США и сталинская «бензоколонка». Экономика бензоколонки


Бюджет бензоколонки - Я вам пишу...

Российское правительство и Госдума переходят от трехлетнего бюджетного планирования обратно к годовому. В качестве причины называется высокая неопределенность на рынках, нестабильность, волатильность и прочие неприятности кризиса, санкций и низких цен на нефть.

На первый взгляд, все логично. Действительно, как можно планировать бюджет на три года, если мы не знаем, какой будет цена на нефть даже через год? Соответственно, не знаем и курс рубля к доллару, потому что он определяется ценами на нефть. И еще многого не знаем. Вот проживем год, а там поглядим...

Но правильно ли так рассуждать?

И что стоит за этой логикой правительства и Госдумы?

За этой логикой стоит сильнейшая зависимость России от внешних факторов, таких как цены на нефть и действия иностранных государств.

Доля сырьевых доходов в экспортной выручке и бюджете России составляет около 50% - это само по себе очень много, но это лишь доля прямых доходов от экспорта сырья и налоговых отчислений с его добычи и продажи за рубеж. Если же учесть доходы смежников, которые так или иначе обслуживают сырьевые корпорации, то доля сырьевых доходов в бюджете достигнет 75%, а может быть и больше.

Смежники - это и поставщики оборудования (как импортного, так и российского), и банки, которые обслуживают сырьевиков, и многочисленные юридические, бухгалтерские компании, и многие-многие другие. Вплоть до турфирм, которые специализируются на организации отдыха сотрудников Газпрома, Роснефти и им подобных.

Экономика некоторых городов и даже регионов целиком зависит от крупных экспортеров сырья.

Если бы это было не так, если бы российская экономика и бюджет вместе со всеми его социальными обязательствами не зависели от сырья более, чем наполовину, низкие цены на нефть не привели бы к девальвации рубля, которая была осуществлена в декабре ради спасения бюджета России в целом и Газпрома-Роснефти в частности.

Если бы зависимость российской экономики от внешних рынков не была столь значительной, то не возникло бы и необходимости возвращаться от трехлетнего бюджетного планирования к годовому.

Возврат к годовому планированию бюджета, а также названные при этом причины - лучшее подтверждение того, что экономика России носит ярко выраженный сырьевой характер, который в грубом выражении называется "экономикой бензоколонки".

Да, российская экономика сегодня - это именно экономика бензоколонки. И российское правительство вместе с Госдумой признают это в полной мере, расписавшись в неспособности что-либо планировать дальше, чем на год по причине того, что "они не знают, сколько будет стоить нефть".

Повторюсь - если бы зависимость российской экономики от сырьевого экспорта была меньше 50% - можно было бы смело планировать бюджет хоть на три, хоть на пять лет, не особенно задаваясь вопросом, сколько будет стоить нефть. Конечно, цены на нефть все равно имели бы значение - 20$ за баррель или 100$ - разница существенная, но если бы бюджет наполнялся сырьевыми доходами менее, чем наполовину - разница была бы не столь принципиальна.

Но и это еще не все.

Отказ от трехлетнего планирования бюджета означает не только высокую зависимость России от экспорта сырья в данный момент, не только подтверждает сырьевой характер российской экономики, это означает еще и то, что правительство и Госдума даже не собираются менять это положение дел.

Правительство и Госдума ничего не собираются принципиально менять!

Они намерены просто ждать, когда ситуация на внешних рынках стабилизируется, цены на нефть вырастут и можно будет планировать бюджет как раньше, на три года, исходя из стабильно высоких цен на сырье.

Если бы это было не так - трехлетнее планирование бюджета было бы сохранено и в него было бы заложено изменение структуры доходов, снижение доли доходов от экспорта сырья и рост других секторов экономики. Но этого не происходит.

Правительство и Госдума даже не предполагают, что Россия в ближайшие три года снизит степень зависимости от внешних рынков сырья и капитала.

Не предполагают даже того, что зависимость российской экономики от эспортно-сырьевых доходов станет меньше 50%.

Выбранная правительством и Госдумой стратегия - это стратегия надежды на милость Запада, стратегия надежды на рост нефтяных цен, стратегия ожидания "у моря погоды".

Подождем год - авось полегчает, - вот, что означает отказ от трехлетнего планирования бюджета.

Они даже не пытаются что-либо принципиально изменить!

Это значит, что все заявления про импортозамещение - пустой треп, болтовня для успокоения патриотически настроенной аудитории.

Что характерно, брешут про импортозамещение все - и "самый влиятельный политик в мире", и министры, и депутаты - все.

Кстати, - на чем, позвольте спросить, основано влияние "самого влиятельного" политика, если подчиненное ему правительство расписывается в бессилии планировать бюджет более, чем на год?

В чем это влияние? В том, что он сидит на верхушке самой большой бензоколонки в мире? Или в том, что его бензоколонку охраняет армия, вооруженная ядреными батонами?

Напомню, что СССР не помогла самая большая в мире армия, вооруженная ядреными батонами, когда советская экономика рухнула в результате преступно-безграмотных действий руководства страны. И запасы нефти и газа, которые в СССР были даже больше, чем в современной России - тогда тоже не помогли.

Так что влияние "самого влиятельного политика" - это такой же миф, такая же брехня, как и импортозамещение. Хорошая мина при плохой игре.

Попробуйте ответить на простой вопрос:

Как удалось СССР в 30-е годы перейти на пятилетнее планирование?

Напомню, что мировая экономика в 30-е годы находилась в еще более нестабильном состоянии, чем сегодня. В США была Великая Депрессия, в Германии гиперинфляция, никакого БРИКС не существовало в помине, рынка нефти в современном виде не было, поставок газа в Европу - тоже.

Как в той ситуации СССР перешел на пятилетки?

А я скажу вам, как:

Планирование на год, три или пять лет зависит только от желания и политической воли. Если есть желание составить план и политическая воля выполнять его - можно планировать экономику и на три и на пять лет.

Если есть желание не на словах, а на деле снизить зависимость страны от внешних рынков и реализовать программу импортозамещения - можно планировать это на три и на пять лет - планировать и осуществлять.

А когда нет желания, способности и политической воли - тогда остается только расписаться в бессилии, объяснить происходящее нестабильностью внешних рынков, сослаться на то, что цены на нефть непредсказуемы и... и объявить, что "год проживем, а там будет видно". И еще, чтобы успокоить общественность - побольше болтать про импортозамещение, про самого влиятельного и лучшего в мире президента, который денно и нощно спасает Россию от немедленного исчезновения и... пригласить всех на футбол.

Кстати, вот как интересно получилось - запланировать чемпионат мира по футболу за несколько лет до его проведения рука не дрогнула - запланировали. И наверняка проведут. Олимпиаду же провели.

А планировать бюджет и развитие экономики России на несколько лет вперед - тут они пас.

Это надо понимать так - на Олимпиаду и Чемпионат у них деньги есть. И не только деньги. А на остальное - увы, нет. Поэтому все остальное будет зависеть от милости Запада, от внешних рынков и цен на нефть.

Это и есть бюджет бензоколонки. Торговать и тратить, тратить и торговать. Год проживет, а там - как пойдет.

amfora.livejournal.com

Россия – «страна-бензоколонка». Миф или реальность? | Блог viborzanami

Мы все привыкли слышать, что Россия это – страна-бензоколонка, которая ничего не производит, а качает нефть и газ на Запад, и только за счет этого живет. Но так ли это на самом деле? Давайте сейчас с этим вопросом разберемся.

