921 г. большевики решительно, без всякой идеологической рефлексии постреляли тех самых матросиков, «гвардию революции», которые учинили контрреволюционный мятеж в Кронштадте – колыбели революции.

Идеология не играла в этом роли. Просто матросики провозгласили лозунг «Власть Советам, а не партиям!» и поддержали бастующих в Петрограде рабочих. Кстати, те бастовали вовсе не потому, что разочаровались в большевиках или марксисизьме-ленинизьме, а потому, что в городе власти закрыли 93 завода и рабочие стали голодать. Власти сделали это не со зла, а по причине нехватки сырья и электроэнергии. И хлеба не было, чтобы раздать его безработным. И дров тоже не было. Большевистское руководство попыталось взывать к революционной сознательности масс, объясняло, что шуметь не стоит, мол, трудности носят временный характер, митингами ничего не исправишь, наоборот, их пользует недобитая контрреволюция для дестабилизации. В частности к беснующимся в Кронштадте матросикам ездил лично Калинин. Того освистали, а прибывших с ним комиссара флота Кузьмина и председателя Кронштадтского совета Васильева арестовали.

Ну что ж, идеология в очередной раз оказалась бессильной. Поэтому большевистское руководство собрало верные части (предпочтение оказывалось всякого рода латышским стрелкам), постреляло бунтующих рабочих, а потом образцово-показательно размазало по рыхлому мартовскому льду революционных матросиков, которые осмелились бузить. Полторы тысячи трупов за день – фигня вопрос! Под горячую руку там и пленных шлепнули, а кого-то, говорят, даже живьем под лед запихнули. Скорее всего, слухи. А если нет, так что с того? Под лед отправились те, кто четырьмя годами раньше топил в прорубях офицеров, которые что-то там вякали про дисциплину и присягу.

На кой хер революционеру нужна идеология? Жестокость, цинизм, практичность – нужны. А идеология – ну, так, если не вредит делу, то пусть будет. Тут, конечно, кто-то попытается подловить меня на противоречии: мол, сначала Кунгуров заявляет, что революционеры желают совершить радикальные преобразования в обществе, а теперь он гонит, что идеология им не нужна.

Ох, ну при чем тут идеология? У всякой революции есть своя задача. Какая задача была у революции 1917 г.? Задача выражается одним словом – ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ. А кто решит эту задачу – либералы, эсеры, меньшевики, большевики – ей, революции, глубоко фиолетово. Борьба за власть – всего лишь кастинг на дееспособность. Большевики оказались самыми дееспособными – власть захватили, удержали и зачистили всех оппонентов. Но задача революции была еще не решена. Если бы они ее не решили – их смела бы или новая революция, или внешние силы. Чем бы русские встретили Гитлера в 1941 г., без автопрома, моторостроения, авиазаводов и танкоградов? Пламенные речи комиссаров бессильны против пикирующих бомбардировщиков. Во время Первой мировой войны отсталая русская промышленность не могла даже винтовками русскую армию обеспечить. Чем это закончилось – известно.

Так вот, возвращаясь к дню сегодняшнему, задача революции вовсе не в том, чтобы сменить плохого Путина на хорошего Хуютина. Задача революции, как бы смешно это не звучало, догнать и перегнать Латинскую Америку в лице ее наиболее развитых стран. Для этого необходима новая индустриализация – строительство экономики, соответствующей VI-му технологическому укладу. Это та самая задача, которую не решили либералы, придя к власти в 1991 г. У них было все для этого – колоссальный советский экономический потенциал, хорошая система образования, отлаженные механизмы социального государства, поддержка общества и даже 15 лет нефтяной халявы.

Результат четвертьвекового господства либералов – угробленная производящая самодостаточная экономика IV-го техноуклада, которая проиграла в 80-е годы экономикам более продвинутого V-го левела, но отставала от них незначительно, а в чем-то их опережала. Но вместо догоняющего рывка революционеры-либералы занялись великим дерибаном. Если бы не взрыв нефтяных цен, новая революция произошла бы в начале нулевых. Но либералам сказочно повезло. В результате этого везения на обломках советской экономики возникла экономика трубы, главными бенефициарами которой являются старик Кабаев и кучка его дружков из бандитов и комитетчиков. Взлет нефтяных цен породил путиномику, обрушение барреля ее похоронило.

Так что правящие либералы скоро отправятся на помойку истории. Несистемные – туда же. Они не в состоянии предложить альтернативу. Формула «оставим все как есть, но исключим коррупцию, бюрократию и добавим свободы» не работает при бочке жижи за 30 баксов. Какие бы честные выборы не проводил ЦИК под руководством Навального, технологическое отставание в 30 лет от передовых экономик мира мньше не станет.