Разные эксперты делают подобное заключение, на основании того, что львиная доля экспорта – это углеводороды. Действительно, 60% российского экспорта это нефть и газ. Но разве экономика и потенциал страны определяется только по ее экспорту? К примеру, те же самые эксперты не называют почему-то Израиль – страной-редиской, из-за того, что он нам ее импортирует. Страна Обетованная не поставляет в Россию ни бытовую технику, ни автомобили, ни мобильные телефоны, ни компьютеры, причем не только нам, но и вообще никому, потому что она их не производит. Но по этой причине Израилю не дают обидных прозвищ. Может потому что эксперты помимо российского паспорта имеют еще и израильский, и не хотят свою вторую родину прилюдно оскорблять? Только очень странно, что страну, в которой они родились и живут, унижают без зазрения совести.

Возьмем еще для примера нашего гегемона. Если мы посмотрим на структуру внешней торговли США, то увидим, что Штаты импортируют товаров на 1/3 больше, чем экспортируют, т.е. экономика США не производит достаточное количество товаров на своей территории. Но почему-то ни один эксперт нам не скажет, что США - недоразвитая страна, раз не может произвести столько товаров, сколько ей требуется. Нам будут объяснять, что Америка – постиндустриальная держава, заботящаяся об экологии, и поэтому она все производства вывела в Китай. Правда, как-то не вяжется забота об экологии с тем, что США до сих пор не подписали Киотский протокол и не взяли на себя обязательства по защите окружающей среды. Скорее мы можем предположить, что это американский бизнес решил получить сверхдоходы от перевоза своих производств, т.к. в Китае рабочие руки обходятся на порядок дешевле, чем в США. И вот на этом самом месте меня начинают терзать смутные сомненья, т.к. я пытаюсь вспомнить – что же такого сверхтехнологичного американцы производят в Китае? Различный ширпотреб производят, айфоны производят, компьютеры еще производят. Но действительно сверхтехнологичных товаров нет, не производят. Я знаю одну страну, в которой действительно больше всего производят сверхтехнологичного продукта, но почему-то все эксперты называют ее – «страной-бензоколонкой».

Когда нам эксперты рассказывают об экспорте нефти, то почему-то они напрочь забывают, что Россия занимает 1-ое место по количеству космических запусков. Что только Россия доставляет космонавтов к МКС. Что это Россия производит и продает США ракетные двигатели. Что Россия занимает 1-ое место по строительству АЭС за рубежом. И наконец, что это у России на сегодняшний день самое современное вооружение. Разве страна-бензоколонка может производить самый высокотехнологичный продукт? Конечно же, нет. Катар, Саудовская Аравия, Ирак, Ливия его не производят, они действительно живут за счет того, что нефть добывают и продают. Но почему-то на эти страны российские и иностранные эксперты не вешают ярлык «страна-бензоколонка», хотя по факту они ими являются. То есть здесь присутствует явная подмена понятий. И манипулируют сознанием наших граждан не просто так. Как говорится, просто так и прыщ не вскочит. Так зададимся резонным вопросом - для чего манипуляторы тень на плетень наводят? И тут покопавшись немножко в памяти, по аналогии всплывает картинка позднего СССР.

До Горбачевского периода мы своей страной гордились! Никому даже в голову не приходило дать своей стране унизительное прозвище, т.к. СССР был мощной Сверхдержавой: победил в Великой Отечественной войне, разгромив фашистскую Германию; был первым, кто отправил человека в космос; производил самое современное вооружение; строил мощные ГЭС и высокотехнологичные АЭС . При этом, мы отставали от западных стран в производстве тех же автомобилей, бытовой техники, электроники, телевизоров и тд. Но товары потребительского спроса никогда не были для граждан нашей страны тем предметом, производством, которого стоило бы гордиться и оценивать статус страны по этому показателю. Кстати, и нефти мы в тот период добывали столько же, сколько добываем сейчас, и точно так же ее экспортировали, но прилепить на Советский Союз ярлык «страна-бензоколонка» было нереально, поэтому «перестроечники» пошли другим путем и повесили на СССР другой, но не менее обидный ярлык – «совок».

Подошли они к навешиванию ярлыка не сразу, сначала всей стране объявили, что мы все годы жили при страшной цензуре, а теперь у нас будет «гласность». И тут понеслось и поскакалось. Депутаты в прямом эфире обличали коммунистическую партию, руководство страны и друг друга, Гдлян и Иванов сразу предъявили стране жуликов и воров в высших эшелонах власти, «Взглядовцы» перед нашим носом перетрясли все грязное белье, а на телемостах с Америкой нам показали тот идеал, к которому нужно стремиться. И вот таким нехитрым способом, как сейчас мы говорим – набросав на вентилятор -, к нашей стране прикрепили ярлык: «совок». Ну а для чего это было нужно, нам 91-ый год наглядно показал - чтобы никому не стало жаль своей страны, когда ее будут рвать на части, и чтоб никто не вышел ее в тот момент защищать. Ровно так и вышло. Против ГКЧП москвичи вышли, а против развала СССР не выступил никто. Типа развалился «совок», ну и ладно, у меня есть сегодня поважнее дела.

Вероятно, все уже заметили, что манипуляторы действуют по одним и тем же лекалам. В 80-е, обрушив цену на нефть, создали большую дырку в бюджете СССР, навесили на страну ярлык «совок», через своих агентов промыли мозги доверчивым советским гражданам, и они даже не поняли, что все возникшие проблемы – это результат гибридной (холодной) войны Запада против Советского Союза (хотя проблемы в экономике у нас тогда действительно присутствовали, но они не были настолько катастрофическими, чтобы рухнула такая мощная Сверхдержава, каким был СССР), и поэтому сами за джинсами, жвачкой и 50-ю сортами колбасы прыгнули в раскрытую пасть хищника.

После развала СССР, Россия действительно превратилась в сырьевой придаток Запада. Экономика была практически уничтожена. Все самые лакомые куски, приносящие большой доход, были отданы «эффективным менеджерам». Высокотехнологичные производства одно за другим закрывались. Чтобы выплатить 2 раза в год зарплаты и пенсии приходилось выпрашивать кредиты у МВФ. Мы проиграли войну чеченским боевикам и отдали им часть своей территории. А народ рекордными темпами спивался от безысходности и вымирал. Но фокус в том, что эти времена давно прошли! Россия уже давно не та страна, что была в 90-е. Экономика восстановлена, большинство прихватизированного национализировано, долговая удавка снята, целостность страны восстановлена, наш МИД больше не возглавляет «мистер Да», на смену ему пришел «Нет, ДБЛ/БЛТ», мы теперь богатые и сами раздаем кредиты, Россия больше не вымирает, а прирастает, и не только людьми, но и территориями. Мы вернули Крым! Одержали уже немало побед! Загадочным образом сохранили в эпоху «лихих» 90-х самые высокотехнологичные отрасли и сейчас продолжаем их развивать. Так какая ж мы страна-бензоколонка? Мы богатая и мощная Держава! И по тому, как мы сейчас противостоим коллективному Западу, развязавшему против России гибридную войну, это совсем несложно заметить.

Запад прекрасно понимает, что в горячей войне с сегодняшней Россией он точно проиграет, поэтому в ход пошел тот же старый план по уничтожению России изнутри, каким он уже воспользовался против СССР. 2 года назад против нас были введены секторальные санкции и обрушена цена на нефть. Либералы, и так называемая 3-я сила, мимикрировавшая под патриотов, снова рисуют нам виртуальные картинки, о том, как все у нас плохо, что мы на глазах нищаем, кругом жулики и воры, и пора браться за вилы, чтоб идти сносить правительство. По задумке манипуляторов, россияне должны чувствовать себя обманутыми, униженными, тянущими из последних сил, как «Бурлаки на Волге», яхту Абрамовича, а свою страну воспринимать ущербной, недоразвитой бензоколонкой, чтобы рушить ее под патриотические лозунги было не жалко. Кому может быть жалко бензоколонку, если вожди революцию обещают на ее месте создать новый СССР? То есть Запад предлагает нам опять с размаху прыгнуть на старые грабли, которые он новыми патриотическими цветами раскрасил.

Манипуляторы нам не расскажут, что американцы, грабившие богатые ресурсами страны последние 25 лет, и не вкладывавшие уже четверть века в конкуренцию с сильным соперником львиную долю доходов, сейчас отстают от России в производстве высокотехнологичного продукта. К МКС их возим мы. Двигатели для ракет продаем им тоже мы. В атомной отрасли они от нас давно отстали. Даже в сфере вооружений они от нас уже отстают. Да и зачем им нужно было в 90-е вкладываться в создание современных вооружений, если сильный соперник уничтожен и корчится в агонии? Правильно, незачем. А для туземцев из племени Тумба-Юмба и тех вооружений, что у них есть в наличии, за глаза хватит. Лучше вкладывать деньги в СМИ, в телекоммуникации, в подслушивающую и подсматривающую за всем миром аппаратуру, компьютеры и телефоны. Гегемону ведь надо с Олимпа за всеми следить и свою волю через подконтрольные СМИ всем жителям планеты навязывать. Это и есть их высокие технологии. На производства такого товара все эти годы американцы денег не жалели.

Кстати, 1-я экономика мира – Китай, не мог утерять, как США, технологии в высокотехнологичных отраслях, потому что он их не имел, но и за 40 лет спокойной жизни, когда все западные страны перевезли в Поднебесную свои производства и технологии, так и не смог нас в этих областях догнать. Причем замечу, что никто из-за этого не называет Китай – страной-труселями.

Ну и в завершение посмотрим на нефтегазовый сектор в сухих цифрах статистики:

В федеральном бюджете действительно нефтегазовых доходов внушительная часть - 44% (http://ria.ru/infografika/20130912/958932396.html)

Однако в консолидированном бюджете доля нефтегазовых доходов сокращается до 25%

(http://info.minfin.ru/kons_doh_isp.php)

Здесь отмечу, что еще довольно значительная часть нашей экономики до сих пор работает по черным и серым схемам, уходя от налогов. На многих предприятиях до сих пор платят зарплату в конвертах. На колхозных рынках вы нигде не увидите касс. Вдоль трасс жители близлежащих сел и деревень продают все, от грибов и ягод, до цветов и картошки, также без фискальных аппаратов. Если в США даже те квартиры, что находятся в собственности, попадают в статистику ВВП, как сданные в аренду и приносящие доход, то у нас только единицы платят налоги за сданную в аренду жилплощадь. Да и налог на физлица у нас один из самых низких в мире. Если у жителей Западных стран до половины дохода уходит на налоги, то у нас ставка подоходного налога всего 13%. То есть довольно большая часть доходов не попадает в бюджет, и держа низкую налоговую ставку для физлиц само государство не стремится выжать больше денег в казну из заработной платы граждан.

Ну и заключительная точка – это доля добывающей отрасли в общем объеме российской экономики. Смотрим здесь: https://ru.wikipedia.org/wiki/Экономика_России - 1-ый раздел «Структура экономики»:

Отраслевая структура ВВП России:

• Сельское и лесное хозяйство — 4,2 %

• Добыча полезных ископаемых — 10,3 %

• Обрабатывающая промышленность — 15,6 %

• Производство и распределение электроэнергии, газа и воды, прочие коммунальные услуги — 5,2 %

• Строительство — 6,5 %

• Торговля — 18,4 %

• Транспорт и связь — 8,7 %

• Финансы и услуги — 17,5 %

• Госуправление, образование, здравоохранение и военная безопасность — 13,6 %

Добыча всех полезных ископаемых, а не только нефти и газа, составляет в структуре экономики только 10%! Обрабатывающая промышленность вносит вклад в экономику в 1,5 раза больше, чем добывающая отрасль! Ну и где в этих цифрах можно разглядеть ничего не производящую «страну-бензоколонку»? Россия не Саудовская Аравия, где половина ВВП – это нефть и газ и нет высокотехнологичных отраслей производства. Россия является мировым лидером по производству высокотехнологичного продукта, и своей страной мы по праву можем гордиться!

Рекомендую прочитать:

Внутренняя политика Путина. Часть 1-ая: https://cont.ws/post/256528

Внутренняя политика Путина. Часть 2-ая: https://cont.ws/post/257163

×

cont.ws

США и сталинская «бензоколонка» | РесФед

02.08.2015    Армия, История, Экономика

Авиация, Армия, Бензин, Война, Второе Баку, История, Нефть, СССР, США, Экономика

Американский ленд-лиз позволил полумертвому сталинскому СССР выстоять в годы войны против Германии. Эта простейшая истина сейчас не вызывает даже в среде прихожан церкви «святого Сталина» особо бурных протестов. В реальности степень участия США в советском «проекте» была еще выше.

Одним из мифов сталинизма является байка об «успешной самостоятельной индустриализации СССР». В частности, адепты вышеупомянутой церкви верят в невообразимый ум советских чипполин, которые «обманули Запад» и получили дорогостоящее оборудование и технологии «за просто так». Ну, или за вывоз никому ненужного в падающей мировой экономике рубежа 20-30-х годов зерна (которого США, Аргентина и Канада производили с избытком, и цены на него на Чикагской бирже в переводе с бушелей на тонну упали с 64 до 10 долларов с осени 1929 по осень 1930 годов).

В реальности, «бурная» сталинская индустриализация продлилась лишь несколько лет — 1929-1931 годы, после чего ее темпы резко пошли на спад. Поскольку сам объем советской экономики был мизерным (около 1-2% от мирового), то и этого хватило, чтобы решить первичные задачи. За эти годы, а также в последующие за ними, США, Великобритания и европейские государства (Германия, Чехословакия, Италия и др.) сумели оказать действенную техническую и технологическую помощь по созданию базовых отраслей экономики. Ключевой была роль США, как основного поставщика технологий и технических решений, а также Великобритании и Германии, которые поставляли отдельное, часто уникальное оборудование.

В СССР по американскому образцу и с помощью американских проектировщиков было построено и реконструировано несколько десятков металлургических заводов и комбинатов, с помощью американских фирм было создано автомобилестроение и тракторостроение (заводы проектировались в США под «ключ» и практически целиком перевозились в Страну победившего Сталинизма), строились новые электростанции, предприятия тяжелого машиностроения и т.п. Это дало возможность СССР в краткие сроки развернуть и производство основной военной техники — танков, самолетов, орудий, стрелкового оружия, а также боеприпасов и т.п.

Однако с более технологичной промышленностью — электротехнической, нефтехимической, сложным станкостроением, радиотехнической и т.п. видами, случился небольшой затык: если СССР еще мог варить среднего и плохого качества металл, клепать с кучей недостатков клоны фордовских автомобилей (например, качество металла в автодеталях было недопустимо низком), а также производить полученные по лицензии с Запада моторы (доработав их немного), то изобрести самим новые технологии и агрегаты, и уж тем более применить их было практически невозможно.

Наиболее ярко эта ситуация отразилась в нефтехимии: получив в наследство от царской России довольно серьезную нефтедобычу, большевики сумели ее с иностранной, прежде всего, американской помощью в 20-30-е годы серьезно нарастить. Уровень 1916 года с почти 10 миллионами тонн нефти СССР достиг в 1927 году, в 1931 году было добыто более 22 миллионов тонн, а в 1940 — свыше 31 миллиона тонн. Это неплохие показатели, но стоит учесть, что ими советское руководство было весьма недовольно, поскольку планы регулярно срывались.

Серьезное техническое содействие советской нефтянке оказала американская корпорация International Barnsdall Corporation, имевшая в 20-е годы концессию и подряд на бурение в Баку, а также машиностроительная компания Lucey Manufacturing. В советской России фирму называли «Люся»: она поставила новейшее буровое оборудование, электродвигатели, тонны спецсталей, насосы и т.п. технику. Постепенно по американской лицензии в 20-е годы было начато и собственное производство насосов, буров и других видов техники для нефтепромыслов (например, на Сормовском механическом заводе).