Меня со всех сторон пугают тем, что после свержения Путина к власти придут хорошо организованные либералы: Ходорковский, Касьянов, Каспаров и прочая братва. Я не только этого не исключаю, а даже считаю это наиболее вероятным этапом новой русской революции.  Схема, вполне возможно, будет той же, что и 100 лет назад: дворцовый переворот – либералы – хаос – бунт (война) – диктатура (необольшевики). То, что либералы, даже несистемные, не способны построить инновационную экономику, надеюсь, очевидно. Поэтому и у власти они продержатся не дольше «временных».

У некоторых, возможно, возник вопрос: почему в Японии и Корее либералы построили передовую экономику и вполне себе благопристойную демократию, а в России та же самая идеология стала знаменем воров и предателей? Так в том-то и дело, что сама идеология ничего не значит. Это лишь инструмент. Дайте дебилу самый лучший инструмент – разве он добьется успеха?  А человек умный, энергичный и прагматичный, понимающий, ЧТО ему надо сделать, сам себе подберет инструмент.

Пример я приводил выше. Большевики себя ни в чем не ограничивали. Под марксиско-лозунговое бла-бла-бла для масс они, если необходимо было для дела, срали на любые марксистские догмы. Надо было для дела вернуть в страну капиталистов – устроили НЭП, надо было загнать в колхозы крестьянство – загнали (нэпманов к тому времени ликвидировали).  Надо было подавлять восстания – давили, пролив крови трудящихся на порядок больше, чем при проклятом царизме. Надо было чистить илитку – чистили. Надо – воевали с капиталистами и торговали с нацистами (не дружбы ради, а пользы для). Изменилась ситуация – вчерашние враги стали лучшими друзьями, а временные друзья – исчадием ада.

При чем тут идеология, принципы и прочая лабуда? Тут нужна лишь пропаганда и она с задачей натягивания совы на глобус справлялась в СССР отлично. Цель, напомню, была в том, чтобы построить в России развитое индустриальное общество. В результате за 30 лет было построено не просто индустриальное общество, а ЛИДИРУЮЩЕЕ в самых высокотоехнологичных отраслях, как то космонавтика и атомная энергетика.  Запустить человека в космос могли и эсеры. Чем их идеология была хуже большевистской? Причины их поражения лежат не в идеологической, а в иной плоскости. Дыбенко был большевиком, а не эсером – только и всего.

Кстати, звезда Дыбенко закатилась очень быстро. Зимой 1918 г. он, уже целый министр Временного рабоче-крестьянского правительства отправился на фронт с отрядом морячков защищать революцию. Однако, даже не вступив в соприкосновение с немцами, дезертировал и отправился в тыл мародерить и бороться с водкой путем ее уничтожения через употребление. Был отловлен, изгнан из партии, судим и приговорен к расстрелу. Правда, потом прощен. Вот это – зря. Шлепнуть шваль надо было сразу, а не откладывать на 20 лет.

Так вот, если у революционеров есть четкое понимание, ЧТО им надо сделать, чтобы Россия сохранилась, и представление, КАК это сделать, то никакая идеология им не нужна от слова «на..уй».  Революционеры могут исповедовать самые разные идеологические фетиши – главное, чтоб они не мешали им делать дело. Пусть монархист, засыпая, тешит себя мыслью: вот построю Великую Россию, народ в блогодарность выберет меня царем. Пусть коммунисты тешат себя надеждой, что когда они выведут страну в мировые лидеры, то весь мир уверует, что это стало возможно только благодаря учению Маркса-Ленина. Ну, и т.д. Вся эта идеологическая мишура – ничто, если носитель идеологии занимается решением практических задач, стоящих перед государством и обществом, а не пытается реализовать свои утопии.

Но до того момента, пока революционеры примутся рулить страной, им надо, как минимум, дожить. А еще добиться того, чтобы страна дожила до этого момента. И это выдвигает на первый план вовсе не идеологическую подкованность революционеров, а их способность решать низкие, приземленные задачи в крайне неблагоприятных условиях. То есть нужны будут, выражаясь современным языком решительные кризис-менеджеры, а не утонченные философы и прозорливые футурологи.

Вот, возьмем, допустим, того же Степана Сулакшина. Проделанный им объем работы и ее качество вызывает большое уважение. Но весь этот багаж в первые месяцы, а то и годы революции, когда будет решаться ключевой вопрос любой революции – вопрос о власти, окажется невостребованным. Что с того, что коллектив Центра разработал отличный проект Конституции? Нефтянка в кризисе. Энергетика, изнуренная чубайсовскими реформами, в провале, банковская система просто рухнула, жрать нечего, херачит гиперинфляция, кругом саботаж и развал систем управления. Чечня опять отложилась, Кадыров объявил себя верховным амиром Кавказа. Запад усиливает санкционное давление…

В этой ситуации писатели Конституции никому не нужны. Нужен человек, который способен решить в очередной раз чеченский вопрос, пока он не перерос в вопрос общекавказский. И я вам гарантирую – те способы, которым будет решаться этот вопрос, будут антиконституционными до такой степени, что в Гааге вздрогнут.