Вся советская нефтепереработка в 20-30-е годы также была полностью «завезена» из-за океана: в СССР на уже имевшихся и новых предприятиях строились крекинг-заводы американской фирмы Winkler-Koch. По сути, эта технология оставалась в стране победившего социализма ведущей вплоть до начала 50-х годов. Однако, в 30-е годы в мировой нефтепереработке и моторостроении произошел очередной прорыв, отреагировать на который СССР просто не успел.

Дело заключалось в производстве высокооктанового бензина, который позволял сделать шаг вперед в поршневой авиации (но и не только). Как пишет историк А.И. Иголкин:

В основном в СССР производился для военной авиации бензин с октано­вым числом 74 и совсем немного — 78, в США — с октановым числом 100. По сравнению с 73-м октановым бензином, который применялся в авиации США в середине 1930-х годов, 100-й октановый бензин позволял на 20% уменьшить пробег самолетов до отрыва от земли, почти на 30% повысить бомбовую на­грузку, на 40% ускорить подъем само­летов на милю высоты.

Масштабная программа перевооружения в советской армии и ВВС во второй половине 30-х годов требовала внушительного выпуска новых видов авиационной техники, которая должна была потреблять высокооктановый бензин. Но в СССР он практически не производился (существовало лишь очень примитивное производство с удручающе низкой эффективностью — 5 литров из тонны нефти). Как ехидно пишет либеральный российский историк Марк Солонин:

А в это время (на рубеже 30–40-х) в Советском Союзе кипела грандиозная трудовая битва. Нефтяники Баку «гнали план» по добыче нефти, труженики нефтехимических комбинатов добились новых успехов в производстве авиабензина Б-70, работники авиамоторных заводов развернули выпуск нового поколения двигателей (М-105, АМ-53, М-82), для которых нужен был авиабензин с ОЧ=92–95, огромная армия зэков строила новые гигантские авиазаводы (под это дело 28 августа 1940 года было даже сформировано Управление Особого строительства НКВД СССР).

Зачем нужны были новые авиазаводы? А как же иначе, если была поставлена задача к концу 1941 года иметь на вооружении советских ВВС 22 170 боевых самолетов (и еще 10 457 самолетов в качестве резерва, в составе вспомогательных частей и военно-учебных заведений). Утвержденный 7 декабря 1940-го решением Политбюро ЦК план предусматривал в 1941 году выпуск 20 150 самолетов, в том числе 16 530 боевых. Вероятно, не желая пополнить собой армию подневольных землекопов, никто в окружении Сталина не стал огорчать его вопросом о том, чем же будут заправляться все эти самолеты, если для новых авиамоторов бензин Б-70 годился разве что для протирки подтеков масла, а высокооктановые авиабензины Б-74 (ОЧ=91) и Б-78 (ОЧ=93) производились в объеме, который едва мог обеспечить нормальное боевое применение примерно 1,5 тысячи самолетов.

Как отмечают другие историки, ситуация оказалась еще фестивальнее:

В 1940 г. на отечественных нефтеперерабатывающих заводах было переработано 29 млн 414 тыс. т нефти, в результате выработано всего 883,6 тыс. т авиационного бензина, 3 млн 476,7 тыс. т автомобильного бензина, 5,6 млн т керосина, 1 млн 274 тыс. т лигроина, 1 млн 459 тыс. т дизельного топлива, 413,2 тыс. т флотского мазута, 9,8 млн т топочного мазута, а также 1 млн 469 тыс. т различных масел. Из 883,4 тыс. т авиационного бензина, изготовленного в стране в 1940 г., подавляющий объём составлял авиабензин с невысоким октановым числом — от 70 до 74, предназначенный для устаревших типов отечественных самолётов — истребителей И-15, И-153, И-16, бомбардировщиков ТБ-1, ТБ-3, ДБ-А. этого было почти достаточно. Однако потребность по авиационному бензину Б-78, в котором нуждались новые боевые самолеты Як-1, Як-3, МиГ-3, ЛаГГ-3, Ил-2, Ил-4, Пе-2, Ер-2, Су-2, была удовлетворена всего на 4%.

Вот с таким гениальным планированием («при Сталине был порядок») и обеспеченностью армии новыми видами бензина СССР встретил войну в 1941 году. Однако, советская авиация все же как-то летала и частенько давала прикурить «немецко-фашистскому зверью». За счет чего? За счет американской и британской помощи по ленд-лизу.

Напомним, что всего в годы войны СССР израсходовал около 4,5 миллионов тонн бензина, из которых 3 миллиона тонн приходились на высокооктановые сорта. Из них в свою очередь 720 тысяч тонн были напрямую поставлены по ленд-лизу из США и Великобритании, а еще 450 тысяч тонн импортных компонентов с октановым числом от 95 до 100 было использовано для смешения с низкооктановым бензином советского производства. Таким способом было получено 1 миллион 117 тысяч тонн авиабензина. Собственное производство в СССР составило около 1,1 миллиона тонн, однако и оно было не совсем «своим», чтобы правильно понимали. Этот бензин производился на заводах, которые благодаря американским конструкторам и инженерам вошли в строй незадолго до начала войны, а также куда в годы войны было перевезено оборудование из США и Великобритании. При этом твердые гарантии от Вашингтона в технической помощи по строительству новых предприятий и прямым поставкам топлива были получены Москвой еще осенью 1941 года. Получается, что без американской и отчасти британской помощи, сталинский СССР банально не имел авиации. Заправлять ее было бы нечем.

В принципе, здесь нет ничего необычного. Почти такая же ситуация, например, была по порохам и компонентам взрывчатых веществ в годы войны в СССР. Без американо-английских поставок и оборудования сталинский СССР дрался бы с вермахтом врукопашную (cм. И.И. Вернидуб. «Боеприпасы Победы». М., 1998). Убожество советской промышленности, неспособной без «заокеанского провода питания» ничего сделать, есть лишь половина картины. Вторая половина заключается в системности царящего бардака, бесхозяйственности и общем слабоумии англо-саксонской советской колонии. Советская система оказалась слишком громоздкой, слишком хаотичной, слишком резистентной к вызовам, требовавшим банальной административной оперативности. Ведь попытки развернуть в «сталинском урановом руднике» производство высокооктанового бензина США и Великобритания начали заблаговременно предпринимать со второй половины 30-х годов. Но итоги оказались плачевными**.

Для советских потребителей это может стать «срывом покровов», но в советской нефтянке и нефтепереработке в 30-е годы трудились сотни и тысячи американских и английских инженеров, технологов, менеджеров и рабочих. Англо-саксонские компании предпринимали титанические усилия по развороту неповоротливой и низкоэффективной советской индустрии. Так, с 1936 года компании Petroleum Engineering и Arthur McKee начали техническое перевооружение нефтепромыслов в Баку и Грозном — туда завозилось дорогостоящее и новейшее американское оборудование под гарантии правительства США. Американские консультанты требовали от СССР начать как можно быстрее освоение перспективного Урало-Волжского нефтеносного района, который получил название «Второй Баку».

Как пишет историк Б.М. Шпотов в книге «Американский бизнес и Советский Союз в 1920-1930-е годы«, в 1938-1940 годах в районе Уфы должен был быть построен мощный нефтехимический комплекс, позволяющий выпускать высокооктановые сорта бензина. С американской стороны проект вели Universal Oil Products, American Locomotive в лице ее подразделения Alco Products, а также Lummus Company. Комплекс должен был перерабатывать нефть из Башкирии, а также низкооктановый бензин из Саратова и Грозного. Строительство комплекса началось еще в 1935 году, однако лишь с большим трудом удалось запустить первую очередь перед самым началом войны. Негативно сказалась тут советская бардачность, когда дорогостоящее оборудование годами гнило под дождем и снегом, а иностранные специалисты не могли толком получать нефть для анализов. В итоге комплекс в Уфе успел морально устареть за почти 6 лет строительства, а 6 других новых нефтеперерабатывающих НПЗ в СССР были приняты в эксплуатацию без очистных агрегатов.

Не лучше обстояло дело и в других регионах. В 1937 году американская Universal Oil Products поставила в Грозный оборудование для начального производства высокооктанового бензина, которое до начала 1940 года валялось без дела на складе. Аналогичная ситуация была и с оборудованием для производства авиационного масла от фирмы Max Miller. Оно гнило под дождями и снегом более 2,5 лет, а затем американские специалисты в авральном режиме, работая по 10-12 часов в сутки, запускали его в строй в 1940 году. В итоге технологический режим все равно был нарушен, а СССР пришлось освобождать фирму от гарантийных обязательств, выплатив дополнительно взятки американским инженерам.

Справедливости ради стоит отметить, что в 1939 году в ответ на советско-германский «альянс» Вашингтон немного ужесточил правила снабжения СССР новейшим оборудованием, которое, как уже известно, часто бесполезно гнило под открытом небом годами. Так, если раньше советские заказы имели режим наибольшего благоприятствования и никак не авансировались, либо покрывались обязательствами Экспортно-Импортного банка, то с 1940 года американские компании стали требовать аванса в 20% от стоимости контракта. При этом в случае разрыва контракта, 10% от его стоимости удерживалось. Впрочем, такое «зверство» длилось не долго — уже с 22 июня 1941 года США снова изъявили желание плотно работать с «советскими партнерами», оказавшимися в долгожданной ситуации мясорубки.

Наладить нормальное, полностью собственное производство высокооктаного бензина в сталинском СССР удалось окончательно лишь после войны и все также с американской помощью. В 1943-1945 годах США перебросили в СССР через Владивостокский морской порт 4100 вагонов с техническим оборудованием для 4 крупных нефтехимических заводов. Первая продукция от них была получена в сентябре 1945 года (Куйбышев).

Так что, если бы у англо-саксонских хозяев «бензоколонки» в кармане не было запасного варианта снабжения советской армии и «народного хозяйства» прямыми поставками высокооктанового бензина, героическая борьба советского народа с гитлеровскими захватчиками могла выглядеть куда более скоротечной.

** — существует более красивая, но и одновременно более конспирологичная версия событий. Согласно ей, внутри советского «франкенштейна» были «саботажники», которые готовили «урановый рудник» к быстрому поражению в будущей войне с Германией. Эта теория пытается этим объяснить «необъяснимые» сталинские репрессии. Примечательно то, что обычно внимание общественности и историков приковано здесь к репрессиям в армии и партийной номенклатуре СССР. Тогда как в советской промышленности они были не менее масштабными и привели к прямому уничтожению десятков тысяч рабочих, инженеров, технологов, директоров различных заводов. Например, на Кузнецком меткомбинате в 1937-1938 годах к расстрелу или лагерям было приговорено более 400 человек, сотни человек были репрессированы на Сталинградском тракторном заводе, Новокраматорском машзаводе, Уралмаше, Магнитогорском меткомбинате и на сотнях иных предприятий всех отраслей в СССР.

resfed.com

Бюджет бензоколонки: hitriy_plan

Российское правительство и Госдума переходят от трехлетнего бюджетного планирования обратно к годовому. В качестве причины называется высокая неопределенность на рынках, нестабильность, волатильность и прочие неприятности кризиса, санкций и низких цен на нефть.

На первый взгляд, все логично. Действительно, как можно планировать бюджет на три года, если мы не знаем, какой будет цена на нефть даже через год? Соответственно, не знаем и курс рубля к доллару, потому что он определяется ценами на нефть. И еще многого не знаем. Вот проживем год, а там поглядим...

Но правильно ли так рассуждать?

И что стоит за этой логикой правительства и Госдумы?

За этой логикой стоит сильнейшая зависимость России от внешних факторов, таких как цены на нефть и действия иностранных государств.

Доля сырьевых доходов в экспортной выручке и бюджете России составляет около 50% - это само по себе очень много, но это лишь доля прямых доходов от экспорта сырья и налоговых отчислений с его добычи и продажи за рубеж. Если же учесть доходы смежников, которые так или иначе обслуживают сырьевые корпорации, то доля сырьевых доходов в бюджете достигнет 75%, а может быть и больше.

Смежники - это и поставщики оборудования (как импортного, так и российского), и банки, которые обслуживают сырьевиков, и многочисленные юридические, бухгалтерские компании, и многие-многие другие. Вплоть до турфирм, которые специализируются на организации отдыха сотрудников Газпрома, Роснефти и им подобных.

Экономика некоторых городов и даже регионов целиком зависит от крупных экспортеров сырья.

Если бы это было не так, если бы российская экономика и бюджет вместе со всеми его социальными обязательствами не зависели от сырья более, чем наполовину, низкие цены на нефть не привели бы к девальвации рубля, которая была осуществлена в декабре ради спасения бюджета России в целом и Газпрома-Роснефти в частности.

Если бы зависимость российской экономики от внешних рынков не была столь значительной, то не возникло бы и необходимости возвращаться от трехлетнего бюджетного планирования к годовому.

Возврат к годовому планированию бюджета, а также названные при этом причины - лучшее подтверждение того, что экономика России носит ярко выраженный сырьевой характер, который в грубом выражении называется "экономикой бензоколонки".

Да, российская экономика сегодня - это именно экономика бензоколонки. И российское правительство вместе с Госдумой признают это в полной мере, расписавшись в неспособности что-либо планировать дальше, чем на год по причине того, что "они не знают, сколько будет стоить нефть".

Повторюсь - если бы зависимость российской экономики от сырьевого экспорта была меньше 50% - можно было бы смело планировать бюджет хоть на три, хоть на пять лет, не особенно задаваясь вопросом, сколько будет стоить нефть. Конечно, цены на нефть все равно имели бы значение - 20$ за баррель или 100$ - разница существенная, но если бы бюджет наполнялся сырьевыми доходами менее, чем наполовину - разница была бы не столь принципиальна.

Но и это еще не все.

Отказ от трехлетнего планирования бюджета означает не только высокую зависимость России от экспорта сырья в данный момент, не только подтверждает сырьевой характер российской экономики, это означает еще и то, что правительство и Госдума даже не собираются менять это положение дел.

Правительство и Госдума ничего не собираются принципиально менять!

Они намерены просто ждать, когда ситуация на внешних рынках стабилизируется, цены на нефть вырастут и можно будет планировать бюджет как раньше, на три года, исходя из стабильно высоких цен на сырье.

Если бы это было не так - трехлетнее планирование бюджета было бы сохранено и в него было бы заложено изменение структуры доходов, снижение доли доходов от экспорта сырья и рост других секторов экономики. Но этого не происходит.

Правительство и Госдума даже не предполагают, что Россия в ближайшие три года снизит степень зависимости от внешних рынков сырья и капитала.

Не предполагают даже того, что зависимость российской экономики от эспортно-сырьевых доходов станет меньше 50%.

Выбранная правительством и Госдумой стратегия - это стратегия надежды на милость Запада, стратегия надежды на рост нефтяных цен, стратегия ожидания "у моря погоды".

Подождем год - авось полегчает, - вот, что означает отказ от трехлетнего планирования бюджета.

Они даже не пытаются что-либо принципиально изменить!

Это значит, что все заявления про импортозамещение - пустой треп, болтовня для успокоения патриотически настроенной аудитории.

Что характерно, брешут про импортозамещение все - и "самый влиятельный политик в мире", и министры, и депутаты - все.

Кстати, - на чем, позвольте спросить, основано влияние "самого влиятельного" политика, если подчиненное ему правительство расписывается в бессилии планировать бюджет более, чем на год?