А как побороть саботаж «эффективных менеджеров», присосавшихся, как пиявки ко всему и всея, привыкших работать на карман, а не на страну? Самая прекрасная Конституция тут ничем не поможет. Здесь потребно будет то, что большевики называли «классовым чутьем», то есть понимание, кого надо расстрелять без суда и следствия за то, что ТЭЦ зимой вдруг остановилась, а кого напугать до усрачки  и заставить работать 20 часов в день, ликвидируя последствия аварии.

Те кто будет решать реальные проблемы в условиях революционной смуты – это совсем не те люди, которые интересуются нынче красивыми идеологиями и вообще политикой. Горизонт планирования в это время – месяц, много два. Вся страна живет под лозунгом «Нам бы день простоять, да ночь продержаться». Делают карьеру в такие моменты люди, обладающие талантами Буденного и Красина. Ну, если сделать поправку на современные реалии, это будет время Стрелковых и Примаковых.

И только после стабилизации положения и укрепления правящего режима от «тушения пожаров» надо будет переходить к решению стратегических задач. Конечно, будут действовать жесткие ресурсные ограничения, денег и на космонавтику и на нанотехнологии одновременно не хватит, денег на широкие социальные гарантии, за которые  массы во время революции шли на баррикады, не будет вовсе. Для начала надо будет выстроить экономику. Вот тут уже потребуются высоколобые эксперты типа Сулакшина, обладающие способностью сварганить математическую модель социальных и экономических процессов. Но до того момента, как говорится, дожить надо.

Так вот, вернемся к вопросу партстроительства. Сейчас в стане, скажем так, патриотических революционеров, сформировались два параллельных тренда. Условно назовем это системой Стрелкова, который инициировал широкую, организационно аморфную и идеологически размытую коалицию «25 января»; и системой Сулакшина, который пытается выстроить жестко иерархичную организацию на четкой идеологической платформе, которую инициатор мыслит как точку сборки интеллектуальной элиты Новой России. Названия у структуры, формирующейся вокруг Центра Сулакшина, пока нет, условно инициаторы называют ее ПНТ, что значит «партия нового типа».

Вопрос о том, какой путь эффективнее – сеть Стрелкова или пирамида Сулакшина, я считаю в высшей степени дилетантским. Просто вокруг Стрелкова, как человека действия, кучкуются люди, способные эффективно действовать на первой стадии революции. Кто будет аналогом балтийской матросни, кто будет давить сепаратизм на окраинах, кто станет саботажников к стенке ставить? Я очень сомневаюсь, что рулить такими процессами смогут благообразные профессора из сулакшинской тусовки, будь они носителями хоть самых прогрессивных идей.

А вот тупой, примитивный и агрессивный националистический молодняк идеально подходит на роль пушечного мяса революции. И уж простите мой цинизм, но чем больше его будет утилизировано на фронтах новой гражданской (типа усмирения Кадыристана и прочих свидомых окраин), тем ниже будет риск нового «Кронштадтского мятежа». Контингент, который кучкуется вокруг движения «Новороссия» - прекрасный кадровый потенциал для нового ЧК. Без противовеса «матросикам»-националистам никак нельзя.

Сулакшина передергивает от одного упоминания националистов или их лидеров. Я вот тоже считаю национализм – идеологией даунов. Но как ресурс, я эту категорию очень ценю. Матрос Железняк не был продвинутым интеллектуалом, а его братва – это вообще кучка уголовников и алкашей, но без него и ему подобных, кем бы были большевики – кучкой теоретиков-белоручек, и не более того. Так что памятники братве в тельняшках поставлены не зря, они заслужили. В общем, поменьше бы нашим патриотам интеллигентского снобизма, побольше – циничного прагматизма.

Точно так же и националистам-«центробалтовцам» со стрелковцами-«чекистами» не обойтись без новых Красина и Чаянова, то бишь Сулакшина и Ко, как мышцы и скелет не могут существовать без центральной нервной системы. И после новой гражданской должна произойти ротация элит – либо «комиссары в пыльных шлемах» потеснятся, уступив место у руля комиссарам с докторскими степенями, либо нарулят первые страной в очередной тупик.

Ну, что, я достаточно четко ответил на вопрос, как я могу тусоваться с людьми, которых энторнетные снобы за людей не считают? О, вы еще сами будете аплодировать, когда в вашем городе центральный проспект нарекут именем комиссара Просвирина, а «кровавому террористу» Стрелкову  под барабанную дробь пионеров-лимоновцев откроют памятник прямо напротив университета им. профессора Багдасаряна. Ну, это в том случае, если революция победит, конечно.

kungurov.livejournal.com


Смотрите также