В чем это влияние? В том, что он сидит на верхушке самой большой бензоколонки в мире? Или в том, что его бензоколонку охраняет армия, вооруженная ядреными батонами?

Напомню, что СССР не помогла самая большая в мире армия, вооруженная ядреными батонами, когда советская экономика рухнула в результате преступно-безграмотных действий руководства страны. И запасы нефти и газа, которые в СССР были даже больше, чем в современной России - тогда тоже не помогли.

Так что влияние "самого влиятельного политика" - это такой же миф, такая же брехня, как и импортозамещение. Хорошая мина при плохой игре.

Попробуйте ответить на простой вопрос:

Как удалось СССР в 30-е годы перейти на пятилетнее планирование?

Напомню, что мировая экономика в 30-е годы находилась в еще более нестабильном состоянии, чем сегодня. В США была Великая Депрессия, в Германии гиперинфляция, никакого БРИКС не существовало в помине, рынка нефти в современном виде не было, поставок газа в Европу - тоже.

Как в той ситуации СССР перешел на пятилетки?

А я скажу вам, как:

Планирование на год, три или пять лет зависит только от желания и политической воли. Если есть желание составить план и политическая воля выполнять его - можно планировать экономику и на три и на пять лет.

Если есть желание не на словах, а на деле снизить зависимость страны от внешних рынков и реализовать программу импортозамещения - можно планировать это на три и на пять лет - планировать и осуществлять.

А когда нет желания, способности и политической воли - тогда остается только расписаться в бессилии, объяснить происходящее нестабильностью внешних рынков, сослаться на то, что цены на нефть непредсказуемы и... и объявить, что "год проживем, а там будет видно". И еще, чтобы успокоить общественность - побольше болтать про импортозамещение, про самого влиятельного и лучшего в мире президента, который денно и нощно спасает Россию от немедленного исчезновения и... пригласить всех на футбол.

Кстати, вот как интересно получилось - запланировать чемпионат мира по футболу за несколько лет до его проведения рука не дрогнула - запланировали. И наверняка проведут. Олимпиаду же провели.

А планировать бюджет и развитие экономики России на несколько лет вперед - тут они пас.

Это надо понимать так - на Олимпиаду и Чемпионат у них деньги есть. И не только деньги. А на остальное - увы, нет. Поэтому все остальное будет зависеть от милости Запада, от внешних рынков и цен на нефть.

Это и есть бюджет бензоколонки. Торговать и тратить, тратить и торговать. Год проживет, а там - как пойдет.

hitriy-plan.livejournal.com

История бензоколонок | STENA.ee

История АЗС как специализированных «топливных» магазинов началась с 1907 года, когда в Сиэтле компанией Standard Oil of California (сейчас ChevronTexaco) была открыта первая АЗС. На самом деле, бензин для первых автомобилей продавали еще с конца 19 века, но тогда это был скорее попутный товар, например, в аптеках.

Первая бензоколонка СССР. №1, Москва, Арбат. Была установлена в 1928 году. Foto:rus-biography.ru

далее...

Первые станции были разношерстными лачугами с бочками с топливом и ручными насосами. Однако владельцы таких АЗС быстро поняли, что для дальнейшего развития бизнеса без стандартизации и маркетинга уже не выиграть нарастающую конкурентную борьбу, поэтому уже с начала двадцатых годов на АЗС стали активно внедряться единые корпоративные стандарты оформления станций с помощью ярких и запоминающихся логотипов владельцев и единых сервисов.

В двадцатых годах появились первые механические дозирующие колонки, а в тридцатых - колонки с электрическими дозаторами. Первая бензоколонка в современном понимании этого слова появилась в 1927 году в Гамбурге. В 30-х годах в Германии можно было заправиться бензином в основном с помощью бензоколонок, которые стояли прямо на тротуаре и работали с помощью насоса. В просторечье их называли "железными девами". До этого бензин продавался только в аптеках и парфюмерно-галантерейных магазинах. Однако долгое время крупные заправочные станции были в Германии редкостью. Только в 50-х годах, когда началась так называемая "эпоха экономического чуда", значительно увеличилось число заправочных станций.

В России первые заправочные станции появились еще в 1911 г., когда Императорское Автомобильное Общество заключило договор с Товариществом "Бр. Нобель" относительно "Бензиновых станций". Уже в 1914 в крупных городах страны работало 440 таких станций. Развитие сети автозаправочных станций напрямую связано с развитием транспорта. В довоенные годы автомобильного транспорта было относительно немного, и практически весь он был государственным. Были случаи, когда машинами в качестве поощрения получали ветераны и передовики производства. Однако эти случаи были настолько малочисленны, что не портили общей статистики. После войны появилось много трофейных автомобилей, да еще выпустили отечественную "Победу", но частного транспорта все равно в Советском Союзе было мало. Эту ситуацию не смогли переломить даже появившиеся чуть позднее "Москвичи" и "Волги". Соответственно, и сеть АЗС была слаборазвитой, но вполне удовлетворявшей спрос относительно немногочисленного парка советских автомобилей. Все предприятия нефтепродуктообеспечения (добывающие, перерабатывающие, нефтехранилища, трубопроводы, АЗС) объединял государственный монстр под названием "Госкомнефтепродукт".

В 60-х годах отечественная нефтяная промышленность выпускала бензины с октановыми числами 66, 72, 76, а также дизельное топливо. Наличного расчета на АЗС в то время не существовало - топливо отпускалось только по талонам. Их было два вида - государственные талоны (для государственного автотранспорта) и талоны единого рыночного фонда (для частных автовладельцев). Государственные талоны распределялись централизованно по госпредприятиям. Каждое предприятие имело строго ограниченный ежемесячный лимит потребления топлива, превышать который было нельзя. Если же предприятию требовалось больше топлива, чем было положено по норме, то приходилось идти на поклон к чиновникам Госснаба и унизительно вымаливать у них дополнительные топливные ресурсы. Вместе с тем, цены на топливо были смехотворно низки: 7 - 9 копеек за литр. Платить за поставки топлива госпредприятия должны были три раза в месяц: строго по 1-го, 11-го и 21-го числа. Частные автолюбители заправлялись по талонам единого рыночного фонда, которые в свою очередь приобретали в магазинах наряду с товарами народного потребления. Для них лимитов на объемы приобретаемого топлива не было.

Строительство же бензоколонок, как и всех предприятий нефтепрома, осуществлялось в соответствии с государственными планами развития отрасли. В городах АЗС строились вблизи автотранспортных или крупных промышленных предприятий, в провинции - вдоль основных транспортных магистралей. Все АЗС тогда находились на балансе у нефтебаз, с которых и получали топливо. На нефтебазы топливо поступало с нефтеперерабатывающих заводов. Только в Москве и Ленинграде АЗС были на балансе у комбинатов автообслуживания (КАС). Можно уверенно сказать, что таких комбинатов было два не только в СССР, но и во всем мире, поэтому они вполне были достойны занесения в книгу рекордов Гинесса. В середине 60-х годов прошлого века в Москве насчитывалось примерно 250 АЗС, а в Ленинграде - 115.

Существенный толчок в развитии сети АЗС в СССР произошел с началом выпуска массового народного автомобиля "Жигули" на Волжском автомобильном заводе, построенном в Тольятти в 1970 году. "Жигули" заправлялись бензином А-92, тогда как государственный транспорт по прежнему ездил на 72-м и 76-м (66-й бензин к тому времени уже вышел из употребления). 92-й бензил стоил дороже - 20 копеек за литр. Тем не менее, талонная система оплаты топлива изменений не претерпела. Более того, на тех АЗС, где заправлялся государственный транспорт, частные автомобили заправляться не могли; любое нарушение строго каралось милицией. Специальные талоны существовали для машин, приезжавших в СССР "из-за бугра". Дело в том, что к тому времени они ездили на 95-м бензине, который еще не получил у нас распространение. Поэтому талоны были только на 95-й бензин и предназначались только для "иномарок". Кроме специальных талонов для интуристов были специально определены АЗС, на которых они заправлялись. При въезде на территорию СССР зарубежным водителям выдавались списки-схемы с АЗС, на которых заливали 95-й. Сами же автозаправочные станции, на которых заправлялся заграничный транспорт, были под неусыпным контролем властей. Они были более благоустроенными по сравнению с другими АЗС, на них более тщательно отбирался персонал. Каждую весну они инспектировались высокими комиссиями из Москвы, которые досконально проверяли готовность АЗС к очередному сезону.

Топливно-раздаточные колонки (ТРК) для АЗС были, в основном советского производства, небольшое количество импортировали из братской Чехословакии. Первые ТРК были циферблатными: как на часах стрелка индикатора отсчитывала порции по 5 литров топлива (и это был минимальный объем заправки). Такие ТРК уже практически нигде не встретишь - разве что увидишь в фильмах советской эпохи, например - в "Королеве бензоколонки". На смену им пришли роликовые ТРК: на них цифры, показывающие количество отпускаемого топлива вращались на роликах. Эти ТРК отсчитывали каждый литр (соответственно, таким же стал и минимальный объем налива топлива). Они еще сохранились на некоторых старых АЗС в глубинке.

Талонная система оплаты топлива впервые дала трещину в самом начале 80-х годов прошлого века. Тогда, в преддверии Московской олимпиады около 20 столичных АЗС были переведены на оплату только на наличный расчет. Окончательно же она рухнула в разгар "Перестройки" - в начале 90-х. Государственные талоны и талоны единого рыночного фонда были отменены. Но тут возникла другая проблема: если частник спокойно стал заправляться за наличку, то как быть с государственным транспортом - не выдавать же водителю наличные деньги? Выход был найден сколь быстрый, столь и простой: талоны вернулись, только теперь они стали называться сервисными абонементами. А вот искусственное разделение АЗС на те, где заправлялся государственный транспорт и на те, где заправлялись рядовые автолюбители, было упразднено окончательно.

Первые частные АЗС стали появляться в начале 90-х годов. В основном, это были так называемые контейнерные автозаправочные станции, представляющие собой простейший набор самого необходимого оборудования. Более того, часто они строились даже без проектно-сметной документации, проведения государственной технической и экологической экспертизы, не говоря уже о предъявлении к ним требований по архитектуре и дизайну.

И в качестве бонуса:

Рекомендуется к просмотру: 

www.stena.ee

Страны - Бензоколонки: dusya4927

Страна-бензоколонка.

Мы не будем говорить ни о Саудовской Аравии, ни о Кувейте, ни о других известных читателям «странах–бензоколонках». Они, будучи довольно богатыми государствами, тем не менее никогда не станут России ровней, а значит и объектом для сравнения с ней. Их богатства принадлежат им только по воле случая. Не ими они были открыты и не они начали их добывать. А если бы во второй половине ХХ века не возникло жесткое противостояние между СССР и США, то пасли бы местные шейхи до сих пор своих верблюдов, радуясь подачкам с барского вашингтонского или лондонского столов.

После Второй Мировой войны Запад контролировал 99% всей нефтедобычи арабских стран. С каждого барреля, например, при цене в 14$, шейхи получали всего 0,9$. Все остальное принадлежало не им.

Сегодня мы поговорим о тех странах, которые были, или до сих пор являются мировыми лидерами. Их экономика, по мнению экспертов, эталон для подражания. Она конкурентоспособна и ее не грех копировать остальным. А между тем, они как никто лучше в свое время подходили под нынешний термин «страна–бензоколонка» - так называют государство, которое живет за счет экспорта энергетических полезных ископаемых и на этом основан ее локальный или глобальный политический вес. По всей видимости, это определение было придумано исключительно для России. Но чем плохо получать доход от стратегически важного ресурса, позволяющего не только наполнять свой бюджет, но и контролировать многие направления мировой политики. Ведь не гнушаются этим даже сегодня США? Более того, их стратегия развития добычи сланцевых нефти и газа говорит о том, что они не против вернуть себе статус «страны–бензоколонки». Да, да, именно вернуть.

Британия, США, СССР

Первой «страной-бензоколонкой» в современном понимании была Британская империя. Не сукно и не прочие товары английских мануфактур стали основными источниками ее могущества. Главным экспортным товаром, дававшим британской промышленности и военному флоту огромные преимущества, был качественный кардифский уголь, ставший на протяжении всего XIX и в начале ХХ веков основным экспортируемым товаром.

В начале второй половины XIX века Британские острова давали до ¾ всей мировой добычи угля. На кардифском угле начиналась промышленная революция в Германии, его экспортировали все европейские страны. А еще он развозился по всему миру. Британские угольные склады и пароходные компании связали мир теми ниточками, которые сейчас называют горизонтальными связями глобального мира. Фактически уголь и стал основой создания Pax Britannica.

Уже потом, несколько десятилетий спустя, когда были открыты огромные угольные месторождения в Руре, Германия смогла избавиться от британских энергетических оков и даже бросить вызов вековой владычице морей. В то время любая из стран не могла вести успешную независимую политику до тех пор, пока ей не удавалось отвязать себя от Британии. От этого стратегически важного британского стратегического ресурса. В России был открыт Донбасс, Франция освоила залежи на северо-западе страны….

Развитие капитализма, а главное, создание отечественной сырьевой базы, во многом превратили столкновение европейских держав летом 1914 года в полномасштабную мировую бойню, длившуюся четыре года. Изначально все думали, что длительная война в текущих условиях невозможна, но просчитались. Сама война стала «перчаткой», брошенной США Европе. В результате двух сокрушительных мировых войн (Первой и Второй) Британия была смещена с трона «страны-бензоколонки», на который бесцеремонно влез новый гегемон.

К этому времени за океаном сформировалась энергетическая основа будущей мировой державы – США. Были открыты уголь, сделавший американских капиталистов независимыми и огромные залежи нефти, что позволило США получить конкурентные преимущества перед конкурентами и построить свой Pax Americana. Еще на рубеже веков мировой рынок нефти был разделен между Россией (53%) и США (43%). Две мировые войны и развитие технологий нефтедобычи и нефтепереработки позволили Вашингтону скинуть Лондон с мирового трона и существенно затормозить развитие России. Затормозить, но не уничтожить…

Именно нефть стала главным двигателем американского роста. В перерыве между двумя мировыми войнами США не только добывали ее в объеме около 2/3 мирового производства, но и фактически контролировали поставки во многие страны. Та же Япония вынуждена была нанести удар по Перл-Харбору из-за введенной против нее американской нефтяной блокады. И не случайно первым мировым миллиардером был нефтяной король Джон Рокфеллер. И вообще мир нефти это и есть Pax Americana…

Стратегия развития добычи сланцевых нефти и газа говорит о том,что США не против вернуть себе статус «страны–бензоколонки»

Нефтяная лихорадка покатилась по всему миру. Капиталисты всех стран искали ее, как до них авантюристы всего мира искали золото. Нефть так и окрестили - «черное золото». Во многих странах, где ее находили, начиналась череда переворотов и войн, и, в конце концов, те становились либо колониями, либо полуколониями мировых политических игроков.

Война в капиталистическом мире всегда шла за ресурсы. Те, у кого они были самыми дешевыми и в изобилии, мог не только диктовать свою волю другим, но и иметь большую норму прибыли по отношению к конкурентам.

Кстати именно благодаря освоению природных ресурсов страны поднялся из руин и Советский Союз. Без надежного сырьевого фундамента в условиях фактически блокады Запада была бы невозможной индустриализация и сталинский большой рывок. А еще сырье всегда было источником инвестиций, главное, чтобы основная часть доходов не уходила «налево».

Углеводороды как источник политической силы

Итак, мы разобрались, кто и как становился промышленно развитой страной в XIX – начале ХХ веков. Именно «страны-бензоколонки» попеременно контролировали глобальный мир. Лишь во второй половине прошлого века было холодное столкновение двух таких стран, окончившееся поражением одной из них.

Может что-то изменилось сегодня? Почти ничего. При всем уважении к Германии и Японии, построившими у себя современную экономику, они никогда не смогут стать супердержавами. Сырьевая зависимость и невозможность контроля путей доставки сырья, всегда ставили и будут ставить их в подчиненное положение к «странам-бензоколонкам», особенно тем, которые могут позволить себе выстроить мощные армию и флот (сегодня США, а в будущем возможно и России). Пример стагнации экономики Японии, длящийся с начала 1990-х (то есть тогда, когда Токио посмел бросить вызов Вашингтону) и нынешние проблемы Евросоюза, длящиеся уже двадцать лет лишнее тому подтверждение.

А еще есть другие примеры. Великобритания, открыв в Северном море огромные запасы углеводородов, как-то не очень смущалась, добывая эти богатства и тем самым увеличивая свое благосостояние. Как и Нидерланды. А пример Норвегии вообще хрестоматийный. Довольно бедная страна Северной Европы благодаря углеводородам стала одной из самых богатых. И не стесняется этого. И замечу, никто в мире не называет ее «страной-бензоколонкой».

Для полноты картины надо упомянуть такие «страны-бензоколонки», как Канада и Австралия (тут не в буквальном смысле, а в смысле того, что ее экономика полностью строится на добыче полезных ископаемых).

А еще надо вспомнить, что Китай, который сегодня все ставят в пример (даже российские либералы, когда им это выгодно), добывает почти половину всего угля в мире и с удовольствием добывал бы столько же нефти, но не может, а потому просто заключил стратегическое оглашение с Россией. И это лучший пример того, что для России ее углеводородные богатства стали и источником политической силы. Она не отдала свои богатства, как Саудовская Аравия а использовала для достижения геополитических целей, а заодно и для ускоренного развития восточных регионов страны. И не только в сырьевых отраслях.

Достаточно упомянуть только новый судостроительный комплекс «Звезда» на Дальнем Востоке, который очень скоро выведет Россию в мировые лидеры в области кораблестроения. И это только один из примеров.

Вперед, в будущее

Еще никогда ни одна страна мира добровольно не отказывалась от разработки полезных ископаемых на своей или контролируемой ею территории. Наоборот, за обладание ими на протяжении десятилетий шли ожесточенные войны с десятками миллионов жертв. Нет такого преступления в мире, которого бы не совершили ради обладания ресурсами.

А еще освоение ресурсных богатства становятся толчком для развития новых технологий. Так было в США, в Европе и так есть сегодня в России.

dusya4927.livejournal.com

К вопросу о "бензоколонке": matveychev_oleg

Да, тут вдруг все, как будто проснувшись, начали постить вот эту картинку:

Разрыв шаблона. Оказывается, "самая-самая экономика мира" по сути вообще не производит ничего, кроме воздухотрясения. Если сложить всё реальное производство, то получается 18% от ВВП. То есть только каждый шестой гражданин отправляясь на работу производит какую-то минимально полезную вещь, которую можно подержать в руках. Остальные - рот закрыли - рабочее место прибрано.

Удивительная структура. Где строительство (физическое, выраженное квадратными метрами, тоннами бетона, кирпича, кубометрами выбранного грунта) - 4%. А продажа и аренда сего построенного - 13% ВВП, то есть сравнимо с вообще всей сферой материального производства. Пришли, попиздели, бумажки подписали - ВВП на 13% вырос. Проектировали-копали-строили, уебались все - всего на 4%. Расскажите мне уже про мощь производства Омериги. Пра кампутеры и мега-шаттлы. Мелкоскоп дать? Иначе не рассмотрите.

Ну, понятно, тут нам скажут: "На себя посмотрите! Бензоколонка!!!". Смотрим, чо:

35% реального производства против 18%. И добыча полезных ископаемых - только 9% (вообще всех), а не как нас тут уверяю, что "Всё только на нефти и газе!!!". Можете даже откинуть, если так заело. будет 26 против 16 омериканских. Кто тут "бензоколонка", э?

Думаете, США сильное исключение? Да вот, пожалуйста, структура ВВП других стран:

Опять Россия в реальном производстве в лидерах. Тогда как остальные больше всего производят воздух. И не надо мне про то, что "Они же всё равно больше в денежном выражении!". Факт в том, что у нас минимум каждый третий человек отправляясь на работу - что-то таки делает. Производит картошку, болты, придумывает проект домика или запускает "Протон".  А у них - дай бог если один из пяти. Все остальные только жрут и торгуют просроченной тушонкой по цепочке - пять раз друг другу перепродали - вот и ВВП до небес. Тушонку ту завезли опять из Кетая. Или России, там. Ибо сами не производят.

Можно сколь угодно усираться, что "Зато то, что оне производят - это ого-го! Хай тек!". Толку-то. Жрёте вы не хайтек. И жопу заворачиваете во вполне обыкновенное. И весь вопрос - а есть ли у вас чем жопу обогреть в каком-то физическом виде. И оказывается, что нет. Американцы, запустив хайтечный Фалькон за невообразимую цену бесполезного поделия резко подняв "экспорт хайтека" (ничего другого-то им экспортировать нечего) сами при этом ходят одетые-обутые в китайское, считают на тайваньских кампутерах, а ракета их из матерьялов сделанных в России или Африке. Случись чего, и мир проживёт как-нить без Фалькона, чо уж. На "Протонах" летать в космос будет. А вот чем жопы прикрывать будут омериканцы - непонятно. Ибо сами они уже ничего не производят и забыли как это. Впрочем, подобная метаморфоза не может не повлиять и на хай-тек. Американцы стремительно теряют позиции и в хай-теке:

Ага, за 10 лет съехали с 30% до 12. Причём это - экспорт, а не производство. То, что они могут толкнуть на мировой рынок вообще. И этого "чего можно толкнуть" у них - всё меньше.

Подводя итог. Сами США нихуя не производят, кроме воздуха и резанной бумаги. При этом хочут кушать как не в себя. Раньше они отчасти сие покрывали небольшим, но очень дорогим хайтеком. Торговали Боингами, а в обратку получали штаны, биг-мак и китайские игрушки. Нонеча же они и Боинги не особо. Разучились. Штаны и биг-маки им нужны при этом не меньше. Единственно чем они компенсируют всё более падающее в пропасть торговое сальдо - долгами и резанной бумагой. Закрой им импортную калитку - они через месяц останутся без штанов, ибо вообще не знают, что это такое - работать и производить. В отличие от тех же нас. Кои всё же чего-то производим сами, и хоть каждый третий знает - как это. Кстати, именно потому эти ваши санкции и не работают. Ибо пусть и хуже, но сыр, ватные штаны и паровоз мы сами слепим как-нибудь. Ибо есть кому и на чём. В отличие от США. Которые не умеют, не знают, и просто некому. Да и не из чего - шахты закрыты. Ну а идиотики могут продолжать кричать про бензоколонку, порватую в клочья экономику Рашки и прочие любимые мантры. Собака лает, караван идёт.

ЗЫ Кстате, есть идея, как резко увеличить экспорт высокотехнологичной продукции из России, если это так кому-то жопу жжот - вывозить что-то хай-течное. Вот давайте возьмём, и резко экспортируем весь запас ракет внезапно, а? Доставка потребителям своим ходом. Высокотехнологично, и процент высокотехнологичного экспорта сразу к 99% скакнёт! Можно экспортировать хоть в США, да хоть и в Укрию. Тоже неплохо, я думае.

К вопросу о "бензоколонке".

Оригинал взят у igorpmigse

matveychev-oleg.livejournal.com


Смотрите также